<<
>>

Абстракция и абстрактные существительные в философии

Абстрактные существительные представляют собой одну из наиболее интересных и сложных для исследования группу лексем. При изучении этой категории существительных, исследователи неизбежно сталкиваются с проблемой однозначного определения самого понятия и разделения существительных на абстрактные и конкретные, а также со сложной последующей классификацией абстрактных имен.

Кроме того, споры вызывает природа абстракции; так, в разное время и с позиций различных лингвистических дисциплин ученые стремились понять, при каких условиях развития (индивида и/или общества) возникает способность человека к абстракции и, как следствие, соответствующая категория имен в языке.

Одна из наиболее сложных задач, стоящих перед лингвистами, - определение понятия «абстракция» и «абстрактное имя». Несмотря на интуитивно понятное различие между категориями абстрактных и конкретных существительных, точного и однозначного разграничения между ними проведено до сих пор не было, так как понимание этой границы во многом зависит от позиции исследователя.

Прежде, чем рассмотреть различные подходы к пониманию имени абстрактного, обратимся к истокам термина. В философии термин «абстракция» (от лат. аbstractio - отвлечение) был введен Боэцием как перевод термина, использовавшегося Аристотелем. При этом абстрактное понимается как отвлеченное свойство предмета, в отличие от конкретного имени, обозначающего сам предмет. Вопрос различения абстрактного и конкретного, а также понимания сущности абстракции как процесса и результата познания затрагивался еще сократиками Антисфеном и Аристиппом, позднее - Платоном (прежде всего, в диалоге «Теэтет») и Аристотелем (например, «Метафизика», «Об истолковании»). Признавая существование как предметов в области чувственного воспринимаемого, так и умопостигаемых вещей, философы расходятся в понимании последних - тогда как Платон считал, что общие, универсальные «роды и виды» не только мыслятся отдельно от вещественных предметов, но и существуют самостоятельно вне их, Аристотель полагал, что абстрактные понятия и представления существуют в конкретных предметах, и лишь мыслятся отдельно.

Боэций же обратился к проблеме абстракций, размышляя о проблеме универсалий в «Комментарии к Порфирию, им самим переведенному». Несмотря на то, что сам Порфирий лишь обозначил проблематику «форм бестелесных вещей» (а именно, существуют ли они в связи с телами или обладают самостоятельным существованием), подчеркнув, что вопрос этот слишком сложный и глубокий, в комментарии к его трудам Боэций рассматривает эту проблематику подробно. Обращая внимание на способность человека мыслить и «делить» (или абстрагировать), он пишет: «...дух, наделенный способностью связывать разъединенное, а соединение разлагать, так расчленяет переданные ему вещи, спутанные чувствами и связанные телами, что они предстают перед ним для рассмотрения сами по себе в бестелесной своей природе, отдельно от тел, с которыми срослись» (Боэций 1991, 26-27). Так, например, люди способны выделять общие черты и свойства у непохожих предметов и обозначать абстрактные понятия, «смешанные с телами» (мыслитель приводит пример линии, которая отдельно от тела не существует, тем не менее, человек способен представлять ее отдельно). Таким образом, Боэций выделяет три категории родов - «телесные», т.е. существующие субстанциально, и «бестелесные», в свою очередь подразделяющиеся на существующие независимо от тел (например, ум, душа) и не находящиеся в зависимости и связи с телом (например, линия, поверхность).

Следовательно, мыслители до нашей эры уже обозначили основные вопросы, связанные с абстрактными существительными: во-первых, как

определить эту категорию и отграничить ее от конкретных предметов, а во- вторых, как «бестелесные роды» познаются и мыслятся. В зависимости от направления философской (и, позже, лингвистической) мысли и методов исследования, эти вопросы получали разное толкование. Вслед за определением Аристотеля, в схоластических учениях конкретным назывался предмет, а абстрактным - его свойства. Более того, абстрактное приобрело большее значение, так как стало ассоциироваться с вечным, абсолютным и божественным, тогда как конкретное считалось земным и временным.

Тем не менее, с переходом к материалистической философии эти представления претерпели значительные изменения. При том, что суть понимания абстрактного и конкретного осталась прежней, достойным внимания стало считаться все конкретное, доступное чувственному восприятию, а абстрактное представлялось лишь словесным и субъективным отражением реально существующих предметов и явлений. Стоит, однако, отметить, что вскоре это распределение вновь претерпело изменения, так как с изучением мира видимого и осязаемого появилась необходимость систематизировать знания о нем и представлять их в более обобщенном, абстрактном виде. Так, к XVП-XVШ вв. субъективным вновь стало считаться конкретное, а абстрактное виделось идеальным представлением, вынесенным за рамки материального и, более того, за пределы сознания человека. Развитие такого понимания данных категорий привело к тому, что в крайних случаях рассмотрение логических категорий сводилось к лингвистической стороне вопроса, т.е. к правильности употребления абстрактных терминов (Т. Гоббс, К.А. Гельвеций). В дальнейшем понимание абстракции расширилось за счет обобщений, слов, обозначающих видовое понятие, например, «человек», «дом» (Дж. Локк, Г. Гегель). Кроме того, отмечалось, что абстрактные понятия существовали лишь вне контекста, а будучи употребленными, становились конкретными. Позднее эта точка зрения подверглась критике Дж.Ст. Миллем, так как он полагал, что термин «абстрактное» нельзя распространять на все понятия, рождающиеся в результате отвлечения или обобщения. Он снова возвращается к пониманию абстрактного как свойствам, качествам или отношениям предметов; при этом он считал, что эти качества или свойства не находятся в вещах и не являются признаками единичных вещей, а являются «духовными сущностями, испытывающими это состояние» (цит. по Ильенков 1962, http).

Рассматривая понимание антиномии абстрактное/конкретное в рамках логики и философии в XIX-ХХ вв., невозможно не отметить, что в основном оно возвращается либо к противопоставлению «объект»/«свойства объекта», либо к разделению предметов реального мира и мыслимого.

В ХХ в. Дж.Н. Кейнс следующим образом определил различия конкретного и абстрактного: «Конкретное существительное - это название того, что рассматривается как имеющее атрибуты, т.е. как субъект атрибутов, а абстрактное существительное - это название чего-то, что является атрибутом к чему-то другому, т.е. атрибута субъектов» (Keynes1906,16). Необходимо отметить трудности, которые у ученого- логика и экономиста вызвали абстрактные существительные как языковая категория. Так, он предлагал считать абстрактные существительные в роли подлежащего конкретными, а в дальнейшем совсем отказался от разделения абстрактное/конкретное, объясняя это тем, что любое употребление слова в предложении делает его конкретным, по крайней мере, в рамках логики.

Тем не менее, основы разграничения абстрактного и конкретного в логике те же, что и были обозначены Дж. Кейнсом. В целом, с небольшими различиями в формулировках, логики определяют конкретное как принадлежащее физическому, материальному миру, а абстрактное - как понятие о свойстве предметов, мыслимое отвлеченно от предмета. Г.И.Челпанов несколько расширяет понятие абстрактного, включая «качества, свойства, состояния, действия вещи» (Челпанов 1994, 20), тем не менее, к конкретным понятиям исследователь относит, помимо понятия вещей, предметов и лиц, факты, события и состояния сознания, «если мы рассматриваем их имеющими определенное существование...» (Челпанов 1994, 20). Согласно такому подходу, к абстрактным существительным будут отнесены мифические или сказочные существа (например, кентавр, Баба Яга, русалка), которые, тем не менее, интуитивно понимаются как конкретные объекты. С другой стороны, B. ХазлиттД. Норин ^. Hazlitt, A. ^^п) и некоторые другие исследователи к абстрактным существительным относят «представления, которые мыслятся как самостоятельные предметы» или «предметно осмысляемые понятия» (Цит. по Есперсен 2013, 177). Например, «красота» трактуется как самостоятельно существующее понятие, тогда как в словосочетании «красивая девушка» прилагательное «красивая» является атрибутом конкретного существительного.

О.Есперсен, тем не менее, возражает против такого подхода, справедливо замечая, что такие выражения, как «красота девушки», например, могут быть всего лишь другой формой выражения мысли «девушка красива», без акцента на красоте как самостоятельном качестве. Рассматривая абстрактные существительные, а, точнее, существительные, которые невозможно отнести к разряду конкретных,О. Есперсен обращается, главным образом, к двум категориям - отглагольным и отадъективным существительным, которые он называет нексусными, не предлагая критериев однозначного отнесения существительных к абстрактным или конкретным.

Современная философия предлагает разграничивать рассматриваемые понятия с позиции диалектической логики (делая при этом оговорку, что с точки зрения формальной логики вопрос об их разграничении даже не ставится, так как проблема представляется философской, а не логической). Э.В.Ильенков вводит понятие «конкретная абстракция», призванное описать двойственную природу любого понятия. «Каждое понятие абстрактно в том смысле, что фиксирует далеко не всю полноту конкретной действительности, а только один из ее частных моментов. Но каждое понятие конкретно, так как фиксирует не формально-общие признаки разнородных фактов, а точно выражает конкретную определенность того факта, к которому относится» (Ильенков 1962, http). С точки зрения данной позиции любое понятие содержит в себе конкретную и абстрактную характеристики. Однако, следует отметить, что на современном этапе развития философии и логики было бы неверным приравнивать «абстракцию» в понимании этих дисциплин к понятиям лингвистическим, прежде всего потому, что в рамках философии абстракция понимается как конечный результат абстрагирования вообще и не ограничивается словесными образами (а включают, например, графические изображения, формулы и тому подобное). Тем не менее, важным этапом в развитии философской мысли в отношении абстракций можно считать именно связь абстракции как результата и абстрагирования как процесса мышления. Вслед за философией, лингвистика обратилась к изучению мыслительной деятельности человека для разграничения дихотомии абстрактное/конкретное.

<< | >>
Источник: Хохлова Наталия Вениаминовна. Абстрактные имена существительные в речи англичан (социолингвистический аспект) .Диссертация на соискание учёной степени кандидата филологических наук. 2015

Еще по теме Абстракция и абстрактные существительные в философии:

  1. ОПЫТ О ПРОИСХОЖДЕНИИ ЧЕЛОВЕЧЕСКИХ ЗНАНИЙ ESSAI SUR L'ORIGINE DES CONNAISANCES HUMAINES
  2. 3. АНТИНОМИЯ ЯЗЫКА
  3. 7. ИМЕСЛАВИЕ КАК ФИЛОСОФСКАЯ ПРЕДПОСЫЛКА
  4. КОММЕНТАРИИ
  5. ПЕРЦЕПТ И КОНЦЕПТ. ЗНАЧЕНИЕ КОНЦЕПТОВ
  6. ДВА "ВВЕДЕНИЯ В ФИЛОСОФИЮ" (англо-американский вариант)
  7. ПРИМЕЧАНИЯ
  8. К КРИТИКЕ ФИЛОСОФИИ ГЕГЕЛЯ
  9. § 29
  10. ЛЕКЦИЯ ТРЕТЬЯ
  11. § 4. Пути к изобретению философских понятий
  12. § 1. Призраки: наследие и смерть