<<
>>

97 (271). ГЕГЕЛЬ - НИТХАММЕРУ Нюрнберг, 5 июля 1816 г.

...Так много всего, что глубоко заинтересовало меня и побуждает к более пространному излиянию. Но слишком много материала, чтобы я мог на сей раз основательнее заняться всем этим, и все слишком важное, чтобы отделываться немногими словами. А потому оставлю все это на другой раз. Всемирные события и надежды, равно как и то, что происходит в более узком кругу, все это склоняет меня к общим размышлениям, которые отодвигают на задний план частные происшествия, как бы ни занимали они мои чувства. Я считаю, что мировой дух скомандовал времени вперед.
Этой команде противятся, но целое движется, неодолимо и неприметно для глаз, как бронированная и сомкнутая фаланга, как движется солнце, все преодолевая и сметая на своем пути. Бесчисленные легко вооруженные отряды бьются где-то на флангах, выступая за и против, большая часть их вообще не подозревает, в чем дело, и только получает удары по голове как бы незримой дланью. И ничто не^ поможет им: ни пускание пыли в глаза, ни хитроумные выходки и выкрутасы. Можно достать до ремней на башмаках этого колосса, немного замарать их дегтем или грязью, но не развязать их, тем более стащить с него сандалии бога с подвижными, согласно Фоссу (см. «Мифологические письма» и др.), подошвами, или семимильные сапоги, которые тот наденет. И внутренне, и внешне самая безопасная роль — это, наверное, не упускать из виду идущего вперед; тогда можно даже стоять на месте и во утешение всей многотрудной и ревностной честной компании помогать мазать дегтем — чтобы удержать ИСПО-І лина — для забавы души своей даже способствовать такому серьезному занятию.

Реакцию, о которой все так много говорят теперь, я ожидал1. Она настаивает на своих правах. Laverite en la repoussant, on Tembrasse2 — это глубокомысленный девиз Якоби. Реакция еще далеко отстает от сопротивления, ибо она сама уже целиком находится внутри той сферы, к которой второе, сопротивление, относится еще как нечто внешнее. Желания реакции главным образом сводятся, хотя она и полагает как раз обратное, к тщеславному интересу, к тому, чтобы запечатлеть свой облик на всем происшедшем, на всем, к чему, как ей думается, она питает величайшую ненависть, чтобы затем на печати этой можно было прочесть: это сделали мы. Суть остается все той же, пара цветочков, ленточек и т. п. так же мало прибавляют, как действительный вред, который при этом вносится; ведь и вред этот, если бы он находился даже в иной пропорции к массе по сравнению с тем, что возможно для него, преходящ. Самая чудовищная реакция, которую мы только видели, реакция против Бонапарта, так ли уж много переменила она в самом существе, в добре и зле, особенно если пройти мимо ужимок и крошечных успехов муравьиных, клопиных и блошиных личностей? И всех этих клопиных личностей можно допускать до себя лишь Для шуток, сарказмов и злорадства, для чего их и определил господь бог, и никак иначе. Все, что мы можем сделать при таких добрых намерениях его, — это даже и в беде способствовать их совершенствованию.

Но пока достаточно...

Ваш Г.

<< | >>
Источник: Георг Гегель. Работы разных лет в 2-х томах. Том 2. Серия: Философское наследие; Изд.: Мысль, Москва; т.2 - 630. 1971

Еще по теме 97 (271). ГЕГЕЛЬ - НИТХАММЕРУ Нюрнберг, 5 июля 1816 г.:

  1. 98 (272). ГЕГЕЛЬ — НИТХАММЕРУ Нюрнберг, 12 июля 1816 г.
  2. 96 (269). ГЕГЕЛЬ- ПАУЛЮСУ Нюрнберг, 13 июня 1816 г.
  3. 94 (268). ГЕГЕЛЬ - ПАУЛ ЮСУ Нюрнберг, 2 мая 1816 г.
  4. 71 (192). ГЕГЕЛЬ —ВАН ГЕРТУ (Нюрнберг, 29 июля 1811 г.)
  5. 82 (227). ГЕГЕЛЬ - НИТХАММЕРУ Нюрнберг, 6 января 1814 г.
  6. 91 (255). ГЕГЕЛЬ - НИТХАММЕРУ Нюрнберг, 23 ноября 1815 г.
  7. 39 (101). ГЕГЕЛЬ - НИТХАММЕРУ Бамберг, 8 июля 1807 г.
  8. 73 (196). ГЕГЕЛЬ — НИТХАММЕРУ Нюрнберг, 10 октября 1811 г.
  9. 61 (144). ГЕГЕЛЬ — НИТХАММЕРУ Нюрнберг, 14 декабря 1808 г.
  10. 81 (225). ГЕГЕЛЬ - НИТХАММЕРУ Нюрнберг, 23 дек[абря] 1813 г.