Принцип явления



1
    Все мы живем в мире явлений, феноменов, где явление есть высвобождение бытия из потаенной бесконечно плотной глубины бытия. Можно спросить: в силу чего и как происходит явление? Сформулируем один из фундаментальном принципов бытия, принцип явления: если созданы все условия для явления (нет преград), то явление происходит.
При наличии условий, обеспечивающих возможность явления, явление выставляется вовне, то есть взаимодействие происходит всегда с необходимостью. Явление не заставляет себя ждать. Даже человек, которому приходится выбирать, всегда с необходимостью должен принимать какое-то определенное решение. То есть, любое явление носит вынужденный характер.
    Из принципа явления сразу следует, что в данный момент времени в данном месте Природа раскрывает себя во всей своей полноте, используя каждую возможность, чтобы проявить и раскрыть себя. В момент же явления, следствия любого взаимодействия незамедлительно пускают свои ростки. Таким образом, бытие  полно в каждый момент времени, и эта полнота достигается тем, что бытие есть непрерывное отрицание, полагание и отрицание, чреда утверждений «да» и отрицаний «нет»; вместе эти «да» и «нет» составляют полноту бытия и заставляют бытие вечно восходить как утверждение и ниспадать как отрицание; и опять же как отрицание восходить. Отметим, что именно принцип отрицания устремляет бытие Логоса к его полноте; ибо отрицание есть всегда выход за пределы, и бытие через отрицание себя стремится выйти за свои пределы; бытие отрицает себя, оно не хочет быть собой, оно хочет быть другим, но постоянно находит себя, лишь только в обновленном виде; бытию не убежать от себя, ему не спрятаться в ничто, а потому ему приходится довольствоваться лишь тем, что оно может быть другим. Бытие замкнуто на себя в том смысле, что, куда бы оно не было направлено в своем отрицании, оно везде находит себя, куда бы вы не ткнули пальцем — везде бытие. Отрицание изменчивой части Логоса, в силу невозможности ничто, в конечном счете, всегда упирается в бытие, а точнее в его фундаментальную часть.
    Через отрицание каждый объект как целое стремиться раскрыть свое внутреннее содержание, через внутренний механизм отрицания Природа стремится к самовыражению для себя. Само это стремление надо понимать как необходимость.
         Примечание. Выходка, финт – нечто, что по нашим представлениям выпадает из течения, подверженного необходимости. Выходка – своего рода протест против необходимости, минутный порыв, нежелание мириться, но носит часто бессмысленный, нелепый характер, фиглярство своего рода. В этом отношении становится более понятным значение необходимости. Своей нелепостью фиглярство подчеркивает значимость естественности, а вместе с этим и значимость отрицательных моментов (к примеру, фиглярства).
2
    Принцип явления взаимосвязан с принципом определенности, а именно: принцип явления утверждает, что если созданы все необходимые условия для явления, то оно происходит и  носит вынужденный характер, а принцип определенности, в свою очередь, как раз и обеспечивает вхождение этого явления в непротиворечивое единство бытия; принцип определенности как бы раскрывает явлению возможность быть.

     Как говорил И.Ньютон «в физике все, что не запрещено, имеется».

3
    Зададимся вопросом: что есть случайность? «Случайность» — понятие относительное; ибо любое явление полностью определено в своем происхождении. Но, когда явление зависит от множества факторов, которые изменчивы и являются решающими, то в силу того, что мы не можем отслеживать влияние всего этого многообразия на явление, мы говорим, что явление носит случайный характер. В действительности же явление просто очень чувствительно к изменяющимся условиям. Например, подбрасывая монетку, мы полагаем, что исход будет случаен. Но в действительности он полностью определен. Просто исход события очень чувствителен к факторам, его определяющим: движению молекул воздуха, силы толчка, наклона руки и т. д. Но если мы будем подбрасывать монетку бесконечное число раз, то увидим, что количество исходов «решка» и «орел» будет равновеликим. Здесь мы и сталкиваемся с тем, что в принципе исход события в каждом конкретном случае определяется всеми условиями состояния окружающей среды, но для нас, как воспринимающих это явление, оно носит случайный характер. То есть, случайность  появляется только на уровне человеческого восприятия, на уровне отношения человека к Природе. Здесь Природа через человека видит себя как случайное проявление. Также и человек, который принимает решения, слишком подвержен влиянию разных факторов: мгновенью настроения, состоянию здоровья, информированностью и т. д. Поэтому, нам только кажется, что что-то происходит случайно. Но в этом для нас заключается вся прелесть жизни. В этом чувствуется, что значит быть человеком! Это значит по особому видеть и воспринимать этот мир. Не будем забывать, что мы пребываем на определенном уровне взаимоотношений с Природой, на определенном качественном уровне бытия, где качество есть бытие для другого. Природа в принципе через человеческое познание стремиться к собственной предсказуемости. И в идеале для нее хорошо бы знать полную свою определенность. Но это невозможно в силу принципа ограниченности.
    Вообще говоря, мыслить о случайности происходящего, это все равно, что полагать землю неподвижным центром вселенной, вокруг которого все вращается. Случайность, как правильно отметил Гегель, есть вообще лишь нечто такое, что имеет основание своего бытия не в самом себе, а в другом.

         Примечание. У инстинктов своя логика. Представьте себе животный, естественный мир. Он подчинен определенным закономерностям, ими занимаются этологи. Человеку, находящемуся на более высоком уровне, отчасти становится доступна эта логика. Уровень доступа высок. Но это не говорит о том, что не существует пластов бытия, которые останутся для нас недоступными. Мы никак не можем отделаться от того, что в некоторых «случайностях», которые мы только воспринимаем как случайности, потаена рука провидения, фатализма, которая направляет, оберегает или толкает в пропасть. Почему нам иногда кажется, что Природа бывает благосклонна к нам, а иногда холодна. Почему нам кажется, что от нас что-то скрыто? Это уже мистическое постижение…

4
    Понятие «свободы выбора», также как и понятие «случайности» появляется на уровне человеческого бытия; оно лежит в плоскости бытия человека. Со стороны же Природы все жестко определено, и дихотомия закономерность-случайность по своей сути есть просто выражение степени непредсказуемости будущего. Этим доказывается определенность понятия судьбы и объясняется вообще возможность всякого предсказания: надо только суметь правильно настроить себя, почувствовать и уловить ту нить определенности, держась которой можно заглянуть в будущее (феномен ясновидения).

        Примечание. Память связана со значением того факта, который запоминается. Мозг не запоминает того, что не нужно ему. В этом заключается предопределение человека. То, что человек принимает и как он к этому относиться определяет его судьбу изнутри (феномен избирательности).

5
    Рассмотрим вновь пример с монетой: в каждый момент времени, когда монета летит, вероятностное распределение меняется и в тот момент, когда монета уже вот-вот остановится, результат можно с вероятностью 1 предсказать. В каждый момент времени, когда монета совершает движение, может произойти любое событие, например, подуть «космический» ветер, который повлияет на траекторию движения. Заранее предсказать и просчитать влияние всех факторов не представляется возможным для человека, поэтому его знание относительно будущего и превращается только в вероятностное знание.
    В каждый момент времени положение монеты в силу принципа определенности полностью определено, а тогда и на протяжении всего временного интервала, пока монета летит, ее движение и положение полностью определено. Вопрос состоит в том: определено ли в момент времени t то, в каком положении будет монета в момент времени t + 1? То есть, содержится ли будущее в настоящем? Если мы смотрим на вещи локально (в пределах условий нашего эксперимента), то ответ отрицательный: в любой момент времени в космосе может произойти непредсказуемое событие, которое повлияет на движение монеты. Но если мы посмотрим на это с космической (вселенской) точки зрения, то ответ будет положительным: в каждой точке пространства в каждый момент времени существует полный интеграл вселенной, который определяет бытие этой точки. То есть каждая точка есть точка единства вселенной, а именно, в каждой точке пространства в каждый момент времени происходит сосредоточение влияний всех сил вселенной, причем некоторые события влияют с сильным запозданием. Другими словами, в каждый момент времени в каждой точке пространства качественная структура Логоса во вселенском масштабе интегрирует временно-пространственные события и тем полностью определяет качественное состояние точки как сосредоточение всех сил вселенной. Причем эти интегралы различны в силу качественной асимметрии бытия Логоса. Приведем пример вышесказанного: на каждую клеточку моего тела влияет состояние всего моего тела, на тело влияет и климат и то, в каком месте земного шара я нахожусь, что в свою очередь сильно зависит от движения земли и от того, в каком положении она находится; мое тело испытывает на себе влияние всей солнечной системы, влияние всех звезд и всего мироздания! В этом состоит интегральное единство мироздания в каждой точке пространства и времени.
    Таким образом, понятие вероятности существует только на уровне человеческого понимания; в Природе же никакой объективной вероятности быть не может и, как правильно заметил Эйнштейн: «Бог в кости не играет». Объективность вероятности можно признать только с натяжкой «при прочих равных условиях» (которые никогда не могут быть полностью идентичны). И, в конце концов, надо признать, что переход от детерминистского описания мира к вероятностному описанию без сомнения есть существенный качественный скачок в теории и практики, но вместе с тем это и признание бессилия человека познать мир в его полной определенности. По существу, теория вероятности есть преломленное сознанием человека отражение детерминированной действительности, то есть является не чем иным как моделированием, что есть всего на всего упрощенное отражение реальности. Даже в математике и физике знание человека о мире становится слишком «человеческим», чтобы считаться абсолютным.

         Примечание. Пример: рассмотрим законы статистики: о чем нам по существу говорят статистические закономерности, схваченные на уровне человеческого сознания? О том, что в мире наблюдается единство более высокого порядка, нежели, если мы рассматриваемым его элементы по отдельности. Элементы оказываются каким-то образом распределены, но единство их распределения имеет общность. Здесь мы восходим в интегрировании, и эта общность оказывается объективной в том смысле, что отражает закономерность распределения на уровне человеческого восприятия (привнесли субъективизм восприятия в детерминизм). Рассматривая предметы вместе, мы находим у них общее, похожесть, инвариантность, универсалию. Каково бытие этой универсалии, в чем ее объективность? Объективность – в функции (идеи). В нашем же представлении в понятиях бытие сильно упрощается, как пренебрежение погрешностями в физики, разного рода условия при прочих равных и т.п. Мы рассматриваем функцию, включающую субъективизм представления (прим. слово функция лучше употреблять как функционал).
    Критика Аристотеля. Можно задать такой вопрос: почему бытие вообще допускает по отношению к себе обобщения? Обобщение – восхождение к сущему как общему в частностях; значит, это общее все же реализуется в частностях; объективность универсалий.

6
    Никто — ни человек, ни господь бог не знают, что будет завтра. Только человек как возвышенное состояние Логоса находится на переднем крае предсказательной способности будущего, которое, как проявление нового качества, невозможно вообще предсказать в полной мере. Будущий мир не содержится в настоящем в том смысле, что новое еще нигде не было явлено, и с нашим набором знаний мы никогда не в силах будем сказать, каким будет завтра. В силу этого возможность появления нового качества и невозможность предсказать будущее составляют основную ценность жизни. «Если бы все заранее было известно, то жить стало бы неинтересно».
     Мы все являемся одновременно актерами и зрителями в театре жизни, где так быстро и непредсказуемо меняются красочные декорации, но, по сути, мы смотрим фильм с уже заранее предопределенным концом, и нам, не зная, чем все же это все закончится, тем не менее, интересно досмотреть этот фильм до конца. В этом фильме все  уже заранее предопределено, только не явлено, и, по сути, смысл жизни состоит в явлении, и в этом смысле настоящая свобода есть рождение нового, того, чего никак нельзя было предвидеть заранее. Самой Природе интересно знать, чем все это закончится.

    Примечание. Человека, подобно частице в атомной физике, можно рассматривать, как склонного подвергаться определенным реакциям и взаимоотношениям. Конечно, судьбу человека можно рассматривать как последовательность случайных событий, но эти «случайности» никогда не произошли бы, не будь человек подвержен им.

6.1
     Случайность есть непредвиденная необходимость бытия. Она кажется нам загадочной, мистичной, через нее бы усматриваем божественное провидение. В романе Кундера «Невыносимая легкость бытия» это достаточно точно подмечено. Случайности как птицы слетаются в моменты истинной любви, как бы благословляя ее. Случайности – это знаки, которые сопутствуют нам. Они могут быть отмечены чредой удач, и тогда нам кажется, что все складывается очень-очень хорошо, как бы предвосхищая результат, становится даже как-то страшновато – мы боимся спугнуть духов счастья (опять отрицание). Временами, напротив, все кажется отвратительным, все валится из рук, ничего не получается, кажется, что весь мир против нас. Это может означать лишь одно – вы пошли по тупиковому пути, бытие протестует против вторжения в запретные зоны. Надо успокоиться, собраться духом, настроиться на другой лад; ведь именно ваш настрой ведет вас по жизни, как бы направляя туда, к чему вы более всего предрасположены, бытия как бы затягивает вас в себя в соответствии с вашими внутренними задатками. Я сам часто удивлялся каким-то случайностям, которые были столь незаметны и незначительны, но которые как будто подыгрывали мне, коренным образом решая мою судьбу. Это поражает, как будто какая-то невидимая, тайная сила способствует тебе в достижении определенных целей.
Примечание. Интересно, как некоторые знамения предвосхищают определенные события. Не есть ли это циклический путь повторения? Чреда повторяющихся событий с равным исходом? Как задался день – удачно или неудачно. Вышел, к примеру, из дому, а тут тебе черная кошка дорогу прямо перед носом перебежала, пришел на работу тут же тебе какая-то особа пересечет дорогу так, что на весь день настроение испорчено и т.д.; есть в этом всем какая-то цикличность, направленность в ту или иную, положительную или отрицательную, сторону.

     6.2
        Да, мы можем принять объективность теории вероятности и постулаты Пригожина, но в рамках данной теории; да, законы вероятности имеют объективный характер, но они, так сказать, интегральны, - интегрирующие действительность с более глубоких, низших пластов, где царит детерминизм. Теория вероятности отражает реальность модельно, на уровне человеческого представления, оперирующего конкретными абстракциями, математическими и другими понятиями, как кубиками. Мы же и познаем мир через эти кубики, которые в большинстве своем иррациональны в своем определении. Вероятностное представление относится к детерминизму, грубо говоря, как теория Ньютона к теории Эйнштейна. Иррациональность – это опять же на уровне человеческого представления, интегральный взгляд на вещи. То есть здесь мы говори о различных уровнях представления бытия. Но объективную значимость теория вероятность имеет, ибо на основе ее принимаются конкретные решения; равно как и ложь имеет свою значимость, ибо и на основе ее человек принимает вполне определенные решения. Равно и свобода имеет исключительную ценность как представление для человека; данное представление стимулирует развитие, когда человеку кажется, что судьба у него в руках, что многое зависит от него. Совершенно понятно, что если человек знает свою судьбу и думает, что все предопределено, то у него опускаются руки; то есть иллюзия свободы необходима человеку  для жизни; равно как многим необходимы поэтические мифы, легенды и т.п. Человек может успешно существовать, питаясь совершенными иллюзиями. Более же тонкое понимание мира - это осознание необходимости бытия многих вещей. Философия, как я упоминал ранее и служит осознанию необходимости. И, конечно же, не стоит думать, что иллюзии есть нечто в корне ложное. Иллюзия как мифическое представление очень даже действенна, достаточно привести пример фантастов, чьи представления потом становятся реальностью; равно как и поэтические образы и переживания. И даже если они оказываются в корне противоречивыми, то, тем не менее, они способны оказывать существенное влияние на ход событий, которые уж несут в себе полную определенность.

7
     Многие из утверждения, что все предопределено, делают неправильный вывод: раз все уже заранее предопределено, тогда и вовсе не стоит ничего делать. Интересно было бы посмотреть на них: попробовали бы они лечь, расслабиться и ничего не делать; через некоторое время они бы почувствовали всю силу необходимости что-либо предпринять. Толчок воли, исходящий изнутри и побуждающий к действу, заставил бы их встать и начать что-либо делать. И этот толчок являлся бы как отрицание смерти и ничто.
Утверждение, что все предопределено, нисколько не снимает с человека ответственности за жизнь. Тоска бытия – душевная боль от ощущения бессмысленности жизни; она не оправдывается ничем; она порождается необходимостью жить.

8
          Когда все условия определены, то в переходах «если — то», «когда — тогда» проявляет себя закономерность явления. Закономерность говорит: быть так-то и так-то, а в силу принципа явления это так-то происходит. В этом смысле в мире правят закономерности (закон есть распознанная закономерность). Основа происходящего — закономерности. Закономерности можно мыслить как идеальный каркас, по которому, как по трубкам, течет вода и принимает различные, причудливые формы, где идеи выступают как целостные сосуды, — если их нет, — то жидкость бесцельно растекается, упираясь в иррациональность закономерностей, то есть в хаос. Но сама иррациональность есть иллюзия рациональности в смысле определенности (не в смысле принадлежности логическому выводу человека).
    Более того, идеи лежат в основе всех физико-химических процессов; мир можно мыслить как идеи и как качества; и всякое качество представлено идеей.
    Теперь, если относительно всего происходящего, например, одинокого дерева, растущего на поляне, спросить: каков объективный смысл его бытия, почему оно там выросло? Ответ будет таков: смысл его в том, что таковы определенные закономерности его появления. Таким образом, общий, объективный,  смысл жизни — в ее закономерности. Здесь следует различить понятия общего смысла и ценности жизни для человека (ну или для кого и чего угодно). Ценностную окраску мир приобретает через человека и для человека. Из приведенного же выше рассуждения следует, что объективная ценность человеческой жизни заключается в том, что она человеческая, то есть жизнь человека уже является самодостаточной.

8
    Закономерность проявляет себя на уровне целого как самого по себе или в отношении чего-то целого. Здесь можно привести пример из физики, когда уравнение состояния идеального газа, полученное эмпирически, выводится через интегрирование закономерностей существования отдельных молекул. То есть определенные закономерности действуют в конкретных рамках, на определенных уровнях. Чтобы уловить, постигнуть определенную закономерность необходимо рассматривать идеальные модели, абстрагируясь от многих свойств и условий существования, которые можно считать незначительными для проявления определенной закономерности. Почему в математике столь явственны законы? Потому что в ней строго определены во всей своей полноте математические объекты и нет дополнительных условий, от которых приходиться абстрагироваться в физике. В физике же достигается точное приближение. Да и по большому счету, физика возможна лишь потому, что математические выражения (разнообразие функций) хорошо описывают взаимосвязь физических параметров. Физика должна быть благодарна математике, что та хранит в своей глубине необозримое число, океан функций.

10
    Все математические объекты существуют как идеи. Почти все, за исключением первичных (число, точка, прямая и т. п.), возникают посредством определения. Так и в мироздании существуют первичные идеи, которые имеют вечное воплощение, они врождены существованию мира — форма, качество и т. п. В каждый конкретный момент времени они имеют свое воплощение. Первичные идеи бытия — субстанциональные сущности Логоса. Но есть идеи, которые рождаются как новые, и их мы будем именовать вторичными. Они, конечно, существуют как возможные, но они не явлены, а это все равно, что не существуют, поскольку между возможностью и явлением пролегает пропасть как между «да» и «нет». Например, до появления человека, где вы найдете воплощение идеи правильного многоугольника (это идея как раз вечно извечно выражается в формах) с бесконечно большим числом сторон? Эта идея является в сознание человека. Человек может реализовать эту идею в мир, выточив такой многоугольник. Также нигде не явлена идея колеса, она возникает как новая в силу принципа рождения нового качества (определение принципа рождения нового качества см. ниже); хотя идея окружности находит опять же извечное воплощение в формах – достаточно умозрительно выделить окружность в любом предмете).
     К вторичным идеям относятся идеологии. Это те идеальные начала, которые рождаются в процессе исторического развития сознания, они способны влиять на судьбы народов, определяя тенденции  развития общества. Здесь можно также отметить принципы, которым следуют люди в своей жизни, они тоже нигде не даны и не проявляют себя до определенного этапа развития человечества. Благодаря рождению этих идеальных начал человек восходит от мира жесткой материальной детерминированности, определяющей жизнь человека, на новый качественный виток бытия, где новые идеальные моменты уже сами определяют жизнь человека. К этим принципам мы можем также отнести моральные установки.
    Но среди всех идеальных начал, определяющих жизнь человека, мы придаем особую важность осознанной или неосознанной воле к превосходству. Воля к превосходству уже врожденна самым витальнейшим образом человеку, как идея его бытия, и является основной движущей силой на пути становления и раскрытия Природы. Идея «воли к превосходству» как общее место, как инвариант, универсалия, принадлежит базисной части Логоса; в изменчивой же части мы наблюдаем множество форм ее проявления.

         Примечание. Что мы понимаем под словом «смысл»? Ради чего, для чего; это «чего» оказывается всегда впереди, смысл выражается служением какой-либо идеи; идея оказывается впереди. Как будто мир устремлен в реализации идей;  идеи как будто вытягивают за уши  мир, а точнее он сам по необходимости, оказывается, следует им. Так кто же был прав Платон или Аристотель? В каком-то смысле мы понимаем, что идеи оказываются впереди процессов, но в каком-то смысле и позади, ибо первичны, направляют процессы, а тем самым они существуют вместе с процессами, поддерживая свое извечное вот-бытие через так-бытие; их возникновение, проявление есть так-бытие; но берутся ли они неоткуда вместе вещами: как цветок, к примеру, распускается, являя красоту, заложенную в него, но не явленную, как будто из ниоткуда; ведь он всегда нов; а новое по своей сути есть преобразованное, есть что-то явленное, чего не было еще. Но коль новое явилось, то вместе с ним явилась и идея его. Была ли она просто раньше скрыта, но была, а если была, то бытие его идеи, функции, каково оно? Оно, несомненно, принадлежало области функций, не проявленных, но как сущностей. Бытие сущностей оказывается объективно скрытым в своей полноте. То есть мы близки к пониманию идей в платоновском смысле. Но нет, опять же, идея явилась только после того, как были созданы условия, как произошол ряд преобразований, метаморфоз. Само бытие мыслится нами как метаморфозность; благодаря этой метаморфозности идеи как бы всплывают из ниоткуда, они рождаются вместе с этими метаморфозами, являясь их основаниями. Но остаются принципы, по которым происходят метаморфозы, закономерности. То есть нам надо разделить сущности, как закономерности, которые находят извечное воплощение, к примеру, математические законы, и те, которые являются вместе с предметами, сущности изменчивого, нового. В этом разделении часть идей отойдет Платону, а часть Аристотелю; к примеру, Аристотелю принадлежат интегральные сущности субъективного, к Платону – все математические законы и законы логики; ибо, к примеру, всегда можно рассмотреть абстрактный математический объект, и от того, рассматриваем мы его или нет, его объективность не страдает.
         Во всяком случае, бытие смысла – это бытие идей. Но бытие идей – это как будто и небытие; в сравнении с предметностью, нет условия трехмерности; идеи есть, и их как будто нет. Понятно, что слово идеальность ничего не говорит нам о бытии идей, ибо есть просто обозначение их бытия. Идеальность, эфемерность, подвешенность; «есть» идей оказывается неуловимым, но находящим отражение. По их отражению познаем мы их; но по отражению мы вообще познаем мир («мы имеем карту местности»); понятно, что местность является нам только в виде карты. Но мы опять же должны понять, что нечто (идея) не есть нечто само по себе обособленное (вещь в себе), а выступает как определенная интегральная функция (хотя бы она должна входить в непротиворечивое единство бытия и подчиняться общим принципам).
         Чем различаются вот-бытие предмета и вот-бытие принципа (в духе Гартмана)? Вот-бытие принципа вневременное и внепространственное (удивительно); вот-бытие предмета (его качеств) изменчиво. Здесь мы подходим к разделению идей по Платону и Аристотелю: базисная часть Логоса представляет идеи Платона; изменчивая – идеи в видении Аристотеля. В-себе-сущие - Платоновы идеи, а те сущности, которые проявляют себя через явления – изменчивые – это Аристотелевские.
         Так-бытие представляет собой качественную бытийность, что также принадлежит Логосу, ибо идеальное; но вот-бытие изменчивого и вот-бытие фундаментального оказывается разделенным, в первую очередь условием трехмерности. Вот-бытие изменчивого не безразлично к условию трехмерности; но вот-бытие принципов безразлично уже к условию материальности.
         Платон приписывает вещам стремление к совершенству идей. Я бы сказал, что в понимании Платона, правильно говорить о функциях, а понятие совершенства  этих функций относительно. К примеру, рассмотрим идею стола: функциональная особенность предмета понятна; но стол может быть резной, может быть каменный и т.п., и совершенство мастера в изготовлении стола не знает границ. Но в чем совершенство самой идеи? Стол останется функционально столом. Если же мы будем рассматривать его как предмет искусства, то он уже становится во многом безразличным к своему прямому назначению; претендуя на предмет искусства, значение приобретут совершенно другие особенности – гармоничное сочетание частей, правильность, сложность выполнения работы, красота и т.п., что во многом безразлично к самой идеи стола. Здесь мы явно прочувствовали, чем отличается практичность от возвышенности искусства. Практичность остается в грубой функциональной области (ибо и искусство функционально; к примеру, можно рассматривать функцию красоты); но искусство выступает безразлично к прямому назначению предмета; здесь уже проявляется антагонизм между возвышенным и земным; они оказываются чужды друг другу: служа прямому назначению, для человека безразлично, насколько красив стол, равно как и красоте стола во многом безразлично, что она красота именно стола, она может быть характерной хоть для стула, хоть еще для какого предмета. В своем возвышении красота презрительна к основной функции предмета; за что и предмет платит своей  грубой основательностью и необходимостью; судьей же выступает человек – оценщик, весы.
         Еще пример: изобразительное искусство находится где-то между предметностью и воображением (отражением, может, творческого), - это отражение, получившее реальность на двумерной поверхности; архитектура уже трехмерна; но главное то, что выражается, выходит далеко за рамки предметности: человек вкладывает в скульптуру намного больше смысла, а точнее, видит в ней, нежели она представляет сама по себе (безотносительно к нему). Хороший пример также дают шахматы, игрушки, вообще все искусство – в нем человек усматривает намного больше, чем нечто представляет само по себе. Более того, скажу, что человек усматривает далеко не все, что способен усмотреть. Смысл (предметов) выходит далеко за пределы познавательных и чувственных возможностей человека. Вот здесь мы и обнаруживаем нашу слепоту и ограниченность. Мы видим настолько, насколько человек вкладывает смысл в предметы, и насколько он может извлечь из них смысл. Но опять же, мы видим часто намного дальше Природы. Пример: воспринимаемая в сознании единица не есть только палочка на бумаге (благодаря нашему сознанию). Здесь единство субъекта и объекта оказывается настолько оторванным от условия бытия, что мы начинаем говорить об идеальности. Объект теряет свою самость в субъекте, он становится больше через субъект. Субъект привносит в объект нечто другое, то есть объект не остается равнодушным к его восприятию (его судьба во власти созерцающего субъекта и зависит от этого созерцания). Через субъект восприятия объект приобретает значение, которое до столкновение с субъектом оказывалось не высвеченным в нем. Взгляд способен высвечивать иную сущность. К примеру, найти применение вещи не свойственное ей. Субъект включает бытие в восприятии. Скажу больше, объект благодаря сознанию сильно обесценивается как таковой, как только заземленный, и приобретает свою ценность как воспринимаемый определенным образом (например, объект в отношении собственности). Возможность быть включенным в определенное отношение – вот что прежде всего нас интересует в объекте, а не его заземление. Пример: деньги ценятся не за то, что они просто бумажки. Ценным оказывается другой функционал (идея). Забегая вперед, скажем, что это видение - это одна из существенных идей, вкладываемая Природой в человека, – способность интегрировать реальность на новом качественном уровне.
<< | >>
Источник: Алексеев А.В.. Воля к превосходству 2010. 2010

Еще по теме Принцип явления:

  1. Непорочная девственность есть принцип спасения, принцип нового, христианского мира.
  2. Явление
  3. ЯВЛЕНИЕ
  4. ЯВЛЕНИЕ
  5. ЯВЛЕНИЯ МАТЕРИИ
  6. Сущность и явление
  7. А. ЗАКОН ЯВЛЕНИЯ
  8. ФЕНОМЕНОЛОГИЯ ПАРАПСИХИЧЕСКИХ ЯВЛЕНИЙ
  9. ВТОРОЙ РАЗДЕЛ Явление
  10. С. РАЗЛОЖЕНИЕ ЯВЛЕНИЯ
  11. ЯВЛЕНИЕ КУЛЬТУРЫ
  12. Метафизика явлений
  13. Часть 3 ПСИХОЛОГИЯ ГРУППОВЫХ ЯВЛЕНИЙ
  14. Классификация психических явлений.
  15. ПРИРОДА ПАРАПСИХИЧЕСКИХ ЯВЛЕНИЙ
  16. ОСНОВНЫЕ ЯВЛЕНИЯ ПАРАПСИХОЛОГИИ
  17. 4.2 Кризисные явления в культуре
  18. Методология исследования социальных явлений.
  19. Г л а в а VI ОБ АТМОСФЕРНЫХ ЯВЛЕНИЯХ (METEORS6) ВООБЩЕ
  20. Явление «старца Григория»