<<
>>

Заключение

Проблема гендерной идентичности человека затрагивает многие области науки, в том числе философию, социальное и политическое знание, и одной из интенций данного исследования стало осуществление связи в тех областях знания, которые представляют собой отдельные универсумы.
Исследования по идентичности, субъективности и сексуальности в философской антропологии, социологические теории конструирования гендерной идентификации, феминистские исследования политик исключения, квир-исследования дискурса нормативности - широкая платформа, которая позволила взаимно обогатить эти области знания, комплексно рассмотреть феномен гендерной идентичности в контексте философской антропологии. Г ендерная идентичность, как видим, это не только соотнесение индивидом себя с одним из двух полов. Это многокомпонентный конструкт, включающий понятия биологического пола, психологического и социального пола, сексуального переживания, патерна сексуального поведения, репродуктивного выбора и других. В рамках диссертационного исследования была прослежена эволюция дифференциации маскулинного и феминного в истории философской мысли от Античности до наших дней с точки зрения «концептуальной основы» иерархического порядка как парадигмального для западного типа мышления. Выявленные установки в истории философских идей опираются на системы гендерной дифференциации в культуре и обществе. Доминирующим для рассмотрения мы полагали принцип бинаризма, воплощенный в онтологических представлениях о мужском и женском началах, где первое всегда имеет привилегированное положение относительно второго. Проведенный анализ базовых характеристик гендерной культуры, таких как «мужское» и «женское», «гендер», «сексуальность» и «гендерная идентичность» позволил утверждать, что концептуальная основа доминирования может быть рассмотрена как парадигмальная для западного типа мышления. Были выделены три характерные особенности концептуальной основы иерархического гендерного порядка, которые существуют в западном обществе и оправдывают, таким образом, ценностно-иерархическое мышление, ценностный дуализм и логику доминирования.
Категория власти как система дискурсивных практик является ключевой для понимания гендерной системы общества, что позволяет рассматривать гендерную идентичность как конструируемый продукт властных отношений, как следствие и эффект воздействия на общественное сознание системы дискурсивных и социальных регулятивных практик, явившихся результатом развития системы надзора над индивидом и его дисциплины. Субъективность обусловливается сексуальностью, которая является одним из режимов субъективации человека в культуре. Внешнюю сторону складывания субъективности составляют социальные процессы, внутреннюю - можно рассматривать как процесс приложения практик и техник власти. Идентичность индивида, при этом, устанавливается через дискурс, производство истины о самом себе, которое в свою очередь целиком пронизано отношениями власти. Власть производит подчинение субъекта необозримо для него самого. Проанализированные подходы, предлагаемые философией постструктурализма к пониманию таких концептов как «пол», «гендер», «сексуальность», «идентичность» необходимым образом соотносятся в структуре субъективности. Мы полагаем, что применение постструктуралистской методологии к анализу так называемых новых форм идентичности позволяет выявить возможные векторы новейших исследований гендерной идентичности в современной философии. В диссертации рассмотрены основные положения теории субъекции Дж. Батлер и сложившиеся в философии феминизма и постфеминизма концептуальные подходы к пониманию гендерной идентичности. Рассмотрены концептуальные подходы к анализу гендерной идентичности в постструктуралистском анализе и в теориях постфеминистской критической мысли. Выявлены и адаптированы методологические подходы к анализу гендерной идентичности в теориях субъективации (М. Фуко) и субъекции (Д. Батлер). В постфеминистском дискурсе пол, как и гендер, полагается социальным конструктом. Концептуальные подходы к рассмотрению субъективности и идентичности в постструктуралистском дискурсе, который был теоретический усвоен и преобразован феминистской критической мыслью, могут применяться и адаптироваться к анализу новых форм гендерной идентичности.
Это позволило выявить плодотворность применения теорий субъективации в области гендерных исследований с точки зрения разработки теоретикометодологической базы предложенной проблематики. Теория перформативной гендерной идентичности позволила установить, что гендерная идентичность поддерживается благодаря принципу «цитирования» концепций пола, гендера и сексуальности. Рассмотрев понятие перформативной природы гендерной идентичности, как структуры, в которой отвергается существование додискурсивного «Я», исследование показало, что формирование субъекта является процессом обретения иллюзорной идентичности, понимаемой им как «истинной» внутренней сущности. Перформативная концепция гендера заключается в критике эссенциалистских позиций и традиционных дефиниций идентичности, сексуальности, желания, подразумевающих существование субъекта, имеющего онтологический статус мужчины или женщины. В диссертации продемонстрирована возможность применения постструктуралистской методологии деконструкции «субъекта» к анализу производства гендерно-маркированных субъектов в широком смысле. Понятие сексуальности при этом понимается как реализация «политической экономии» воли к знанию и имманентным ей стратегиям власти. Установлено, что главная роль в формировании сексуальности, которая составляет живую ткань отношений власти, принадлежит институциям и дискурсам (практикам говорения). Данный подход, мы полагаем, вполне можно рассматривать плодотворным в исследовании квир-идентичности, обращение к исследованию которой позволяет решать задачи расширения методологической базы и понятийного аппарата на основании новой формы субъективности. Применение фукианской теории субъективации, рассматривающей производство субъекта в системе «экономии власти», также может служить основанием квир-теории. Выделены основные константы дискурса нормализации, такие как «гетеросексуальная моногамия» (Фуко), «гетеросексуальная матрица» (Батлер), «приоритет исключительной гетеросексуальности» (Бем), «гетеросексуальный договор» (Виттиг), «принудительная гетеросексуальность» (Рич).
Характеризуется господствующая дискурсивная/эпистемологическая модель гендерной интеллигибельности, которая предполагает стабильный пол, выраженный в стабильном гендере (где мужской выражает мужчину, а женский - женщину), определяемый через включение в оппозицию и подчинение иерархии при помощи принудительных регулятивных практик гетеросексуальности, которые создают «идентичности» посредством сетки гендерных норм, при этом исключается любая амбивалентность внутри каждой из ассиметричных оппозиций. Постклассические гендерные исследования направлены на критику традиционной дихотомии полов, полагающей, что биологический пол определяет идентичность и поведение человека во всех сферах жизни. В гетеронормативном дискурсе пол легко идентифицируется как один из двух вариантов - мужской или женский. Из него следует гендер, также мужской или женский, со всеми соответствующими этапами социализации и традиционными гендерными ролями. При это сексуальное поведение человека детерминируется каноном гетеронормативности, то есть должно быть направлено на партнера противоположного пола и соответствовать определенным гендерным сценариям. В итоге образуются моногамные гетеросексуальные парные отношения, в число целей которых входит появление детей. На этой простой четкой картине основывается большинство социальных и политических институтов, и она же закреплена во многих стереотипах. Это гетеронормативный дискурс, до сих пор распространенный во всех сферах, в том числе в большей части общественных наук. На наш взгляд, тема квир-идентичности, включенная в так называемый перечень гендерных идентичностей, должна быть «проявлена» в качестве полноправного вектора философской рефлексии. Семантическая нагрузка данного понятия и правомочность его применения в философской антропологии нуждаются в масштабных и, пожалуй, смелых, изысканиях. В нашем исследовании эта задача конкретизировалась в выявлении возможности плодотворности применения методологии постструктурализма, (наряду с теоретическими положениями феминизма и гендерной теории) к анализу квир- идентичности.
В предложенной работе мы попытались очертить теоретические и интеллектуальные границы возможности осмысления понятия свободы гендерной идентичности, увидеть пределы философской рефлексии и понять может ли она дать ответ на вопросы, которые задает современная культура: «Какова цена этой свободы?», «Нужна ли эта свобода тем, кто определяет себя вне рамок гендерной нормативности или тем, кто идентифицирует себя как “нормальный”?», «Возможна ли свобода гендерной идентичности в таком обществе как наше или западное сознание обречено при любой попытке познания, помещать понятия в бинарную иерархическую структуру, исключающую любое потенциальное равноправие ее элементов?» В этом смысле квир-идентичность, предложенная нами для философского анализа, предлагает альтернативу идентификации в полярной системе гендерного контракта, как свободу быть собой, она не ставит человека перед необходимостью выбирать тот или иной набор гендерных категорий и стереотипов, расширяя поле возможных идентичностей. Квир-теория предоставляет возможность рассматривать существующую гендерную систему общества под другим углом, представляя в этом плане большое поле для дальнейших философских рефлексий. Мы отдаем себе отчет в том, что отдельные положения настоящего исследования дискуссионны. Вместе с тем, цель и задачи в том и заключались, чтобы выявить и систематизировать складывающиеся в современной философской антропологии методологические подходы к осмыслению гендерной идентичности за пределами традиционной бинарной системы.
<< | >>
Источник: Номеровская Анна Дмитриевна. Исследование гендерной идентичности в философско-антропологической перспективе. 2015

Еще по теме Заключение:

  1. 5.14. Заключение эксперта
  2. 15.4. Окончание предварительного следствия с обвинительным заключением 15.4.1.
  3. УМОЗАКЛЮЧЕНИЕ
  4. Примечание [Обычный взгляд на умозаключение]
  5. В. УМОЗАКЛЮЧЕНИЕ РЕФЛЕКСИИ
  6. а) Умозаключение общности
  7. Ь) Индуктивное умозаключение
  8. с) Умозаключение аналогии 1.
  9. а) Категорическое умозаключение 1.
  10. Ь) Гипотетическое умозаключение
  11. с) Дизъюнктивное умозаключение