<<
>>

2.3. Анализ лексических единиц, эксплицирующих стереотипизированные представления о характере человека в произведениях У.С. Моэма, О. Хаксли и И. Во

Следующим рассматриваемым описательным параметром является характер, портретизация которого представляет собой обособленный тип литературного описания персонажа - характерологический портрет. Описание данного параметра позволяет автору дать характеристику темперамента и психологического облика героя.

В том числе, это касается и изучения системы стереотипов, репрезентированных в данном виде литературного портрета.

На описание характера в творчестве У.С. Моэма приходится 67 лексических единиц, употреблённых 1312 раз. Наиболее частотными являются такие лексические единицы, как gay, good-humoured, easy, modest, cheerful, hard-working, jolly, good-natured, honest, passionate (Приложение 4а). Вся перечисленная лексика характеризуется положительной оценочностью.

В произведениях О. Хаксли было выявлено 55 лексем, использованных для описания характера персонажей. Общая частотность употребления данной лексики составила 739 употреблений. К 10 наиболее частотным относятся следующие единицы: cordial, kind, gay, good, hostile, fine, ingenious, nice, easy, shy (Приложение 4б). Прилагательное hostile имеет отрицательную оценочность, shy - нейтральную, остальные прилагательные характеризуются положительными оценочными коннотациями.

Анализ характерологического портрета персонажей произведений И. Во позволил выявить 10 из 48 наиболее частотных лексем (которые были обнаружены 641 раз). К ним относятся прилагательные: sulky, dreary, debonair, agreeable, earnest, fine, ambitious, good, capricious, gay (Приложение 4в). Две из них (sulky, dreary) имеют отрицательную оценочность, одно (capricious) - нейтральную, все остальные - положительную. Единственной из перечисленных лексем, входящей в число 10 наиболее частотных в характерологическом портрете в произведениях и У.С. Моэма, и О. Хаксли, и И. Во, является прилагательное gay, обладающее положительной оценочностью, ярко выраженной, как в словарной дефиниции: happy and full of fun (OALD 2005, 642), так и контекстуально в характерологическом портрете, создаваемом авторами:

75. His blue eyes sparkled and he was once more his gay and jovial self. He irradiated an encouraging confidence (Maugham 1934, 37).

76. Then I reached Paddington and, returning home, found Sebastian there, and the sense of tragedy vanished, for he was gay and free as when I first met him (Waugh 1960, 72).

77. And he thought of the people he remembered sitting under the trees young people, gay and brightly dressed, whose life was all gaiety and deliciousness (Huxley 1920, 273).

Прилагательное gay в значении «веселый» имеет достаточно обширный синонимический ряд (merry, jocund, jolly, cheerful, jovial (STAD), однако ни одно из схожих с ним по значению прилагательных не употребляется в характерологическом портрете также часто. Для того чтобы установить возможные причины частого использования авторами прилагательного gay рассмотрим словарные дефиниции его синонимов (дефиниция прилагательного gay приведена выше). Согласно словарным дефинициям OALD, данные прилагательные имеют следующие семантические значения: merry - happy and cheerful (OALD 2005, 961); jocund - cheerful (OALD 2005, 832); jolly - happy and cheerful (OALD 2005, 834); cheerful - happy and showing it by the way that you behave (OALD 2005, 252); jovial - very cheerful and friendly (OALD 2005, 835).

Из приведенных дефиниций видно, что наиболее близкими по значению прилагательному gay являются лексемы merry и jolly. Прилагательные cheerful (а также его синоним jocund) и jovial имеют более узкое значение, что приводит к ограничению их сочетаемости с другими лексическими единицами. Из трех оставшихся прилагательное gay является наиболее часто употребительным во фрагментах произведений, содержащих литературное описание характера персонажей в творчестве У.С. Моэма, О. Хаксли, И. Во. Анализ лексики, наиболее часто использованной для описания остальных рассматриваемых параметров, показал, что прилагательное gay является наиболее часто употребительным в описании поведения персонажей в произведениях У.С. Моэма (Приложение 4а) и О. Хаксли (Приложение 4б), а также находится на одиннадцатом месте по частотности в описании поведения персонажей (Приложение 4в) и шестой в описании голоса персонажей (Приложение 4в) в произведениях И. Во. Таким образом, можно сделать вывод, что прилагательное gay является наиболее употребительным в своем прямом значении и превосходит по показателям употребительности в данном значении свои синонимы merry и jolly.

Словарные дефиниции некоторых лексем не позволяют сделать однозначных выводов об аксиологической составляющей их семантического значения. Единственным источником информации в таком случае может служить изучение контекста, внутри которого данные лексемы функционируют в характерологическом портрете в произведениях У.С. Моэма, О. Хаксли и И. Во. Выполнение этой задачи представляет особую значимость для данного исследования, поскольку позволяет выявить стереотипное представление, не вербализованное фразеологическими языковыми средствами. Тем не менее, результат такой работы в рамках данного исследования позволяет сделать достоверные выводы о стереотипных представлениях, свойственных английской языковой картине мира первой половины ХХ века, т.к. анализу подвергается характерологический портрет в произведениях трех авторов, принадлежавших к британскому обществу того времени.

Из текстовых фрагментов, содержащих характерологический портрет персонажей в произведениях У.С. Моэма, было выявлено 7 лексических единиц, определение оценочных коннотаций значения которых было затруднено недостаточной информацией, данной в словарной дефиниции, и отсутствием грамматического и фразеологического материала, отражающего устойчивое представление английского общества первой половины ХХ века о данной черте характера и отношения к ней. К ним относятся: shy, skeptical, proud, prudent, eccentric, susceptible, detached. Анализ характерологических портретных описаний в творчестве О. Хаксли позволил выявить 5 подобных лексем: shy, eccentric, curious, unadventurous, practical. В текстовых фрагментах произведений И. Во, содержащих описание характера персонажа было выявлено 8 лексем с неоднозначными оценочными коннотациями: capricious, eccentric, sentimental, modest, skeptical, critical, ascetic, shy. Две из перечисленных лексем (shy, eccentric) присутствуют среди лексики, определение оценочных коннотаций значения которой является затруднительным и которая была выявлена в текстовых фрагментах, содержащих характерологический портрет персонажа в произведениях авторов всех рассматриваемых произведений.

Рассмотрим прилагательное eccentric, поскольку именно оно представляет особый интерес для изучения стереотипов, связанных с характером, в английской языковой картине мира. В.И. Карасик отмечает, что эксцентричность - известная черта британцев (Карасик 2006, 5). В этой связи можно предположить, что устойчивые представления носителей английской языковой картины мира, связанные с эксцентричным характером, относятся к гетеростереотипам. В.И. Карасик выделяет такие черты английского характера, как реализм, склонность полагаться на интуицию, желание оставаться собой, свободолюбие, потребность в социальной самоидентификации (Карасик 2006, 86). Свобода самовыражения, таким образом, представляется одной из ипостасей эксцентричности и одновременно ее основным мотивом.

Было установлено, что в характерологическом портрете персонажей У.С. Моэма прилагательное eccentric было использовано 14 раз, О. Хаксли - 13, И. Во - 16 (Приложения 4а, 4б, 4в). Приведем словарную дефиницию прилагательного eccentric: considered by other people to be strange or unusual (OALD 2005, 484). Данное определение подчеркивает только необычность эксцентричного характера, но не позволяет понять отношения английского общества к нему. Значение прилагательного eccentric в его словарном, значении эксплицировано в следующем текстовом фрагменте:

78. 'Mr. Philbrick, senior, was a slightly eccentric sort of a cove. He made a big pile out of diamond mines while he was quite young and settled in the country and devoted his declining years to literature (Waugh 2008, 37).

Из данного примера видно, что носителям английской языковой картины мира первой половины ХХ века свойственно расценивать поведение богатого человека, который предпочел уединенную жизнь и творчество роскоши высшего света, как эксцентричное и странное. Однако данный материал не дает возможности сделать достоверный вывод о том, является ли эксцентричность с точки зрения представителей английской лингвокультуры отрицательной или положительной чертой характера. В данном примере мы находим подтверждение мнения В.И. Карасика о том, что англичанам свойственна любовь к свободе (Карасик 2006,86). Очевидно, персонаж, о котором идет речь, предпочитает следовать собственным желаниям, не оглядываясь на мнение общества и не боясь показаться странным.

Анализ статистических данных исследования свидетельствуют о том, что прилагательному eccentric приписываются отрицательные оценочные коннотации. Всего в материале исследования насчитывается 43 случая употребления данного прилагательного в характерологическом портрете

персонажей (Приложения 4а, 4б, 4в). Контекстуальный анализ

характерологических портретных описаний персонажей в произведениях У.С. Моэма, О. Хаксли и И. Во позволил выявить 25 текстовых фрагментов, в которых эксцентричность представлена как отрицательная черта характера, 5 текстовых фрагментов, где ей дается положительная оценка и 12 случаев, когда аксиологическая составляющая была выражена не явно. Таким образом, статистические данные свидетельствуют о том, что в большинстве случаев (58%) эксцентричность вызывает у носителей английской лингвокультуры отрицательное отношение. Рассмотрим примеры, где отрицательные аксиологические коннотации прилагательного eccentric выражены особенно ярко:

79.I've known several cases of men you could hardly have told were mad; just eccentric, you know; who've been put on observation, and after a few days they've been raving lunatics (Waugh 2008, 68).

80. There were of course the Catholics themselves, but these came seldom into the little world Julia had made for herself; those who did were her mother's kinsmen, who, to her, seemed grim and eccentric (Waugh 1960, 94).

81. every kink in their characters had free play; there was nothing to restrain them; they grew narrow and eccentric (Maugham 2004, 156).

82. He was an eccentric, arrogant, exuberant, vain and charming fellow (Моэм 2010, 9).

Контекстуальный анализ приведенных выше текстовых извлечений позволяет сделать вывод, что в английской языковой картине мира начала ХХ века прилагательное eccentric составляет ассоциативный ряд не только с прилагательными strangeи unusual, но и со следующей лексикой: mad, crazy (сумасшедший), grim (свирепый), inhuman (бесчеловечный), narrow (ограниченный), exuberant (склонный к излишествам), vain (тщеславный), arrogant (высокомерный). Вся перечисленная лексика имеет ярко выраженные отрицательные оценочные коннотации. Таким образом, можно сделать вывод, что, с точки зрения носителей английской картины мира первой половины ХХ века, эксцентричный человек может предстать не только странным, но и жестоким, высокомерным и даже лишенным рассудка.

В приведенном ниже примере определение аксиологическая составляющая значения прилагательного eccentric требует более глубокого анализа. В данном текстовом фрагменте У.С. Моэм использует парадокс в качестве стилистического средства, придающего насыщенность эмоциональному описанию характера персонажа. Однако, учитывая сложность и многокомпонентность семантического значения прилагательного eccentric в английском языке, можно предположить, что в данном случае рассмотрение фрагмента исключительно в качестве примера использования парадокса, может отвлечь внимание от еще одного важного ресурса получения информации о коннотациях рассматриваемого прилагательного. Например:

83. It was obvious that he had no social gifts, but these a man can do without; he had no eccentricity even, to take him out of the common run; he was just a good, dull, honest, plain man (Maugham 2010 24).

Прежде всего, данный пример интересен тем, что в нем прилагательное eccentric противопоставляется прилагательным, как с положительными, так и отрицательными оценочными коннотациями. В нем подчеркивается неординарность эксцентричных людей (out of common run) в том числе, с помощью его противопоставления прилагательному plain (простой, обычный OALD 2005, 1149). Противопоставление, содержащееся в данном

предложении, основано на использовании прилагательного eccentric как антонима прилагательным good, dull, honest. Два из них (good и honest) имеют ярко выраженные положительные оценочные коннотации, и их противопоставление прилагательному eccentric позволяет продолжить его ассоциативный ряд такими отрицательно-маркированными

прилагательными, как bad и dishonest. Однако в этом же предложении прилагательное eccentric выступает антонимом прилагательному dull (скучный (OALD 2005, 475).Согласно словарю антонимов английского языка, прилагательное dull имеет противоположное семантическое значение с прилагательными lively (полный жизни (OALD 2005, 900) и bright (яркий, заметный, умный (OALD 2005,184) (STAD). В результате становится возможным сделать вывод о том, что в данном примере прилагательное eccentric наделено целым комплексом значений и смыслов, что позволяет раскрыть его сложное, многогранное значение в английской языковой картине мира первой половины ХХ века. Таким образом, отталкиваясь от описанного выше противопоставления, можно заключить, что в данной лингвокультуре значение прилагательного «эксцентричность» наполнено такими дополнительными значениями, как неординарность, испорченность, импульсивность, лживость. Тем не менее, были выявлены фрагменты характерологического портрета, отражающие и положительные коннотации прилагательного eccentric:

84. He had lived for many years in outports, often with no man of his own colour to talk to, and his personality had developed in eccentric freedom. He was full of feds and oddities. His frankness was refreshing (Maugham 1934, 117).

Из примеров выше видно, что даже при выраженной положительной оценочности прилагательного eccentric, что подтверждается его сочетаемостью, например, с существительным frankness (честность), его также продолжают соотносить со странностью (oddity). Странность же, как было установлено ранее, является скорее отрицательной чертой с точки зрения англичан поствикторианской эпохи. Таким образом, данные примеры при более глубоком рассмотрении не могут достоверно свидетельствовать о положительной оценочности прилагательного eccentric, в отличие от примеров, в которых реализуются его отрицательные оценочные коннотации.

Кроме того, из приведенных примеров следует, что в английской языковой картине мира начала ХХ века эксцентричность приписывается аристократии, также это ярко видно из еще одного фрагмента:

85.I like to think of them all: the eccentric milords rolling across Europe in ponderous carriages, bound on extraordinary errands (Хаксли 2001, 61).

86..Eccentricity...It’s the justification of all aristocracies. It justifies leisured classes and inherited wealth and privilege and endowments and all the other injustices of that sort (там же, 62).

Эта точка зрения подтверждается результатами количественного анализа (Приложения 4а, 4б, 4в): аристократия - объект описания доминирующий для данной лексической единицы (8 случаев из 14 в произведениях У.С. Моэма, 12 из 13 в произведениях О. Хаксли и 15 из 16 в произведениях И. Во). По возрастному признаку прилагательное eccentric чаще встречается в описании молодых людей и людей среднего возраста (У.С. Моэм: 5 и 9, О. Хаксли: 6 и 7, И. Во: 4 и 12 случаев употребления, соответственно). Данная лексема имеет одинаковую частотность для описания характера, как мужчин, так и женщин (У.С. Моэм: 8 и 6, О. Хаксли: 4 и 9, И. Во: 3 и 13 случаев употребления, соответственно).

Таким образом, можно сделать вывод, что стереотипизированному представлению об эксцентричности в английской картине мира начала ХХ века в большинстве случаев свойственны противоречивые аксиологические коннотации. В английской языковой картине мира первой половины ХХ века эксцентричность неразрывно связана с такими чертами характера, как жестокость, тщеславие, импульсивность, лживость и т.п. При этом было выявлено незначительное количество положительных качеств, ассоциирующихся с эксцентричностью, - честность, внутренняя свобода.

Анализ объектов описания данного прилагательного позволил определить, что в 90% случаев в изучаемых произведениях оно применяется для описания характера представителей аристократии. При этом не было обнаружено ни одного случая, когда прилагательное eccentric было использовано в описании характера не англичан, а представителей какого- либо другого народа. Это позволяет подтвердить точку зрения В.И. Карасика

о том, что эксцентричность является чертой английского национального характера (Карасик 2006, 86).

Наложение выявленных стереотипизированных представлений на решетку-классификатор позволяет систематизировать полученные сведения:

Таблица 8.

Стереотипизированные представления об эксцентричности в английской

языковой картине мира первой половины ХХ века
Социальные

стереотипы

Возрастные

стереотипы

Гендерные

стереотипы

Национальны е стереотипы
+ + + +
Л

с

к

н

о

0)

Рч

0)

н

о

о

н

«

<

Стереотипы-

образы

х х х Стереотипы-

ситуации

Гетеростереотипы Стереотипы-

образы

х Стереотипы-

ситуации



Анализ данных решетки-классификатора наглядно представляет выводы, сделанные выше, показывая, что в английской языковой картине мира устойчивые представления об эксцентричности относятся, как к авто-, так и гетеростереотипам (соответствующие ячейки таблицы отмечены знаками х). При этом в английской лингвокультуре эксцентричность приписывалась преимущественно людям молодого и среднего возраста.

Как было сказано выше, прилагательное eccentric обладает значительным показателем частотности в характерологическом портрете персонажей У.С. Моэма, О. Хаксли и И. Во, что указывает на что, семантическое значение данного прилагательного образуется рядом смыслов, имеющих особое значение для носителей английской лингвокультуры первой половины ХХ века и, следовательно, имеет значительный потенциал для изучения стереотипов. Еще одним фактором, указывающим на то, что данное представление относится к стереотипам, является то, что нередко рассматриваемые авторы вербализуют данное представление в речи своих героев, тем самым подчеркивая, что оно свойственно языковой картине мира британского общества первой половины ХХ века. Всего было выявлено 10 примеров оценки эксцентричного характера через речь других персонажей, больше всего (5), в творчестве О. Хаксли. Например:

87.He was too eccentric for my taste. There's such a thing as being too clever, isn't there? It's rather inhuman (Huxley 1920, 180).

Данный текстовый фрагмент в очередной раз свидетельствует о том, что эксцентричность в английской языковой картине мира ассоциировалась с высоким интеллектом, который заставляет окружающих испытывать чувство неловкости. Тем не менее, подводя итоги рассмотрения прилагательного eccentric в контексте изучения стереотипов, связанных с характером человека в английской лингвокультуре конца XIX - начала ХХ века, следует обратить внимание на несколько любопытных деталей. Несмотря на то, что по результатам анализа в семантике данного прилагательного отрицательные аксиологические коннотации преобладают над положительными, общее отношение к эксцентричности как черт характера остается не более, чем юмористическим, лишь с небольшими отклонениями в сторону сатиры. Также высокая частотность обращения к прилагательному eccentric для создания характерологического портрета англичанина говорит о том, что жители Великобритании принимали эту черту своего характера, более того, по-своему гордились ей, связывая ее с уникальностью и свободолюбием, как было вывялено выше.

Во фрагментах, содержащих описание характера персонажа в творчестве У.С. Моэма, О. Хаксли и И. Во, были обнаружены стереотипизированные представления, отражающие мнение англичан пост-викторианской эпохи о характере представителей других стран (табл. 9).

Таблица 9.

Национальные гетеростереотипы о характере представителей разных стран в произведениях У.С. Моэма, О. Хаксли и И. Во

Страна Примеры, иллюстрирующие национальные гетеростереотипы о характере представителей разных стран в произведениях У.С. Моэма, О. Хаксли и И. Во
1 2
Франция Kitty thought it unnecessary to have told her that the Mother Superior belonged to one of the great families of France; there was that in her bearing which suggested ancient race; and she had the authority of one who has never known that it is possible to be disobeyed (Maugham 1934, 144).
I’ve known a great many artists, and I’ve always found their mentality very interesting. Especially in Paris (Хаксли 2001, 19).
And the French aren’t so damned technical (Maugham 2000, 183).
"Of course, we know that English actresses are not like French ones... It's almost an understood thing for a French actress to have a lover." (Моэм 2010, 131).
But the French, I think, have an attachment to their country which is almost a physical bond (Maugham 1934, 128).
... showed that the innuendo of French farce is not so unknown to the upright, honest Englishman as might be supposed (Моэм 2011, 27).

1 2
США He had been taught to look upon Americans as wild and desperate barbarians (Maugham 2004, 179).
.. .the acidulous humour with which the American treated the Church of England disconcerted him (Maugham 2004, 225-226).
They say the Americans are awfully hospitable and I shall get a lot of free meals (Моэм 2010, 25).
Германия The Germans were gross and life there was common; how could the soul come to her own in that prim landscape? (Maugham 2004, 251)
Италия I'm just the ordinary normal Englishman. I'm not an Italian organ- grinder (Моэм 2010, 32).
Россия Generally speaking, Russians are not shy about using their titles, are they? (Waugh 2008, 15).
Испания .for the Spaniards were too idle, too proud and too dissipated to engage in menial pursuits (Моэм 2099, 9).

Результаты анализа данных таблицы 9 свидетельствуют о том, что носители английской языковой картины мира приписывают характеру французов такие характерные черты, как властность, креативность, любовь к соблюдению формальностей, любвеобильность и привязанность к дому. На втором месте по частоте упоминаний находится характер представителей США. Им британцы приписывают дикость, цинизм и гостеприимство. Немцев носители английской языковой картины мира видят простыми и даже грубыми людьми. Русским приписывается желание демонстрировать свое высокое положение и титул.

Представление об итальянцах, репрезентированное в указанном выше примере, нуждается в более подробном рассмотрении. В текстовом фрагменте отсутствует прямая характеристика, но приведено противопоставление нормального англичанина итальянскому шарманщику. Существительное organ-grinder (шарманщик) определяется толковым словарем как человек, зарабатывающий на жизнь путем уличной игры на шарманке (a person who earns money in the street by playing a type of organ that is operated by turning a handle (CDO). В приведенном примере такой образ жизни определяется как ненормальный, а сопоставление его со словарной дефиницией позволяет назвать такие качества итальянцев, как нелюбовь к стабильности, авантюризм.

Однако наибольшее количество языкового материала, эксплицирующего национальные автостереотипы (26 текстовых фрагментов) приходится на англичан. Причем мнение об их характере авторы изучаемых произведений транслируют через самих носителей английской языковой картины мира. Анализ текстовых фрагментов, содержащих описание характера англичан, показал, что все они вербализованы персонажами-англичанами, т.е. репрезентируют автостереотипы. Таким образом, было выявлено 14 автостереотипов, относящихся к характеру англичан (табл. 10).

Таблица 10.

Автостереотипы о характере англичан в произведениях У.С. Моэма,

О. Хаксли и И. Во
Черта характера Пример
1 2
Любовь к комфорту Strickland was distinguished from most Englishmen by his perfect indifference to comfort (Maugham 2000, 83).
Скромность ...was it that his English modesty was shocked at her nakedness? (Моэм 2004, 92)
How English you are, Teddy so shy of talking about personal things, intimate things (Waugh 2003, 41).
Честность Tom's a very good type of clean honest English boy and he's by way of being a gentleman (Моэм 2010, 94).
.the French farce is not so unknown to the upright, honest Englishman as might be supposed (Моэм 2011, 27).


1 2
Космополитизм We English have no very strong attachment to the soil. We make ourselves at home in any part of the world (Maugham 1934, 128).
Готовность к компромиссу Dick, who was a real Englishman, arrived at a satisfactory compromise (Huxley 1920, 44).
Флегматичность "A curiously untypical Englishman to be a national hero? So emotional and lacking in Britannic phlegm." (Huxley 1920, 154).
'Well, we've finished dinner and set a fine example of British phlegm,' said my wife (Waugh 1960, 127).
You would think him so calm and English (Waugh 1960, 52).
Патриотизм ... how a man who was so intensely a patriotic Englishman could have done such a thing (Huxley 1920, 155).
Деликатность Englishmen are so gentle and considerate (Waugh 2003, 41).
Высокая мораль I shouldn't have thought it was necessary to tell an Englishman that purity of morals is a national tradition (Huxley 1920, 155).
Сдержанность It is our English tradition that we should conceal our emotions (Huxley 1920, 191).
.assumed an English softness and reticence (Waugh 1960, 117).
My wife's softness and English reticence(Waugh 1960, 120).
Доброта Sometimes when I look back at my life, especially at times like this among lovely old English things and kind people (Waugh 2003, 41).
... with upper-class English graciousness (Huxley 1950, 10).
Спокойствие You would think him so calm and English (Waugh 1960, 52).
Снобизм English snobbery is more macabre to me even than English morals (Waugh 1960, 139-140).

1 2
Консерватизм ...being smug and self-satisfied and conservative, like the English (Huxley 1950, 224).

В результате изучения лексики, извлеченной из характерологических портретных описаний персонажей произведений У.С. Моэма, О. Хаксли и И. Во, было установлено, что большинство данных лексических единиц имеет положительную аксиологическую составляющую семантического значения (modest, honest, clean, upright, patriotic, gentle, considerate, soft, kind, well-bred). При этом, сравнительно часто (в сопоставлении с лексикой, используемой для описания других параметров) встречаются случаи, когда определение оценочных коннотаций лексемы затруднено и возможно только посредством анализа сочетаемости с другими лексическими единицами в контексте характерологического портретного описания (shy, unemotional, calm). Также были выявлены лексемы, имеющие отрицательные аксиологические коннотации: phlegmatic, reticent. В целом, можно сделать вывод, что национальные автостереотипы носителей английской языковой картины мира первой половины ХХ века о национальном характере имели положительные аксиологические коннотации.

Здесь также можно сделать наблюдение о том, что стереотипизированные представления о характере, внешнем виде и прочих особенностях англичан вписываются в стереотипизированное представление о джентльмене, выявленное и обобщённое выше. Таким образом, джентльмен представляет собой некий обобщенный, идеализированный образ англичанина первой половины ХХ века.

Еще одной особенностью характерологического портрета является то, что зачастую он создается с помощью высказываний и суждений других персонажей, а также с помощью фонового персонажа. Данная особенность делает изучение характера персонажа, как обособленного описательного параметра, особенно значимым для данного исследования, т.к. именно через других персонажей, индивидуально или собирательно, автор выражает стереотипизированное представление, свойственное носителям английской картины мира, но не обязательно ему лично.

Представляет интерес то, что в двух случаях английский характер описывается как традиция:

88. I shouldn't have thought it was necessary to tell an Englishman that purity of morals is a national tradition (Huxley 1920, 155).

89. It is our English tradition that we should conceal our emotions (там же, 191).

Это говорит о том, что в английской лингвокультуре традиции составляют столь обширную часть жизни, что к ним относят также черты характера.

Таким образом, комплексный анализ стереотипов, репрезентированных в характерологическом портрете персонажей У.С. Моэма, О. Хаксли и И. Во позволяет сделать ряд выводов. Прежде всего, был установлено, что в английской лингвокультуре эксцентричность и любая странность в характере является отрицательным качеством, что было установлено путем углубленного аксиологического анализа семантики прилагательного eccentric. При этом представление об англичанах как об эксцентричных людях является автостереотипом. В целом, изучение характерологического портрета позволило сделать вывод, что именного в данном виде литературного описания присутствует большинство национальных стереотипов. В 63% случаев это автостореотипы, что говорит о желании представителей английской лингвокультуры подчеркнуть свою принадлежность к ней и патриотизм не только как любовь к родине, но и к собственному национальному характеру. Также сами себе англичане приписывают такие черты характера, как скромность, любовь к комфорту, флегматичность, космополитизм и ряд других качеств, 78% из которых вербализованы с помощью лексики, имеющей положительные оценочные коннотации. Изучение гетеростереотипов, репрезентированных в характерологическом портрете в изучаемых произведениях показало, что наибольший интерес носителей английской языковой картины мира вызывает характер представителей Франции, США, Германии, Италии и России. Были установлены черты характера, которые носители английской картины мира приписывают представителям данных культур.

<< | >>
Источник: СТАУРСКАЯ НАТАЛЬЯ ВАЛЕРЬЕВНА. СТЕРЕОТИП КАК СРЕДСТВО СОЗДАНИЯ ЛИТЕРАТУРНОГО ПОРТРЕТА ПЕРСОНАЖА (НА ПРИМЕРЕ ПРОИЗВЕДЕНИЙ У.С. МОЭМА, О. ХАКСЛИ И И. ВО). 2014

Еще по теме 2.3. Анализ лексических единиц, эксплицирующих стереотипизированные представления о характере человека в произведениях У.С. Моэма, О. Хаксли и И. Во:

  1. СТАУРСКАЯ НАТАЛЬЯ ВАЛЕРЬЕВНА. СТЕРЕОТИП КАК СРЕДСТВО СОЗДАНИЯ ЛИТЕРАТУРНОГО ПОРТРЕТА ПЕРСОНАЖА (НА ПРИМЕРЕ ПРОИЗВЕДЕНИЙ У.С. МОЭМА, О. ХАКСЛИ И И. ВО), 2014
  2. Анализ словоупотребления. Устранение лексических ошибок разного характера
  3. Симптомы нарушений номинации и использования лексических единиц при построении высказываний
  4. Единица - ноль, единица - вздор, но если в агломерацию сгрудились малые. Агломерационный эффект и малый бизнес
  5. Представление (созерцание) общего характера
  6. § 1. Формирование представлений об особенностях характера подростков
  7. АНАЛИЗ ПРОСТРАНСТВЕННОСТИ (И ВРЕМЕНИ) В ХУДОЖЕСТВЕННО-ИЗОБРАЗИТЕЛЬНЫХ ПРОИЗВЕДЕНИЯХ
  8. Культура, народ, язык и характер: местные представления
  9. 68. ПРОБЛЕМА ЧЕЛОВЕКА В ПРОИЗВЕДЕНИЯХ Ф.М. ДОСТОЕВСКОГО
  10. 12.1. Общее представление о системном анализе
  11. Ракурсы анализа представлений о жизненном пути
  12. Коллективные представления о природе человека