<<
>>

ДЕКЛАМАЦИИ6

Аякс

1 Я хотел бы, чтобы нас судили те, кто участвовал в сражениях. Я понимаю, что мне следовало бы молчать, по зато вот этот не знает устали в речах. Ныне тех, кто все это сам пережил, здесь нет.

Вы же собираетесь судить, сути дела пе ведая. Какая же справедливость может восторжествовать, когда судьи фактов не знают, а только слушают речи?

а А дело родилось из деяния. Итак, тело Ахилла спас и унес я, а он — доспехи, понимая, что троянцы будут скорее пытаться захватить тело погибшего героя, чем его доспехи. Если бы отітг овладели трупом, то падру- гались бы над ним, отомстив за Гектора. Что же касается доспехов, то они не стали бы посвящать их богам, а спрятали подальше.

8 Опасаюсь этого доблестного мужа, который уже рапыпе однажды ночью святотатственно похитил у них из храма статую богини и показал ее ахейцам, словно свершив достославный подвиг. Я хочу получить оружие Ахилла, чтобы отдать его друзьям, а оп —чтобы продать, ибо воспользоваться им, пожалуй, не посмеют. Ведь пи одип трус не станет сражаться про- славленпым оружием, потому что попимает, что трусость его выдаст само оружие.

4 Дело обстоит примерпо так: цари, командовавшие сражением, охотпо предоставили другим право выпо- сить решение о доблести, а вы, ничего не зная, обещаете вершить суд по поводу того, чего пе зпаете. По моему же мнению, пи один царь, действительно способный судить о доблести, пе поручил бы этого дела другим, подобно тому как опытный врач пикогда пе доверил бы другому поставить больному диагноз.

б Если бы у меня возпик спор с человеком, похожим па меня, то проигрыш дела для мепя ничего бы пе значил. Но теперь нет двух людей, которые бы больше отличались друг от друга. Ведь этот ничего пе делает явно, я же ничего бы пе посмел сделать тайпо. Я бы не вынес пи малейшего оскорбления или насилия, а этот разрешил бы себя даже повесить, лишь бы 6

получить какую-нибудь выгоду.

Это оп позволил рабам нанести ему удары бичом, бить палками по спине и кулаками по лицу, а потом, обрядившись в лохмотья, почыо проник во вражеский город и, ограбив храм, улизнул. И это оп вновь согласится делать, да и других, пожалуй, станет убеждать, говоря, как пре- краспо все было сделано. После всего сказаппого этот негодяй п святотатец хочет получить доспехи Ахилла?! 7

Слушайте мое слово вы, ничего пе знающие судьи: когда вы выпоситс свой приговор, больше внимания обращайте на дела, а не на слова. Ведь и исход войны решается не словом, а делом. И с врагами пужно пе состязаться в речах, а или побеждать сражаясь, или покоряться молча. Старайтесь судить хорошо, п тогда вы узпаете, что слово по сраппепию с фактами пе имеет никакой силы и что из-за недостатка фактов говорятся долгие и многоеловпые речи, а пользу при-

в песет вам не тот, кто речпет. В противном случае говорите, что пе понимаете того, что говорят, а уходите или же судите по справедливости. Обо всем этом нужно говорить громко, а не шепотком, чтобы вы знали, что и тем, кто судит, если они поступают неправедно, воздается по справедливости. Потом, может быть, вы поймете, что заседаете здесь не как арбитры речей, а как люди, имеющие убеждения.

9 Я предоставляю вам право решать относительно меня и моего дела, но обо всем — запрещаю, особенно относительно человека, который прибыл под Трою не добровольно, а против своей воли7, да и обо мне, который всегда впереди один и сражается пе под защитой стен.

Одиссей 1

Не к одному тебе только обращена моя речь, ради которой я подпялся, но и ко всем остальным. Ведь для нашего войска я сделал больше, чем все вы, вместе взятые. Об этом я сказал бы далее при жизни Ахилла, а сейчас говорю это вам после его смерти. Нет ни одной битвы, в которой я не сражался бы вместе с вами, по никто из вас пе разделял со мной всех моих опасностей, никто. Но в общих сражениях, даже если бы вы и пехрабро сражались, ничего страшного не случилось бы. 2

Если я благополучно выбирался из опасностей, которые выпали па долю только мне, все это шло на пользу тому делу, ради которого мы сюда прибыли; если бы мне пришлось плохо, вы лишились бы в моем лице единственного в своем роде мужа.

Мы пришли сюда пе для того, чтобы воевать с троянцами, а чтобы вернуть Елену и взять Трою. 3 Все это было целью моих испытаний. Ведь когда было получено предсказание, что Трою нельзя одолеть, пока мы, похитив, не завладеем статуей богини8, кто доставил ее сюда, как не я? А ты меня обвиняешь в святотатстве. Ты-то ничего не видишь и называешь нечестивым грабителем человека, который отвоевал статую богнни, а не ограбившего пас Александра.

4 Вы все горячо желаете взять Трою, а меня, придумавшего, как это сделать, ты обзываешь негодяем. Но если прекрасно взять Иллион, то и прекрасно найти путь для этого. Все остальные благодарны мне, а ты поносишь меня. Из-за своего невежества ты даже не представляешь себе, чьими услугами пользовался, по я не браню тебя за твое невежество. И ты помимо

ь своей воли испытал это, да и все другие. Направленной против меня бранью ты не можешь никого убедить, что спас [тело Ахилла], поэтому и грозишься причинить зло судьям, если они присудят доспехи мпе. Я-то зпаю, что ты будешь грозить часто и многими карами, прежде чем сделать хоть самую малость. Но если следует судить на осповании подобных речей, то, как я думаю, ты сам из-за своего злобного гнева причипил себе зло.

в А меня ты упрекаешь в трусости за то, что я врагам причинил зло. Но из-за того, что ты явно немало потрудился и напрасно обпаружил свое безрассудство, и при том делал это вместе со всеми, ты полагаешь, что лучше меня. И ты смеешь говорить мне о доблести. Но, во-первых, ты пе зпаешь, как нужно было сражаться. Как дикий кабан, ослепленный гневом, бросившись на кого-нибудь, ты когда- нибудь, пожалуй, убьешь самого себя. Разве ты пе зпаешь, что благоразумный муж пе должен страдать ни от самого себя, ни от другого, пи от врагов?

7 Ты же, словно ребенок, радуешься, когда они называют тебя отважным. А я говорю, что ты самый трусливый из всех и больше всего боишься смерти, так как у тебя прежде всего доспехи крепки и неуязвимы, благодаря которым, как говорят, ты и сам невредим.

Что смог бы ты сделать, если бы на тебя напал враг, обладающий таким же оружием? Может быть, произошло бы что-пибудь чудесное и удивительное, хотя никто из вас ничего пе мог бы сделать. После этого ты думаешь, что есть какая-нибудь разница между тем, чтобы иметь такое оружие, или сидеть за крепостными стенами? А ты утверждаешь, что лишь у тебя нет стен. Но только ты один, защищая себя, как бы стоишь за стеной из семи бычьих шкур. 8

Я же без оружия пе то что подхожу к вражеским стенам, но даже вхожу впутрь стен и поражаю передовые посты врагов, хотя они и поднимаются по тревоге, их же оружием. Я полководец и страж твой, как и всех остальных. Я зпаю все, что делается здесь и у врагов, не посылая другого в разведку, по сам иду и смотрю, как кормчие, которые депь и ночь следят за тем, чтобы моряки были живы и певродимы. Так и я охраню и себя, и всех остальных. Нет такой опасности, которой бы я сторонился, считая ее позорпой, в которой бы я промедлил напести врагу хоть какой- пибудь урон. 9

Даже если бы за мной наблюдали люди, то и тогда я не стал бы гоняться за славой. Но в личине раба, нищего или негодяя, достойного плетей, я старался наносить вред врагам. Пытался бы и тогда, когда никто не увидел бы. Ведь война пе любит показпых дел, а всегда требует подвигов — ночыо и дпем. Я пе располагаю доспехами, в которых мог бы вызвать врагов на бой, по всегда готов выйти па бой с одпим или многими с каким угодно оружием. 10

И когда битва утомляет меня, я пе передаю оружие другим, как ты, по и почью, когда враги отдыхают, я нападаю па них, имея такое оружие, которое папесет им самый большой урон. Меня никогда пе останавливала даже ночь, как передко тебя, и ты радовался, что вместе с пей прекращалось побоище. Но в то же самое время, когда ты храпишь, я спасаю тебя и всегда хоть чем-нибудь наношу вред врагам, имея вот это рабское оружие, одетый в лохмотья, со следами ударов бичом, благодаря которым ты спишь в безопасности. 11

Ты думаешь, что очень храбр, раз добыл труп? Если бы ты пе сумел этого сделать, его унесли бы еще двое.

После чего и опи могли, пожалуй, затеять с памп спор о доблести, по я бы и им сказал то же самое. А что бы ты сказал, споря с ними? Но о двух, пожалуй, ты не заботился, а перед одним постеснялся бы признаться, что трусливее его. Разве тебе не известно, что троянцы заботились не о захвате 12 трупа, а о том, чтобы овладеть доспехами? Тело они собирались отдать, а доспехи положить в храм п посвятить богам. Ведь позорно не отдавать останки для погребения, а уносить погибших с поля боя — не позор. Итак, ты сделал то, что было выполнимо, а я избавил их от проклятий. 13

Ты болен завистью и невежеством — бедами, наиболее противоположными друг другу. Первая — заставляет тебя стремиться к прекрасному, вторая — отвращает от пего. В тебе есть что-то человеческое, поэтому, будучи сильным, ты думаешь, что отважен, но не знаешь, что мудрость и отвага на войне — не одно и то же, а певежество для тех, кто им страдает, — величайшее зло. 14

Я думаю, что если когда-нибудь па свете появится мудрый поэт, то оп изобразит меня мпогострадальпым, многоумным, многохитростным разрушителем городов и единственным покорителем Трои, а тебя, как мне думается, уподобит медлительным по природе ослам и быкам и другим стадным животным, которые позволяют спутывать себя и надевать на себя ярмо.

<< | >>
Источник: Нахов И.М. (сост. и пер.). Антология кинизма. Фрагменты сочинений кинических мыслителей. Сер. Памятники философской мысли; г.; Изд-во: «Наука», Москва; 399 стр. (+1 обл. ). 1984

Еще по теме ДЕКЛАМАЦИИ6:

  1. ДЕКЛАМАЦИИ6