<<
>>

3.3. Ирония как компонент делового взаимодействия

В условиях активного развития делового дискурса и необходимости разработки вопросов воздействия на интеллектуальную и эмоциональную сферы партнёра, функционально-синергетическое исследование ряда вопросов, связанных с намеренной дерегламентацией бизнес-общения, нарушения действующих в нем норм, правил, этикетных установок и манипулирование хаотизирующими элементами с целью катализации смысловой эволюции и вывода прагма-семантической системы на качественно новый уровень упорядоченности, является важным фактором достижения успешности и результативности коммуникативного процесса.

В связи с этим, актуальность приобретает анализ проблем рецепции, правильного декодирования и адекватного реагирования на позитивные и негативные сигналы, посылаемые участниками дискурса в форме иронических высказываний.

Ирония, будучи характерной чертой национального менталитета и атрибутом постмодернизма, проникает в самые разнообразные виды английского дискурса, в том числе в деловой. Присущие английскому языку неоднозначность, двусмысленность, многоплановость, генерируемая синергией (слиянием энергий) внешней, формальной стороны структуры высказывания и скрытого в его глубинах подтекста являются одной из наиболее серьёзных трудностей, с которыми сталкиваются многие отечественные бизнесмены в процессе межкультурного делового общения с партнёрами из Великобритании и США. По мнению многих специалистов в области филологии, лингвокультурологии и страноведения, речевому поведению жителей туманного Альбиона свойственны установки на расплывчатый смысл, уклончивость, определённую недосказанность, а ирония и юмор в целом представляют собой специфическую черту британского национального менталитета, находящую своё отражение в системе языка, чьи естественные особенности предопределяют столь частое обыгрывание в речи омофонов и многозначных слов, парадоксальность и остроумное иносказание различных коммуникативных фрагментов [Павловская 2005; Филиппова 2006; Рейфилд 2006; Льюис 1999; Fox 2004].

С давних времён в англичанах культивировалось чувство юмора, наличие которого считалось одним из признаков хороших манер. Однако вполне естественное для представителей данного народа стремление к самоиронии и способность от души посмеяться над другими зачастую вызывает недоумение и непонимание со стороны их зарубежных собеседников, упускающих из вида всю полноту смысловой синергийности и попадающих, вследствие этого, «на крючок» тонко выстроенной шутки или каламбура. Незнание характерной для английской культуры манеры сочетать в процессе коммуникации внешнюю любезность и завуалированное при помощи различных языковых средств ироническое отношение может привести к серьёзным проблемам в бизнесе и, возможно, к разрыву существующих отношений.

В отечественной и зарубежной науке ирония и её многочисленные аспекты неоднократно становились объектом различных исследований. Ирония представляет собой амбивалентный феномен и может характеризоваться в самых разнообразных «системах координат». С позиций стилистики - это фигура речи, с точки зрения риторики ирония - фигура речи и риторический приём, в литературоведении ирония подвергается осмыслению в качестве художественного приёма, в прагматике она понимается как прагматический эффект и/ или прагматическое значение. [Арнольд 1981; Ахманова 1969; Балашов 2006; Борев 1970; Борев 1957; Брюханова 2004; Веселова 2003; Гальперин 1958; Дземидок 1974; Коновалова 2005; Кухаренко 1986; Лосев 1965; Ляхова http; Мартьянова 2007; Мартьянова http; Мухина 2006; Орлов 2005; Охримович 2004; Пивоев 2000; Походня 1984; Пропп 1999; Рюмина 2006; Скребнев 1994; Фомичёва 2007; Уткина http].

Функционально-синергетический анализ позволяет синтезировать и обобщить характеристику иронии как дискурсивного явления, что даёт основание определить её как прагматическое значение (эффект) иронии, реализуемое через риторическую/ стилистическую фигуру [Храмченко 2014].

Использование иронии в бизнес-дискурсе не всегда согласуется с максимами, на которых основывается принцип кооперации Г.П.

Грайса, призванный поддерживать эффективное деловое сотрудничество и взаимодействие. В зависимости от коммуникативной ситуации и её участников, иронизирующим субъектом могут нарушаться такие ключевые правила речевого поведения, как необходимость полноты информации (что связано с сокрытием значительной части семантической составляющей высказывания в глубинах подтекста), такта, великодушия и симпатии по отношению к собеседнику. Ирония дерегламентирует деловой дискурс, являясь хаотизирующим элементом, нарушающим равновесное состояние системы смыслов.

Механизм иронии в английском бизнес-дискурсе выглядит следующим образом. Стремясь воздействовать на сознание оппонентов, говорящий/пишущий намеренно вводит в систему смыслов один или несколько элементов, чьи функциональные поля абсолютно не сочетаемы с текущей стадией развития системы или входят в диссонанс с некоторыми из её основных элементов. Несущие «иронический заряд» речевые единицы могут противоречить сложившейся коммуникативной ситуации и, следовательно, вызывать нарушение взаимосвязи с внешней средой, ведущее к усилению опасных для системы флуктуаций. В качестве ответной меры, направленной на спасение системы и выведение её из состояния хаоса, запускаются внутренние, системные механизмы самоорганизации. При этом крайне важным условием действенности иронии и эффективности самоорганизационных процессов является её заметность всем участникам делового общения, или, другими словами, постоянное и адекватное взаимодействие системы смыслов с сознанием коммуникантов. Если одному из них не удаётся разглядеть признаки иронии в высказывании, связь системы с внешней средой блокируется, и это служит дополнительным источником значительных функциональных колебаний, способных свести на нет достигнутые в общении успехи и даже поставить деловое взаимодействие под угрозу срыва. Находящаяся в хаотизированном состоянии прагма­семантическая система самоорганизуется благодаря диссипации деструктивных элементов и привлечению новых, полезных для стабилизации системы смысловых компонентов из внешней среды - сознания коммуникантов.

Возникающие спонтанные свойства, ранее не присутствовавшие в коммуникативном блоке, выводят систему на качественно новый уровень смысловой упорядоченности.

Так, в романе М. Ридпата «Final Venture» специалист венчурной компании Revere Саймон Эйот и его коллега Джон Челфонт обсуждают новую, сомнительную стратегию развития предприятия по производству одеял National Quilt Company:

The National Quilt Company was an ailing manufacturer of high-quality quilts that had been bought by a marketing man named Andy McArdle with the backing of Revere. His idea had been to turn the company round by realizing the potential of duvets, or 'comforters' as the Americans called them, for merchandising. Art had done the deal with John, and put John on the board.

'You know I told you about those merchandising deals they'd signed last spring for the fall season?'

'Yes.'

'It turns out some goon somewhere ordered a few hundred thousand Mutant Turtle comforters that no one wants to buy. Warehouse full. Lots of inventory. Big problem.'

'Sounds like it.'

'So, I suggest maybe they ought to go back to making comforters with cute patterns on them. Flowers and such like.'

'Radical.'

'Not as radical as McArdle. He's done a ton of research on the number of single-person homes, and the lack of comforters targeted at the under-thirties, and his conclusion is...' John looked at me enquiringly.

'Igive up.'

'Go naked.'

'Go naked?'

'Yup. Go naked. Dump the turtles. We spread naked women all over these quilts. They get bought by the millions of young men out there who are sick of the choice of flowers or turtles on their comforters. National Quilt makes out like bandits.'

'Jesus. What did you say?'

'Why not naked men? I mean, single women buy comforters too.'

Er. True. What did McArdle say to that?'

'He said that was an interesting idea, and he'd look into it.'

'Oh, dear.'

'Yes. Oh, dear.'

(M. Ridpath. Final Venture)

Чтобы поднять продажи одеял и увеличить прибыль, новый хозяин National Quilt Энди МакАрдл решается на крайние меры, собираясь разместить на продукции изображения обнаженных натурщиц.

Джон не спешит сразу раскрыть коллеге суть новой стратегии продвижения бизнеса. Он распаляет интерес Саймона, постепенно вводя элементы Not as radical, single-person homes, targeted at the under-thirties, не дающие конкретного представления о характере инновационного предложения МакАрдла. Выжидательная пауза, взятая Челфонтом и отсутствие видимого вектора прагма-семантического развития приводят к возникновению функциональных колебаний, активизирующих взаимодействие системы с внешней средой - сознанием теряющегося в догадках Эйота. Оглашение нестандартного маркетингового хода удивляет и одновременно озадачивает

Саймона настолько, что он переспрашивает своего собеседника его же словами. Короткая фраза Go naked контрастирует по своей длине с предыдущими высказываниями Джона, что создает дополнительную экспрессивность, усиливающую прагматический эффект неожиданности. Элементы millions of young men, sick of the choice offlowers or turtles, makes out like bandits носят намеренно гиперболизированный характер и призваны подчеркнуть огромную популярность новых моделей одеял у одиноких молодых мужчин, воспринимаемую как доказанный факт. Нарушение адекватного обмена между дискурсом и коммуникативной ситуацией, в которой вряд ли возможен успешный исход затеваемого мероприятия, и усиление флуктуаций приводят к активизации синергийных процессов прагма-семантической самоорганизации дискурса. Хаотизирующие

компоненты подвергаются диссипации и замещению новыми смысловыми компонентами критического порицания и недоверия к МакАрдлу, привлекаемыми из сознания Саймона.

Игнорируя негативные сигналы, поступающие от коллеги, Джон сообщает о собственной идее, предложенной бизнесмену в ответ на реорганизацию производства. Элементы naked men и single women не соответствуют текущей стадии развития системы, а также диссонируют с внешней средой - ситуацией общения, поскольку Джон негативно оценивает инновационный маркетинг МакАрдла. В результате смысловой

самоорганизации происходит синергийное формирование второго плана высказывания, содержащего намек на тщетность усилий владельца National Quilt.

Таким образом, функционально-прагматическая дерегламентация английского делового дискурса при помощи использования риторического приема иронии позволила Джону Челфонту выразить свое негативное отношение к предмету речи в более-менее скрытой, завуалированной форме, оставаясь в рамках делового этикета и соблюдая необходимые приличия. Однако, судя по реакции Энди (interesting idea, he'd look into it), он не смог распознать прагматику иронии и постичь весь семантический спектр, вербализованный его собеседником.

Положительный эффект от применения иронии зависит от адекватного обмена информацией с такой подсистемой внешней среды, как сознание коммуникантов, что выражается в их способности распознать формируемый говорящим/пишущим второй план текста, улавливая важные элементы смысловой системы, синергийно создающие иронический эффект. Ирония эффективна лишь тогда, когда она заметна прочим коммуникантам. Каким бы привычным ни было использование этой фигуры именно для англоязычных партнеров, невозможно предполагать безусловность ее эффективной реализации. И к этому, несомненно, следует особенно внимательно относиться на уровне межнационального - межкультурного - общения. Как справедливо отмечает А.А. Харьковская, межкультурное взаимодействие «происходит не столько на уровне культур в самом широком смысле этого слова, но скорее всего - на уровне межличностного общения между отдельными представителями этих культурных сообществ, которые могут совершенно по-разному воспринимать и ощущать этот мир» [Харьковская 2000: 82]. Данное положение особенно актуально в отношении иронии, ибо это явление антропное, обусловленное личностными данными коммуникантов, состоянием их концептуальных систем, формирующимся для каждой из сторон вертикальным контекстом. Смысловая интерпретация текста не всегда и не во всем совпадает у коммуникантов: там, где один человек воспринимает иронию, другой может ее и не понять; так же, как и там, где говорящий считает, что иронизирует, адресат может вполне адекватно уловить его намерение сыронизировать, но при этом объективно оценить речь как достаточно банальную и «плоскую», неироничную.

В романе Д. Митчелла «Cloud Atlas» описывается плановое совещание коллектива сотрудников популярной газеты, во время которого молодая журналистка по имени Луиза Рей задает волнующий ее вопрос главному редактору издания Дому Грелшу:

“A question, Luisa? ”

“Yes. Is there a new editorial policy no one’s told me about that excludes articles containing truth? ”

“Hey, metaphysics seminar is on the roof. Just take the elevator up and keep walking until you hit the sidewalk. Anything is true if enough people believe it is.

(D. Mitchell. Cloud Atlas)

Луиза возмущена тем, что газета регулярно публикует откровенно надуманные и неправдоподобные статьи, но получить одобрение редактора на настоящие злободневные журналистские расследования практически невозможно. Грелш реагирует в свойственной ему ироничной манере. Вводимые им в деловой дискурс элементы metaphysics seminar, on the roof, until you hit the sidewalk дерегламентируют общение, нарушая взаимодействие смысловой системы с внешней средой - коммуникативной ситуацией. Луизе и Дому прекрасно известно, что никаких семинаров по метафизике на крыше издательства быть не может, а рекомендуемая прогулка неминуемо закончится гибелью назойливой репортерши. Возникающие серьезные флуктуации функционального пространства нарушают стабильное равновесное состояние системы и могут привести к катастрофическим последствиям для деловых отношений между начальником и подчиненной в случае буквального восприятия озвученного совета Луизой. Для вывода дискурса из хаотизированного состояния запускаются внутренние системные механизмы прагма-семантической самоорганизации, и активизируется взаимодействие с сознанием мисс Рей. Деструктивные смысловые компоненты подвергаются диссипации, а для поддержания баланса в систему транслируются новые компоненты «несерьезности», «шутки». Характер новых эмерджентных свойств дискурса (скрытая угроза, дружеское указание или проявление раздражения) может варьироваться в зависимости от реакции Луизы на ироническое высказывание шефа, истории их личных контактов и толерантности девушки к индивидуальному коммуникативному стилю Дома. При условии адекватной рецепции иронии происходит синергийное образование функционального аттрактора, не вербализованного в рассматриваемом дискурсивном фрагменте: Грелш настоятельно советует более не задавать подобных вопросов, ставящих под сомнение проводимую им редакционную политику.

Отсутствие умения разглядеть иронию за функционально­прагматической дерегламентацией деловой коммуникации, недостаточный интеллектуальный уровень или просто невнимательность реципиента, как правило, приводят к нарушению, блокированию обмена информацией между дискурсивной системой и внешней средой и, как следствие, нивелированию семантического и прагматического потенциалов иронического высказывания. В подобном случае нарушается равновесное состояние системы смыслов, а успех и результативность делового сотрудничества оказывается под угрозой.

Например, в романе «The Devil Wears Prada» неискушённая в вопросах моды молодая девушка Андреа устраивается в известный женский журнал Runway, все сотрудники которого строго следуют последним тенденциям мира одежды и часто неодобрительно относятся к её внешнему виду. Однажды утром, когда Андреа приходит на работу, Эмили, занимающая более высокую ступень в иерархической лестнице, осматривает свою коллегу с головы до ног.

“Hey, welcome,” she muttered, giving me my first official up-down look­over by someone other than the security guard. “Nice boots.”

My heart surged. Was she serious? Or sarcastic? Her tone made it impossible to tell. My arches ached already and my toes were jammed up against the front, but if I’d actually been complimented on an item of my outfit by a Runway-er, it might be worth the pain.

(L. Weisberger. The Devil Wears Prada)

Андреа не понимает, действительно ли ей сделали комплимент (Nice boots). Её простая повседневная обувь резко отличается от того, что носят все женщины в офисе - туфель на высоких каблуках. Отсутствие видимых интонационных маркеров, свидетельствующих об иронии, вводит её в заблуждение, не позволяя осознать весь функциональный объём высказывания и разглядеть скрытый подтекст. Однако невербальное поведение Эмили (official up-down look-over) может свидетельствовать о неискренности её слов и некотором высокомерии по отношению к коллеге. Возможно, своими словами она хотела «подколоть» Андреа, высмеяв в завуалированной форме её манеру одеваться.

Нарушение обмена информацией между системой дискурса и сознанием коммуникантов как одной из подсистем внешней среды ведёт к нивелированию всей полноты семантического потенциала иронического высказывания. Собеседник, «проглядевший» скрытый смысл сказанных слов, выпадает из поля прагматического воздействия этого риторического приёма и не способен воспринять весь спектр смыслов высказывания. Он вводится в заблуждение, не понимая иносказательного плана речи. И, наоборот, для говорящего всегда существует опасность запутаться в собственных метафорах и не извлечь из них никакой пользы. В таких случаях ирония хаотизирует дискурс, ведёт к снижению эффективности коммуникации в целом, создаёт опасное для деловых ситуаций недопонимание или обиду.

Тем не менее, анализ обширного иллюстративного материала как устного, так и письменного английского бизнес-дискурса позволяет сделать вывод о богатом функциональном потенциале приема иронии, способного выступать в качестве эффективного катализатора прагма-семантического развития дискурсивной системы и её продвижения к функциональному аттрактору. При условии продуманного учета всех факторов, влияющих на взаимодействие смысловой системы со всеми подсистемами внешней среды, ирония представляет собой мощный риторический инструмент в руках говорящего/ пишущего, дающий возможность активизировать восприятие собеседника/ читателя, привлечь внимание к определённым речевым элементам или, напротив, завуалировать другие, нежелательные элементы прагма-семантической системы, выразить негативное отношение к реципиенту или предмету речи и даже дискредитировать их в глазах окружающих, оставаясь при этом в рамках делового этикета, соблюдение которого так важно в данном типе дискурса.

В одном из эпизодов курса английского делового языка Language of Business приводится следующий диалог между коллегами по работе:

ELIZABETH: I’ve just had a Mr. George Duncan from Glasgow on the phone. Apparently our customer Mr. Macpherson suggested he came here to see you.

GRANT: Oh, he did, did he! Well, I can’t think any friend of his will make the company’s fortune.

ELIZABETH: He said he would like to see you this afternoon and visit the factory.

GRANT: Did he indeed? If he’s like Macpherson he’ll take up the whole day and then order one chair.

(A. Mack. The Language of Business)

Первоначально система смыслов данного фрагмента дискурса находится в равновесном состоянии. Элизабет сообщает, что у фирмы возможно появится новый клиент - некий Джордж Дункан, сотрудничество с которым может сулить явную прибыль. Однако, последовательно вводимые Грантом в систему элементы did he, indeed, can’t think и make the company’s fortune кооперируют, вызывая небольшие функциональные колебания, усиливаемые контрастным противопоставлением the whole day и one chair на фоне сравнения (if he’s like Macpherson) и аллитерации (did, indeed, day, order), повышающей экспрессивность иронической риторики. В ответ на

хаотизацию в системе запускаются синергийные процессы прагма­семантической самоорганизации, выводящие её на новый уровень смысловой упорядоченности. В результате формируется прагматический эффект неверия в перспективность деловых отношений с Дунканом, который звонил по рекомендации Макферсона, имеющего репутацию проблемного клиента и вызывающего у Гранта раздражение, маскируемое им при помощи иронии, позволяющей избежать прямой критики и резко негативной характеристики оппонента.

Рассказывая о благоприятном экономическом климате, сложившемся в Индии, автор статьи «Letters From India» британского журнала The Economist не упускает возможности в ироничной форме уколоть американских финансистов:

There’s a land far from Wall Street, where credit-rating agencies are not outcasts and can look in the mirror without feeling sick. This paradise is India, with six licensed ratings agencies, the biggest of which, CRISIL, has a market value that has just soared beyond $1.3 million. (Moody’s, one of the three big Western agencies, is worth $8.9 million)

(Letters From India// The Economist. - March 17th 2012. P.84)

Включаемые в прагма-семантическую ткань дискурса элементы outcasts, look in the mirror, feeling sick не сочетаются с неодушевленным существительным credit-rating agencies и провоцируют возникновение функциональных колебаний, отклоняющих систему от равновесного состояния. В качестве ответной меры на хаотизацию происходит активизация взаимодействия дискурса с внешней средой - сознанием читателей, из которого для погашения разупорядоченности привлекаются негативные смысловые компоненты. Их корреляция с лексической единицей Wall Street сообщает ей отрицательную прагматику, первоначально маскируемую при помощи сочетания использованных автором наречия far, частицы not и предлога without. Непривлекательность синергийно формируемого образа американской экономики акцентируется на контрасте с лексемой paradise, открывающей второе высказывание и содержащей ярко выраженную позитивную коннотацию. Нелинейность иронического эффекта позволяет автору статьи обойтись без непосредственной вербализации агрессивно - недоброжелательного отношения к существующим в США кредитно­рейтинговым агентствам. Однако, при необходимом объеме интеллектуальных усилий со стороны адресата, аттрактор дискурсивной системы воспринимается достаточно легко: базирующиеся на Уолл-Стрит агентства настолько дискредитировали себя в глазах общественности, что не могут сравниться даже с гораздо менее дорогостоящими конкурентами из далекой Индии.

Несмотря на сопутствующую хаотизацию смысловой системы английского делового дискурса, благодаря внутренним механизмам самоорганизации смысловой системы применение иронии способно гармонизировать общение его участников, стимулируя налаживание контакта между ними, разрядку психологической атмосферы в случаях возникновения напряжённости или конфликтных ситуаций, часто встречающихся в бизнес­коммуникации. Основоположник «чёрной риторики» К. Бредемайер высоко оценивал значение иронии как риторической фигуры делового общения, сравнивая её с «троянским конём словесной акробатики» [Бредемайер 2006: 43]. Тонкая ирония, употреблённая к месту, правильно и адекватно воспринятая всеми коммуникантами, зачастую может вызвать совместный смех, способный создать отношения, углубить их и установить эмоциональный контакт между собеседниками, поэтому иногда бывает полезно выйти за рамки сухого, сугубо делового общения [Бредемайер 2006: 74]. Кроме того, умение смеяться демонстрирует раскрепощённость и уверенность говорящего в собственных силах, что также придаёт ему определённый вес в ситуациях делового общения. К тому же юмор и ирония способствуют отвлечению от обсуждаемой темы и снятию напряжения.

В романе С. Фрея «Shadow Account» описывается полуофициальный разговор главного героя, специалиста по инвестициям Коннера Эшби, с его начальником Гэвином Смитом, вскользь упомянувшем о своей борьбе с городским советом за расширении таксопарка, обслуживающего деловой центр города. Риторический прием иронии позволяет Коннеру установить более тесный межличностный контакт и доверительные отношения с шефом:

“Riding the town council. That’s probably a massive understatement. What did you do, Gavin, follow them into stores and yell at them in front of registered voters? “

“Maybe.“

“Or did you take a more subtle approach? Did you paint their cars yellow?“

“I would have if I’d thought of it.“

Conner chuckled. “You ’re too much.“

“It worked, didn’t it? “

(S. Frey. Shadow Account)

Высказанное подчиненным предположение о том, что уважаемый предприниматель Гэвин Смит мог устроить публичный скандал в ратуше, дерегламентирует общение и может трактоваться начальником либо как неуместный выпад, либо в качестве обычной шутки. Элементы massive understatement, follow them, yell at them in front of registered voters взаимодействуют, блокируя обменные процессы между дискурсом и внешней средой - коммуникативной ситуацией, предписывающей исключение любой возможности подтрунивания над личностными особенностями вышестоящего по иерархической лестнице. Кроме того, идея о неадекватном поведении Гэвина выглядит достаточно нереалистичной. Инициируемые функциональные колебания дестабилизируют смысловую систему, вынужденную увеличить нагрузку на связи с другой подсистемой среды - сознанием Смита. Доброжелательные отношения, сложившиеся у пожилого бизнесмена с молодым и талантливым Коннером, и взаимная симпатия выступают решающим фактором выбора пути эволюционного развития функционального пространства. В результате прагма­семантической самоорганизации деструктивные компоненты подвергаются диссипации, а для поддержания баланса из среды привлекаются новые позитивные смысловые компоненты, способствующие выходу системы из точки бифуркации и формированию синергийного иронического эффекта, импонирующего Гэвину. Его расплывчатый ответ Maybe сигнализирует Эшби о положительной реакции на прозвучавшие высказывания и стимулирует Коннора на продолжение выбранной им линии ведения разговора. Вводимое в дискурс словосочетание a more subtle approach диссонирует с используемым далее элементом paint their cars yellow, нарушающим полноценную кооперацию системы с внешней средой. Трудно представить, чтобы респектабельный Гэвин Смит взялся самостоятельно перекрашивать автомобили чиновников в желтый цвет. Новые флуктуации и последующая активизация внутренних самоорганизационных процессов усиливают прагматику иронии и играют важную роль в генерировании нового эмерджентного свойства рассматриваемого дискурсивного фрагмента - дружеского неформального характера беседы, о котором свидетельствуют ответные реплики шефа (I would have if I’d thought of it) и невербальное поведение подчиненного (Conner chuckled). Дерегламентация английского делового дискурса при помощи риторического приема иронии свидетельствует о позитивной расположенности коммуникантов друг к другу и помогает создать оптимальный эмоциональный настрой для активной совместной трудовой деятельности.

Примером конструктивной роли иронии, создающей психологический комфорт для реципиента в письменном бизнес-общении, а также облегчающей установление доверительных отношений с аудиторией и восприятие фактуальной информации в необходимом автору ключе, может служить следующий отрывок из статьи The Economist под названием Measuring Mud:

Are you cheating on you spouse? If so, please stand up and declare it. Total silence? What virtuous readers The Economist has.

Trying to measure corruption is a bit like surveying adultery. Those who indulge in it are unlikely to admit it. So when surveying big companies, Transparency International (TI), an anti-corruption watchdog, asks a different question: how transparent are you?

(Measuring Mud// The Economist. - July 17th 2012. - P. 59)

С самого начала эволюционного развития смысловой системы адресант провоцирует флуктуации, используя целый комплекс операторов функционально-прагматической дерегламентации. Ключевые лексемы первого высказывания cheating и spouse принадлежат к семантическому полю супружеской измены, имеющему мало общего со сферой бизнеса и экономики, и, следовательно, препятствуют адекватному обмену с коммуникативной ситуацией. Повелительное наклонение глаголов stand up и declare, чередование прямого обращения к реципиентам с эллиптичным риторическим вопросом (Total silence?) и восклицательным предложением с инверсией в конце абзаца обеспечивают имитацию непосредственного контакта с читателями и живого устного общения, что выходит за рамки привычного формата серьезной деловой аналитики. Упоминание названия журнала в качестве подлежащего последнего высказывания вносит дополнительные флуктуации, позволяющие системе совершить фазовый переход и преодолеть точку бифуркации, обозначив новое направление прагма-семантического развития при условии успешного взаимодействия дискурса с сознанием читателей. Умение распознать ироничность риторики автора, заключающейся в наложении функционально не сочетаемых полей, обусловливает правильное восприятие синергийно формируемого второго плана текста, содержащего насмешку над читателями. В результате активизировавшихся механизмов дискурсивной самоорганизации прямое значение элемента virtuous подвергается диссипации, «забывается» системой и замещается антонимичным компонентом смысла, привлеченным из внешней среды. На фоне реализации риторического приема иронии сопоставление семантически не связанных друг с другом элементов corruption и adultery воздействует на сознание реципиентов, стимулируя актуализацию и частичное сближение разноплановых концептов коррупции и адюльтера, приводящее к интенсификации оказываемого прагматического влияния на коммуникантов. Смысловая система фрагмента достигает цель своего эволюционирования - функциональный аттрактор. Коррупционеров крайне трудно вычислить, поскольку они, как и многие читатели The Economist, стремятся скрывать и не афишировать свои грехи. Ироническая апелляция к неприглядному личному опыту адресатов способствует усилению их интереса к тексту статьи, установлению позитивного психологического контакта с автором, повышению убедительности излагаемых фактов и доводов.

Другим примером успешного использования иронии с целью оптимизации развёртывания бизнес-дискурса и создания желаемого прагматического эффекта, служит статья “No Rush” регулярной авторской колонки Schumpeter того же издания. Перед автором ставится задача убедить читающих журнал деловых людей рационально расходовать рабочее время, следуя требованиям ускоряющего темпы современного мира:

There is nothing like a deadline to focus the mind. This columnist finds that, whenever his editor starts yapping, his mind focuses on the following subjects. (1) His toenails. Surely they need to be cut? (2) Walter Russel Mead. What is the bearded sage saying about East Timor in his blog? (3) His dogs. They seem desperate for a walk. (4) His inbox. It would be rude not to reply to that graduate student from the University of Tomsk.

Life is getting trickier for timewasters. Business that depends on just-in-time delivery cannot tolerate lateness. Stockmarkets trade millions of shares every minute. Twenty-four-hour news channels bombard us with information. Blogs and tweets provide a blizzard of instant comment. The situation is so dire that a quarter of Americans eat fast food every day.

Employers are getting better at squeezing our time wasting.

(No Rush// The Economist. - June 7th 2012. - P. 64)

Первоначально система смыслов фрагмента находится в равновесном состоянии. Адресаты настраиваются на восприятии информации о пользе установления четких сроков получения предполагаемых результатов труда и следования запланированному графику работы. Однако вводимые далее дерегламентирующие элементы yapping, toenails, need to be cut, bearded sage, East Timor, dogs, desperate for a walk, inbox, that graduate student противоречат текущей стадии смыслового развития и хаотизируют дискурс, провоцируя возникновение интенсивных функциональных колебаний. Значение словосочетания to focus the mind, как и все содержание первого высказывания, подвергается качественной трансформации и воспринимается под новым углом. Фиксация сроков завершения работы (deadline) лишь рассеивает внимание служащих и отвлекает их от производственной деятельности. Дестабилизация прагма-семантического пространства приводит к увеличению нагрузки на обменные процессы с внешней средой, из которой для погашения разупорядоченности привлекаются смысловые компоненты «шутки» и «несерьёзного отношения к проблеме». Экспрессивность иронической риторики усиливается на фоне целого ряда разноуровневых языковых средств: аллитерации (Russel, sage, saying, East, seem, desperate; rude, reply, graduate), синтаксического параллелизма и графической нумерации, резкого варьирования длины высказываний за счет чередования эллиптичных предложений. Выбранный системой курс прагма­семантического развития, связанный с подачей материала статьи в ироничном ключе, закрепляется в ходе последующего развертывания дискурса. Параллелизм синтаксических конструкций второго абзаца и разнообразие лексики, принадлежащей к семантическому полю времени (just-in-time, every minute, Twenty-four-hour, instant), призваны подчеркнуть ежеминутное появление новых задач и проблем, требующих незамедлительной реакции со стороны представителей бизнес-сообщества. В свою очередь элементы trickier, so dire и squeezing актуализируют прагматическое значение иронии, подчеркивая «невыносимые» условия существования бездельников на рабочем месте. Нелинейность смысловой системы рассматриваемого фрагмента выражается в синергийно порождаемом втором, глубинном плане текста, содержащем завуалированное осуждение пустой траты времени и ресурсов.

Проанализировав все аспекты обсуждаемой проблемы, автор приходит к двоякому выводу:

The secret of modern brain work is that it requires a combination offast and slow. Brain workers dither for ages but then are struck by a flash of insight or a burst of creativity. Remove all deadlines and you are left with dithering. Become too obsessed with deadlines and you are left with intellectual equivalent of fast food - and toenails that need cutting.

Элемент иронической риторики начала статьи toenails that need cutting облегчает рецепцию вербализуемого функционального аттрактора системы, замыкая своеобразный прагматический контур, внутри которого формируется установка на порицание праздности и стремление к гармоничному сочетанию интеллектуального труда и релаксации, стимулирующему креативное мышление.

Таким образом, ирония, дерегламентирующая дискурс и

воспринимаемая смысловой системой в качестве хаотизирующего элемента, приводит её в неравновесное состояние, что вызывает появление новых (эмерджентных) функциональных свойств, обусловливающих продвижение к основной коммуникативной цели - аттрактору. Тщательно создаваемая автором многоуровневая синергийная система структурно-семантических связей делового дискурса создаёт комплексное синергийное прагматическое пространство, довольно эффективно влияющее на внешнюю среду системы смыслов - сознание читателя, которому в лёгкой, ненавязчивой форме внушаются определённые оценочные суждения.

<< | >>
Источник: ХРАМЧЕНКО Дмитрий Сергеевич. ФУНКЦИОНАЛЬНО-ПРАГМАТИЧЕСКАЯ ЭВОЛЮЦИЯ АНГЛИЙСКОГО ДЕЛОВОГО ДИСКУРСА. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание учёной степени доктора филологических наук. 2014

Еще по теме 3.3. Ирония как компонент делового взаимодействия:

  1. 12.1. Компоненты педагогического взаимодействия. Качества, необходимые преподавателю вуза
  2. 3.3. «Политическое животное» как вид. Человек как компонент политики
  3. 3.4.3. КУЛЬТИВИРУЕМЫЕ РАСТЕНИЯ КАК КОМПОНЕНТ АГРОБИОГЕОЦЕНОЗА
  4. СОРНЫЕ РАСТЕНИЯ КАК КОМПОНЕНТ АГРОБИОГЕОЦЕНОЗА
  5. Исследование специфики профессиональной Я-концепции как компонента профессионального самоопределения иностранных студентов с разным уровнем межкультурной адаптации
  6. Нравственный аспект организационного поведения
  7. Эталонный образ специалиста как компонент акмеологической культуры личности Е. И. Сутович (Минск, Беларусь)
  8. ГЛАВА 1 ПОВЕДЕНИЕ РЕБЕНКА КАК РЕЗУЛЬТАТ ЕГО ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ С ОКРУЖАЮЩЕЙ СРЕДОЙ
  9. Цели как компонент педагогического процесса
  10. СОДЕРЖАНИЕ ОБУЧЕНИЯ КАК КОМПОНЕНТ ДИДАКТИЧЕСКОГО ЦИКЛА