<<
>>

Лечение помешательства

Последний пункт, о котором нам следует сказать как относительно безумия, так и относительно помешательства, касается того метода лечения, который следует применять к обоим болезненным состояниям.
Метод этот является отчасти физическим, отчасти психическим. Иногда может оказаться вполне достаточно и одного первого метода; однако в большинстве случаев при этом бывает необходимо прибегать к помощи также и психического лечения, которое и одно точно так же бывает иногда достаточным. Для физического метода лечения невозможно указать что-либо, применимое во всех случаях. Применяемые при этом чисто медицинские средства, напротив, имеют в высшей степени эмпирический и потому ненадежный характер. Но во всяком случае твердо установлено, что практиковавшийся раньше в Бедламе способ обращения является самым дурным, так как он ограничивался проводимым раз в четверть года очищением желудка всех умалишенных слабительными средствами. Впрочем, что касается физических способов излечения, то душевнобольные бывали подчас исцеляемы как раз тем, что1 у человека, не страдающего помешательством, способно его вызвать, а именно вследствие сильного уд$ра головы: Так, про знаменитого Монфокона49 рассказывают, что в своей юности он именно таким образом исцелился от тупоумия.

Основным способом лечения всегда остается психический уход за больным. Если против слабоумия этот последний бессилен, то против настоящего тупоумця1 и безумия он нередко может быть применен с успехом, ибо при этих душевных состояниях еще сохраняется некоторая жизненность сознания, и наряду с помешательством, относящимся к некоторому особенному представлению, в них еще сохраняется разумное во всех остальных представлениях сознание, которое искусный психиатр способен развить до силы, преодолевающей упомянутую особенность помешанного. (Понимание того, что этот еще существующий у тупоумных и безумных остаток разума должен быть взят как основа для исцеления, соответственно чему следует организовать уход за душевнобольным, составляет заслугу Пинеля, сочинение которого об интересующем нас здесь предмете следует признать лучшим из того, что существует в этой области.)

Важнейшим моментом при применении психического способа исцеления является приобретение доверия умаг лишенных.

Это доверие может быть приобретено потому, что помешанные еще продолжают быть нравственными существами. Всего вернее, однако, можно приобрести их доверие в том случае, если, относясь к ним с полной искренностью, в то же время не доводить все-таки этой своей искренности до прямого нападения на то представление, в котором выражается их помешательство. Пример такого способа обращения и его счастливого результата приводит Пинель. Один, вообще говоря, добродушный человек помешался и, ввиду того что совершал безумные поступки, могущие повредить другим, был подвергнут изоляции; он пришел от этого в неудержимый гнев, был связан, но вследствие этого впал в еще большее неистовг ство. Его поместили поэтому в дом умалишенных. Здесь надзиратель вступил с вновь прибывшим в спокойный разговор, снисходительно отнесся к его странным выходкам, успокоил его этим, приказал затем развязать его, сам отвел его в его новое помещение и, продолжая такое обращение, излечил этого душевнобольного в очень ког роткий срок.

Добившись доверий: Со стороны помешанных, нужно стараться^ приобрести в их глазах справедливый авторитет и ,прйбудить в них чувство того, что вообще сущёст- вуёт неч^о важное и достойное. Помешанные чувствуют свою духовную слабость, свою зависимость от разумных. Поэтому для последних-представляется возможным приобрести с их стороны уважение. Помешанный, научаясь уважать "того, кто за ним смотрит и о нем заботится, приобретает способность к подавлению своей субъективности, стоящей в противоречии с объективностью. Но до тех пор, пока он этому еще не научился, другие должны применять к нему эту силу. Если поэтому помешанные отказываются от еды или если они даже ломают окружающие их вещи, то понятно, что подобного нельзя терпеть. В особенности необходимо — а в отношении к высокопоставленным лицам, как, например, к Георгу ill, это часто бывает очень трудно — сломить самомнение людей, страдающих манией величия, тем, что дать им почувствовать их зависимое положение. По поводу этого случая и обращения, которое здесь нужно, мы находим у Пинеля следующий заслуживающий сообщения пример.

Один человек, считавший себя Магометом, вошел в дом умалишенных гордым и напыщенным, требовал изъявления почестей, выносил ежедневно множество приговоров об изгнании и смерти и свирепствовал как повелитель. Хотя против его мании никто не возражал, ему все-таки запретили беснование как нечто неподобающее, посадили его вследствие его непослушания в заключение и поставили ему на вид его поведение. Он обещал исправиться, был выпущен на свободу, но снова впал в бешенство. Теперь за этого Магомета взялись строго: его снова заперли и объяснили ему, что он бо^ лее не должен рассчитывать на пощаду. Однако, как было уговорено, жена надзирателя уступила его слезным мольбам выпустить его на волю, потребовала от него, нерушимого обещания не злоупотреблять более своей свободой, так как он этим навлек бы на нее неприятности, и выпустила его на свободу, после того как он дал ей требуемое обещание. С этого момента он стал вести себя хорошо. Если, на него и находил припадок бешенства, то одного взгляда надзирательницы было достаточно, чтобы прогнать его в его камеру, где он скрывал свою ярость. Уважение к этой женщине и его собственная- воля преодолеть свое неистовство восстановили его здоровье в течение шести месяцев.

Как это произошло в только что рассказанном случае, так и вообще при всей иногда необходимой в отношении помешанных строгости следует всегда принимать во внимание то, что вследствие своей еще не совершенно расстроенной разумности они заслуживают самого осмотрительного обращения с ними. Сила, применяемая к этим несчастным, всегда должна поэтому иметь такой характер, чтобы она в то же время имела моральное значение справедливого наказания. Умалишенные еще сохраняют некоторое чувство того, что является справедливым и добрым; они знают, например, что не следует вредить другим. Поэтому совершенное ими дурное может быть поставлено им на вид, вменено им в вину, наказано — справедливость примененного к ним наказания может быть сделана для них понятной. Этим в них развивают их собственную лучшую самость, и, поскольку это происходит, они приобретают доверие к своей собственной нравственной силе. Достигнув этой ступени, они благодаря общению с хорошими людьми становятся способными к полному выздоровлению. Напротив, суровым, высокомерным, презрительным обращением нравственное сознание помешанных легко можно так сильно оскорбить, что они впадут в величайшую ярость и бешенство.

Равным образом надо остерегаться допускать помешанных — в особенности помешавшихся на религиозной почве — к чему-либо такому, что могло бы подкрепить их извращенный образ мыслей. Напротив, надо стараться наводить помешанных на другие мысли, чтобы за ними они забыли о своей причудливой фантазии. Это растворение навязчивого представления достигается особенно тем, что умалишенных принуждают к духовным и главным образом к физическим занятиям; благодаря работе они вырываются из своей болезненной субъективности и обращаются к действительности. Этим объясняется тот факт, что в Шотландии один арендатор прославился исцелением сумасшедших, хотя его обращение с ними состояло исключительно в том, что он запрягал их по шести в плуг и заставлял работать до изнеможения. Среди средств, действующих прежде всего на тело, в отношении помешанных, особенно буйных, в качестве преимущественного целительного средства получили известность качели, Вследствие движения на качелях у безумца начи- нает кружиться голова, и его навязчивое представление становится колеблющимся. Но очень многого мозйно достигнуть также и через внезапное и сильное воздействие на представление помешанных для восстановления их нормального состояния. Правда, тупоумные бывают в высшей степени недоверчивы, если замечают, что их стараются отклонить от их навязчивого представления. Однако в то же время они глупы, и их легко поразить неожиданностью. Поэтому нередко их можно исцелить, притворившись, будто их сумасбродство разделяется, а затем внезапно сделав нечто такое, в чем помешанный усматривает освобождение от своего воображаемого зла. Так, как известно, один англичанин, воображавший, что в его теле помещается запряженный четверкой лошадей воз сена, был освобожден от этой безумной идеи одним врачом, который, заверив, будто он чувствует на ощупь этот воз и лошадей, снискал доверие помешанного, а затем, убедив его в том, что располагает средством для уменьшения размеров этих будто бы находящихся в желудке помешанного вещей, кончил тем, что дал душевнобольному рвотное; когда больного стало рвать, его подвели к окну, и как раз в тот самый момент, по предварительным распоряжениям врача, внизу от дома отъезжал воз сена, про который помешанный подумал, что он вышел вместе с рвотой.

Другой способ исцеления помешательства состоит в том, что тупоумных побуждают совершать такие действия, которые представляют собой непосредственное опровержение того своеобразного безумия, которое их мучает. Так, например, один человек, который воображал, что у него стеклянные ноги, был исцелен посредством мнимого разбойничьего нападения, так как при этом его ноги оказались в высшей степени пригодными для бегства. Другой, считавший себя мертвым, был неподвижен и отказывался есть; его рассудок был восстановлен тем, что его, разделяя для видимости его безумие, положили в гроб и отнесли в склеп, в котором стоял другой гроб и в нем лежал другой человек, который сначала представлялся мертвым, но вскоре затем, оставшись наедине с сумасшедшим, приподнялся, выразил ему свое удовольствие по поводу того, что теперь он, будучи мертвым, имеет общество, наконец встал, поел из имеющихся у него кушаний и удивленному этим помешанному сказал, что он уже давно умер и поэтому знает, как поступают мертвые*

Помешанней'бШГ успокоен этим заверением, стал точно так же есть' и питі> й йсцёлйлся: Иногда" сумасшествие может быть исцеляемо также и непосредственно действующим на представление словом или удачной остротой. Так, например, один сумасшедший, считавший себя святым духом, был исцелен тем, что другой сумасшедший сказал ему: «Как же это ты можешь быть святым духом? Ведь это я святой дух». Столь же интересный пример представляет собой один часовщик, который воображал, что он был невинно гильотинирован, что испытывающий по поводу этого раскаяние судья приказал отдать ему голову обратно, но что вследствие несчастной путаницы ему была приставлена чужая, гораздо худшая, крайне малопригодная для пользования голова. Когда этот сумасшедший защищал однажды легенду, согласно которой святой Дионисий облобызал свою собственную голову, другой умалишенный возразил ему: «Вот патентованный дурак-то I Чем же это святой Дионисий мог поцеловать, уж не пяткой ли?» Этот вопрос до такой степени потряс сумасшедшего часовщика, что он совершенно отделался от своей дурацкой причуды. Такая острота, однако, только в том случае может совершенно уничтожить сумасшествие, если болезнь эта уже потеряла свою интенсивность.

<< | >>
Источник: ГЕОРГ ВИЛЬГЕЛЬМ ФРИДРИХ ГЕГЕЛЬ. ЭНЦИКЛОПЕДИЯ ФИЛОСОФСКИХ HAУK / том 3 / москва. 1977

Еще по теме Лечение помешательства:

  1. 3. Третья, основная форма помешательства — бешенство, или безумие
  2. Лечение ЗОЛОТОМ
  3. Лечение целлюлита
  4. Лечение эффективностью
  5. Опросник для изучения отношения к болезни и лечению
  6. Лечение болезни расточительства эффективностью
  7. Профилактика и лечение заболеваний Острые респираторные инфекции
  8. Лечение психики с помощью языка тела.
  9. Судебный процесс по расширению доступа к лечению ВИЧ в ЮАР
  10. СОВЕТЫ И РЕКОМЕНДАЦИИ ПО ЛЕЧЕНИЮ И ЗАЩИТЕ ЗАГОВОРНЫМ СЛОВОМ
  11. Н.А. Власова 0 совместной работе врача я логопеда при лечении речевых расстройств
  12. Д. Н. Исаев УЧАСТИЕ СЕМЬИ В ВОСПИТАНИИ, ЛЕЧЕНИИ И АБИЛИТАЦИИ ДЕТЕЙ С УМСТВЕННОЙ ОТСТАЛОСТЬЮ
  13. ВАБАЛАИТЕ КРИСТИНА ВИКТОРОВНА. ЭВОЛЮЦИЯ ХИРУРГИЧЕСКОГО ЛЕЧЕНИЯ БОЛЬНЫХ ТИРЕОИДНОИ ПАТОЛОГИЕЙ в РОССИИ (1804 - 2011), 2014
  14. Что собой представляют слова психологического кодирования? Можно ли их применять для лечения различных заболеваний?
  15. Может ли простой человек начитать «заговорным словом» воду для лечения себя или своих близких от различных болезней?
  16. Какие слова надо использовать для лечения различных заболеваний и для защиты, чтобы достичь наилучшего результата?
  17. Антоний Церковный. Защита и лечение словом. Православные и народные методы / Антоний Церковный. —М.: ACT; Донецк: Сталкер,. — 318, [2] с: ил. — (Секреты деревенского знахаря)., 2005
  18. Ермакова Елена Евгеньевна Психотерапевтические методы в народной медицине (на материале экспедиций в Тюменской области)
  19. Глава VII. НАРКОЛОГИЧЕСКАЯ ПОМОЩЬ БОЛЬНЫМ НАРКОМАНИЕ