<<
>>

2.1. Страх или Пир — начало философской премудрости?

Мы‚ может быть‚ уже заметили‚ что в делах возвышенных‚ сакральных‚ спасительных‚ за философией нужен глаз да глаз. Странным образом‚ как только она — без надлежащего руководства — заговаривает о божественном‚ разговор получается “не телефонный” [15].

Ведь в ней‚ в фило-софии устанавливается какое-то странное (отстраненное)‚ не менее вольное отношение к Мудрости: не жреческое служение‚ а дружба‚ дружелюбная беседа‚ даже — чего уж там — дружеская попойка (“Пир”)‚ где неуместна не только практическая рассчетливость‚ но и иератическая напыщенность или мистическая экзальтация‚ где царит непринужденный дух умного веселия‚ вольномыслия‚ и‚ кажется‚ дух этот и есть сама Мудрость‚ нежданно посетившая своих друзей. Но если дело в философии идет‚ по общему признанию‚ о Мудрости‚ — об Истине‚ Благе и Красоте‚ о Началах и Корнях всего‚ — как трудно допустить подобную вольность в отношении к тому‚ что рука невольно пишет с большой буквы‚ от чего зависит осмысленность всего‚ что мы делаем‚ а значит и все наше бытие.

“Там и от темной земли‚ и от Тартара‚ скрытого в мраке‚

И от бесплодной пучины морской‚ и от звездного неба

Все залегают один за другим и концы и начала‚

Страшные‚ мрачные. Даже и боги пред ними трепещут”

( Гесиод . Теогония‚ 736—739. Пер. В.В.Вересаева)

Как трудно сжиться с этой жутью‚ не страшиться этого страха — начала премудрости. Как трудно допустить‚ что птица мудрости не ловится нашими ритуальными или категориальными сетями и клетками‚ что она может спуститься только на раскрытую‚ отпускающую ее ладонь‚ что, только допуская вольность дружеского расположения к ней‚ мы и ее располагаем к нам‚ допускаем ее к нам‚ даем мудрости саму возможность пожаловать к нам. И может быть‚ все дело и искусство философии‚ весь ее труд состоят в одолении именно этой трудности‚ — в уяснении содержательного смысла “филии” — дружбы-любви‚ — свободного‚ вольного‚ застольного общения с неведомой и самобытной Мудростью.

Боюсь‚ испытание на дельность‚ умелость‚ толковость философии нам грозит меньше‚ чем гораздо более знакомое нам испытание — на идейную чистоту. Что польза презренна‚ деловитость — буржуазна‚ буржуазность — бездуховна‚ в России усвоили давно и хорошо. Мы же радеем о духовности. Поэтому и Дело пишется у нас всегда с большой буквы и принимает особый оборот. Дело для нас — конечно же не бизнес‚ не гешефт‚ не делячество. Это вообще не то‚ что делают ‚ а то‚ что возбуждают и заводят ‚ нумеруют и хранят вечно . Кто спорит‚ трудно быть философом в мире чистогана. Но в мире идеологической чистоты — марксистской‚ православной‚ этической‚ патриотической — философские спекуляции столь же опасны‚ что и коммерческие. Вовлекаясь в дело философии здесь и теперь‚ мы сами заранее должны ответить себе и на другой жизненно — или смертельно — важный вопрос: не вовлекаемся ли мы в нечто преступное‚ не идем ли “на дело”? Не получим ли мы за это дело по мозгам? Более того: не поделом ли получим? Ведь не злодеи же те добродетельные люди‚ которые уполномочили себя хранить Истину и Благо от посягательств ироничного‚ скептичного‚ сомневающегося во всем‚ критически настроенного философского разума‚ для которого вроде бы и в самом деле нет ничего святого!

Да и на Россию я тут кивал совершенно не по делу. Разве не пришлось философии впервые разъяснять смысл своего дела там‚ где ее вынудили давать показания по этому делу‚ на афинском Ареопаге‚ по делу Сократа? А говоря честно‚ — не сама ли философия и затеяла это дело? Разве не она первая потребовала “дать отчет” ( lТgon didТnai ) в делах‚ словах и мыслях‚ быть ответственным за мысль прежде всего‚ поскольку здесь — в мысли‚ в замысле‚ в смысле — коренятся все дела и деяния? Разве не она первая поставила жизнь под суд‚ заставила ее оправдываться и — что ж удивительного — обвинять? Приговорив меня к смерти‚ — заявляет Сократ‚ — “вы думали избавиться от необходимости давать отчет в своей жизни [ toа didТnai њlegcon [16]toа b…ou ]) (Apol. 39c). Так что вопрос о дельности этого странного — философского — занятия в человеческих трудах всегда грозил обернуться допросом‚ развернуться в процесс‚ в дело о философии .

<< | >>
Источник: Ахутин А.В.. Дело философии 2005. 2005

Еще по теме 2.1. Страх или Пир — начало философской премудрости?:

  1. ТЕМА 7. СТРАХ И СТРАДАНИЕ
  2. 4. "ЧТО ТАКОЕ ЧЕЛОВЕК?"
  3. 2.2. Философские учения Древней Индии
  4. I. СТРАХ БОЖИЙ
  5. ЭДВАРДУ КЛЭРКУ ИЗ ЧИПЛИ, ЭСКВАЙРУ
  6. I
  7. ГЛАВА XXV
  8. XIII СПИРИТУАЛИЗМ ГАК НАЗЫВАЕМОЙ ФИЛОСОФИИ ТОЖДЕСТВА, ИЛИ КРИТИКА ПСИХОЛОГИИ ГЕГЕЛЯ
  9. 2.1. Страх или Пир — начало философской премудрости?
  10. 2.1.2. Страх смерти и отчаяние (эмоциональные абсолютизации смерти)
  11. ПРЕДИСЛОВИЕ