<<
>>

Рациональность в структуре человеческой деятельности

Не собираясь ограничиваться пониманием рациональности как разумности и целесообразности, мы, вместе с тем, уже на этой стадии анализа выскажем следующее предположение. Понятие рациональности не просто выражает некоторые черты человеческой деятельности, но лишь столкновение, конфликт, конкуренция разных се форм получаст отражение в понятии рациональности, которое само является, поэтому, понятием-проблемой, не существующим вис критической дискуссии или социальной коллизии.
Понятие рациональности фиксирует, на наш взгляд, изменяющееся отношение между деятельностью и се окружением, а также отношения между элементами деятельности внутри се самой. Всякий раз, когда эти отношения в их наличной, прошлой или будущей форме ставятся под вопрос в связи с необходимостью выработать некоторую установку (гносеологическую, этическую, политическую и тому подоби), мы имеем дело с ситуацией проблсматизации ранчональносги. Будучи диспоэиционным феноменом (на что впервые обратил внимание А.С.Богомолов), по форме своей актуализации она напоминает ценности, значения и схемы деятельности, которые обретают существование в условиях лзаимодсйствия субъекта и объекта135. Рациональность не существует как некоторый объективный предмет, и, вместе с тем, ее существование не сводится к психическому переживанию: она существует диспозиционно, ее роль выполняют определенные социальные отношения. Какова же природа этих отношений? В каких случаях они ставятся под вопрос? Анализ ситуаций проблсматизации рациональности позволяет внести некоторую ясность в эти вопросы.

Понятие рациональности впервые становится предметом специального исследования в рамках буржуазной социологии, в частности, у М.Вебсра. Он проводит различие между двумя типами рациональности: ценностной рациональностью, или деятельностью, рациональной в ценностном отношении (wcrirational action), и целевой рациональностью, или деятельностью, рациональность которой состоит в ее целесообразности (zwcckrational action).

Первый тип деятельности реализует некоторые специфические ценности, понимаемые как самодостаточные; второй - представляет собой процедуру достижения промежуточных целей, значимых, поскольку они есть средства осуществления дальнейших целей. Ритуальное действие является примером рационального в первом смысле, экономическая деятельность рациональна во втором, представляя собой, согласно Веберу, модель современного бюрократического капитализма136. Ве- бсровскос представление о рациональности получило широкое распространение в западной социологии в качестве так называемой формальной концепции рациональности. Идея формальной рациональности как целесообразности связана с пониманием рациональности как опосредованном (в частности, орудийном) характере деятельности. Более того, мы можем говорить даже о трех формах рациональности в структуре деятельности: о рациональности как целеполагании, состоящей в способности деятельности быть ориентированной определенной целью, о рациональности средств деятельности, заключающейся в их эффективном использовании, и о рациональности предмета деятельности, выражающейся в степени его обработанности, "окультурснности" применительно к наличным средствам и цели. Подчеркнем, что различие целеполагания, опосредования и предметности с необходимостью включает в себя их единство, так как рациональность каадого элемента деятельности произ- водна от характера их взаимоотношения. В противном случае деятельность в большей или меньшей степени не- или иррациональна. Рациональной она может казаться лишь с точки зрения узкого понятия рациональности, не предполагающего взаимного соответствия элементов деятельности. Впрочем, мера такого соответствия весьма условна: она выступает в качестве одного из моментов развития деятельности. В частности, орудия труда постоянно "подтягивают" за собой развитие предмета труда, отставая, в свою очередь, от цели, которая влечет их за собой, хотя и сама зависит от них. (Например, цель первобытного земледелия - удовлетворение непосредственной потребности в нище - изменилась после усовершенствования орудий: изобретение и использование сохи нацелило производство на простейший обмен.
Итак, диалектика рациональности даже внутри самой деятельности оказывается весьма многообразной.

Рассматривая деятельность вне ее социального контекста, можно лишь постольку говорить о ее рациональности, поскольку соотношение элементов деятельности делает возможным осуществление частных, сугубо "технических" задач, конечный продукт которых предельно предсказуем но своим параметрам и относительно независим от всей системы социальных отношений. Ф.Энгельс, указывая на узко ограниченную рациональность докапиталистических форм труда, включающих, вместе с тем некоторое соответствие целей и средств их осуществления, писал, что "все существовавшие до сих пор способы производства имели в виду только достижение ближайших, наиболее непосредственных полезных эффектов труда"5, игнорируя социальные в широком смысле условия и отдаленные последствия такой деятельности. Подобная деятельность порождает лишь формальное понятие рациональности, характеризующее локальные рассмотренные отдельные моменты общественной практики, отдельные элементы деятельности. Но нетрудно убедиться, что имманентные изменения деятельности не составляют достаточных условий ее рациональности. И в качестве необходимых условий они не дают основания для разграничения с точки зрения рациональности таких социальных явлений, которые представляют собой противоположности (например, науку и теологию, революцию и реак- дню, принципиальность и догматизм, терпимость и конформизм). Теперь уже недостаточно того понятия рациональности, которым оперировали при рассмотрении структуры человеческой деятельности. Поэтому мы переходим от ситуаций проблемати- зации внутренней рациональности (а понятие формальной рациональности покрывает именно такие ситуации) к более широким контекстам этой проблемы, к более общему и более социально нагруженному понятию рациональности.

<< | >>
Источник: Российская Академия Наук Институт философии. Рациональность как предмет философского исследования. - М.,. - 225 с.. 1995

Еще по теме Рациональность в структуре человеческой деятельности:

  1. Новые представления о научной рациональности
  2. Рациональность как философская проблема
  3. Два подхода к рациональности
  4. Системный смысл понятия "научная рациональность"
  5. Рациональность и единство знания
  6. Рациональность в структуре человеческой деятельности
  7. Деятельность и ее контекст: внешняя проблематнзация рациональности
  8. Еще раз о понятии рациональности (вместо заключения)
  9. Поиск новой рациональности (но материалам трех всемирных конгрессов)
  10. 3.1. Профессионализм политической деятельности
  11. §11. Бессознательное как основа человеческого существования в исследованиях Зигмунда Фрейда
  12. А. А. Лазаревич НОРМАТИВНОЕ ЗНАЧЕНИЕ НАУЧНО-РАЦИОНАЛЬНОГО ЗНАНИЯ И ДУХОВНО-НРАВСТВЕННЫХ ЦЕННОСТЕЙ в СОВРЕМЕННОЙ КУЛЬТУРЕ
  13. ПОДХОДЫ К ПОНИМАНИЮ ЦЕЛЕЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ А. В. Литвинова (Москва)
  14. Гибкая рациональность поиска смысла (в парадигме деятельностного подхода С. Л. Рубинштейна) С. И. Масалова (Ростов-на-Дону)