<<
>>

§2.3. Концептуальная интеграция как ключевой механизм инкорпорирования

Новый виток развития науки и появление когнитивной лингвистики расставили новые акценты в вопросе инкорпорирования. На первый план при его исследовании вышли когнитивные структуры и их интеграция, а не объединение материальных орм, языковых элементов.
То, что происходит на концептуальном уровне, при соединении идей, получило название концептуального слияния.

Концептуальное слияние (концептуальная интеграция, blending), согласно работам Ж. Фоконье и М. Тёрнера, является одной из базовых операций человеческого мышления, «...наряду с аналогией, рекурсией, ментальным моделированием, концептуальной категоризацией и созданием фреймов» [Faucaunnier 1998: 1]. Данная операция служит динамичным и гибким средством осмысления окружающей действительности. Согласно Ж. Фоконье и М. Тёрнеру, концептуальная интеграция происходит в человеческом сознании легко и естественно, она применяется на постоянной основе как «наложение ментальных пространств», их «проекция» » [Faucaunnier 1998: 3] и объединение.

Под ментальными пространствами понимаются «концептуальные связки, создаваемые в процессе мышления и речи с целью понимания конкретной ситуации и действия в её рамках. Ментальные пространства. структурируются фреймами и когнитивными моделями. Они взаимосвязаны и могут изменяться по мере развития дискурса» [Faucaunnier 1998: 6]. Согласно сетевой модели концептуальной интеграции, проекция одного ментального пространства на другое происходит при наличии общих концептуальных элементов, складывающихся в «родовое пространство» » [Faucaunnier 1998: 14]. Исходные пространства, налагаемые друг на друга, авторы теории назвали «пространства- источники» »[Faucaunnier 1998: 13]. В результате их сопоставления, дополнения и расширения структуры фрейма получается «смешанное концептуальное пространство», «бленд» [Faucaunnier 1998: 14].

Как было отмечено выше, в параграфе, посвящённом репрезентации, опыт человека построен на включении в процесс мышления аналогии, моделирования, сопоставлении нового с уже известным.

Например, подсознательно сравнивая самолёт с птицей как минимум по общему родовому пространству полёта, человек называет боковые продолговатые консоли для создания подъёмной силы крыльями, и это наименование приживается, институционализируется как обозначение данного концепта, вмещающего элементы двух исходных ментальных пространств.

Слияние концептуальных пространств как процесс мышления представляет для лингвистики большой интерес. Оно присутствует как в языке, так и в других областях, репрезентирующих интеграцию смыслов для рождения нового концептуального содержания. Например, концептуальное слияние происходит в ходе решения коммуникативных и логических задач. Создание новых слов также имеет в своей основе процесс концептуальной интеграции.

Инкорпорирование является уникальным примером смысловой компрессии. По словам М. Митун, это, «вероятно, самый синтаксический из всех морфологических процессов» [Mithun 1984: 847], потому что за слиянием морфологических элементов стоит свёртывание пропозиции. Самое интересное в этом процессе - интеграция, происходящая на концептуальном уровне, объединение концептуальных пространств. Исходные концепты сливаются, чтобы образовать новое концептуальное целое. Упомянутое свёртывание пропозиции рассматривается у С. Райс и Г. Придо на примере сложных слов и называется event-packing (от слов event - «событие» и pack - «упаковка») [Rice, Prideaux 1991: 283-298].

Теория концептуальной интеграции (концептуального слияния) рассматривает человеческую способность «изобретать новые концепты и создавать новые и динамичные ментальные схемы» [Handall 2011: 219]. Процесс концептуальной интеграции представляет собой проекцию избранного концептуального материала двух или более ментальных пространств на область нового ментального пространства. Это пространство является областью концептуального слияния (blending). В нём происходит соединение исходных концептов в один концептуальный гештальт, ощущаемый как целостный.

Концептуальная интеграция включает процесс компрессии, а также процесс создания новых элементов на базе исходных.

Это значит, что исходные ментальные пространства порождают новые значения, которых не было ни в одном из них по отдельности.

Конечная структура считается открытой: автор лексической единицы может вложить в неё свой смысл, однако Фоконье и Тёрнер определили, что процесс концептуального слияния ограничивается принципами топологии, интеграции, распаковки и релевантности, что означает, что количество потенциальных вариантов значения не безгранично.

Концептуальное слияние может быть в чистом виде, может действовать на основе когнитивных механизмов построения метафоры и метонимии. Бывают также случаи, в которых нет чёткой границы между метафорой и метонимией. Учёные, которые признают их, называют это явление метафтонимией (термин Л. Гуссенса - [Goosens 2002: 349-377]. Автор изучает ответные реплики диалога и на их основе выделил «в широком смысле три типа метафтонимии: метафору из метонимии, метонимию внутри метафоры, метафору внутри метонимии» [цит. по Шарманова 2011: 195].

Многие учёные признают наличие случаев на стыке метафоры и метонимии. В когнитивных процессах зачастую проявляется осмысление человеком окружающей действительности через собственное тело (термин «embodiment» - «телесная воплощенность» был введен Дж. Лакоффом и М. Джонсоном - Lakoff, Johnson 1999). Поэтому «телесные», антропоморфные метафоры являются одним из самых распространённых явлений.Там, где имеет место телесная метафора, очень часто происходит метонимия (основные типы - часть за целое или конкретное за абстрактное).

Дж. Лакофф и М. Джонсон дали начало новой теории метафоры своей знаменитой книгой «Метафоры, которыми мы живём», а также другими аналитическими работами, в которых утверждали, что основные механизмы метафоры в человеческом сознании можно подразделить на структурные, в которых фрейм исходного концепта-источника накладывается на фрейм порождаемого концепта-мишени, чтобы осмыслить второй (спор - это война), онтологические, то есть метафоры, позволяющие осмыслить абстрактные понятия средствами конкретных, связанных либо с представлениями об областях мира, способным подвергаться чувственному восприятию (сознание - это машина), либо путём олицетворения, приписывания действий или свойств живых организмов (инфляция съедает наши прибыли), а также ориентационные метафоры, связанные с антропоцентрическим принципом: они связаны с пространственными ассоциациями (движение к лучшему - движение вверх, рост, деградация - падение, движение вниз) [ЬакокТ, Докрои 2003].

Идиоматичные номинализации с инкорпорированным объектом выводят нас на новый, по сравнению с пропозициональным, уровень компрессии. На первом уровне происходит построение концептуальной структуры пропозиционального типа, репрезентирующей концепт субстанциональной (ОБЪЕКТ) или антропоморфной (ПАЦИЕНС) природы и собственно деятеля антропоморфной природы (АГЕНС), объединенных концептом ОПЕРАЦИЯ. Поскольку когнитивная метафора - это понимание одной вещи через призму другой, происходит объединение двух доменов - источника и цели. Это уже второй уровень концептуальной интеграции. Таким образом, в таких лексических единицах происходит двойное концептуальное слияние. Процессы метафоризации и метонимизации часто в таких случаях являются следующими стадиями формирования семантики непрозрачного композита. Примеры с детальным анализом даны в следующей главе.

<< | >>
Источник: ЛУКЬЯНЧЕНКО Екатерина Александровна. НОМИНАЛИЗАЦИИ С ИНКОРПОРИРОВАННЫМ ОБЪЕКТОМ КАК СРЕДСТВА ВЕРБАЛИЗАЦИИ КОГНИТИВНЫХ СТРУКТУР, РЕПРЕЗЕНТИРУЮЩИХ СОБЫТИЕ (НА МАТЕРИАЛЕ АНГЛИЙСКОГО ЯЗЫКА). ДИССЕРТАЦИЯ На соискание ученой степени кандидата филологических наук. 2015

Еще по теме §2.3. Концептуальная интеграция как ключевой механизм инкорпорирования:

  1. ГЛАВА 2. КОНЦЕПЦИИ МЕДИАЭКОНОМИКИ ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ПОДХОДЫ К ИЗУЧЕНИЮ СМИ
  2. §2.3. Концептуальная интеграция как ключевой механизм инкорпорирования
  3. ЗАКЛЮЧЕНИЕ