<<
>>

АНТИСФЕН

1

Антисфен, сын Антисфена, был афинянин, но, как говорили, незаконнорожденный. С этим связан его ответ на чью-то насмешку: «И матерь богов — фриги- янка»1. Должно быть, его мать была родом из Фракии.

После того как он отличился в битве при Танагре2, Сократ заметил, что Антисфен никогда не показал бы себя таким храбрецом, если бы оба его родителя были афиняне. И сам Антисфен с презрепием говорил об афинянах, кичившихся своим происхождением, что они ничуть не благороднее улиток или кузнечиков.

Сначала он был учеником ритора Горгия. Отсюда риторическая окраска его диалогов, особенно ощути- 2

мая в «Истине» и в «Протрептиках». Гермипп сообщает, что Антисфен собирался выступить во время Истмийских игр как с поношением, так и с похвалой гражданам Афин, Фив и Лакедемона, но потом раздумал, увидев множество людей, прибывших из этих городов.

Позднее он примкнул к кружку Сократа и так много почерпнул там, что стал уговаривать своих собственных учеников перейти вместе с пим в обучение к Сократу. Живя в Пирее, Антисфен каждый день проделывал 40 стадиев3, чтобы только послушать Сократа. От него он научился воздержанности и, восхищаясь его презрением к страстям, стал родоначальником кинизма. Он доказывал, что труд — благо, приводя в пример великого Геракла и Кира, одного — из эллинов, другого из варваров. 3

Он первым дал определение: «Понятие есть то, что выражает, чем предмет был или что он есть». Он ча- сто говаривал: «Лучше помешаться, чем наслаждаться», а также: «Следует сходиться только с такими женщипами, которые будут вам за это признательны». Одному юноше с Понта, который хотел у него учиться и спросил, что для этого нужно, он ответил: «Новая книжка, новый грифелек, новая табличка, да ума кусок», игрой слов подчеркивая значение ума4. На вопрос, кого следует брать в жены, сказал: «Та, что всеобщий имеет успех, жена для всех, а та, что без внимания, сплошное наказание»5.

Услышав однажды, что Платон поносит его, заметил: «Так бывает и с царями: они делают добро, а все их бранят».

Однажды его посвящали в таинства орфиков, и жрец сказал, что посвященных в Аиде ожидают всякие блага, на что Антисфен возразил: «Почему же ты не умираешь?» Когда его попрекали тем, что не оба его родителя свободнорожденные, он сказал: «Но они также и пе борцы, а вот я —борец». Спрошенный, почему у пего так мало учеников, ответил: «Потому, что я гоню их от себя серебряной палкой» 6. На вопрос, почему он так жесток с учениками, ответил: «И врачи бывают жестоки с больными». Увидев однажды прелюбодея, спасавшегося бегством, он крикнул ему: «Несчастный! Какой опасности ты мог бы избежать всего за один обол!» Как рассказывает Гекатой в «Хриях», Антисфен говорил: «Лучше достаться воронам, чем попасть к льстецам. Те пожирают мертвых, а эти — живых» 7.

На вопрос, о чем человек должен мечтать, он ответил: «О том, чтобы умереть счастливым». Как-то один из знакомых пожаловался ему, что потерял свои ценные записи. На это он заметил: «Нужно было записывать не на табличке, а в сердце». Он нередко говорил: «Как ржавчина съедает железо, так завистпиков — их собственный нрав». «Тот, кто хочет быть бессмертным,— говорил он,— должен вести благочестивую и праведную жизнь». Он говорил: «Государства погибают тогда, когда перестают отличать дурных от хороших». Когда его однажды хвалили дурные люди, он заметил: «Боюсь, не сделал ли я чего-нибудь дурпого». Он говорил, что совместная жизнь братьев-едино- мышленников прочнее всяких степ. Нужно, учил он, брать с собой в дорогу столько припасов, чтобы они уцелели даже при кораблекрушении. Когда од- налоды его упрекнули в том, что он якшается с дурными людьми, он ответил: «И врачи вступают в контакт с больпыми, но не заражаются». «Не чудно ли,— говорил он,— очищать зерна от плевел, не допускать к бою людей непригодных и в то же время мириться с мошенниками на государственной службе?» Когда его спросили, что дает ему философия, оп ответил: «Умение оставаться наедине с собой».

Во время пирушки кто-то предложил ему: «Спой!» —«А ты сыграй мне на флейте»,—ответил Антисфеп. Когда Диоген попросил у него хитон, он предложил ему взамен ? сложить вдвое свой собственный гиматий. Спрошенный, какая из наук самая важная, он ответил: «Та, которая учит отучаться от зла». Тем, кому приходилось слышать о себе клевету, он советовал переносить ее мужественнее, чем удары камнями.

Он смеялся над Платоном как над человеком, целиком зависимым от мирской суеты. Во время пышного шествия увидев храпящего коня, он сказал Платону: «И ты напоминаешь мне такого горделивого жеребца». Эта насмешка связана с тем, что Платон постоянно хвалил лошадей. Одпажды Антисфен навестил больного Платона и, увидев таз, куда того стошнило, спросил: «Желчь я вижу, а где же твоя спесив вость?» Он советовал афиняпам принять специальное постановление и считать ослов конями. Те сочли это нелепым, но, возразил он, ведь у вас можно стать и стратегом, ничему не учась; достаточно только для этого большинству поднять руки. Кто-то сказал: «Тебя многие хвалят».— «Что же я такого натворил?» — забеспокоился Антисфен. Увидев, что тот так вывернул свой плащ, что стали видны дыры, Сократ заметил: «Череэ дыры твоего плаща просвечивает тщеславие». Как рассказывает Фаний в сочинении «О сократи- ках», Антисфен на вопрос, как стать совершенным, ответил: «Научившись у людей знающих избегать пороков, сидящих в тебе». Когда кто-то хвалил роскошь, он вознегодовал: «Пусть дети наших врагов живут в роскоши!» в К юноше, старавшемуся принять перед скульптором позу покрасивее, он обратился со словами: «Скажи-ка мне, если бы бронза вдруг обрела голос, чем бы она, по твоему мнению, стала кичиться?» — «Своей красотой»,—последовал ответ. «Тогда не стыдно лж тебе чваниться тем же, чем и неодушевленный материал?» Юноша с Понта обещал обогатить Антисфена, когда придет его корабль с соленой рыбой. Философ захватил пустой мешок и попросил юношу пойти вместе с ним к торговке хлебом. Там он набил мешок и пошел прочь.

Когда же она потребовала плату, тот сказал: «Вот этот молодой человек тебе заплатит, когда придет его корабль с соленой рыбой». Кажется, он был причастен к изгнанию Анита

w и к казни Мелета. Встретившись с юношами, прибывшими с Понта после того, как они наслышались о славе Сократа, Антисфен отвел их к Аниту, сказав в насмешку, что этот человек мудрее Сократа. Как говорят, это вызвало такое негодование среди окружавших Сократа, что они настояли на изгнании Анита. Когда он где-нибудь видел роскошно одетую женщину, то отправлялся к ней домой и просил ее мужа вывести коня и показать оружие. Если у него найдется и то, и другое, то пусть ее наряжается, так как этого ему достаточно для защиты. Если же у него ничего такого нет, то пусть заставит ее отказаться от украшений и нарядов.

Вот основные положения его философии. Он доказывал, что добродетели можно научиться; что благо- 11

родство и добродетельность одно и то же. Для счастья достаточно одной добродетели, а она нуждается лишь в Сократовой силе. Добродетель же состоит в делах и не нуждается ни в многословии, ни в науках. Мудрец сам себе довлеет, ибо все, что принадлежит другим, принадлежит и ему. Безвестность, как и труд,— благо. Мудрец живет не по законам государства, а по законам добродетели. Жениться следует для воспроизведения рода, сходясь для этого с самыми прекрасными женщинами. И любви не должен чуждаться мудрец, ибо только он знает, кто достоин ее. 12

Диокл приписывает ему также следующие мысли. Для мудреца нет ничего чуждого или невыполнимого.

Добродетельный человек достоин любви. Все достойные люди — друзья. Своими союзниками следует делать людей мужественных и справедливых. Добродетель — оружие, которое нельзя отнять. Лучше с немногими добродетельными сражаться против всех дурных, чем со многими дурными против немногих честных. Считайся с врагами: опи первыми замечают твои ошибки. Пуще родича своего почитай человека справедливого. У муя^чин и женщин добродетель одна и та же. Добро прекрасно, зло безобразно.

Все дурное считай чуждым себе.

Разум — самое прочное из укреплений, ибо его нельзя ни уничтожить, пи предать. Его степы нужно возводить из наших собственных неопровержимых доводов. Свои беседы Антисфен вел в Киносарге 8 — гим- насии, расположенном недалеко от городских ворот, поэтому, как полагают некоторые, отсюда и произошло название кипической школы. Сам Антисфен получил прозвище Дворняга. Согласно Диоклу, оп первым стал складывать вдвое свой трибон9 и пользоваться только им во всех случаях жизни. Он стал также ходить с посохом и котомкой. Неанф утверждает, что он первым стал складывать вдвое и свой гиматий, а Сосикрат в третьей книге «Преемств» говорит, что это первым стал делать Диодор из Аспенда, отпустивший себе также бороду и ходивший с котомкой и посохом.

Из всех сократиков только Аптисфен удостаивается похвалы Феопомпа, который подчеркивает его одаренность и способность логикой своей речи захватить любого. Об этом же свидетельствуют как его сочинения, так и «Пир» Ксенофонта. Пожалуй, Антисфен может также считаться основателем наиболее строгого течения в стоицизме, о котором эпиграмматик Афиней говорит следующее:

Вот ведь о чем говорит мудрость священных страниц: Лишь добродетель — духовное благо, важнейшее в мире, О знатоки учения Стой! О школа мудрейших!

Ибо одна лишь она город спасет и людей. Прочие ж люди считают за счастье потворствовать плоти.

Муза есть и у них, имя ее — Эрато.

w Антисфен дал также толчок бесстрастию Диогена, выдержке Кратета и суровости Зенона, заложив основы их учений о государстве. Ксенофонт называет его приятнейшим из собеседников, а в остальном очень сдержанным.

Как сообщают, сочинения Антисфена составляли десять томов.

В первом томе находились следующие произведения:

«О словесном выражении, или О стилях речи». «Аякс, или Речь Аякса». «Одиссей, или Об Одиссее».

«Апология Ореста, или О составителях судебных речей».

«Исография, или Лисий и Исократ». «Ответ на речь Исократа „Без свидетелей"».

1в Во втором томе: <0 природе животных». «О рождении детей, или О любви в браке». «О софистах. Физиогномический очерк». «О справедливости и о мужестве. Увещевательная речь (protreptik) в трех частях».

«„О Феогниде". Составляет четвертую и пятую части предыдущего сочинения».

В третьем томе: «О добре». «О мужестве».

«О законе, или О государственном устройстве». «О законе, или О прекрасном и справедливом». «О свободе и рабстве». «О вере».

«Об управлении, или О повиновений». «О победе, или Домострой».

В четвертом томе: «Кир».

«Геракл Больший, или О силе».

В пятом томе: «Кир, или О царской власти». «Аспасия».

В шестом томе: «Истина». «Об искусстве вести спор». «Сатон, или О противоречиях. В трех книгах». «О разговоре». 17 В седьмом томе:

«О воспитании, или О существительных. В пяти книгах».

«О вопросах и ответах». «О мнении и знании. В четырех книгах». «Мнения. Полемическое сочинение». «Вопросы обучения».

В восьмом томе: «О музыке». «О комментаторах». «О Гомере».

«О несправедливости и безбожии». «О Калхасе». «О наблюдателе». «О наслаждении».

В девятом томе: «Об Одиссее». «О посохе».

«Афина, или О Телемахе». «О Елене и Пенелопе». «О Протее».

«Киклоп, или Об Одиссее», is «Об употреблении вина, или Об опьянении, или О Киклопе». «О Кирке». «Об Амфиарае».

«Об Одиссее, Пенелопе и собаке».

В десятом томе: «Геракл, или Мидас». «Геракл, или О разуме или силе». «Кир, или Возлюбленный». «Кир, или Наблюдатели». «Менексен, или О власти». «Алкивиад».

«Архелай, или О царстве».

Таковы сочинения Антисфена. Тимон упрекает его за такое обилие сочинений и называет «плодовитым пустобрехом». Умер Анти- сфен от болезни. Однажды Диоген зашел к нему и спросил, не нуждается ли он в помощи друга. В другой раз он пришел с кинжалом. Когда Антисфен простонал: <<Кто избавит меня от мучений!?» — Диоген указал на кинжал и сказал: «Вот он». Антисфен возразил: 19

«Я сказал —от мучений, а не от жизни». Должно быть, философ не очень мужественно переносил болезнь, сильно любя жизнь. Вот мои стихи о нем:

Жил ты как пес, Антисфен, обычай такой соблюдая:

Речью людские сердца рвать ты на части умел.

Злою чахоткой в могилу сведен. — Ну, что тут рыдать нам?!

Ведь по дороге в Аид нужен нам всем проводник.

Было еще три человека по имени Антисфен: один из них — последователь Гераклита, другой — родом из Эфеса, третий — какой-то родосец, историк.

Как раньше мы перечислили учеников Аристиппа и Федона, так теперь расскажем о киниках и стоиках, вышедших из школы Антисфена, в следующем порядке.

<< | >>
Источник: Нахов И.М. (сост. и пер.). Антология кинизма. Фрагменты сочинений кинических мыслителей. Сер. Памятники философской мысли; г.; Изд-во: «Наука», Москва; 399 стр. (+1 обл. ). 1984

Еще по теме АНТИСФЕН:

  1. §37. Киническая школа
  2. §71. Стоическая этика: ее общие основы150
  3. Глава 5 РАЗГОВОР С АНТИСФЕНОМ О ВЫБОРЕ ДРУЗЕЙ
  4. Глава 3 ПРЕДЛОЖЕНИЕ СОКРАТА. НОВЫЙ ХАРАКТЕР ПИРА. ВОПРОСЫ И ОТВЕТЫ ГОСТЕЙ
  5. Глава 4 ПРОДОЛЖЕНИЕ БЕСЕДЫ О ЦЕННОСТИ ОБЕЩАННОГО КАЖДЫМ ИЗ ГОСТЕЙ ПРЕДМЕТА
  6. Глава 6 РАЗГОВОР СОКРАТА С ГЕРМОГЕНОМ И СИРАКУЗЯНИНА С СОКРАТОМ
  7. Глава 8 РАССУЖДЕНИЕ СОКРАТА ОБ ЭРОТЕ И О ПРЕВОСХОДСТВЕ ЛЮБВИ ДУХОВНОЙ 1
  8. ЗАЩИТА СОКРАТА НА СУДЕ
  9. ОЧЕРК ИСТОРИИ КИНИЧЕСКОЙ ФИЛОСОФИИ
  10. АНТИСФЕН
  11. АНТИСФЕН
  12. ИЗ СОЧИНЕНИЙ И БЕСЕД
  13. АПОФТЕГМЫ 76.
  14. ДОПОЛНЕНИЯ Свидетельства о сочинениях 4.
  15. ФРАГМЕНТЫ ДИАТРИБ