<<
>>

1.2. Антропоцентризм текста: субъекты художественного текста

Центральным объектом изображения в литературном произведении является человек, а все описываемые в тексте события и ситуации суть средство его всестороннего показа; с этим Ю.С. Степанов, Е.А. Гончарова и И.Я.

Чернухина связывают одну из его основных особенностей - его абсолютный антропоцентризм (Гончарова 1984, 84; Степанов 1975, 49-51; Чернухина 1977, 13). Текст, в том числе, художественный, является способом хранения информации и культуры (Садченко 2009, 104). Ряд ученых сходятся во мнении, что одной из основных особенностей художественного текста является его антропоцентризм и полисубъектность (Беспалов 2001, 4; Воркачев 2004, 116; Караулов 1987, 54; Кудашова 2006, 54). Смещение предмета антропоцентрического исследования с языка как исходной системы на его продукт - художественный текст обуславливает возникновение второго обширного исследовательского направления, сконцентрированного на изучении функционирования феномена антропоцентризма в тексте.

В работах филологов-германистов антропоцентризм текста имеет достаточно многогранную трактовку. В.А. Кухаренко определяет

антропоцентризм текста как одну из обязательных категорий

художественного текста, сущность которой заключается в подчиненности всего изложения задаче характеризации субъекта. При выполнении этого условия создается абсолютная «человеконаправленность» (антропоцентризм) текста, в центре которого независимо от конкретной темы, проблем, сюжета, всегда стоит человек (Кухаренко 1988, 75). По мнению многих ученых антропоцентризм текста означает его субъективность, что влечет возникновение соответствующей модальности, пронизывающей все литературное произведение, реализуется, как эксплицитно, так и имплицитно (Бабенко 2006, 142). Множественность точек зрения делает художественное произведение оценочно-политональным с обязательной доминантой, задаваемой прямыми оценками образа автора или главного оценивающего персонажа. Взаимодействие и взаимоналожение уровней образа автора и уровня персонажей являются естественным следствием его многокомпонентности и полифонизма (Бабенко 2006, 148; Воркачев 2007, 108). В своем произведении автор воспроизводит свою языковую картину мира. При этом текст, отражающий наивную английскую языковую картину мира (в отличие от научной), отличается большей образностью (Апресян 1995а: 17; Бижева 2004, 207; Воркачев 2004, 15-18; Урысон 1998, 3).

Таким образом, антропоцентризм текста представляет собой его субъективно-человеческий аспект и основывается на рассмотрении субъектов текста в качестве причинно-следственного механизма создания литературного произведения. Исследователи единодушны в том, что текст - семантически единая структура (Абызова 1986, 23-25; Бахтин 1979, 292; Гальперин 1974, 72; Гальперин 2005, 18; Кретова 2005, 5-6; Кубрякова 2001, 72; Лотман 2002, 162; Лукин 1999, 5; Мороховский 1989, 4; Пфютце 1978, 218-222; Уварова 2004, 5). В тексте отражена жизнь народа во всех ее проявлениях, а также его картина мира (Гривенная 2005, 36; Заботкина 1989, 49).

Под художественным текстом понимают совокупность взаимодействующих между собой образов, которые являются частями моделируемой картины мира (Белова 2008, 6; Гальперин 1974, 69; Николаева 1972, 49; Новиков 1999, 45; Садченко 2009, 104; Степанов 1988, 113).

В центре образной системы художественного произведения стоит изображение человека (персонажей и их взаимоотношений) что, собственно, и составляет содержание произведения, в котором автор моделирует объективную действительность (Степанов 1988, 113). Образность, как языковое средство воплощения какого-либо абстрактного понятия в конкретных предметах, явлениях, процессах действительности, а также конкретных предметов или понятий в абстрактных или других конкретных понятиях (Гальперин 2005, 81), является одним из главных условий создания выразительности художественного текста.

К числу субъектов художественного текста относят не только автора и персонажа, но и адресата. Н.Н. Кудашова предлагает свое видение антропоцентрической парадигмы художественного текста, представляя ее в виде своего рода пирамиды, на вершине которой находится автор. Далее следуют главные и второстепенные герои, упоминаемые автором ситуативно, неопределенные лица, представленные местоимениями, а также еще более неопределенные лица, выраженные грамматическими структурами (Кудашова 2006, 52-54). Ряд исследователей обращают особое внимание на то, что автор является текстопорождающим субъектом, источником информации (Волошинова 2004, 189; Гончарова 1984, 142; Кухаренко 1988, 75). Адресат художественного произведения получает цельное представление о доносимой писателем идеи, при этом его отношение к проблематике может отличаться от авторского. Одним и тем же явлениям в разных лингвокультурах могут приписываться различные свойства, аксиологические коннотации эксплицирующих их языковых средств могут смещаться от отрицательных к положительным и наоборот. Более того, по мнению Т.М. Николаевой, прочтение художественного текста априори субъективно, каждый из адресатов художественного произведения составляет собственное, глубоко индивидуализированное представление о затронутой в произведении проблеме (Николаева 2000, 412). Персонажи есть отражаемые им субъекты окружающего мира, а читатель, как субъект, постоянно присутствует в представлении автора в качестве непосредственного адресата его текста. Персонаж при этом является объектом художественного познания, что предполагает конвенциальность его речевой системы. Этот подход выводит автора в качестве центральной фигуры художественного текста, в то время как персонажи присутствуют в произведении как релятивные, вторичные текстообразующие категории (Гончарова 1984, 142; Кухаренко 1988, 75;).

Ссылаясь на труд выдающегося филолога-германиста Вольфганга Кайзера «Кто рассказывает роман?», Е.И. Орлова приводит виды повествования, существующие в литературе. В основании данной

классификации лежит деление повествования на два способа: от третьего и от первого лица. Повествование от третьего лица или «объективное» повествование (Erform или Er-Erzaelung), в свою очередь, имеет три разновидности в зависимости от того, насколько ощутимо присутствие автора или персонажей. Сюда относится собственно авторское

повествование, несобственно-авторское повествование и несобственно­прямая речь, когда голос героя преобладает над образом автора. Повествование от первого лица (Icherzaelung по В. Кайзеру) в свою очередь имеет свои разновидности в зависимости от того, кто выполняет роль рассказчика: автор-рассказчик, рассказчик-не персонаж, персонаж-

рассказчик (Орлова 2008, 6-12).

Роль автора и рассказчика в литературном произведении требует более подробного рассмотрения.

<< | >>
Источник: СТАУРСКАЯ НАТАЛЬЯ ВАЛЕРЬЕВНА. СТЕРЕОТИП КАК СРЕДСТВО СОЗДАНИЯ ЛИТЕРАТУРНОГО ПОРТРЕТА ПЕРСОНАЖА (НА ПРИМЕРЕ ПРОИЗВЕДЕНИЙ У.С. МОЭМА, О. ХАКСЛИ И И. ВО). 2014

Еще по теме 1.2. Антропоцентризм текста: субъекты художественного текста:

  1. 1969 Заметки о структуре художественного текста
  2. О двухступеичатости исследовательских моделей художественного текста
  3. Стилистическое использование антонимов в художественных и публицистических текстах
  4. Тексты источников:
  5. 3.4, РАБОТА С ТЕКСТОМ
  6. Понятие о тексте
  7. 3.4.2. Текст документа
  8. 1.4. Написание текста
  9. ОСНОВНОЙ ТЕКСТ
  10. 3.6.2. Сканирование текста
  11. Тексты законодательных актов
  12. ЧАСТИНА ІІ ВИБРАНІ ТЕКСТИ
  13. ЛИТЕРАТУРНОЕ РЕДАКТИРОВАНИЕ ТЕКСТА
  14. LI. МЕТОДИКА РЕДАКТИРОВАНИЯ ТЕКСТА
  15. Проблема текста
  16.     Тексты и подтексты
  17. Чтение текста