<<
>>

2. К вопросу о всеобщей мобилизации

Вспомним, возвращаясь к дальнейшему ходу исторических событий, что в самом начале сессии сословного собрания произошло важное политическое событие — возвращение Бонапарта во Францию с острова Эльбы. Через два дня после открытия сессии король поставил представителей сословий в известность о предпринятых в Вене действиях.
Отношение немецкого сословного собрания к событию такого рода должнс было выявить его подлинный характер и образ мыслей, Если допустить мысль, что немецкий народ может радостно приветствовать случившееся, то собрание сословных представителей, не разделявших по ряду вопросов взглядов короля, могло бы таить в себе серьезную опасность. Поскольку, однако, такая возможность исключена, то заседания в этот момент представителей сословий следовало рассматривать как благоприятное обстоятельство, способствующее объединению усилия в поисках средств для предотвращения страшной опасности, грозящей Европе в целом и в особенности странам, находящимся в непосредственной близости 01 Франции.

Известно, что сословные представители часто прибегали к пагубной, антипатриотической, подчас преступной уловке, используя в своих интересах труднук политическую ситуацию и отказываясь действовав сообща в деле спасения государства. Они пытались выторговать у правительства уступки и достигали того что к внешней опасности присоединялась неустойчивость внутри страны, что, естественно, не усиливало, а ослабляло силу сопротивляемости государства и по существу служило на пользу врагу. Двадцать восьмого марта некий член собрания внес предложение (вып. И, стр. 41), чтобы собрание ввиду серьезности момента заявило королю о своей готовности пожертвовать последней каплей крови и последним своим достоянием за него и за доброе дело, что оно намерено объявить всеобщую мобилизацию и утвердить заем, но все это — только прежним конституционным методом. Часть дворян выразила в адресе, направленном сословным представителям (вып. II, стр. 41), свою уверенность в том, что чрезвычайная опасность требует и применения чрезвычайных мер; ввиду этого они предлагают собранию способствовать без всяких дополнительных условий тому, чтобы король мог предписать мобилизацию и военные занятия. Адреса такого рода поступили йот многих высших государственных чиновников. В одном из них, поступившем 29-го марта из Эслингена (вып. II, стр. 48; остальные не напечатаны), высказывается опасение, что в распоряжении короля о необходимости создать в каждом округе батальон из пятидесяти человек содержится слишком много оговорок, что может затруднить проведение необходимых мероприятий по обороне страны. По мнению автора адреса, необходима всеобщая мобилизация. Приложенное к адресу донесение шультгейса Оберэслингена Рейнгарда, опубликованное в качестве образца мужественного заявления (вып. II, стр. 50), гласит: «Попытка призвать в качестве фельдфебелей добровольцев из отслуживших свой срок солдат, по-видимому, будет безуспешной. Они, как многие или, может .быть, большинство простолюдинов, слишком тупы, чтобы должным образом любить родину и думать о ее защите. В армию должны быть призваны все здоровые люди в возрасте от восемнадцати до сорока лет. Если поставить швабов под ружье, они будут драться хорошо; если же предоставить им действовать по своему усмотрению, они палец о палец не ударят!!» Собрание, по-видимому, не сочло нужным обвинить в клевете на народ (модное в наши дни выражение) этого шультгейса, не постеснявшегося в таких выражениях говорить о народе, частью которого он сам является; иначе бы оно не удостоило его донесение опубликования и не назвало бы его мужественным заявлением.

Сословное собрание в этом случае, как и в ряде других, само связало себя и лишило свободы действий тем, что опасалось вносить предложения и делать представления, которые могут быть расценены как осуществление данного ему королевской конституцией петиционного права и, следовательно, как фактическое признание конституции. Как будто бы сессия сословного собрания, происходящая на основе конституции, не была совершившимся фактом и как будто бы представители народа, независимо от их организации, названия и полномочий, не должны были отбросить в такую минуту не только нелепый страх перед возможными последствиями, но и вообще любые соображения, не связанные с безопасностью родины, на спасение которой должны были быть направлены все их помыслы и устремления?

Собрание прослушало поступившие документы и положило их ad acta [под сукно]. Что касается вопроса о всеобщей мобилизации, то так называемая заслуга города Тюбингена, которому принадлежит эта идея, довольно сомнительна, ибо подобные действия совершенно несвоевременны в момент, когда ^истинное положение дел во Франции еще совершенно неизвестно. Если рядовому патриоту и простительно при первой же угрозе родине помышлять о- всеобщей мобилизации, то от сословного собрания можно было бы ожидать более зрелого решения, лучшего понимания того, насколько подобная мера целесообразна с военной и особенно с политической точки зрения в момент, когда самый факт созыва представителей сословий создает известное напряжение в стране я служит поводом для различного рода интриг и домогательств. Мы уже не говорим о том, какое впечатление произвело бы объявление всеобщей мобилизации, произойди оно прежде, чем французские события послужили его достаточной мотивировкой. Опыт прошедших двадцати пяти лет показал, что во многих случаях, когда Вюртемберг оказывался в сфере военных действий, подобная соответствующая конституции мобилизация не оказывала ни малейшего влияния на ход событий, вообще не получала никакого реального воплощения, да и по всему своему существу не могла получить. Поэтому напоминать о такой мере, ссылаясь на грозные события прошлого, просто нелепо. Мало того, что земские чины внесли предложение, которое, несомненно, должно было быть отвергнуто королем, — они отказались участвовать в проведении тех мероприятий военного характера, которые король счел целесообразными, что еще больше поставило под сомнение их искренность и добрую волю.

К названным мероприятиям относилось прежде всего ассигнование средств на чрезвычайные затраты, вызванные угрозой войны, исчисление которых король 17-го апреля довел до сведения сословий. В соответствии с произведенными подсчетами одни только расходы на оснащение и содержание армии в 20 000 человек, которую король обязался предоставить в распоряжение союзников, на три с половиной миллиона превышают бюджет мирного времени. К этому еще следует добавить издержки, связанные с прохождением союзных армий, о чем также существует определенная договоренность. Король предложил палате обсудить этот вопрос и в кратчайший срок вынести решение, которое наметило бы пути к мобилизации чрезвычайных средств. Если задать вопрос: что же сделали перед лицом страшной, ни с чем не сравнимой опасности сословные представители Вюртемберга, которые в силу королевского указания о совместных действиях и полномочий народа имели все основания участвовать в деле спасения Европы, то ответ может быть лишь один: они не сделали ничего. Они предоставили действовать королю, тогдашнему кронпринцу, министерству и армии, обеспечившим участие Вюртемберга в действиях союзных держав, — им и принадлежит вся заслуга в этом деле.

Правительство с честью выполнило все принятые им моральные и положительные обязательства, чему, по-видимому, ни в коей мере не помешал отказ сословных представителей от сотрудничества. Что же ка- сается последних, то они ничего не достигли, разве только продемонстрировали свою злую волю, непонимание своих почетных обязанностей и показали, что без них вполне можно обойтись.

Вслед за этим они подали в министерство еще ряд адресов, где говорилось уже не о готовности к жертвам, а о необходимости облегчить бремя, которое несет в самом деле истощенная страна, посредством распространения налогообложения военного времени на королевский домен, церковное имущество и т. д. По указанию короля уже шли переговоры с союзниками и штабами соответствующих армий, целью которых было облегчить тяготы народа. Ответ, полученный сословными представителями, сводился к простому разъяснению: все, что можно было бы взять из особых государственных доходов, следовало бы при составлении бюджета компенсировать из других источников; следует помнить о том, что в данном случае речь идет именно о мобилизации чрезвычайных средств.

В прошлом, когда правитель и страна имели свои отдельные, как бы частные кассы, каждая из сторон стремилась к тому, чтобы взвалить на своего партнера по возможности большую часть затрат. Поскольку сословные представители вообще еще не признали существующее государственное устройство и, в частности, не только не урегулировали вопрос о цивильном листе (на что король выразил свое согласие в конституции), но даже не приступили к его рассмотрению, прежние, возникшие в совсем иных условиях представления о противоположности интересов страны интересам государства, кассы страны и кассы государства, представления, которые к тому же в новой обстановке утеряли и свой начальный смысл, лишены какого-либо значения, а тем более возможности практического применения.

В ответ на предложение короля объединить свои усилия в чрезвычайных для государства обстоятельствах сословные представители поставили свое согласие в зависимость от удовлетворения их требования — отменить королевскую конституцию и восстановить старую конституцию Вюртемберга. Дворяне, которые 4-го апреля в своем адресе, посланном сословным представителям, заявили от имени всего дворянства (полагая, что могут это сделать с достаточным основанием) о своей готовности сражаться в рядах армии и вместе с другими сословиями пожертвовать жизнью и достоянием, на следующий день пояснили, что их обязательства были рассчитаны только на сословное собрание, а отнюдь не на совет министров, ибо подобные, идущие от души слова могут быть истолкованы самым различным образом. Данное пояснение может служить лучшим примером этой способности к самому различному истолкованию. Другими словами, их готовность, защищая отечество, пожертвовать жизнью и достоянием была поставлена в зависимость от решения сословного собрания.

Это решение нашло свое выражение в адресе королю, датированном тем же днем, в котором сословное собрание связывало конституционные вопросы с необходимыми в данных чрезвычайных обстоятельствах мероприятиями, невзирая на то, что король уведомил их о своем решении отложить рассмотрение первой проблемы до возвращения кронпринца. Этот уклончивый ответ был argumentum ad hominem9, ибо сословные представители постоянно занимались широковещательными разглагольствованиями и построением дедукции на тему о праве агнатов участвовать в решении всех конституционных вопросов. Привлечение кронпринца могло быть ими расценено как следствие фактического признания этого права. В своем адресе сословные представители заявили, что в настоящий момент самое важное — представить народу возможность защищать родину под объединенным руководством монарха и сословного собрания и направить усилия всех честных людей на осуществление того, что представляется им необходимым. Однако все эти мероприятия могут быть совершены лишь на основе старой конституции, а восстановление государственного кредита возможно только на основе гарантированного конституцией займа, то есть при условии передачи сословным представителям права взимать налоги и распоряжаться этой частью государственных доходов. К этому же сводится и содержание адреса qt 18-го апреля, где речь идет о том, «что слова — старая конституция — обладают магической силой для всех подданных Вюртемберга, как новых, так и старых». Из поступивших петиций и адресов можно, однако, заключить, что эта магическая сила, действовавшая наподобие электрического удара, была прямым следствием всеобщего негодования, вызванного возвращением Бонапарта и страхом перед грозящей родине опасностью. Непосредственно перед этим в адресе говорится о том, что фрукты, и в частности виноград, погибли от морозов и что значительная часть населения находится на грани отчаяния в буквальном смысле этих слов; совершенно непонятно, как в подобных условиях могла бы проявиться магическая сила старой конституции, а также и то, как сословные представители сочли для себя возможным в минуту столь трудных внешних и внутренних обстоятельств не оказать действенной помощи. Выяснилось также, что старая вюртембергская конституция ни в коей мере не обладает магической силой, с точки зрения новых подданных государства, — а они составляют больше половины населения, — более того, стало очевидным, что они расценивают ее блага как напасти, как народное бедствие, о чем будет более подробно сказано ниже. В остальном же весь ход совещаний сословных представителей можно рассматривать как историю действия названной магической силы, которой сословная палата подчинялась сразу же, не вникая в суть дела. Упоминая об управлении сословных представителей делами кассы, мы уже касались того, что скрывалось под этими словами, а дальнейшее описание ужасающих бедствий, в которые была ввергнута страна, познакомит нас еще с рядом других обстоятельств. В данном случае речь может идти лишь о черной магии слов, способствовавших тому, что все слова о готовности пожертвовать в борьбе за святое дело жизнью и достоянием остались лишь словами. Именно эту магическую силу представители сословий сочли наилучшим средством спасения родины от яда опасных идей, которые теперь вновь, как и двадцать пять лет тому назад, проникают к нам из Франции; выше мы уже говорили, что эта сила уберегла сословных представителей не только от тлетворных идей прошедшего двадцатипятилетия, но и от тех разумных понятий, которые сложились в те годы.

<< | >>
Источник: Георг Гегель. Работы разных лет в 2-х томах. Том 1. Серия: Философское наследие; Изд.: Мысль, Москва; т.1 - 668. 1970

Еще по теме 2. К вопросу о всеобщей мобилизации:

  1. ВСЕОБЩАЯ МОБИЛИЗАЦИЯ И ТОТАЛИТАРНОЕ ГОСУДАРСТВО
  2. От субъективно всеобщего к объективно всеобщему.
  3. ЛЕНИН И ПОЛИТИЧЕСКАЯ МОБИЛИЗАЦИЯ
  4. Неравная степень мобилизации в публичном пространстве
  5. Бессловесный компонент педагогического общения: имидж учителя, мобилизация, «вес», «пристройка»
  6. № 90 ПРИКАЗ СОВЕТА ОБОРОНЫ ТУРКРЕСПУБЛИКИ О МОБИЛИЗАЦИИ РАБОЧИХ И СЛУЖАЩИХ НАРКОМПРОДА 11 февраля 1920 г.
  7. № 165 ИЗ ПРОТОКОЛА ЗАСЕДАНИЯ КУСТАНАЙСКОГО РЕВКОМА О ПОЛОЖЕНИИ В РАЙОНЕ г. КУСТАНАЯ И МОБИЛИЗАЦИИ КАЗАХОВ В РЯДЫ КРАСНОЙ АРМИИ 21 сентября 1919 г.
  8. В. Всеобщее правительство
  9. «Всеобщая забастовка».
  10. А. ВСЕОБЩЕЕ ПОНЯТИЕ
  11. № 192 ПРИКАЗ НАЧАЛЬНИКА БОЕВОГО УЧАСТКА КУСТАНАЙСКОГО УЕЗДА О МОБИЛИЗАЦИИ НАСЕЛЕНИЯ ДЛЯ УЧАСТИЯ В ПОСТРОЙКЕ ТЕЛЕГРАФНОЙ ЛИНИИ 4 ноября 1919 г.
  12. у) Всеобщее самосознание § 436
  13. Всеобщая история нового времен
  14. Всеобщая забастовка
  15. Часть 1 Концепция Всеобщего качества (TQM)
  16. ВСЕОБЩАЯ ВЕРА В БЕССМЕРТИЕ
  17. № 420 ТЕЛЕГРАММА ОШСКОГО ОБЛАСТНОГО РЕВКОМА В НАРОДНЫЙ КОМИССАРИАТ ВНУТРЕННИХ ДЕЛ ТУРКРЕСПУБЛИКИ ОБ ОКОНЧАНИИ МОБИЛИЗАЦИИ МЕСТНОГО НАСЕЛЕНИЯ В КРАСНУЮ АРМИЮ 14 августа 1920 г
  18. Словарь всеобщего любимчика