<<
>>

Глава 9. 'Возвращение в бытие

оченька, ты слышишь меня? - голос матери звучал рядом, но не казался родным - в памяти еще свежими оставались следы обозрения фун-

даментального. Неожиданно возникла мысль, если мое существование так ничтожно в масштабах фундаментального, то какова значимость я-психики мамы, которая все годы своей жизни отдала сохранению семьи, заботе об отце и воспитанию нас с братом? Выходит, что все эти жертвы напрасны и ее ждет полное забвение в небытии?

  • Доченька, я знаю, что ты меня слышишь, меня врач научила определять по прибору, когда ты спишь, а когда бодрствуешь.
    Сейчас ты проснулась, ты слышишь меня, Светочка? - в голосе мамы не было тревоги, скорее прослеживалась радость и гордость за свои новые познания в медицине. Но мне все еще тяжело давались возвращения из небытия, с трудом удавалось заставить себя мыслить категориями присутствия в бытии - слишком масштабными и весомыми оказывались откровения небытия, чересчур разительным было несоответствие ценностей повседневного существования и небытия. И это нужно было постигнуть, осознать, принять. Наконец, нужно было что-то предпринять для того, чтобы навести какой-то порядок, элементарную согласованность между пространствами присутствия, потому что иначе терялся смысл восхождения к бытию и присутствия в нем - каждое событие присутствия для себя и для других теряло свою ценность и из глубин небытия казалось малозначимым и второстепенным. Но в чем я- психике нужно воплотить себя, чтобы добиться значимости в небытии?
  • Мы проснулись! Как самочувствие? - бодрый голос врача не просто ворвался в мою психику - он пробудил ее основание, окончательно выбив остатки впечатлений от обозрения. Психика, активи- рованная ее энергией, замерла в предвкушении чего-то значимого и важного для себя. И оно произошло. - Светочка, я знаю, что вы меня слышите, поэтому обращаюсь к вам - будьте готовы, минут через десять мы снимем с ваших глаз повязку.
    Вы должны настроиться на это событие, потому что для вашего мозга, долгое время лишенного зрительного восприятия, это большая нагрузка. Подготовьте себя, честно скажу, будет больно и неприятно, договорились? - И не дожидаясь от меня ответа, закончила - Вот и хорошо, подготавливайтесь к возвращению в нашу повседневную жизнь.

Она ушла, оставив после себя такой энергетический заряд, что мне казалось, что я вот-вот разорвусь на мелкие кусочки. Но особенно впечатлила ее последняя фраза о возвращении. Неужели она знает о существовании двух пространств существования: бытия и небытия? Неужели мое участие в зрелище - это обычное явление для людей, которые находились в состоянии комы? Или ее «возвращение» - это обычный набор слов, который сопровождает восходящую к бытию я-психику?

Я не могла ответить на этот вопрос, потому что меня постоянно будоражила и отвлекала мама. Нахлынувшие на ее психику эмоции сделали ее неуправляемой и эгоистичной - она совершенно не думала обо мне и о предстоящем для меня испытании. Она то ходила по палате, то подсаживалась ко мне, то что-то восторженно восклицала, то начинала плакать. Шквал эмоций, который исходил от нее, меня накрывал и подавлял.

- Доченька, какое же это счастье! Наконец-то! - Своими репликами и возгласами, она мешала мне сконцентрироваться на главном и важном для себя. Мне уже было не до собственного внутреннего настроя - я уже боялась за нее. - Какая радость. Почему же меня не предупредили, я бы папу твоего оповестила, он бы бросил все и приехал сюда! - Новость своей значимостью ошеломила психику мамы. Я поняла, что врачу нужно было подготавливать не столько меня, сколько маму, потому что если я могла обуздывать чувственно-эмоциональные порывы своей психики, то у мамы с этим всегда были проблемы. В ее поведении преобладали чувства и эмоции, поэтому любое важное событие, всегда выбивало ее из колеи - она реагировала на него не так, как мы с отцом. Возможно поэтому, ни я, ни папа, часто не понимали ее поступков и принятых решений.

Но если папа смотрел на ее поведение в моменты стрессов снисходительно или презрительно, то мне всегда было жаль маму, и я старалась помочь ей выбраться из лабиринтов эмоций, определить правильную, соответствующую событиям нить поведения. Но сейчас скованная гипсом и бинтами я сама была беспомощна и ни чем не могла ей помочь. А мама, судя из того, что она говорила и как вела себя, находилась в полной зависимости от активности своего подсознания.
  • Доченька, ведь ты теперь увидишь меня, мир, ты теперь быстро пойдешь на поправку. Господи, мне надо причесаться, а то, как увидишь свою растрепанную маму, так и снова сознание потеряешь. Дура, что я говорю, прости меня старую. - Бессодержательный монолог мамы волновал меня и беспокоил.

Ситуацию спасла вошедшая в палату медсестра, которая не терпящим возражения голосом приказала:

  • Пожалуйста, оставьте больную одну, Людмила Васильевна сказала, что так нужно.

И мама тут же вышла, даже не сопротивляясь, не возмущаясь - ее психика действительно нуждалась в категоричности, в чьей-то сильной воле, которая как путеводная нить направляла бессознательную активность ее психики в нужное русло поведения.

А я с благодарностью запомнила - Людмила Васильевна, мой лечащий врач, которая возможно знает о существовании небытия и о редкостной возможности возвращения из него. А много людей знают о существовании двух миров? Возможно, кто-то из пациентов рассказал ей о возможности обозревать небытие? Но неужели она этому верит, или говорит об этом просто из участия ко мне? Как может здоровый человек поверить в соприкосновение со смертью, в картины существования небытия, в открывшуюся через логоинформационное предопределение структуру Мироздания? Это надо иметь какую фантазию, чтобы не просто выслушать похожий на бред рассказ больного, но и запомнить его, внять ему, да еще и разговаривать с другим больным на языке увиденного откровения. Или она сама побывала на зрелище? Неужели Он тоже открыл ей свои глубины, и она обозревала их? Но тогда как она с этим живет, как смогла приспособить новый образ присутствия в бытии с миром повседневного существования? Как ей удалось свести к общему знаменателю события, которые, с одной стороны, приветствуются и поощряются на уровне социальной организации бытия, но, с другой стороны, оказываются пусты и малосодержательны в небытии? Или как она смогла отстоять наполненный содержательностью открывшихся глубин небытия новый образ присутствия в бытии, если в повседневном существовании он воспринимается как образ сумасшедшей - человека неадекватного в поведении? Организовывать образ присутствия для себя и для других на основе открывшихся глубин первозданного - это равносильно изначально изолировать себя от общества, добровольно согласиться на роль изгоя, потому что критерии существования небытия в бытии - это настоящее сумасшествие!

Но Людмила Васильевна не выглядела сумасшедшей, да и кто бы допустил ее к больным, если бы ее образ присутствия в бытии не вписывался в общепринятые стандарты? Выходит, ее слова о возвращении - это просто совпадение знаковых обозначений и на самом деле ей неведомы откровения небытия, глубина и масштаб первозданного?

Время прошло незаметно.

  • Ну что, Светлана, готова? - Людмила Васильевна внесла с собой новую волну бодрости и энергии. Какая разница: знает она о существовании глубины первозданного или не знает, главное, она понимает меня и мое состояние. - Молчание - это знак согласия, тогда приступим к несильно приятной процедуре. Только плотно зажмурь глаза и ни в коем случае не пытайся их быстро открыть. Привыкни, соберись, и только потом открывай, договорились? Вот и хорошо. Приготовься, я снимаю повязку.

Как плотно я не сжимала веки, как внутренне не подготавливала себя к солнечному удару, но ворвавшийся поток света словно парализовал мою психику, сковал дыхание - и я резко пошла ко дну. Давление света было такой силы, таким болезненным и мощным, что мне стало плохо.

  • Я поняла, Света, пока прикрою. - Людмила Васильевна, словно волшебница, читала мои мысли наперед. Она вновь прикрыла мои глаза плотной повязкой и дала моей психике прийти в себя, восстановиться после агрессии внешнего мира. Я была сама поражена негостеприимностью бытия, которое словно отторгало ме- ня, не принимало мое возвращение. - Ну что, еще раз попробуем? Открываю.

На этот раз свет был менее резок. Произошла адаптация нервной системы, и мир встретил меня более радушно и мягко. Я тянула время и не открывала глаза, хотя мне было уже совсем не больно. Я словно стояла у полуоткрытой двери, за которой начиналась новая жизнь. Мне стоило только открыть эту дверь и сделать первый шаг, но я боялась, я была еще не совсем уверена в том, что смогу воплотить в бытие все то, что открылось мне в этой длительной борьбе со смертью. Я боялась разочаровать Его, боялась предстать в новом образе присутствия перед своим устоявшимся социальным окружением. Это состояние напомнило мне один из эпизодов в детстве, когда я маленькая, стеснительная, в новом белоснежном платье снегурочки стояла у двери зала и, несмотря на все уговоры родителей, боялась выйти к гостям и рассказать им заученный стишок. Я не знала, чего я боялась, потому что в зале собрались только родные и близкие мне люди: крестные родители, бабушки и дедушки, перед которыми я давно хотела похвастаться своим новым нарядом. Но именно платье, этот новый образ мешал мне выйти к ним и показать себя. Папа меня просто выпихнул в зал, так и не дождавшись от меня самостоятельного шага. Помню, я расплакалась, меня долго успокаивали, но потом, когда мой новый образ стал привычным для меня самой, я рассказала гостям даже больше, чем они просили, и меня уже силком, зацелованную и задаренную подарками, выволокли в спальню и уложили спать.

Кто теперь меня вытолкнет за дверь, за которой меня ожидало присутствие среди родных и близких людей в новом образе? И неужели они также доброжелательно, с любовью и терпением воспримут мой новый образ, также меня обласкают и примут в свой круг, как много лет назад?

- Вот умница, ты уже почти с нами. Осталось сделать последний шаг, и ты окончательно вернешься к нам. - Слова доктора словно шли из моей психики. Она понимала мое внутреннее состояние и говорила моими словами. Подталкиваемая ее добротой и пониманием, на этот раз самостоятельно я сделала этот последний шаг - расплющила веки, и моя психика полноценно вступила в мир реальных событий. Я окончательно вернулась в бытие.

Первыми я увидела ее глаза - добрые, глубокие, понимающие и сочувствующие. Как разительно они отличались от глаз Димы, которые последнее время упорно преследовали меня.

  • С возвращением. - Людмила Васильевна по-доброму улыбнулась.

И я не выдержала: слеза одна за другой потекли по щекам.

  • Доченька не плачь - рядом раздался голос мамы, и ее заботливая рука успела вытереть ручейки моих слез, прежде чем они скрылись в бинтах. Я даже не слышала когда мама вошла в палату.

А доктор молча наблюдала за мной, заботливо и бережно взглядом вводя меня в мир существования образов. Ей и не нужно было говорить, потому что мы общались глазами, взглядом. И в этом общении было столько содержания, столько прожитого и прочувствованного, что никакими словами все это богатство эмоций и чувств невозможно было передать.

Она приняла меня, встретила, и когда я освоилась в своем образе, когда она убедилась, что я действительно вернулась в образ присутствия в бытии, произнесла:

  • Все нормально, вы уже с нами, поэтому я пошла. Если вдруг потребуется что-то срочное, вызывайте. Привыкайте к жизни, Светлана. - И последний раз, взглянув на меня, проникнув в основу моей психики и убедившись в ее целостности, она вышла, оставив меня наедине с мамой. Дальше мне самостоятельно пришлось привыкать к миру, от которого я уже отвыкла, в котором долгое время жила только своими воспоминаниями. И это оказалось неожиданно сложно и главное больно, потому что представший мир бытия не соответствовал тем ожиданиям, которые сложились на уровне я-психики. Или, скорее, уже я в своем новом образе присутствия не соответствовала критериям его организации.

***

Я никогда не думала, что мое возвращение в бытие окажется настолько тяжелым в эмоциональном плане. Казалось бы, долгая изоляция психики и возможность продолжительных концентраций, закалили ее, закрепили приоритет работы сознания, но те недолгие минуты, которые я провела с мамой, после того как с глаз сняли повязку, очередной раз убедили меня в хрупкости власти сознания над подсознанием, во всяком случае, в моей психике.

  • Доченька, Светочка, любовь моя - я видела взволнованное, осунувшееся лицо мамы, и гамма эмоций и чувств, выражающаяся в нем захлестнула и меня. Мое зрение, словно дорвавшись до работы, фиксировало мельчайшие оттенки мимики маминого лица: перелив игры лицевых нервов, подвижность клеток кожи. Она могла со мной даже не разговаривать - я проникала через ее внешний образ присутствия, через ее я-тело в глубины психики и соучаствовала с ней в формировании мыслей, чувств, эмоций. Я вошла в ее я-психику и слилась с ней в едином порыве радости встречи.

Я не хотела плакать, но плакала, благо дело не дошло до истерики. Слезы рождались независимо от моих желаний и ручьем стекали по щекам. Мама с трудом успевала вытирать их, не обращая внимания на то, что ее слезы обильно поливали мои бинты, пропитывая их насквозь, и стекая по коже моего лица. Я чувствовала теплоту маминых слез - они щекотали мою кожу, нежно обжигали ее, и мне хотелось еще больше рыдать. Скованная гипсом и растяжками, не в состоянии сделать ни малейшего движения, я, тем не менее, впервые прочувствовала восстанавливающуюся связь моей я-психики с я-телом. Эта связь была хрупка, она проходила на уровне ощущения маминых слез, но очевидность самого процесса ощущения собственного тела была настолько приятна и многообещающая, что я вновь убедилась в том, что выздоравливаю, что быстро иду на поправку, и что скоро мне предстоит вынести на всеобщее обозрение измененный образ своего присутствия в бытии.

  • Доченька, сердце ты мое, что же мы теперь будем делать, как дальше жить? - бессодержательные причитания мамы вдруг приняли для меня очевидную, опасную направленность, к которой я была еще не совсем подготовлена. То несоответствие условий присутствия в бытии и небытии, которое открылось мне, и к которому мне еще нужно было привыкнуть, подстроиться, вдруг раньше времени заявило о себе, потребовало немедленного решения.

Мне захотелось криком остановить маму, предупредить ее, но слова умирали, так и не воплотившись в форму звуков. Своей обострившейся интуицией я чувствовала приближающуюся опас- ность и все мое внутри било в набат. Я-психика в отчаянье и полу- истерике подавала сигналы тревоги и молчаливо кричала маме:

  • Остановись, не заходи в этот омут, я еще недостаточно подготовлена для обнаружения своего изменившегося внутреннего «я»! Я не просто потеряла мужа и сына, я соприкоснулась со смертью и на себе прочувствовала холод движения небытия. Низвержение к смерти и восхождение к бытию - это не праздные путешествия из одного сказочного мира в другой, а кардинальные изменения в основании психики. А я еще сама не до конца разобралась в своем новом образе присутствия для себя и для других, поэтому мне нужно время для адаптации, для привыкания к своему новому внутри!

Но мамина психика, захваченная властью подсознания, выдавала только то, что волновало ее, совсем не думая обо мне и о моих переживаниях:

  • Как дальше жить будем, кровинушка моя, выдержим ли? - безумие звучало не только в ее словах, но и просматривалось в ее глазах - они были пусты, мертвы и обезвожены. В них отчетливо просматривалось дно: выжженное, искореженное, лишенное жизни и тепла - настоящая пустыня смерти. Психика мамы раскрывала свои мертвые глубины и пыталась заманить в них и меня, своей поглощающей и выжигающей болью стараясь опалить и мое внутри: все, что я смогла уберечь и вынести из постоянных низвержений к смерти. Но я не хотела умирать - я жаждала жить!

Мое присутствие в ее психике стало неуютным и опасным. Я не просто чувствовала, - я видела, как в ее психике зарождаются вопросы, которые не просто беспокоили меня, а несли мне погибель. Меня толкали к пропасти, с которой я уже срывалась в ничто, чудом избегая смерти. Я сопротивлялась, как могла. Безумие маминой психики вызывало ужас и панику, потому что я чувствовала свою обреченность, чувствовала зависимость и страх перед природными силами подсознания. Я плохо управляла своими эмоциями, а тут еще бремя эмоциональной интервенции со стороны маминой психики - эмоциональные перегрузки раздавливали, практически уничтожали. Мой неокрепший образ присутствия для себя и для других как маленький ребенок рыдал и просил пощады - он был еще слишком беспомощным и неустойчивым. И я разрывалась от жалости к нему и как мать из последних сил пыталась защитить и спасти его.

Я понимала, что факт моего выздоровления, первые очевидные его проявления выбили психику мамы из состояния равновесия и, видимо, мучавшие вопросы, тайные мысли, загнанные в подсознание, нашли брешь и прорвались наружу. Через мимику, взгляд, слова, проявилось все то, что было сокровенным и глубоко скрываемым в маминых мыслях. Помимо прочие негоразды и проблемы, передо мной открылась страшная бездна очевидного: моя собственная мама не рассчитывала на мое выздоровление. Она была не готова к тому, что я вернусь к жизни, потому что моя смерть была закономерным следствием случившейся аварии, а мое выздоровление перечеркивало всю логику закономерности, выводило ситуацию на совершенно новый уровень решения. А мама не просчитывала его, не была готова к такому повороту событий, поэтому очевидность принятия совершенно новой действительности - моего возвращения к жизни - для нее было шоком, аффектом, неожиданным открытием.

«Никто не надеялся на мое возвращение в бытие, даже мама» - эта мысль как констатация была настолько глубока и пронзительна, что я вновь увидела себя зависшей над бездной подсознания. Мое сознание с трудом удерживало мое я-мировоззрение от падения в ничто, и казалось малейшее неловкое движение, слабый толчок и я сломаюсь, упаду. И это произошло. Меня добила следующая мысль, которая, так же как и первая возникла из ниоткуда - «Я здесь не желанна и нежданная».

Я рухнула в глубины ничто. Последнее, что я услышала, был сигнал тревоги, пронесшийся по палате. Для меня он звучал прощальной музыкой сопровождающей мою психику в низвержение к смерти.

***

Мне вдруг открылось понимание существования, как безграничное и определяющее начало, в котором уже не было глубины, потому что оно само являлось глубиной. Это была вечность, и фрагмент ее существования был в миллиарды раз меньше секунды. Получалось, что в обнаруженной глубине происходили события, скорость которых равнялась миллиардной доли секунды! Но что такое секунда для существования человека? Это мгновение, за которое ни одна психика не в состоянии заявить о себе, проявить себя. Секунда - это критерий, который совершенно не подходит для оценки активности я-психики, потому что на современном этапе совершенства организация присутствия я-психики в бытии измеряется более длительными промежутками времени: неделями, месяцами, годами, десятилетиями. Какой уровень совершенства должна иметь организация, которая оставляет свой след в существовании мира за миллиардные доли секунды, которая проявляет себя в такой искрометный промежуток времени?!

Это поражало и заставляло по-новому взглянуть на существование человеческого. Возможно, фундаментальное, то, что наиболее ценится в существовании человеческого - это, прежде всего, продуктивная, направленная деятельность, совершенная во благо развития цивилизации? Возможно, это секунды творческой активности, потраченные с пользой для человечества? Возможно, чем больше конкретного и значимого воплощено в секундах бытия человека, тем значимее его деятельность на кону истории? Возможно, именно творческое наследие конкретной я-психики, воплощенное в полезном и значимом для цивилизации, гарантирует место в истории? Психика, сконцентрированная на творческой активности во имя совершенства цивилизации - это будущий образ я-психики, который выведет цивилизацию Земли на новый уровень совершенства. Это основа личности планетарно-космического типа, как образа человека будущего. Если это так, то действительно рождение и воспитание детей, это удел менее совершенных психик, потому что мало родить, мало воспитать, нужно нацелить психику на реализацию внутренних потенциалов в масштабном и полезном для цивилизации, нужно помочь молодой я-психике обнаруживать себя в творчестве, причем ориентированном в будущее, на три и более поколений вперед.

Совершенная психика - это психика, которая видит глубину, свободно ориентируется в масштабном и действительно значимом для Мироздания. Возможно, она и не думает о цивилизации, но сам подход, сам масштаб ее деятельности, возвеличивает цивилизацию в потоке существования мира, совершенствует пространс- тво существования психик в масштабах отдельного материального объекта, а все это и есть творение фундаментального - космического. Выходит, что основу существования человеческого образуют я- психики, за минимальный промежуток времени воплотившие в образе своего присутствия максимум полезной для цивилизации деятельности. Это психики с наиболее высоким коэффициентом полезного действия в бытии, причем полезность действия должна носить одновременно как глобальный, так и частный характер. Глобальное без частного - это мечты, фантазии, оторванные от реальности и конкретики. В свою очередь, частное без глобального - это деятельность, лишенная перспективы, преемственности, последовательности, глубины и масштаба. Только гармония между глобальным и частным характером творчества гарантирует высокий коэффициент полезного действия творческой реализации конкретной психики, только гармония между масштабом и конкретикой ведет к достойной оценке творческой активности я-психики на весах истории. Поэтому справедливо, что в небытии моя деятельность оценена так низко. Что полезного я сделала для цивилизации? Бизнес, семья, дети - это, безусловно, важно, но все это можно отнести только к количественной стороне развития цивилизации. Какое отношение мои достижения имеют к качественному развитию ноосферы?

Наконец я поняла критерии оценки людских поступков в небытии: чем большего человек добился, сделал за единицу времени, тем ценнее его жизнь на кону истории, тем она фундаментальнее. Можно прожить тридцать лет, но за это время сделать для совершенства цивилизации больше, чем человек, проживший восемьдесят и более лет. Соответственно, именно твое присутствие в бытии ляжет в основу существования человеческого, а фрагменты я- мировоззрения последнего окажутся на периферии и безвозвратно сотрутся из истории цивилизации. В небытии оценивается не время, проведенное в бытии, даже не количество свершений, а именно соотношение времени к масштабу совершенного. Творец организует бытие не для того, чтобы люди праздно наслаждались возможностями бытия и от случая к случаю приносили пользу цивилизации, а для того, чтобы они масштабно творили: по максимуму реализовывали внутренние потенциалы, в творчестве обретая наслаждение и отдых. Наслаждение в творчестве - вот Его основной критерий оценки. Если я-психика смогла этого достичь, значить ей гарантировано место в истории цивилизации, не смогла - значить растворится она в пространстве движения небытия.

Раскрытие содержания понятия «фундаментального» в активности я-психики, вызвало оторопь, страх перед предстоящим будущим - это действительно высокая планка оценки. Теперь стало понятным, почему так неустойчиво основание человеческого - единицы проходят жизнь красиво, бережно и стремительно. По современным меркам наслаждение в творчестве - это практически нереальный процесс, потому что творчество - это целенаправленное активное воплощение логоинформационного предопределения или присутствия для Другого в присутствие для себя и для других. Это реализация в образе присутствия глубинных и масштабных сил существования первозданного! Но чтобы добиться такой реализации нужно овладеть, как минимум, четырьмя важнейшими процессами: 1) нужно уметь обозревать первозданное, научиться постоянно низвергаться к смерти и возрождаться к бытию, потому что, только сопоставляя бытие с небытием, жизнь со смертью, можно раскрыть глубину и масштаб существования первозданного, существование мира. 2) Нужно суметь вынести из небытия обозрение фундаментальных процессов. Обозрение - это не только озарение, или прозрение, в результате которого существование открывается как поток, как целостное и неделимое на фрагменты присутствие в мире, обозрение - это главным образом идентификация, узнавание потока, знаковое обозначение узнанных фрагментов с последующим переносом их из небытия в бытие. Обозрение - это раскрытие содержания узнанных фрагментов существования. Только то, что удалось перетащить из обозреваемого в небытии в бытие становится социально значимым, а сам факт обозрения первозданного в небытии никакой значимости для бытия не имеет. 3) Глубины первозданного открываются я-психике на уровне ее присутствия в себе. Так вот третьей составляющей, допускающей наслаждение в творчестве, является воплощение основанного на открывшихся глубинах первозданного я-мировоззрения, или присутствия в себе, в образе присутствия для себя и для других. Нужно суметь воплотить совершенство основания я-психики в совершенство образа, в кото- ром я-психика обнаруживает себя в бытии. Нужно не просто знать глубины и масштаб первозданного существования, а свои знания воплотить в образе присутствия, заявить о них, вынести на обсуждение. 4) Наконец, четвертый процесс, обеспечивающий наслаждение в творчестве, это умение отстоять образ присутствия для себя и для других в условиях конкуренции со стороны окружающих я- психик. В современных социальных реалиях мало представить на обозрение образ и заявить о его совершенстве, нужно добиться, чтобы заявленное совершенство образа признали другие я-психики, и соответственно присутствие этого образа в бытии стало авторитетно и достойно подражания. Ценность представленного на обозрение образа заключается не в его индивидуальности или оригинальности позиции, а только в том, насколько он смог впечатлить другие я-психики, насколько его появление вынудило их внести изменения в свои образы присутствия. О совершенстве образа присутствия говорит его степень влияния на окружающие образы и на процессы, протекающие в повседневном бытии. Чем больше его копируют и узнают, тем больше к нему прислушиваются и тем масштабней его воздействие на социальную среду. А чем шире и глубже проникновение образа присутствия я-психики в социальную организацию общества, тем, соответственно, весомей ее вклад в развитие цивилизации.

Все эти четыре процесса и обеспечивают я-психике наслаждение в творчестве, проявление фундаментальных характеристик первозданного в повседневной жизни. Но насколько это реально в современных условиях бытия? Практика показывает, что если обозрение небытия и его идентификация зависит от наследственных программ и пока пусть не часто, но проявляется в эволюционирующем псипространстве, то воплощение внутреннего совершенства я-психики в ее образе присутствия тормозится сложившимися социальными отношениями. Нынешняя социальная среда не благоприятствует расцвету индивидуальных качеств, не способствует наполнению образа присутствия я-психики в бытии фундаментальными характеристиками.

Если критерий фундаментальности - это ориентир для совершенства я-психик, то действительно цивилизация Земли находится на самых первых этапах своего развития, потому что единицы из многомиллиардного населения Земли в состоянии организовать присутствие своей психики в бытии на таком качественном уровне. Остальная масса людей, так и остается человеко-массой, и используются Им в лучшем случае для размножения разумной материи в масштабах Земли.

Большая часть современного человечества по меркам небытия, представляет собой массу, основная задача которой заключается в увеличении численности цивилизации. Придет время и из этой массы все больше и чаще станут проявляться я-психики, которые в состоянии вынести, выдержать темп, предъявляемый небытием, я-психики, которые не просто будут творить, а наслаждаться творчеством. И большая часть населения Земли окажется для них только средой, гарантирующей продуктивность и качество их творчества. Мы, родившие и воспитавшие их, превратимся для них в почву, которая только обеспечивает условия для формирования и развития образа человека будущего. Стоит во имя этого жить? Наверное, нет. Быть почвой для кого-то, превратиться в массу - безликую и неоцененную, разве это стоит жизни?

Попробовать самой подняться до заявленной планки фундаментальности деятельности, выступить в роли лидера, движущей силы цивилизации, начать творить и наслаждаться творчеством? Но, наверное, уже поздно, как никак, а тридцать два года по меркам небытия потрачены даром, сработаны на уровне человеко-массы. Да и в чем творить, в чем находить наслаждение? В бизнесе? Но это работа, а не творчество, это кропотливый труд, который не требует большой фантазии и глубоких знаний, возможно, поэтому на кону истории он не имеет ценности. В создании семьи? А здесь какое творчество? Это тоже труд, требующий времени и терпения, потому что семья - это сосуществование двух психик во имя продолжения рода. Где здесь масштабная деятельность, где пространство для творчества?

А другого я ничего не умею и не знаю.

Какая-то обреченность окутала мысли, ощущение глухого тупика вдруг сковало внутреннюю активность - вроде бы и силы есть, и желание, но идти некуда. В чем реализовать себя, чтобы остаться в истории, чтобы приобрести ценность и обессмертить свою жизнь и жизни погибших мальчиков, которые сами уже не в состоянии о себе позаботиться?

Я не знала ответа. Мне нужно было время, чтобы подумать, чтобы найти выход из тупика, потому что не для этого Он меня спас от соприкосновения со смертью. Должен быть выход, иначе зачем Ему было открывать мне содержание небытия?

Беспокойство волнами прошло по внутреннему миру, отвлекло от обозрения фундаментальных процессов и вернуло в далекий от совершенства мир существования образов - в повседневную человеческую жизнь.

***

  • Милевская пришла в себя. - Услышала я голос медсестры и в палате тут же появилась Людмила Васильевна.
  • Света, мы почему балуемся? - ее голос был строг, но в нем легко просматривались отголоски заботы, участия и ласки. В нем не было безразличия - сейчас для меня это было слишком важно. - С чего это вдруг мы решили потерять сознание? - Доктор наклонилась ко мне, и я вновь увидела ее глаза - добрые, голубые, несущие мне выздоровление.
  • Давайте с вами учиться разговаривать глазами. Гипс с лица я сниму не раньше, чем через две недели, а до тех пор мы должны наладить с вами полное взаимопонимание, договорились?

Я согласно закрыла глаза.

  • Вот видите, мы прекрасно поняли друг друга. А теперь ответьте мне, чем была вызвана активация вашей психики, вам что- то неприятное сказала мама?

Я снова в знак согласия закрыла глаза.

  • Я так и подумала. Пока я запретила ей присутствовать рядом с вами. Я еще раз проведу с ней беседу, но вы, наверное, лучше меня знаете свою маму и понимаете, что беседы не оказывают на нее сильного влияния. Она относится к категории людей, в психике которых доминирует активность подсознания, поэтому логика поступков бессильна перед эмоциональной составляющей ее психики. Вам сейчас необходимо присутствие мамы?

Я как можно шире выпучила глаза, всеми силами показывая, что «нет». Мне очень хотелось побыть одной, привыкнуть к миру повседневного бытия, привыкнуть к своему новому образу присутствия. Слишком многое мне предстояло обдумать и осмыслить, прежде чем начать общение с людьми, вытащившими меня с того света.

  • Я вас поняла. - Доктор улыбнулась. - Мне кажется, вам хочется одиночества и тишины?

Я согласно закрыла глаза.

  • Хорошо, до обеда у вас есть время. - Улыбнувшись, она

вышла.

Я впервые спокойно осмотрелась. Шевелиться я не могла, поэтому в поле моего зрения мало что попадало, но то, что я увидела: ремонт потолка, часть стен, часть оборудования, пробудило у меня понимание, что я нахожусь в одной из частных клиник. Но сколько стоит мое лечение, и где родители взяли на это деньги?

Новый образ моего присутствия в бытии требовал разобраться в этом вопросе. Как и в предыдущем образе, материальное благосостояние занимало в новом образе не доминирующее, но все же важное место, потому что я понимала, что творить масштабное и фундаментальное, можно только имея материальную основу. Чем прочнее материальна основа, тем масштабней и перспективней можно организовать присутствие для себя и для других. Так получалось, что деньги в нашей семье были всегда, пусть не в большом количестве, но на все необходимое мы с Димой зарабатывали. Причем, перед самой аварией мы разделили бизнес, так как пришли к общему мнению, что это слишком много общаться и дома и на работе, особенно когда вопросы касались разного видения той или иной проблемы. Он знал меня, а я знала его, поэтому, чтобы избежать лишних осложнений в жизни, устранить ненужные конфликты, мы выделили его направление, а я оставила за собой маркетинговую службу, которая нравилась мне. Я любила общаться с людьми, особенно когда воплощала один из своих проектов - для этого нужен был опыт, знания и умения, и я всегда в этом вопросе проверяла свой профессионализм, и профессионализм своего коллектива. Я не боялась экспериментировать, внедрять новые технологии, видимо поэтому все маркетинговые программы у меня шли на ура и, несмотря на разделение, наш бизнес не только не пострадал, а наоборот, выиграл, так как у нас появилась внутренняя конкуренция. Дима тянул свое направление, пытаясь доказать свою значимость, а я легко решала свои задачи, не только догнав по прибылям более перспективную и востребованную фирму Димы, но и за последний квартал значительно перегнав ее.

Но проблема, которая волновала меня, заключалась в том, что как мой, так и бизнес Димы были полностью замкнуты на нас, как на руководителях. Все вертелось вокруг нас и тех отношений, которые мы построили с людьми. Мы не могли вырвать себе даже недельную поездку за границу, потому что все то, что построено на отношениях всегда требует личного присутствия и общения. Возможно, здесь мы были не правы, но исправить сложившееся не успели. Поэтому, я была уверена, что гибель Димы разрушила его бизнес, а мое отсутствие, тоже вероятнее всего привело к краху и мою фирму. Конкуренты не дремлют. Поэтому вопрос о том, где родители взяли деньги на такое дорогое лечение, у меня вызывал обеспокоенность. Неужели они продали что-то из нашей недвижимости: офис или квартиру? Или взяли под них кредит?

Нет, кредит им никто не даст, у них пенсионный возраст. Выходит, что они что-то продали, и вероятнее всего - офис. А если продали офис, то значить продали и бизнес, поэтому первое, с чем я столкнусь после выписки из больницы - это поиск новой работы, потому что оборотных денег наверняка тоже не осталось.

Мой новый образ присутствия в бытии определил, что свое будущее я свяжу с маркетинговой службой, сначала в компании с кем-то из старых друзей, а потом, поднакопив денег, самостоятельно. Маркетинговые отношения помогут мне быстрее забыть трагедию, втянуться в поток повседневного бытия и, по всей видимости, на первое время скроют возможную неадекватность моего поведения, потому что наверняка многие из моих прежних взглядов на жизнь поменяются. Но, что именно изменится: отношение к людям, к жизни? И то и другое.

Изучая свой новый образ присутствия в повседневной жизни, я обнаружила целый ряд новых позиций, которых собиралась придерживаться в организации присутствия для себя и других. Во- первых, я однозначно решила не спешить создавать новую семью, а с первых шагов попытаться организовать что-то масштабное, полезное для человечества. Я решила, что пока есть время, попытаюсь воплотить в собственное присутствие в бытии раскрывшееся понимание фундаментального в деятельности. Попытаюсь наполнить свое присутствие в бытии содержательностью и событиями, которые будут носить социальную направленность.

Во-вторых, точно, хочу ребенка и мужа. Пусть это и не имеет ценности в небытии, но с моей точки зрения, оставить след в истории человечества можно и через своих детей, особенно если воспитать в ребенке значимую для общества личность. Возможно, Он открыл для меня глубины небытия не для того, чтобы я сама их использовала в бытии, а для того, чтобы на основе открывшегося в небытии воспитала образ человека будущего, который и внесет фундаментальный вклад в историю цивилизации. Возможно, я ценна для Него как мать, как педагог, которая может воспитать наследника как личность планетарно-космического типа, которая своим творчеством сможет вывести цивилизацию Земли за пределы нашей планеты?

В-третьих, постепенно поменяю свое социальное окружение, сделаю ставку на людей состоявшихся, с прочным и гармоничным основанием я-психики. Пусть мой круг общения значительно сузится, но все-таки важно поднять качество общения, а не гордиться количеством знакомых. Если раньше я стеснялась отказать в своем внимании людям не представляющим для меня интерес, то сейчас в этом вопросе я займу более принципиальную позицию - попытаюсь реализовать себя исключительно в конкурентной, творческой среде. Расширю круг знакомых ученых, исследователей, людей творческих специальностей, попытаюсь войти в среду, которая меньше ориентированна на материальные ценности, а больше на духовные. Наверное, именно духовного совершенства, масштаба общечеловеческих ценностей мне не хватало в прошлом образе присутствия, и именно это повлекло необоснованное увлечение материальными ценностями. На самом деле деньги - это не вся жизнь, это, действительно, только средство достижения глубокого и масштабного в жизни, фундаментального.

В-четвертых, пойду учиться. Образ человека будущего тем ближе, чем больше каждый из нас самостоятельно будет над ним работать. Неоднократно обозреваемый в небытии образ человека будущего - это не случайные фантазии, а реальный ориентир, к ко- торому нужно стремиться. Начну с себя: стану наполнять свою психику качественной информацией, стану заставлять ее работать, думать, буду искать новые пространства для реализации внутренних творческих потенциалов. Небытие указало на упущенное мной - с возрастом нужно больше внимания уделять просвещению. Получить высшее образование - это ни в коем случае не пик собственного образования, а только его начало. Психика, как и псипрос- транство, как и весь окружающий мир, непрерывно эволюционирует, поэтому для принятия эффективных и качественных решений нужно постоянно совершенствовать качество внутренней информационной базы, я-мировоззрения - нужно постоянно просвещаться. А я, к сожалению, считала, что знаний полученных в университете мне хватит до конца моей жизни.

В-пятых, мне нужно чаще оглядываться. Обозрение небытия указало на одну важную деталь в бытии - нужно не бояться останавливаться и осматривать пройденное, достигнутое, чтобы контролировать качество воплощения присутствия в себе во внешнем образе, координировать частные цели с целью глобальной. В бытии нужно спешить медленно, - только в этом случае возможно достижение фундаментального.

Изучение нового образа присутствия в бытии утомило. Я видела, что это процесс не одного дня, что чем больше я осматриваю свой новый образ, тем больше изменений в нем обнаруживаю. Но что самое главное, я обнаружила, что новый образ присутствия еще не до конца сформирован, что есть целые аспекты, которые только обозначены, намечены, но не прописаны и не уточнены. Видимо только практика, непосредственное воплощение присутствия для себя и для других, позволит полностью раскрыть содержание этих аспектов.

Лимит сил был исчерпан, я устала от самоанализа, и мне захотелось сменить обстановку, попасть назад в небытие, чтобы возможно раскрыть еще большие масштабы существования небытия. Я почему-то была уверена, что все обозреваемое в небытии, раскрываемое в содержании первозданного мне пригодится в бытии и поможет в организации присутствия моего нового образа. Я уже обозревала, что случайности в существовании человеческого допустимы, но все они предопределены Им. Значить все, что со мной происходит случайно ровно в той степени, в какой хочет Он. Поэтому мне нужно спешить обозревать открываемое, потому что все это не зря, не случайно - это так нужно Ему.

***

На этот раз небытие вновь открыло передо мной образ человека будущего. Он уже не первый раз обращал мое внимание на этот образ, и каждый раз я видела его в разных ракурсах, осмысливая его все глубже и шире. Сейчас образ человека будущего предстал передо мной как совмещение я-психики с новейшими технологиями, причем я-психика являлась естественной организацией, как закономерное развитие разумной материи в планетарном масштабе, а новейшие технологии выступали как искусственный фактор, следующий из совершенства я-психики. Я обратила внимание, что образ человека будущего слагался из основания и поверхности. Основанием выступало логоинформационное предопределение, которое связывало образ человека будущего с предшествующими состояниями материи. Поверхность уходила в далекое будущее и представляла собой, насколько я поняла, качественно новое состояние материи, которое закономерно формируется на основе системы разумной материи, постепенно приобретая самостоятельность в масштабах Мироздания. Огромный промежуток времени между основанием и поверхностью заполняет эволюция системы разумной материи, которая сводится к непрерывному совершенству бытия, к воссоединению бытия с основными аспектами небытия.

Вопрос о допустимости подобного воссоединения даже не возникал, потому что я сразу обнаружила на чем возможно это объединение. Я обнаружила два основных этапа воссоединения бытия с небытием. Первый этап соответствует современной ступени развития общества - стадии Человека Эмоционального. Я-психика на современном этапе недостаточно подготовлена для самостоятельной активности, поэтому использует возможности я-тела, подкрепленные искусственными средствами - различными технологиями: электронными, информационными, производственными и т.п. На этом этапе я-психика только открывает для себя возможности бытия и небытия, сопоставляет их, примеряется к ним, к кое-чему привыкает и приспосабливается.

Так как на данном этапе в я-психике доминирует работа нейронного комплекса подсознания, то псипространство в присутствии для себя и для других больше ориентировано на удовлетворение условных, простейших потребностей, никак не связанных с глубиной и масштабом небытия. Поэтому и бытие с позиций более совершенных цивилизаций в масштабах Земли организовано примитивно, топорно, без учета космического прошлого и будущего цивилизации. В силу внутреннего несовершенства псипространст- во Земли акцентировано на решение тактических задач. В своей массе оно не консолидировано, обезличено, неуравновешенно и агрессивно. Я-подсознание организационно стоит между условнорефлекторной деятельностью мозга высших животных и активностью сознания, поэтому в цивилизации еще просматриваются проявления системы живой материи, которые в принципе, неприемлемы для организации системы разумной материи. Безусловно, цивилизация Земли в своем развитии перешагнула стадии дикости и варварства, но еще полностью не избавилась от отдельных их проявлений. Фактор индивидуальной значимости, степень становления личности, еще остро стоит перед земной цивилизацией, поэтому черты массы, толпы, коллективной организации, довольно актуальны для социальной организации общества.

На стадии Человека Эмоционального искусственные средства создаваемые я-психикой, предназначены, главным образом, для создания благоприятных условий, максимально удовлетворяющих простейшие потребности я-подсознания и я-тела - это потребности в комфорте я-тела, еде, сексе, развлечениях и т.п. Весь современный комплекс материальных и социальных ценностей призван ублажить даже самое извращенное чувственно-эмоциональное «желание» я- психики. Искусственные средства ориентированы, главным образом, на организацию присутствия я-психики в себе и для себя, и в меньшей степени предназначены для консолидации цивилизации и решения глобальных задач, связанных с развитием цивилизации в масштабах Земли и космоса. Отсюда цивилизация Земли, если смотреть на нее из масштабов космоса, представляет собой псипространство, в котором доминирующее я-подсознание через культ я-тела и простейшие искусственные средства, используя наиболее доступные формы вещества и энергии системы живой материи, пытается удов- летворить свои потребности. Из масштабов космоса разумная материя Земли только закрепляется в планетарном масштабе, акцентируя внутренние возможности на организации бытия - сферы присутствия псипространства и опосредованных через я-тело образов в условиях отдельного материального объекта.

Второй этап связан с эволюцией я-психики и с увеличением значения сознательной деятельности в ее проявлениях. Закономерное формирование и развитие нейронного комплекса сознания со временем выведет Человека Эмоционального на новый качественный уровень развития, который связан, прежде всего, с новыми технологиями и созданием качественно новой сферы существования разума - виртуальной среды. Образ человека будущего - это образ, в котором сознание со своими новыми открывшимися потенциалами выводит я-психику за пределы я-тела. Если я-подсознание опосредует себя в бытии через я-тело, то я-сознание опосредует себя через новейшие технологии и более совершенную техносферу. Я- сознание, используя потенциал искусственных средств, преодолевает узкие границы возможностей я-тела и выходит на качественно новый уровень присутствия в мире - в виртуальную среду. Виртуальная среда - это полноценное присутствие я-психики для себя и для других вне зависимости от я-тела. Совершенство виртуальной среды напрямую зависит от совершенства я-сознания, и никаким образом не связано с возможностями я-тела. Чем выше в активности я-психики доля сознательной деятельности, тем ниже значение я-тела в бытии.

Именно в виртуальной среде я-психика впервые получает возможность непосредственно воплощать не только свое видение бытия как присутствия внутренних творческих потенциалов, но и небытия, как своеобразный ориентир, критерий оценки. В виртуальной среде ранее только обозреваемые глубины и масштабы небытия воплощаются как реальность, потому что искусственные средства создаваемые я-сознанием, в меньшей степени опосредованы я-телом, и выполняют роль непосредственного проводника потребностей я-сознания. Чего хочет я-сознание, то искусственные средства ему непосредственно и предоставляют. Насколько совершенны искусственные средства, настолько совершенна и виртуальная среда, и, соответственно настолько реальней в виртуальной среде, как в среде присутствия я-психики, организовать присутствие небытия, во всяком случае, многие из его характеристик. Только от степени совершенства искусственных средств зависит организация присутствия небытия в бытии.

Эволюция виртуальной среды осуществляется по двум направлениям: закономерная эволюция я-сознания, и эволюция искусственных средств, которые позволяют присутствие я-сознания в бытии максимально приблизить к условиям существования небытия, причем главным образом, за счет качественных изменений самого бытия. Эволюционирующее я-сознание все больше открывает перед я-психикой ее космические корни и возможности использовать потенциал предшествующих состояний материи для более продуктивной сознательной деятельности. Я-сознание создает свою, качественно новую искусственную среду, при помощи которой совершенствует и свое присутствие в бытии, причем как на уровне присутствия в себе, так и на уровне образа присутствия для себя и для других. То, что раньше могло только обозреваться и открываться в небытии, за счет открывшихся возможностей новой среды присутствия я-психики, становится доступным для непосредственного воплощения.

В виртуальной среде я-психика организует качественно иное присутствие, полностью освобожденное от потребностей подсознания и я-тела. Впервые в виртуальной среде я-психика освобождается от своих биологических корней, от прямого влияния системы живой материи. Если на современном уровне развития организация присутствия я-психики в бытии осуществляется через функционирование я-тела, т.е. через проводник, в роли которого выступает биологический организм, то образ человека будущего станет организовывать свое присутствие в бытии через им же созданные искусственные средства - информационные технологии, и соответственно, сфера присутствия я-психики радикально изменится.

Виртуальная среда впервые аккумулирует в себе ценности не только бытия, но и небытия, что позволит в корне изменить присутствие я-психики для себя и для других. В виртуальной среде впервые образы присутствия я-психики будут оторваны от тела, т. е. не опосредованы через тело, а напрямую представленны, как совокупность творческих потенциалов, как гармония я-мировоззрения, как слаженный и активно проявляющий себя дуэт я-сознание-я- мировоззрение. В силу этого кардинально изменятся не только общечеловеческие ценности, но и сам облик цивилизации. С масштабов космоса цивилизация Земли станет восприниматься как псипро- странство присутствующее не в я-телах, а в виртуальном пространстве. Она впервые выйдет за границы присутствия для себя, направленности на удовлетворение внутренних потребностей и обретет ярко выраженную направленность присутствия для других. И, по всей видимости, только на таком уровне присутствия, псипространство Земли откроет для себя присутствие космических цивилизаций. До тех пор пока я-психика будет присутствовать в я-телах и зависеть от их биологических свойств, она вынуждена в той тили иной степени подчиняться законам организации системы живой материи и присутствовать, главным образом для себя, для удовлетворения внутренних природных потребностей. Как только я-психика освободится от зависимости я-тела, выйдет на уровень присутствия в виртуальной среде, законы системы живой материи потеряют свою актуальность и я-психика начнет организовывать свое присутствие в материальном мире исключительно на основе законов организации системы разумной материи. Я-психика переключится на присутствие для других: на освоение космических просторов, на взаимодействие с внеземными цивилизациями, на существование масштабами системы разумной материи.

Образ человека будущего непосредственно связан с организацией виртуальной среды, в которой данный образ может воплощать как фундаментальные иррациональные возможности небытия, так и реальные достижения бытия. Что характерно, в виртуальной среде соотношение между рациональным и иррациональным, реальным и идеальным полностью стирается, и я-психика может использовать в организации собственного присутствия потенциалы бытия и небытия, что наделяет ее совершенно иной мощью. Перед ней открывается мощь первозданного, сила предшествующих состояний материи. Впервые расширяются границы свободы, и Он разрешает я-психике в своей активности использовать потенциал космических сил, что в значительной степени повышает фундаментальность ее присутствия в бытии, выводит на новый качественный уровень коэффициент полезного действия. Теперь Его будет чем удивлять, потому что глубина и масштаб преобразовательной деятельности я-психики станет не только фундаментальна с позиций небытия, но в какой-то степени аккумулирует в себе возможности бытия и небытия, что сделает ее вдвойне впечатляемой.

Именно на этом уровне совершенства псипространство преодолеет масштаб отдельного материального объекта и выйдет на просторы космоса. Именно с этого промежутка времени, объединяясь с иными высокоразвитыми цивилизациями, псипространство Земли обретет силу разумной материи и в структуре Мироздания начнет отстаивать право на организацию собственной системы и более совершенной сферы своего присутствия в существовании мира.

***

Я проснулась и еще долго находилась под впечатлением от увиденных перспектив существования человеческого. В последнее время образ человека будущего стал чаще представать передо мной в обозрении небытия, словно подготавливая меня к приближающемуся выздоровлению. Я понимала, что время пассивного обозрения небытия, получения готовых образов-ответов подходит к концу, и что неумолимо приближается время присутствия в новом образе, время борьбы за свое место в псипространстве. Мне предстояло не только организовать новое качественное присутствие в образе, но и отстоять целостность нового образа, добиться с ним уважения к себе со стороны окружающих образов, завоевать признание и авторитет. И об этом нужно было задумываться уже сейчас, на больничной койке, чтобы с первых шагов в повседневном бытии действовать по плану, осознанно, не совершая ошибок и неоправданных отступлений от намеченного.

Я попыталась представить и осмыслить свое будущее как реальность, как присутствие для себя и для других. Я понимала, что в больнице я пролежу еще не меньше месяца. За этот период, деньги, которые остались у родителей от продажи офиса, бизнеса или квартиры, безусловно, закончатся. Возьмем худшее - у меня даже не останется квартиры. В этом случае, мне волей не волей, но придется начать свое возвращение в повседневную жизнь с бизнеса, причем с работы в долевом участии с кем-то, или на кого-то. Сразу до великих свершений руки не дойдут, потому что сначала нужно будет вернуть себе материальную независимость, хотя бы то, что имела до аварии. Это необходимо как для будущей семьи, так и для масштабных проектов, которыми я должна поднять ценность своего присутствия в бытии.

Стоп, а нужно ли мне вновь втягиваться в создание новой семьи? Хватит ли у меня сил лечь с кем-то другим, не Димой в постель, ласкать его, заботиться, вести по жизни? Смогу ли я лелеять, воспитывать другого ребенка, когда перед глазами стоит живой образ Андрюшки? Эти вопросы возникали и раньше, но сейчас они стали более предметными и актуальными.

Смогу - в этом, я почему-то теперь не на секунду не сомневалась. И, несмотря на то, что на кону небытия создание семьи было не главным и не определяющим событием, я понимала, что семья нужна в первую очередь для меня самой: для самоутверждения, для организации целостного существования. Я должна компенсировать утерянное, потому что в любом другом случае прошлое не отпустит меня, втянет в себя, засосет и сломает. Для того, чтобы я смогла дальше полноценно жить, творить в масштабах цивилизации, мне необходимо компенсировать внутреннюю боль, найти отдушину, в которую я смогла бы сливать энергию материнского инстинкта. Иначе ночные кошмары убьют меня, разрушат основание нового образа присутствия в мире.

При этом я понимала, что строить семейные отношения мне нужно уже на других реалиях. Речь шла не просто о погибших муже и сыне, мне теперь действительно была нужна семья иного плана - не занимающая большую часть моей жизни. Если раньше, до аварии, я все силы и время посвящала семье, то теперь у меня появилось предназначение - я должна реализовывать себя в каком-то масштабном проекте. Мне действительно нужно самоутвердиться в жизни и показать достойный результат, потому что я должна оправдать не только свое возвращение в бытие, но и присутствие членов новой семьи и моих погибших мальчиков, которые навсегда вошли в мою жизнь. Теперь мне нужно было жить за многих, а для этого необходимо творить, искать пространство, в котором моя деятельность будет не столько трудом или работой, а именно творчеством, наслаждением от творчества, масштабной реализацией внутренних творческих потенциалов.

Из очередного обозрения небытия я запомнила для себя важное: труд - это не главное в жизни человека. Возможно, действи- тельно несколько миллионов лет назад труд превратил обезьяну в человека, но этот человек в своем развитии не намного превзошел обезьяну. Это был уровень Человека Примитивного, который несколько миллионов лет предшествовал уровню Человека Эмоционального. Труд, в большинстве своем, это необходимость, долженствование перед семьей, обществом, родителями. Мы трудимся, чтобы оправдать свое присутствие в повседневном бытии, прокормить семью, обеспечить будущее своих детей. Мы трудимся, чтобы не выделяться из массы присутствующих и отрабатывающих свое присутствие в бытии, при этом взамен получая те или иные материальные поощрения от работодателей. Труд - это обязанность перед обществом и государством за хлеб, за насущные элементарные условия бытия.

Но после обозрения небытия и раскрытия некоторых его аспектов, я уже не хотела трудиться. К труду привыкаешь, труд иногда даже приносит удовлетворение, но никогда труд не принесет наслаждения, потому что он, в большинстве своем, навязан я- психике извне. Это в своем роде принуждение к деятельности, понуждение к не совсем созвучной с настроем внутреннего мира активности, заставление со стороны общества и государственных институтов. Ведь еще совсем недавно, в Советском Союзе, неработающий человек приравнивался к преступнику, считался тунеядцем, изгоем общества. Нежелание трудиться воспринималось как вызов обществу, как паразитизм, иждивенчество и наказывалось административными и уголовно-процессуальными методами.

А я хотела не трудиться, не воплощать чужие проекты в жизнь, а именно творить, потому что творчество - это то, что идет изнутри, из глубин я-психики, из логоинформационного предопределения. Творчество - это реализация присутствия для Другого в присутствии для себя и других, это создание образа, в котором максимально аккумулировано присутствие в себе. В творчестве я- психика раскрывает то, чего никогда не раскроет в труде, потому что труд это стереотипная, навязанная, чужая, не характерная для я-психики форма деятельности. А творчество созвучно с внутренним «я», это и есть его активность, поэтому, реализуясь в творчестве я-психика проявляет свое «я» в образе присутствия, обнаруживает его перед другими я-психиками, в своем роде выставляет его на всеобщее обозрение. В творчестве я-психика обнажает себя и представляет на суд общественности себя как творческий проект, как шедевр. В творчестве я-психика максимально искренна и открыта. Только в творчестве можно раскрыть глубину присутствия в себе, и только через творчество эту глубину можно донести до окружающих. В небытии ценятся не результаты работы или труда, а проявления творчества, творения - масштабные и глубокие воплощения я-психики в образе присутствия в бытии.

Говорят, что творчество - это кропотливый труд. Возможно, эта формула соответствует действительности, потому что не всегда творчество это полет фантазии, праздник открытий и феерия мыслей. Творчество - это еще и будни, это необходимость доказывать истинность выбора себе и другим, это сомнения, переживания, ошибки, поражения и многое другое, которое не поэтизируется, а наоборот, превращает творчество в изнурительный, каторжный процесс, эмоционально более насыщенный, чем работа официанта в придорожном кафе. Но что удивительно, для я-психики эти творческие будни не менее яркие и впечатляющие, чем конечный результат творческой активности. Непрерывно воплощая себя в очередном творческом проекте, я-психика наслаждается больше не конечным результатом, а именно буднями, повседневностью творческого процесса. Наблюдать конечный результат всегда грустно, потому что за ним уже ждет новое начало и новый творческий проект, а вот непосредственно творить, подготавливать конечный результат, совершенствовать его, поэтапно воплощать в жизнь - это напоминает период беременности, когда женщина не просто как все носит плод в своей утробе, а подготавливает и себя, и свое окружение к некому сокровенному акту, таинству, возможно, к рождению великого и неповторимого.

Но в чем конкретно моя психика может реализовать свои внутренние потенциалы, в какой области я смогу творить и получать наслаждение от творчества? В чем проявлять себя, если я не художник, не поэт, не писатель и творчество для меня всегда заканчивалось границами офиса или порогом квартиры? А может заняться благотворительностью или спонсорскими проектами, ведь начинающим талантам в жизни как раз и не хватает материальной поддержки? Может, стоит профинансировать определенный научный проект и с коллективом «головастиков» войти в историю цивилизации, как это сделал первый миллиардер на Земле Джордж Рокфеллер-старший, создав известный фонд своего имени? Мое умение организовывать маркетинговые компании при определенном стечении обстоятельств и упорном труде может принести немалых денег. В этом случае не нужно ничего выдумывать, а просто грамотно распорядиться деньгами, вложив их не в дорогие машины, квартиры и поездки за границу, а в разработку одного или нескольких масштабных проектов, нацеленных на совершенство цивилизации. Вот и выход, вот и перспектива!

Я вздохнула с облегчением, потому что впервые увидела реальное применение в повседневном бытии своих внутренних способностей и знаний полученных от обозрения небытия. У меня появилась идея относительно своего будущего, и мне до безумия захотелось уже сейчас окунуться в рождение великого. Я уже наглядно представляла, как выберу определенное направление в исследовании космоса, привлеку группу ученых, организую и направлю их творческую активность, а за собой оставлю финансирование, материальное обеспечение проекта. Их идеи и мозги плюс моя организация и финансирование - и мы оставим свой след в истории цивилизации!

Это выход! Я раскрою перед своим коллективом истинный масштаб творчества, расскажу основное из обозреваемого в небытии, нацелю на решение фундаментальных вопросов, уберегу от не всегда обоснованного увлечения частностями. Как руководитель, я уже знала, что не смогу распыляться по мелочам, что теперь вся моя деятельность будет связана с грандиозными, поражающими воображение обывателя творческими проектами. Нужно только больше взять для себя от обозрения небытия и не ошибиться в выборе стратегии присутствия в бытии.

Я услышала, как открылась дверь в палату, и быстро закрыла глаза - я не хотела разговоров, мне по-прежнему хотелось побыть одной, обсудить с собой свои дальнейшие перспективы и планы. Бытие входило в мой новый образ присутствия частями, согласовываясь с теми критериями, которые сформировались в нем от обозрения небытия. Я понимала, что мне предстоял еще долгий путь в совершенствовании своего нового образа, в соотнесении увиденного в небытии с особенностями присутствия в бытии. Но я была готова к совершенствованию своего образа, потому что понимала, насколько мой новый образ присутствия будет совершенен, настолько значимым окажется мое присутствие в бытии.

Вошедшая медсестра сделала мне несколько уколов и вышла. Я вновь осталась одна - один на один со своим новым образом, к которому привыкала, пока теоретически осмысливала, совершенствовала, подготавливала к будущим свершениям. Но мне недолго осталось бодрствовать, потому что после введенных лекарств, я почувствовала, что засыпаю, точнее, медленно перехожу в мир небытия, на свое «забронированное» место на зрелище.

***

Я вошла в небытие с застывшим в памяти как изваяние словом «космичность». Почему именно космические проекты, как область реализации внутренних творческих потенциалов прельщали меня? Какое отношение «космичность» имеет к текущему существованию, в котором господствуют совершенно иные приоритеты? Допустим, что существование человечества взяло свое начало из существования живой материи, но ведь это произошло не в космосе, а на Земле. Человечество сформировалось и до настоящего времени развивается в масштабах отдельно взятой планеты и еще не вопрос, что оно эти масштабы покинет. На чем основывается моя уверенность, что будущее человечества связано с освоением космоса? Даже корни человеческого существования мы с натяжкой можем отнести к космическим масштабам, потому что существование живой материи, или биосферы - это тоже масштаб планеты Земля. Причем здесь космос?

Как всегда образ-ответ предстал как категоричность, данность, которую оставалось только обозреть и запечатлеть. Оказывается, в существовании мира все закономерно и универсально: процессы, происходящие в масштабах Земли аналогичны процессам на любой другой планете, типичной по физико-химическим составляющим планете Земля. Соответственно, процессы, наблюдаемые в масштабах Солнечной системы, аналогичны процессам, протекающим в тождественной системе находящейся в нашей и даже в иной галактике. В Мироздании нет замкнутых и изолированных систем. Миро- здание само целостно и единично, и чтобы правильно понять процессы в масштабах Земли, нужно рассматривать не этапы формирования и развития Земли как изолированного материального объекта, а этапы формирования и развития Мироздания, потому что Земля, как планета, это структура, вовлеченная в более масштабное существование. Нужно научиться мыслить стратегически, глобально, масштабами существования мира. Только в этом случае, многие процессы, наблюдаемые в масштабах Земли, получат свое логическое завершение и истинное, космическое понимание.

Именно из этих масштабов следует вывод о космических корнях жизни - живой материи, потому что формирование условий для биохимического предопределения в условиях отдельного материального объекта Земля это ни в коем разе не прерогатива Земли - это особенности эволюции мира. Жизнь на Земле начала свое формирование с первых этапов формирования самой планеты. Скорее особенности формирования планеты Земля в масштабах Солнечной системы послужили основой для биохимического предопределения и формирования живой материи. Любая другая планета, в любой другой галактике попав в такие же физико-химические условия, как и Земля, станет эволюционировать и создавать условия для формирования того же биохимического предопределения. Поэтому жизнь - это не единичный феномен Солнечной системы, Млечного пути или Мироздания в целом, а это закономерное проявление закономерных процессов. Придет время и все эти процессы раскроют свое содержание перед познавательной активностью я-психики, потому что, не познав своей космической истории, не раскрыв содержания своего основания, она не в состоянии вершить будущее.

Это касается и появления человека на Земле. Формирование и развитие разумной материи, которую именуют в масштабах Земли человечеством, и основу которой составляет высокоразвитая психика, следует из элементарных законов существования мира. Живая материя, эволюционируя в масштабах отдельного материального объекта, создает условия для процесса цефализации - непрерывного развития нервной системы, который со временем приводит к формированию высокоразвитой психики. Как невозможно развитие жизни без соответствующих физико-химических условий, обеспечивающих стабильность существования фундаментального пространства молекул и генов, так невозможна эволюция человека без условий, гарантирующих последовательное развитие нейронных объединений подсознания и сознания. Эволюция системы живой материи в масштабах Земли гарантирует формирование и развитие дочернего состояния материи - разумной материи. Но при этом, привязанность я-психики к благоприятной и необходимой среде существования жизни не связывает ее масштабом отдельного материального объекта. Дело в том, что живая материя существует не столько на отдельном материальном объекте, сколько в определенных условиях данного материального объекта. Если обеспечить соответствующие условия на любом другом материальном или искусственном объекте и перенести туда биогеоценоз - целостный аспект присутствия системы живой материи, то живая материя гарантировано продолжит свою эволюцию и там. Для качественной эволюции живой материи главное - среда присутствия, а не привязанность к тому или иному материальному объекту. Чем больше внешние условия соответствуют физико-химическим характеристикам живой материи, тем интенсивнее и полноценнее произойдет ее «приживание» в них. В свою очередь, стабильность системы живой материи обеспечит необходимый минимум благоприятных условий для закрепления и развития я-психики.

Таким образом, разумная материя при должном внутреннем совершенстве и развитии техносферы, в состоянии обеспечить свое существование в любых условиях, в которых она сможет гарантированно «привить» необходимый уровень развития системы живой материи: будь то другой естественный материальный объект или искусственно созданный космический корабль. Для высокоразвитой психики важна устойчивая и благоприятная внешняя среда, а именно - необходимый уровень развития системы живой материи. Как только разумная материя научится искусственно создавать, точнее - переносить, такую среду и обеспечивать ее устойчивое развитие, она освобождается от привязанности к отдельному материальному объекту и выходит на просторы космоса. Организуя стабильное присутствие системы живой материи в любом ином месте космического пространства, псипространство гарантированно обеспечивает свое присутствие и развитие в нем.

<< | >>
Источник: Базалук О. А.. Сумасшедшая: первооснова жизни и смерти: Монография.              / Олег Базалук. — К.: Кондор,2011. — 346 с.. 2011

Еще по теме Глава 9. 'Возвращение в бытие:

  1. ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ ОСНОВНЫЕ СВОЙСТВА ЦЕРКВИ
  2. Глава 15. Конечная фаза войны. Декабрь 1938 года – март 1939 года
  3. Глава 2. Соприкосновение со смертью
  4. Глава 3. Обозрение структуры и функции психики
  5. Глава 4. Вернутьс я, чтобы снова уйти...
  6. Глава 5. Сумасшествие, как возможность обозревать небытие
  7. Глава 7. аудни: привыкание к жизн
  8. Глава 8. Обнаружение Его, дворца
  9. Глава 9. 'Возвращение в бытие
  10. Глава 10. Сумасшедшая: бред первый
  11. Глава 12. Сумасшедшая: бред второй
  12. Глава II ЭКОЛОГИЯ
  13. Глава 1. Становление сущности: нигилизм и онто-историзм
  14. Глава 3. Нигилизм и онтологическая теория: концептуальные подходы
  15. Глава 14 ВОЗРОЖДЕНИЕ И ЯЗЫЧЕСКОЕ НАЧАЛО