<<

Глава 12. Сумасшедшая: бред второй

Я быстро шла на поправку, терпеливо снося все  процедуры и методы лечения. Я была настроена на быстрое выздоровление, поэтому вникала во все курсы лечения, пыталась сама их разнообразить, всеми силами помогая врачам и ускоряя темпы своего выздоровления.

Передо мной стояла только одна цель - быстрее выписаться из больницы и начать активную полноценную жизнь. Я спешила воплотить открывшиеся глубины небытия в повседневную жизнь, жила планами и перспективами.

Меня посещали близкие, друзья, знакомые. После аварии наибольшее удовольствие мне приносило общение с братом. Я с удивлением обнаружила, что многое из того, что мне открылось в небытии, было присуще ему и просто не замечалось мной ранее.

  • Саша, обозревая небытие, мне открылось, что окружающие нас люди - это не более чем образы, за которыми скрыта та или иная степень развития психики. Мы видим разодетые тела, обрамленные косметикой лица, атрибутику в виде автомобилей, жилья и дорогих безделушек, но за всем этим стоит не более чем желание я-психики выразить себя, показать свою значимость. Ответь мне, а ты чувствуешь, что за твоим образом скрыта активность чего-то более важного и определяющего, например, той же психики?
  • Света, ты стала чудной после аварии, говоришь словами, которых раньше не было в твоем лексиконе.
  • Слова - это тоже формы, за ними, как и за образами, скрыто определенное содержание. Новые слова - это формы, за которыми скрыто более глубокое содержание. Так, что стоит за твоим образом присутствия в жизни?
  • Не знаю, но точно не сверхъестественные силы - Он улыбнулся и посмотрел на меня. - Ты как-то сказала, что небытие тебе открыл Он - в Него я точно не верю.
  • Но под Ним я имела в виду не Бога, а силы более развитых цивилизаций. Они открывают перед избранными глубины существования и будущее человечества.
  • О Них я не думал, но уверен, что Им тоже до нас нет никакого дела.
    Хотя за своим как ты говоришь образом, я действительно чувствую некую силу, которую не могу обозначить словами. Но она есть, она позволяет мне противостоять мнению окружающих.
  • Это твоя психика.
  • Света, я не сильно понимаю, что ты подразумеваешь под психикой, но знаю одно, та сила, которая стоит за моим образом, совершенствуется. Честно признаюсь, наступали времена, когда я готов был отказаться от своих принципов и уступить требованиям родителей, знакомых. Было тяжело от постоянного противостояния, непонимания, скандалов. Я сам видел, что мое показное выделение, мой одиозный образ жизни, действительно вредит мне и не сулит перспектив и светлого будущего. Мои одногодки добивались маленьких побед, покупая машины, жилье, соблазняя красивых девушек, а я со своими принципами и взглядами на жизнь не мог на все это рассчитывать. Максимум, что меня ожидало, прослыть чудаком и вызвать жалость у какой-нибудь матери-одиночки или такой же сумасшедшей как я.

Причем я не утверждаю, что повседневные радости и мелочи мне не нравились - нравились! Нравились машины, показная беспечность, тусовки по ночам, близость с красивой девушкой. Моя проблема заключалось в другом - я от этого быстро уставал и меня тянуло к чем-то более весомому, глубокому, устоявшемуся и прогнозируемому. Постоянная смена декораций и ролей в молодежном движении быстро истощала меня и выматывала, и меня тянуло назад к тишине, к одиночеству, к общению с книгами. Первое время я никогда не отказывался от предложений сверстников покуражиться, окунуться в превозносимую ими суету жизни, - я с головой окунался в нее, быстро пресыщался, и возвращался назад в свой мир более окрепшим и уверенным в правильности своего выбора. Так и бегал, пока не понял, что та внутренняя сила, которая помогала мне выдерживать прессинг окружения, настолько укрепилась, что я мог с равнодушием взирать на любой негатив к себе и к своему образу жизни, и совершенно не завидовать «достижениям» моих сверстников. Я уже точно знал, что за глянцем их образа жизни - пустота, полное отсутствие содержания.

  • Но я про все эти твои сомнения ничего не знала.
  • Ты про многое не знаешь, потому что в нашей жизни каждый человек занят собой. Даже за вниманием близких людей часто скрыта потребность в действии, чем искренняя забота и участие о твоей судьбе.
  • Извини, это моя ошибка.
  • Прощаю, сестра. - Брат улыбнулся. - Пока ты была занята бизнесом и семьей, я начитывал литературу, изучал языки. Ведь я не просто прячусь от людей и делаю им назло - я расширяю свой кругозор и углубляю знания в области, которая меня интересует.
  • О какой области знаний ты говоришь?

Саша замялся, внимательно посмотрел на меня, потом все же ответил:

  • Об истинном месте человека в этой жизни - о приоритете индивидуального, внутреннего.
  • А ты уверен, что выдержишь неприятие со стороны окружающих, что они не сломают твой показной индивидуализм?
  • По большому счету, как такового неприятия я не ощущаю - это больше воображение отца и отсутствие у меня стремления к материальным символам современности: машине, отдельному жилью, деньгам. К тому же, постоянное противостояние укрепляет мое «я» изнутри - я научился защищаться, глубоко прятать сокровенное и наиболее болезненное. А ты знаешь, насколько болезненны чужие прикосновения к внутреннему «я»?
  • Нет, ничего подобного еще не испытывала.
  • А я испытал, когда впустил в свой мир одну девушку. Я доверился ей, открылся, и как профессионально она подыграла мне. Я обнаружил ее лицемерие случайно, когда в одной подвыпившей компании услышал слова, которые говорил только ей. Ты представляешь, оказывается, она все мои откровения рассказывала подругам, а те своим парням и то, что я считал нашей большой тайной, передавалось из одной пьяной компании в другую. Мой внутренний лелеемый мир был выставлен на обозрение всех, кого я знал и не знал. Ты даже представить себе не можешь какой стыд и какую боль я испытал. Они исковеркали содержание моих целей, опошлили мои сокровенные желания, высмеяли рожденные в страданиях и муках мысли.
    Пьяные и отвратительные в своих животных желаниях они смеялись мне в глаза, а я ничего не мог сделать. Сам виноват.
  • И что было дальше?
  • Я бросил ее, перестал общаться со сверстниками, еще больше замкнулся в себе. Мой мир словно вывернули наизнанку не оставив ни капли интимного и девственного. Они знали обо мне все, потому что от нее у меня не было секретов. Я ведь хотел приобщить ее к своему миру, заинтересовать перспективой, совместным творчеством. Но получилось слишком пошло и больно. Очень больно.
  • Но ты же выдержал.
  • У меня не было другого выбора. Они отрезали мне пути к отступлению, и мне ничего не оставалось другого как идти дальше, но уже в одиночку.
  • Жалеешь о случившемся?
  • Сильно. Года два-три я залечивал внутреннюю боль, восстанавливал разрушенное спокойствие. Но теперь все нормально, меры безопасности соблюдены, и как видишь я по-прежнему чудной и не поддающийся увещеваниям родителей.
  • Так ты считаешь, что выбранный образ присутствия в жизни тяжело заменить на новый?
  • Тяжело, но возможно. Окружающие люди ко всему привыкают. По большому счету им безразличен твой образ жизни и твои принципы. Ты будешь им интересна в любом образе, если им что-то от тебя нужно. Скажу одно, если ты приносишь им пользу, если общение с тобой выгодно им, они смирятся с любым твоим чудачеством. Например, я достиг профессионального уровня в программировании, и каким бы я не слыл чудаком, ко мне все обращаются, идут, просят, и им совершенно нет дела до моего образа жизни. Наоборот, я им очень интересен, потому что за копейки делаю то, за что другие берут хорошие деньги.
  • А что тебе мешает брать деньги?
  • Принципы. Я не хочу уподобляться другим. Я выполняю только ту работу, которая мне интересна и развивает мой кругозор. Это мое состояние души, которое не имеет ничего общего с материальными ценностями. Поэтому как специалист и профессионал я ценен и востребован, но как бизнесмен и перспективный отец прожорливого семейства я умер, так и не родившись.
    Но, думаю, что кроме отца, это никого больше не волнует.

***

Разговоры с братом подготавливали меня к вступлению в жизнь. Интересно, а как воспримут мой новый образ присутствия знакомые, партнеры по бизнесу?

Я попросила маму пригласить ко мне Наташу, мою хорошую знакомую, с которой мы не раз пересекались по бизнес проектам. Мне было интересно, как она воспримет мою изменившуюся систему взглядов на жизнь.

Наташа вся яркая и броская вошла в палату, наполнив ее запахом дорогих ароматов и здоровьем сексуального, ухоженного женского тела.

  • Светочка сочувствую, но жизнь продолжается. - Она обняла меня, немного всплакнула на моей груди, и во всем этом было столько искренности и заботы, что я была бесконечно благодарна ей. Что-что, а неискренность и наигранность я стала воспринимать каким-то шестым чувством.
  • Спасибо, что пришла.

Наташа вложила свою руку в мою, и я впервые почувствовала тепло от чужого прикосновения. Ощущение собственного тела возвращалось ко мне, но именно Наташина рука впервые настолько полно и ярко пробудила во мне ощущение чужого тела. Я впервые в красках и эффектах прочувствовала соприкосновение своего и чужого тела, и мне это понравилось, меня это возбудило.

  • Ты все хорошеешь. - Я отдала ей должное.

Наташа улыбнулась:

  • Про тебя такое не скажу, но, зная тебя, уверена, ты все наверстаешь.
  • Наверстаю.

Мы помолчали, с нежностью осматривая друг друга. Неужели я смогу вот также хорошо выглядеть?

  • Мне сказали, что ты ударными темпами поправляешься, рвешься в работу?
  • Да, устала от этого вынужденного безделья. Хочу успеть реализовать в жизни все то, что надумала на этой вот кровати.
  • А ты готова к этому? Может, стоит еще подлечиться в санаториях?
  • Наталочка, санатории для меня опасны - там слишком много свободного времени. Сама понимаешь, в моем положении спасение только в загруженности, в самоотверженной работе по восстановлению того, что уже распалось, или в организации чего- то нового и для меня интересного.
    Ты ведь знаешь, родители продали офис, коллектив разбрелся, придется все начинать с начала.
  • Светочка, я в курсе твоих проблем и честно, когда шла к тебе, решала, как и когда правильно сделать тебе деловое предложение. Мы с тобой не один раз выручали друг друга, ни один год знаем друг друга и, надеюсь, ценим и уважаем. В твоей ситуации могла оказаться и я, убереги Господи, поэтому, с учетом сложившихся обстоятельств, хочу предложить тебе партнерство. Ты мой бизнес знаешь, прекрасно понимаешь, что моя маркетинговая служба хромает, и я многое из-за этого теряю. Твоя энергия и талант строить отношения с людьми у меня всегда вызывали восхищение, но я прекрасно понимала, что это дар, и что лично мне это не дано. Я пыталась компенсировать этот пробел в бизнесе наемными рабочими, но у них получалось еще хуже, чем у меня. Поэтому предлагаю тебе пятьдесят на пятьдесят - мои деньги, мой бизнес, твоя организация и свежий взгляд на его структуру и перспективы.

Я опешила и растерялась - к такому повороту событий я совершенно не была подготовлена.

  • Наташа, но ведь это не совсем честно.
  • Честно. Знаю, что деньги ты не возьмешь, а с твоей деловой хваткой ты и себе заработаешь и мне доходы повысишь.
  • Спасибо тебе большое, Наталочка. Но ты даже не догадываешься, какие изменения произошли во мне, насколько сильно поменялся мой внутренний мир. - Я с трудом сдерживала слезы. Все-таки не зря я прожила в той жизни, иметь таких подруг - это говорит о качестве общения!
  • Светуль, я же не предлагаю тебе жить вместе. - Наташа с улыбкой посмотрела на меня. - Это когда люди собираются соединить свой быт и свою судьбу, они выясняют совместимость своих взглядов на жизнь, а у нас с тобой отношения сугубо деловые. Надеюсь, у тебя не исчезло желание много зарабатывать?
  • Наоборот, усилилось.
  • Вот это для меня самое главное. Наше партнерство подразумевает одну важную составляющую: чем больше зарабатываешь ты, тем больше зарабатываю я.
  • Наталочка, у меня поменялись только критерии, куда тратить деньги.
  • А вот это меня совершенно не интересует. Это, как говорит один из моих мужчин - «дело интимное»: у меня свои взгляды на жизнь, у тебя свои. Главное, чтобы у нас было полное согласие по ведению бизнеса, а судя по твоему настрою, я уверена, что мы в этом вопросе достигнем полного взаимопонимания.
  • Достигнем.
  • Это главное. А что касается изменений произошедших в тебе, Светуля, меньше об этом рассказывай людям. То, что произошло с тобой, не пожелаешь и врагу, поэтому было бы удивительно, если бы эта трагедия не отразилась на твоем восприятии жизни. И поверь мне, тебя многие поймут, а те, кто не поймет, они просто не достойны твоего внимания, поняла?
  • Поняла.
  • Насколько я поняла, ты уже в состоянии работать, поэтому чтобы спасти тебя от больничной скуки я уже завтра пришлю тебе свою помощницу, и она начнет вводить тебя в курс дел. Раз ты этого желаешь, я приложу все усилия, чтобы ты уже с завтрашнего дня с головой окунулась в текущие проблемы теперь уже нашего совместного бизнеса. Тебя такой ход событий устроит?
  • Устроит. - Я не смогла сдержать слез благодарности: вместо ожидаемых сложностей и проблем с вхождением в повседневную жизнь, я встречала понимание и участие сначала от брата, теперь от Наташи.
  • Света, не плачь, а то я тоже расплачусь и испорчу из-за тебя макияж, а у меня еще впереди две серьезных встречи: шестидесятилетний папенька, который за секс со мной готов раскошелиться на немаленькую сумму, и симпатичный наглец, за секс с которым я сама готова приплатить.
  • Не буду, спасибо тебе Наталочка.
  • Настраивайся на работу, подруга. Бай-бай.

***

Чем ближе приближалось мое выздоровление, тем радикальней мне приходилось принимать меры, обеспечивающие мое повторное вхождение в бытие. В один из вечеров, когда были проделаны все процедуры, и мы вдвоем остались с мамой, я попросила ее:

  • Мама, выполни, пожалуйста, одну мою просьбу.
  • Какую? - мама испугано посмотрела мне в глаза. В последнее время она стала бояться меня и моих решений, и этот страх вызывал во мне, одновременно и жалость к ней и раздражение.
  • Я не знаю, как это сделать, но вы с папой умные люди, придумаете, короче, я хочу, чтобы эти столпотворения сочувствующих и соболезнующих у моей кровати прекратились. Честно скажу, со многими из них я перестану общаться, а некоторых, если они еще раз придут, просто выгоню. Для меня достаточно общения с вами, с Сашей и с теми людьми, которых я сама приглашаю. Все остальное окружение, нравится вам это или нет, но я обязательно поменяю.
  • Как поменяешь? - В глазах мамы стоял тот же испуг.
  • Заменю другими людьми, более достойными и качественными.
  • Как это качественными?

Я уже успела привыкнуть к тому, что окружающие часто не понимали глубину моих мыслей и выводов. Одни списывали это на шутку, и я подыгрывала им, другие, понимали не правильно, и я не поправляла их. Но в случае с мамой, мне захотелось очередной раз посвятить ее в открывшиеся мне глубины существования, захотелось присоединить ее к числу посвященных, избранных.

  • Понимаешь мама, за людьми, за их поступками и внешним образом, стоит совершенство их психики, то, что в принципе и делает человека не просто человеком, а индивидуальностью, личностью. Чем выше совершенство психики, тем образ жизни людей основательней, устойчивей и масштабнее. Они не столь поверхностны и изменчивы, не пытаются объять необъятное, соизмеряют свои возможности и ограничивают потребности. Они не падки на мелочи, не стремятся реализовать себя во всем, на самом деле, оставляя начатые проекты незавершенными, не прячутся за спины других и не присваивают себе чужие заслуги. Они творят, максимально воплощая свое присутствие в жизни в масштабных и глубоких проектах.

Остальная масса народа - это флюгеры, которые хаотично следуют за порывами ветра, не зная, где они окажутся в следующий момент. И, безусловно, такие люди ненадежны в общении, они рядом со мной, потому что сейчас им это выгодно, для них это имеет какое-то значение. Но как только ветер поменяется, они предадут меня и переметнутся к другим, очерняя и злословя по моему адресу. Поэтому лучше от таких избавиться сразу, чем потом, когда они войдут в жизнь, бизнес, и у них появятся аргументы для сплетен и наветов. Лучше общаться с несколькими совершенными психиками, которые направлены на полноценную реализацию внутренних потенциалов, чем тратить время на десяток флюгеров, только отнимающих драгоценное время и внимание. Совершенные психики стимулируют внутренний рост, расширяют кругозор и открывают перспективы, а флюгеры только расслабляют и пользуются твоими достижениями, взамен не предлагая ничего значительного и стоящего.

  • Но как ты их различаешь? - Мама по-прежнему с недоверием смотрела на меня, пытаясь вникнуть в содержание сказанного.
  • Мама, люди с несовершенной психикой, или точнее с психикой, в основании которой заложена неустойчивая система взглядов, слишком суетливы, переменчивы и непостоянны. Чем больше человек говорит о любви и надежности, преданности и готовность помочь, чем больше он показывает свое внимание и заботу, тем он менее надежен. Продолжительное чрезмерное внимание на проблемах другого - это первый признак неискренности, потому что природно психика каждого человека - индивидуальна и эгоистична. Она предназначена для организации в бытии собственного присутствия, реализации внутренних творческих потенциалов в чем-то самостоятельном, непохожем и знаковом. А когда человек показывает, что ты для него центр вселенной - это лукавство, за этим однозначно кроются какие-то иные, корыстные причины, или же несовершенство внутреннего «я».
  • Выходит и мы с папой корыстны? - От обиды у мамы даже навернулись на глазах слезы.
  • Мама, не говори глупостей, мы с вами одной крови, а я говорю о людях посторонних, с которыми я связана только бизнесом или второстепенными интересами. - Но мама все равно не приняла моих объяснений, обиделась и, отвернувшись к окну, заплакала. Мне самой было неприятно и больно, - меньше всего хотелось расстраивать маму.
  • Мама, извини, не плачь, ты очередной раз меня неправильно поняла. На самом деле у человека есть круг очень близких и дорогих ему людей, общение с которыми не укладывается ни в одни рамки целесообразности и логики, а есть остальные люди, поведение с которыми просчитывается и аргументируется. - Я сама не знала, для кого я это рассказываю - мама меня все равно не слушала. Как человек эмоциональный, она быстро обижалась, но, что радовало - так же быстро и отходила.

Дождавшись, когда мама успокоится, я закончила:

  • Я хочу попросить тебя передать папе мою просьбу - пусть он продаст нашу с Димой квартиру.

Мама только горько покачала головой:

  • Но, зачем, Света? Тебя уже скоро выпишут, денег хватает, мы поможем рассчитаться с долгами, ведь ты сама говорила о том, что эта квартира дорога тебе.
  • Мама, я не то имела в виду, но, в любом случае, я не хочу в нее возвращаться. Мне хочется, чтобы ни одна вещь не напоминала мне о моем прошлом, я хочу максимально вычеркнуть его, устранить любые напоминания.
  • А в сердце?
  • Это мое личное дело. Я уверена, что смогу переориентировать свою внутреннюю боль и реализовать ее в чем-то полезном для общества. Хочу успеть воплотить в жизни что-то масштабное и важное, чтобы было с чем предстать в Чистилище и объяснить им свое предательство.
  • Какое предательство? - не поняла мама.
  • Ведь они звали меня за собой, а я отказалась, выбрала восхождение в бытие.
  • Ты по-прежнему веришь в свои космические сны?
  • Мама, не просто верю, а постоянно думаю над тем, как быстрее и полнее воплотить их в повседневную жизнь.
  • Ох, доченька-доченька, а что с мебелью делать?
  • Продайте или себе заберите.
  • Нам она не нужна, спасибо, а продажей мебели мы никогда не занимались. - Мама выглядела растерянной и явно уставшей. В последнее время после нескольких крупных разговоров, она убедилась в бесполезности увещаний и споров со мной, но решение продать квартиру ее по-прежнему сильно смущало.
  • Мама, есть тысячи фирм, которые занимаются этими вопросами, воспользуйтесь их услугами. И, пожалуйста, не спорь, я бы могла этот вопрос и без вас решить, но не хочу, чтобы на этом еще кто-то наживался.
  • Но какую ты хочешь цену за квартиру, мебель?
  • Какую дадут. Отец сможет отстоять максимальную, ему я доверяю. Сколько дадут, за столько пусть все и распродает.
  • А где ты жить будешь?
  • Пока сниму квартиру, собственное жилье мне сейчас не

нужно.

Мама только покачала головой.

  • А не торопишься ли ты Света, не будешь потом жалеть?
  • Мама, обо всем, о чем могла, я уже пожалела, а сейчас мне остается только жить и наверстывать упущенное.
  • Хорошо, я передам папе твою просьбу.

***

На днях предстояло снятие гипса. Я видела, как родители переживали за меня, боялись, что мой изрезанный шрамами внешний вид вызовет у меня еще один столь нежеланный для моей неокрепшей психики нервный срыв. Никто из них по-прежнему не понимал меня - внешний вид тела, даже с учетом нерадостных перспектив, перестал меня сильно беспокоить. Я знала, что главное сохранить в себе внутреннее содержание, укрепить образ присутствия в себе, а во внешнем образе, в присутствии для себя и для других, я смогу найти место для своего внутреннего «я».

  • Светочка, папа договорился в Крыму за санаторий, на следующей неделе мы возьмем тебе курсовку на два месяца. Отдохнешь, окрепнешь, восстановишься после больницы. - Мама прер- вала свою радостную тираду, увидев мой гневный взгляд. - Что-то не так, доченька?
  • Мама, какой отдых, какой санаторий? Забудь, меня уже на работе ждут.
  • Доченька. - Мама с трудом подбирала слова - твоему организму нужно окрепнуть для следующих операций, укрепиться, набраться сил.
  • Каких еще операций? - не поняла я.
  • Людмила Васильевна сказала, что через полгода тебе придется снова возвращаться сюда и вынимать спицы, только потом можно договариваться за косметические операции.
  • А почему мне об этом никто не говорил?
  • Людмила Васильевна нам только вчера об этом сказала.

Даже эта неприятная новость не могла испортить моего настроя на быстрое выздоровление.

  • Мама, переживем, все равно самое худшее позади.
  • Светочка, но как нам сказали, у тебя все тело в шрамах, в тебе зашито столько метала.
  • Что хоть в металлолом сдавай? - закончила я и сама невесело усмехнулась.
  • Зачем ты так. Мы с папой хотим как лучше: пока подлечишься от людских глаз долой, переждешь время, а там косметологи быстро все поправят. Ты у меня красавица.
  • Была мама.
  • И будешь.
  • Получается, что мне еще полгода ходить со спицами, потом снова на операционный стол, а потом еще предстоят операции у косметолога - минимум еще год в руках врачей?
  • Ну да, а что ты хотела? У тебя практически все кости были переломаны, живого места не осталось .
  • Перспективы нерадостные.
  • Вот и мы так с папой подумали. С этим нужно смириться, к этому нужно подготовиться, а работа подождет, с голоду мы не умрем.
  • Мама, за заботу обо мне огромное спасибо, но у меня совершенно другие планы в жизни.
  • Доченька, я знаю, что ты спешишь работать, творить, как ты выражаешься, но пойми одно - тебе надо долечиться, восстановиться, привести себя в порядок, а уже после начинать показываться на людях. Ведь ты же собираешься работать с людьми.
  • Неужели я буду такой страшной, что мне нельзя будет показываться на людях?
  • Безусловно нет, но в отличие от мужчин женщин шрамы не украшают.
  • А что, их нельзя будет прикрыть вещами или бижутерией?
  • Не знаю доченька, об этом тебе с Людмилой Васильевной нужно поговорить, но насколько я поняла, их будет слишком много.
  • Хорошо мама, спасибо, но давай пока оставим эту тему, мне действительно нужно работать, даже если придется это делать в парандже.
  • Но почему доченька?
  • Мама, назову тебе две основные причины: первая, я не хочу оставаться один на один со своим прошлым и, вторая - у меня появилось предназначение: я должна успеть сделать что-то масштабное и значимое в этой жизни.
  • Доченька, ты уже больше двух месяцев как пришла в сознание, а тебя эти мысли по-прежнему не отпускают?
  • Они наоборот, укрепляются и с каждым днем все сильнее требуют реализации.
  • Но это же сумасшествие, ты должна это понять!
  • Сумасшествие или нет, но только с этим мне разрешили вернуться назад в жизнь. Не будем об этом, мама. Знаешь, о чем я забыла тебя спросить, но этот разговор пусть останется пока между нами, договорились?
  • Договорились. - Мама снова робко и с опаской посмотрела на меня.
  • Когда я находилась в реанимационной палате в состоянии комы, меня часто посещал один кошмар - меня периодически била одна и та же санитарка.
  • Как била? - переспросила мама.
  • Рукой по лицу, по скованному гипсом телу.
  • За что била?
  • Не знаю.
  • Доченька, такого не может быть! Это платная клиника, с очень заботливым, профессиональным коллективом.
  • Мама, я уже поняла, что мое выздоровление обходится недешево, но речь о другом - когда я уже возвращалась назад, из небытия в бытие, этот кошмар не пускал меня обратно, в страшном свете представлял присутствие в бытии, вашу повседневную жизнь. К тому времени я уже привыкла к присутствию в небытии, и на возвращении настаивало только укрепившееся во мне предназначение, желание жить во имя моих погибших мальчиков. Но как только я начала восходить к бытию, возвращаться, надо мной как корка льда возникли эти ужасы с санитаркой. Они отпугивали меня от присутствия в бытии, разрушали желание возвращаться. Передо мной словно поставили выбор: небытие как сказка или бытие как сплошной кошмар, но я почему-то выбрала последнее. - И видя недоверие в маминых глазах, я с еще большей убедительностью закончила - Мама, она реально меня била. Я плохо чувствовала удары, но ее запах раздражения, возможно даже ненависти ко мне, до сих пор преследует меня и внушает нечеловеческий ужас. Неужели в действительности ничего подобного не могло быть?
  • Светочка, исключено! - мама с раскрытыми от ужаса глазами смотрела на меня. Каждым нейроном своей впечатлительной психики она сопереживала моему рассказу, и состояние ужаса довлело над ней самой.
  • Очень сильно выматывала борьба с этим кошмаром, ведь я должна была преодолеть страх возвращения и реализовать в бытии открывшееся во мне предназначение. Чем больше я шла на поправку, чем ближе было мое возвращение из состояния комы, тем отчетливей пробуждалось во мне желание ответить ей сдачей. Но я физически не могла этого сделать, я вся была в гипсе и поэтому, это состояние беспомощности и собственной слабости, позора от незаслуженного унижения, вызывало такую бурю эмоций, такое негодование, что я готова была умереть от злости на себя и на свою судьбу. Ведь никто никогда не мог безнаказанно меня обидеть и оскорбить, я всегда была готова ответить сдачей! Но потом я научилась управлять этой энергией обиды, аккумулировать ее, собирать и направлять в более спокойное, уравновешенное русло. Как хищник выслеживающий добычу, я научилась претворяться, выдавать себя за слабую, тем самым, обманывая противника, расслабляя и отвлекая его. Я выжидала свое время, более спокойно стала реагировать на ее оскорбления, потому что знала - мой ответ будет более сокрушителен, что не я, а она в этой дуэли жертва. И эта игра «в кошки-мышки» меня спасла - я преодолела неприятие бытия, и оно уже открылось передо мной в более душевных и притягивающих тонах.
  • Доченька, ты рассказываешь мне страшные вещи!
  • Мама, а ты уверена, что этого не могло быть?
  • Не знаю, Светочка, нужно Людмиле Васильевне все рассказать.
  • А вдруг этого всего не было? Ответь мне, пожалуйста, на еще один вопрос - кто-то умирал в моей палате?
  • Светочка, бог с тобой, кроме тебя в палате никогда никого не было!
  • Я и в реанимации лежала одна?
  • Конечно, в этом корпусе только одноместные палаты. Я не видела здесь, чтобы больные лежали по два человека.

Я была удивлена не меньше мамы. Выходит многое из того, что мне представлялось в состоянии комы, на самом деле не происходило? Так может, и жестокой санитарки не было в действительности?

  • Мама, ты никому о моих галлюцинациях не говори, хорошо?
  • Но может Людмиле Васильевне об этом все же стоит рассказать?
  • Я сама расскажу при встрече.

***

С Людмилой Васильевной, моим лечащим врачом, отношения у меня сложились теплые и доверительные, поэтому, когда она взволнованная и красная вошла ко мне в палату, я поняла, что мама первая рассказала ей о нашем разговоре.

  • Светочка, я понимаю, что возможно подвожу вашу маму, но я ей так и сказала, что такие разговоры нужно выносить на обсуждение с лечащим врачом, а не замыкаться в себе и пытаться самостоятельно в них разобраться. У вас были тяжелейшие переломы и сотрясения, большая потеря крови, и, безусловно, это не могло не сказаться на работе вашего головного мозга. Вы знаете, что наши хирурги вас дважды вытаскивали с того света?
  • Да, я это ощущала.
  • Вот видите, вы еще раз подтверждаете результаты последних исследований в области медицины - пациент в состоянии комы ощущает ход основных событий, правда в несколько искаженном свете. А как вы это ощущали, образами?
  • Да, я все глубже низвергалась в небытие и практически терялась в нем. Я соприкасалась со смертью и исчезала как целое.
  • А в каком образе вам представлялась смерть?
  • Как разрыв моего внутреннего «я» - я-мивроззрения. Смерть представлялась, как обезличивание, как разрушение внутренней системы взглядов и низвержение к небытию.
  • А что такое небытие?
  • Небытие - это пространство существования разорванных я-мировоззрений всех умерших поколений, которое формирует фундамент присутствия человека в масштабах Земли и Вселенной. По большому счету, небытие - это мерное течение основы человеческого существования и мира предшествующего и сосуществующего с ним. Умирая, я словно опускалась в глубины существования мира и оттуда обозревала за течением первозданного, определяющего.
  • Но как вы могли что-то обозревать, если у вас функционировало только тело, ваш мозг был почти мертв.
  • Наоборот, я жила только на уровне собственной психики, и на фоне полумертвого тела функционирование психики было ярким, выделяющимся. Я совершенно не чувствовала собственного тела, моя психика была полностью от него оторвана, поэтому все это время я жила только в себе, в основах своего внутреннего «я».
  • То есть, состояние комы воспринимается как жизнь внутри собственного «я»?
  • Мне тяжело связать внешние проявления со своим внутренним состоянием, потому что, повторяю, я совершенно не чувствовала своего тела. Я присутствовала в жизни исключительно на уровне тлеющей активности своего мозга и в зависимости от его активности то возвращалась в бытие, то низвергалась в небытие. Возвращение в бытие у меня ассоциировалось с восстановлением активности моего сознания. В этом случае оживало мое внутреннее «я» и я могла осуществлять самоанализ своего состояния, обозревать структуру и функции психики, осуществлять любую мыслительную деятельность. Активное сознание обеспечивало мне полноценное присутствие в бытии, только без ощущения собственного тела.
  • А как вы попадали в небытие?
  • А небытие у меня ассоциировалось с активностью подсознания, которая подавляла активность сознания и мое внутреннее «я» лишалось самостоятельности и значимости. Оно превращалось в игрушку диких стихий и уносилось в глубины психики, в которых как раз и открывалась связь между психикой и допсихически- ми уровнями жизни. Все, что предшествовало современному человеку, обеспечивало его формирование и развитие в масштабах Земли и космоса - это и есть небытие. Проваливаясь в глубины подсознания мое «я», в отличие от «я» других людей, не разрывалось природными силами на составляющие, не обезличивалось, а оставалось целостным, что и позволило мне обозревать многое из предшествующего и определяющего человеческое бытие.
  • А что помогло вам вернуться из небытия?
  • Это самое сложное и в природе практически невозможное. В основном, низвержение в небытие не имеет обратного хода, у разорванного я-мировоззрения нет шансов вновь «собраться», обрести целостность. Возвращение назад в бытие связано с обратным переходом: от обезличивания к обретению целостности, первичной индивидуальности внутреннего «я». Я думаю это в принципе невозможно.
  • Но вы же вернулись?
  • Не просто вернулась, я часто уходила в небытие и возвращалась из него, - для меня эти переходы стали обычными и будничными. Поначалу они сопровождались болями, причем не на уровне тела, а на уровне разрывающейся в противоречиях психики. Но с каждым переходом боль уменьшалась, и я переходила из одного состояния в другое легко и быстро. Я думаю, что в моем случае не происходило обезличивания, разрыва внутреннего «я» - мое «я» попадало в небытие целостным, возможно, поэтому я могла возвращаться назад в бытие. Я до сих пор отчетливо помню, как силы небытия пытались разорвать целостность моего «я» - это жуткие ощущения. Но я выстояла, «уцелела», сохранила основу своей психики, поэтому, наверное, и разговариваю с вами. А ощущение тела вернулось ко мне совсем недавно. Оттуда, из глубины функционирования психики, выздоровление - это возвращение ощущения те- ла: чем больше я его чувствую, тем ближе восстановление гармонии в его структуре и функциях.

Я видела, что мой рассказ впечатлил Людмилу Васильевну, она сидела задумавшись, углубившись в анализ услышанного от меня.

  • А вам разве до меня никто об этом не рассказывал?
  • Рассказывали, но не так убедительно. Светочка, а когда вас стали посещать видения жестокой санитарки, издевающейся над вами?
  • Впервые я с ней встретилась, когда прошел кризис, и я в противостоянии с небытием отстояла целостность своего «я». Я знала, что именно с этого момента начнется мое восхождение назад, к бытию, мое выздоровление. Я возвращалась из ставшего привычным небытия в бытие, но образ санитарки возник словно препятствие, преграда, которая отпугивала меня, заставляла отказаться от выбора.
  • Какого выбора?
  • Однажды, низвергаясь в пустоту, к смерти, я попала в ситуацию, когда Он, поставил меня перед выбором: или идти за моими мальчиками и навсегда остаться в небытии, или же отказаться от них, предать и вернуться назад в бытие. Я нашла оправдание и выбрала второй вариант, хотя первый казался мне ближе.
  • А кто это Он.
  • Людмила Васильевна, а вы не отправите меня в психушку?
  • Света, не говори глупостей, в твоих видениях нужно разобраться, потому что они символами указывают на тот путь, который прошла твоя психика в состоянии комы.
  • Он для меня ассоциировался с космической силой предшествующих состояний материи и возможно, высокоразвитых цивилизаций.
  • А что такое состояния материи?
  • Это предшествующие человеку системы неорганического мира и жизни.

Людмила Васильевна задумчиво покачала головой:

  • Сложно, но разобраться можно. Получается, что как только ты выбрала путь назад, т. е. прошла полосу кризиса, ты столкнулась с тем, что в образе жестокой санитарки бытие тебя начало отвергать, отпугивать?
  • Примерно так, только, с моей точки зрения, это был не образ, а реальный человек, которого я могу даже сейчас узнать по запаху.
  • После того, как тебя перевели в это крыло, ты с этой женщиной не встречалась?
  • Нет.
  • Ты считаешь, что она из реанимационного отделения?
  • Да, я так думаю. Людмила Васильевна, я ее ощущала так отчетливо, в таких деталях, что на образ или галлюцинацию она никак не походила.
  • А смерть соседа ты также отчетливо ощущала?
  • Людмила Васильевна, вы принимаете меня за сумасшедшую?
  • Светочка, это очень важные вопросы, поэтому давай в них разберемся. Если бы я принимала тебя за сумасшедшую, то рядом со мной бы сидел психиатр, и мы бы уже с ним наблюдали тебя.
  • Хорошо, действительно смерть соседа я ощущала также отчетливо, как и ту санитарку. Только с соседом на уровне психики я общалась только один раз, а санитарка меня преследовала минимум раз шесть.
  • Но с момента поступления к нам, ты постоянно была одна. Я еще раз пересмотрела твое личное дело - с момента поступления до настоящего времени ты постоянно находилась в одноместной палате. А как в нашем отделении, так и в реанимационном, в одноместную палату даже при огромном желании невозможно поставить вторую кровать.
  • Выходит, что все эти события, мой бред?
  • Светочка, мы сейчас в этом с тобой и разбираемся. Дело в том, что палаты такого уровня обслуживают самые подготовленные медсестры, там нет санитарок. Но даже если допустить субъективное отношение к тебе со стороны медработника, ей нет смысла тебя бить, потому что за каждой палатой закреплены конкретные люди и при желании их всегда можно найти. Кроме этого в палатах установлено круглосуточное видеонаблюдение, поэтому, все, что происходило с тобой можно при желании просмотреть в записи. - Людмила Васильевна задумалась - А повтори, пожалуйста, почему своего соседа ты ощущала только один раз?
  • Потому что он умер, его тело вывезли, а других больных в палату не завозили.

Людмила Васильевна, словно открыв для себя что-то важное, даже подалась вперед:

  • Светочка, этого просто не может быть! Я работаю в этой больнице уже больше пяти лет, и у нас еще не было ни одного смертельного случая. Для больницы смерть пациента - это больше чем чрезвычайное происшествие, это катастрофа! Если бы твой сосед умер, нашу частную клинику уже давно бы закрыли.
  • Но он действительно умер, я сама провожала его в последний путь и наблюдала как его внутреннее «я» разорвалось на мелкие составляющие и исчезло в движении небытия!
  • Светочка, теперь я уверена, что во всех ваших кошмарах и видениях замешаны побочные эффекты тех препаратов, которые мы вам кололи. Есть целый ряд таких препаратов, которые побочно вызывают у человека галлюцинации.

Я обратила внимание, что Людмила Васильевна в обращении ко мне путается, переходя то с «вы» на «ты», то наоборот. Когда она взволнована и задумчива - она обращалась ко мне на «ты», когда официальна и строга - то на «вы». Возможно, это следствие существования ее психики в двух несовместимых образах врача и просто женщины?

  • Людмила Васильевна, но мне эта санитарка делала реально больно! Я просыпалась от физической боли, которую до нее совершенно не ощущала!
  • Светочка, я проконсультируюсь с коллегами, но уверена, что это галлюцинации. Медперсоналу нет смысла бить пациентов, потому что у нас частная клиника - не будет пациентов, мы не сможем получать зарплату. Но даже в государственных больницах такое отношение к больным исключено. Кроме того, видение соседа и его смерти в наших условиях в принципе нереально, поэтому, все, что ты видела - это не более чем надуманные образы.
  • Но я же не сумасшедшая!
  • Конечно нет, повторяю, это побочный эффект тех сильных препаратов, которыми мы выводили тебя из состояния комы.

***

Прошло еще несколько недель: постепенно с меня сняли гипс, бинты, я научилась самостоятельно передвигаться. Как оказалось, внешний вид моего тела был не столь ужасен, как я ожидала: шрамов было много, но все они прикрывались одеждой и бижутерией, единственное мне теперь предстояло ходить в штанах и в блузках с длинными рукавами и высоким воротником, закрывающим шею. Шрамы на лице были практически незаметны. В принципе, все складывалось намного лучше, чем я ожидала.

Несмотря на доводы и приведенную аргументацию со стороны Людмилы Васильевны и ее коллег, я по-прежнему считала, что меня избивали в реанимационной палате, и эта мысль оставляла неприятный отпечаток от пребывания в клинике и подогревала желание побыстрее ее покинуть. Иногда, правда, пробуждались сомнения в достоверности видений, потому что все, у кого я осторожно выпытывала, в один голос утверждали, что смерть в клиниках такого уровня, действительно, в принципе невозможна - безнадежных больных сюда не принимают или же вовремя выписывают, чтобы не нарушать статистику.

В любом случае, чтобы раньше времени не прослыть сумасшедшей и не затянуть свою выписку, я прилюдно согласилась с тем, что все мои видения это бред, и больше этот вопрос не поднимала. Возможно, Людмила Васильевна и подозревала о моем внутреннем несогласии, но внешне моя позиция никак на наших отношениях не отражалась. На очередном медосмотре я поинтересовалась:

  • Людмила Васильевна, насколько я понимаю, дело идет к выписке? - Я чувствовала себя совершенно здоровой, поэтому каждый новый день в больнице давался мне все труднее.
  • Не совсем, но думаю, недели через две я вас выпишу. Вы сами нам помогаете, поэтому ваше выздоровление идет гораздо быстрее, чем мы все ожидали.
  • В таком случае, у меня к вам есть несколько вопросов сугубо личного характера, только прошу вас, ответьте на них откровенно, это возможно? - и, встретив тревожный взгляд своего лечащего врача, поспешила добавить - Они никак не связаны с моими видениями, честно.
  • Пожалуйста, почему бы и нет.
  • Людмила Васильевна, мой организм восстановил все свои функции, или какие-то все-таки утратил?
  • Светочка, не совсем понимаю ваш вопрос, вы говорите прямо, не стесняйтесь.
  • Хорошо, я смогу еще рожать?

Людмила Васильевна улыбнулась.

  • Месяцев шесть-семь придется подождать, потому что вам предстоит еще несколько раз ложиться на операционный стол, а так конечно, как женщина вы абсолютно здоровы - рожайте столько, сколько вам захочется.
  • А в плане чувствительности после всех этих операций мое тело ничего не потеряло?
  • Абсолютно, в этом вы можете удостовериться хоть прямо после выписки. Подчеркиваю, вы абсолютно здоровая женщина за исключением двух «но»: первое, еще около месяца вы будете чувствовать усталость и недомогание, потому что ваш организм отвык от полноценных нагрузок и ему нужно время, чтобы войти в тонус, и второе, не забывайте, что в вашем теле около трех килограмм чужеродного металла, который через полгода мы вам удалим. Еще есть вопросы?
  • Есть. - Но последний вопрос был для меня самым неприятным. Я никак не могла решиться задать его, хотя именно он меня больше всего беспокоил.
  • Светлана, ну же, говорите, на вас это не похоже.
  • Честно, Людмила Васильевна, стыдно говорить, со мной такого никогда не происходило.
  • Что вас беспокоит, рассказывайте.

Преодолевая себя, с трудом подбирая слова, я выдавила:

  • Дело в том, что последние две недели я боюсь засыпать. Мне начали сниться странные и неприятные сны. - Я опять замялась, но, видя вопрошающий и непонимающий взгляд своего лечащего врача, закончила. - Как только я засыпаю, меня начинают ласкать чужие мужчины. Я попадаю в сумасшедшие оргии, которые, честно, не противны мне, а доставляют удовольствие. - Я следила за ее глазами, рассчитывая, что она засмеется, остановит меня, но она внимательно слушала меня, давая возможность высказаться. -

Короче, мне постоянно хочется секса, безумно хочется, как никогда не хотелось, и я его получаю в своих снах. Я сумасшедшая?

Людмила Васильевна улыбнулась:

  • Вы у нас третий месяц, основные жизненные функции у вас небыли нарушены и все это время работали нормально, поэтому возможно, привыкнув к регулярному сексу с мужем, ваш организм по-прежнему этого хотел и хочет. Он требует своего, и вы от этого никуда не спрячетесь.
  • Но ведь это не правильно, я только потеряла мужа, и совсем не хочу ложиться в постель с другим мужчиной. Может, припишите мне какое-нибудь лекарство, чтобы это желание оставило меня хотя бы на полгода? Ведь есть такие лекарства?

Людмила Васильевна пристально взглянула мне в глаза, но я выдержала этот взгляд.

  • Знаете Светлана, у каждой женщины бывают такие периоды, когда она сама выбирает: перетерпеть, устоять, или отдаться мужчине, в которых нет недостатка. Первый вариант, несильно хорош для вашего организма, как врач, я бы вам не советовала к нему прибегать, так же, как и к препаратам, понижающим вашу потенцию - это все временно, и вредно для организма. Второй вариант больше конфликтует с моралью: правильно это или не правильно, но зато способствует нормальному функционированию вашего организма. Вам самой выбирать варианты, ведь в состоянии комы у вас уже был выбор?
  • Вы считаете, что прибегнуть к лекарствам не самый лучший вариант?
  • Да, с моей точки зрения у всех у них есть побочные эффекты, которые вам, женщине собирающейся рожать, совершенно ни к чему. Здесь больше зависит от выбора на уровне психики: или сознательно подавить в себе желание половой близости или же найти примирение с внутренней совестью. Это вам решать.
  • С примитивными потребностями физиологии не сильно поспоришь.
  • Она же первична, поэтому и должна удовлетворяться в первую очередь.
  • А где же этих мужчин искать, по улицам ходить и себя предлагать?
  • Есть Интернет, сайты знакомств, там этого добра всегда хватает. Только не забывайте о безопасности секса!
  • Но кому я нужна с моей внешностью? - Я сама не понимала, что говорю, но чувствовала, что второй вариант, мне был ближе.
  • У вас нормальная внешность: лицо целое, с одним шрамом, а все остальное с вашей фигурой, грудью, они не досмотрят, просто потеряются.

Она улыбнулась.

  • Еще есть вопросы?
  • Нет, спасибо.
  • Тогда выздоравливайте и обдумывайте свое возращение к людям. Только не спешите с решениями, вы женщина мудрая, у вас все получится.

Людмила Васильевна развернулась и вышла, оставив меня наедине со своими мыслями. И мне действительно для себя нужно было принять целый ряд важных решений.

 

<< |
Источник: Базалук О. А.. Сумасшедшая: первооснова жизни и смерти: Монография.              / Олег Базалук. — К.: Кондор,2011. — 346 с.. 2011

Еще по теме Глава 12. Сумасшедшая: бред второй:

  1. ПИСЬМО ПЯТОЕ СХОЛАСТИКА
  2. 1843 г.
  3. Глава XIАПОЛОГИЯ ВЗГЛЯДОВ, СОДЕРЖАЩИХСЯВ ЭТОМ СОЧИІІЕИІІИ; О БЕЗБОЖЬЕ;СУЩЕСТВУЮТ ЛИ АТЕИСТЫ?
  4. Глава 8. Маневренная война, террор и начало иностранной интервенции (июль – сентябрь 1936 года)
  5. Теософия о Христе
  6. 39. Что значит отлучение от церкви?
  7. ГНОМЫ И АПОФТЕГМЫ, СОБРАННЫЕ ИЗ РАЗНЫХ ИСТОЧНИКОВ 6.
  8. ЧТО ДАЛЬШЕ?
  9. Содержание
  10. Глава 9. 'Возвращение в бытие
  11. Глава 10. Сумасшедшая: бред первый
  12. Глава 12. Сумасшедшая: бред второй
  13. 2. Мифотворчество и информационный   потенциал  газетной  прессы
  14. Т. А. Михайлова «ПРОТИВ ЖЕНЩИН, КУЗНЕЦОВ И ДРУИДОВ. ..»: ВЕРА В ЖЕНСКУЮ МАГИЮ В ТРАДИЦИОННОЙ ИРЛАНДСКОЙ КУЛЬТУРЕ