<<
>>

1.2 Абстракция как мыслительный процесс

В лингвистике ХХ века на первый план, сменив сравнительно­историческую и системно-структурную парадигмы, ориентировавшихся на предмет, слово и имя, вышла парадигма антропоцентрическая.

В рамках этой парадигмы современной научной мысли внимание и интерес исследователя переключаются с объекта познания на субъект, таким образом, лингвистика сфокусировалась на изучении человека, языковой личности во всех ее проявлениях. Несмотря на продолжающиеся споры о том, детерминирует ли сознание язык, или же язык предопределяет наше сознание, общепризнанным является факт глубокого взаимодействия языка и мышления, не учитывать которое невозможно. Все, что окружает человека, существует в его сознании в виде понятий или логических категорий и закрепляется в языке в виде лексем. В этой связи абстрактные существительные представляют особый интерес, так как отражают не мир видимый и осязаемый, а его свойства, признаки, действия, отношения между предметам в отвлечении от них самих.

При этом способность к абстракции присуща людям вне зависимости от уровня культурного или экономического развития общества, в котором он живет. Абстрагирование проявляется и в культурах, которые принято называть «первобытными», культурах, в которых не появилась необходимость осмысливать и обобщать интеллектуальный опыт сообщества, тем не менее, существуют абстрактные понятия. В настоящее время проводится немало исследований языков Африки, Австралии и Америк, в рамках которых исследователи отмечают и особенности абстракции (см. например, Куаси Виреду Empiricalism: The Empirical Character of an African Philosophy). «Отец современной антропологии» Франц Боас, утверждавший, что «примитивные народы... не обсуждают добродетель, добро, зло, красоту. не говорят об абстрактных идеях», тем не менее признавал, что «было бы неверным утверждать, что примитивные языки не способны выражать отвлеченные понятия» (цит.

по Feuer 1995). Также и исследователь Льюис С. Фойер в своей книге Varieties of Scientific Experience: Emotive Aims in Scientific Hypothesis пишет о том, что абстрагирование свойственно человеческому мышлению в принципе и не обозначает его потребности в создании философских и метафизических концептов. «Эмпирики, например, часто утверждают, что выражение адъективной ситуации посредством существительных может сигнализировать о существовании абстрактных единиц, универсалий, которые эти существительные означают. Когда человек говорит «Этот флаг имеет белизну» вместо «Этот флаг - белый», считается, что он - на прямом пути к платоновскому реализму. Однако примитивные языки часто используют это грамматическое средство, не показывая, тем не менее, склонности к метафизике» (Feuer 1995, 105-106). Следовательно, абстракция свойственна любому человеку, вне зависимости от уровня развития его культуры.

Кроме того, исследователи отмечают, что способность к абстракции зависит от определенных особенностей человеческого мышления. Так, А.Т. Крисовонов, например, выделяет два уровня мышления: чувственное (непосредственное, наглядное, эмпирическое) мышление, осуществляемое на первой ступени абстракции в формах ощущений, восприятий и представлений, которые не требуют языковой опоры; и логическое (абстрактное) мышление, осуществляемое на второй ступени абстракции и реализующееся в логических формах понятий, суждений и умозаключений, обязательно выраженных в формах естественного языка - в словах (понятия) и предложениях (суждения и умозаключения). (цит.по Новицкая2010,7). Таким образом, прежде, чем в языке появляется новая лексема, которую можно отнести к абстрактному имени, в сознании человека формируется идея, отделяющаясвойства предмета, действия или ситуации от их физического состояния, - создается умозрительный образ. При этом человеческое мышление способно формировать образы не только предметов физического мира, но и концептов внутреннего, идеального мира. На протяжении многих столетий эта особенность человеческого познания волновала лингвистов и философов.

Обратимся к ряду дисциплин, занимающихся эмпирической разработкой вопросов, связанных с мышлением - клинической психологии, когнитивной психологии, нейрофизиологии, нейролингвистике. Все эти отрасли, так или иначе, разрабатывают проблематику речи, но если психологи проводят феноменологические исследования, то нейролингвисты опираются на данные томограмм, отражающих деятельность мозга. Вопрос об абстракциях возникает у исследователей, работающих в рамках этих дисциплин, в связи с двумя основными направлениями. Во-первых, это изучение освоения родного языка детьми (или иностранного языка детьми и взрослыми) (De Villiers 1978; Kormos 2006; Saxton 2010; Caramelli et al 2004), а во-вторых - различные нарушения речи,например, афазия и глубокая дислексия, которые могут быть вызваны как врожденными нарушениями, так и черепно-мозговыми травмами (Menn et al 1989; Schwanenflugel 1991; Kohn 1992). Ученые отмечают, что пациентам с нарушениями речи сложнее воспроизводить вслух и узнавать абстрактные понятия, тогда как конкретные имена существительные таких сложностей не вызывают. Интересен тот факт, что ученые не только проводят эксперименты, изучающие явление, но и используют разницу между абстрактными и конкретными словами в ходе лечения (Shewan, Bandur 1986). Более того, технологические достижения последних десятилетий позволили ученым более детально исследовать межполушарную асимметрию, что, в свою очередь, подтвердило выдвинутые ранее гипотезы о том, что конкретные понятия распознаются левым полушарием, а правое полушарие помогает хранить образы, устанавливать значение слова по контексту. Соответственно, люди, перенесшие травму правого полушария головного мозга, испытывают большие трудности с распознаванием и пониманием абстрактных существительных.

Особый интерес среди разнообразных направлений исследования психологии и нейролингвистики, несомненно, вызывают работы по освоению родного языка детьми и оперированию языковыми навыками взрослыми. Многие исследователи (Caramellietal 2004, Schwanenflugel1991) отмечают низкую способность к прочтению и пониманию абстрактных имен существительных у детей младшего возраста, нежели у подростков.

Более того, и взрослые быстрее понимают и лучше запоминают новые конкретные слова - явление, за которым закрепилось название «эффект конкретности» (concreteness effect). Исследования (Rubin 1980, Schwanenflugel, Akin 1994, Gembacher 1984 и другие) показали, что наиболее очевидно и достоверно этот эффект проявляется у взрослых при выполнении заданий на узнавание слов (по сравнению, например, с заданиями на правильное называние слов). В настоящее время существует две основные теории, объясняющие это явление. Одна из них - теория «двойного кода» А. Паивио (1968), постулирующая, что конкретные существительные распознавать помогает то, что они закодированы в сознании и в виде языковой единицы, и в виде образа. Согласно этой теории, существуют две структурно и функционально различных системы представления - вербальная система и система образов; при запоминании и/или воспроизведении слов могут задействоваться обе системы или лишь одна из них. Тогда как связь с вербальной системой одинакова для абстрактных и конкретных слов, связь последних с системой образов сильнее, что позволяет людям быстрее их запоминать и использовать. В основу второй теории, рассматривающей эффект конкретности, легла мысль о том, что для понимания слов необходим контекст (Schwanenflugel et al 1991). При этом под контекстом понимаются общие знания человека, а образам в памяти человека особого внимания не уделяется. Соответственно, сложность в обработке абстрактных слов состоит в том, что они образуют меньше связей в сознании человека, поэтому их сложно вспомнить, и ими непросто оперировать. Так, например, такие понятия, как «собака», «дерево», «книга» вызывают ряд ассоциаций и формируются на базе ощущений, тогда как ассоциативной предметной информации для слов «протяженность» или «затруднение» у людей мало или нет вовсе, так как эти понятия основываются на понимании. Необходимо отметить, что обе теории, и исследования нейролингвистов в целом, оперируют понятием «абстрактные слова», что значительно шире группы слов, рассматриваемых в настоящем исследовании. К абстрактным словам можно отнести и глаголы, обозначающие нефизические действия, и оценочные прилагательные. Недостатком некоторых подобных исследований является не всегда последовательное использование абстрактных и конкретных слов в экспериментах. Например, в некоторых из них абстрактные слова представлены разными частями речи, а конкретные - только существительными. Тем не менее, важным заключением исследований нейролингвистики и психолингвистики, посвященных пониманию и употреблению абстрактных слов, является тот факт, что абстрактные существительные являются более сложными для понимания и употребления.
<< | >>
Источник: Хохлова Наталия Вениаминовна. Абстрактные имена существительные в речи англичан (социолингвистический аспект) .Диссертация на соискание учёной степени кандидата филологических наук. 2015

Еще по теме 1.2 Абстракция как мыслительный процесс:

  1. 1.5. Средства обеспечения коррекционно-образовательного процесса в системе специального образования10
  2. А. К. Можеева К истории развития взглядов К. Маркса на субъект исторического процесса
  3. § 3. Внешняя структура учебной деятельности Компонентный состав внешней структуры учебной деятельности
  4. Мышление
  5. Нарушения мышления и интеллекта.
  6. § 4. ПРОСТЕЙШИЕ МЕТОДЫ МЫСЛИТЕЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
  7. ОСОБЕННОСТИ МЫСЛИТЕЛЬНОЙ ОПЕРАЦИИ АНАЛИЗА У ДЕТЕЙ 6-9 ЛЕТ О. В. Цунина (Орел)
  8. ЗНАЧЕНИЕ ТРУДОВ С. Л. РУБИНШТЕЙНА ДЛЯ ПСИХОЛОГИИ ОБРАЗОВАНИЯ И. С. Якиманская (Москва)
  9. Качество процессов анализа и интеллектуальные и творческие способности дошкольников Т. А. Ратанова (Москва)
  10. 4.5. Нарушения мышления
  11. Глава XII ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ОБУЧЕНИЯ
  12. СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ МЕХАНИЗМЫ ВЗАИМОСВЯЗИ ИДЕОЛОГИИ И ОБЩЕСТВЕННОЙ ПСИХОЛОГИИ
  13. Теоретический уровень научного познания
  14. 3. Гносеологические основы процесса обучения
  15. Методы научного исследования
  16. Философско-общелогические методы и приёмы
  17. II. Странные обычаи