<<
>>

2.2 Социальный класс в лингвистике

Интерес к социальной структуре и отражению различий социальных классов в языке также приходится на вторую половину XX века. Исследования лингвистических особенностей представителей различных классов начались с изучения фонетических особенностей их речи.

Одной из первых статей, посвященных социальным вариантам английского языка, была опубликованная в литературном журнале «Энкаунтер», работа А.Росса “U and Non-U” (Ross 1955: 11-20). В ней автор описал отличия в произношении некоторых звуков и слов представителями высшего и низшего классов. В последствии эта статья появилась в сокращенном виде в сборник эссе, посвященных языку высшего класса, “Noblesse Oblige” под редакцией Нэнси Митфорд. Данный сборник фактически стал ответом на общественное обсуждение опубликованной годом ранее статье Н.Митфорд “The English Aristocracy”, где она впервые подняла вопрос о различиях социальных вариантов английского языка в Великобритании. Спустя двадцать лет, в 1978 году, вышла книга Р.Бакла “U and Non-U Revisited” (по обозначениями языка «высшего» и «низшего» классов, введенного А.Россом), где были рассмотрены социолингвистические различия в лексике и изменения по сравнению с 1950-ми.

В дальнейшем вопрос о фонетических и лексических особенностях речи представителей разных социальных классов рассматривался в работах Д. Хани (“Does Accent Matter?: The Pygmalion Factor”, 1989), А.Барра и П.Йорка (“The

Official Sloane Ranger Handbook”, 1982), К. Уэйлз (“Royalese: The Rise and Fall of ‘The Queen’s English’”, 1994), Б. Рэмптона (“Crossing into class: language, ethnicities and class sensibility in England”, 2010). Исследователей интересовали не только характерные черты социальных диалектов, но и их роль, в частности роль социолекта высшего класса в современном обществе и современном английском языке. Они отмечают, что фонетика, лексика и синтаксис говорящего демонстрируют окружающим его социальный статус и, как следствие, определяют отношение к нему.

Роль образованного, «высокого» английского в Великобритании невозможно переоценить. Так, А.С. Байатт в своем романе “Babel Tower” отмечает: «Все в Англии..., в конечном итоге, связано с образованием и привилегированным положением или их отсутствием» (Byatt 1996). Классовые и региональные различия в речи настолько определяют отношение к его носителю, что влияют на его карьеру и социальные возможности. В исследовании “Accent on Privilege: English Identities and Anglophilia in the U.S” К. Джонс приводит примеры англичан, «почувствовавших свободу», иммигрировав в США, где никто не ощущал тонких особенностей их речи, считая любые отличия от собственного языка особенностями общего британского акцента (Jones 2001, 66).

Общепризнанным началом исследования лингвистических особенностей речи представителей различных классов считается фонологическая работа У. Лабова, описавшая результаты наблюдений в г. Мартас-Винъярд, и последовавшая за ней книга «Социальная стратификация английского языка в

Нью-Йорке» (1966). В ней автор рассматривал социальное деление в двух направлениях: социальные различия (соотношение лингвистических переменных и класса, т.е. объективное языковое поведение) и социальная оценка (то, как носители языка характеризуют и реагируют на отдельные социальные варианты языка). Помимо фонологического описания классов У. Лабов делает ряд социологически важных выводов. Прежде всего, стремление представителей низшего среднего класса к более «высокому» акценту, который мог бы повысить их социальный статус в глазах собеседников. Кроме того, в этой же группе наблюдается большее стремление к социальной мобильности; родители, получившие лишь школьное образование, стараются обеспечить своим детям возможность учиться в университете и, таким образом, изменить свой социальный статус.

Работы У. Лабова имели большое влияние на исследования, проводимые в 1960-70-е годы; однако эта модель исследования не учитывала классовой системы общества и происходящих в ней изменений. Иной подход разрабатывал Б.Бернстайн, подчеркивавший роль процесса социализации в определении места человека в обществе и влиянии на его языковые практики.

Исследователь отмечал, что наибольшее значение в формировании культуры и речи человека имеет его семья (и окружение) и школа. Образовательная система определяет, какое знание представляет ценность в обществе (что формирует учебный план), какие способы передачи знания допустимы (педагогика), и что может считаться достойным применением этого знания на практике (оценка). В целом, учебный план, педагогика и оценка формируют, соответственно, мировоззрение, поведение и систему ценностей. Таким образом школа может закрепить ценности определенного класса в системе воззрений отдельного человека. С другой стороны, на каждого влияет семейное окружение - более тесная семья со строгой иерархией {position-oriented) или более либеральная семья, где в принятии решений участвуют все и где больше ценится индивидуальность (person-oriented). Однако исследования Б. Бернстайна не ограничивались изучением социализации, он также разработал теорию кодов, фактически описывающую различия в речи рабочего и среднего классов. Ученый выделял разработанный и ограниченный коды. Первый характеризует речь среднего класса; он больше отражает индивидуальность говорящего, более формален, ориентирован на публику, независим от контекста. Тогда как ограниченный код характерен для речи рабочего класса, он формируется сообществом, этот код более неформальный и конкретный. Несмотря на все достоинства разработанной теории, ее автора нередко обвиняли в дискриминации на том основании, что он пренебрежительно относится к рабочему классу, принимая за идеал речи язык образованного среднего класса. Кроме того, при всей значимости вклада Б.Бернстайна в изучение особенностей речи представителей рабочего и среднего классов, необходимо отметить, что исследование шло с позиций психологии и социологии, не раскрывая лингвистических особенностей речи.

Исследователи, проводившие наблюдения после работ Лабова и Бернстайна, стремились ввести дополнительные к классу параметры. Например,

изучавшая сообщества рабочих ткацкой фабрики Ш.

Б. Хит (США) рассматривала влияние на язык не только класса, но и расы. Большой акцент Ш. Б. Хит делает на разный подход к семейному и школьному воспитанию в белом и черном сообществах, что обуславливает не только различие в языке и культуре этих групп, но и увеличивает разрыв между ними за счет большей социальной мобильности белых рабочих. В другом исследовании, Л. и Дж. Милрой, изучая городские диалекты Белфаста, Северная Ирландия, стремились уйти от определения социального класса как строго установленной системы деления людей, они использовали ряд параметров, таких как религия, уровень безработицы в районе, развитость социальных связей и т.д., чтобы выделить группы со схожими показателями (которые они и называют классами).

Другой исследователь, Б. Рэмптон, посвятивший ряд работ структуре общества, также стремился уточнить понятие «социальный класс», предложив двухчастный подход, который подразумевает рассмотрение «первичных реалий» (т.е. материальных условий, ежедневного опыта общения, занятий каждой отдельной личности) и вторичных, или реалий «мета-уровня» (к которым относятся идеология, дискурс и образы социальной группы, отношения внутри нее и соотношения разных социальных групп). Кроме того, Б. Рэмптон отмечал, что язык одной социальной группы, как правило, знаком и другим; более того, люди могут переключаться между социолектами в зависимости от ситуации или контекста. Так, проводя наблюдения за старшеклассниками Лондона, исследователь отмечал, что дети переключаются с городского сленга рабочего класса в разговорах друг с другом на стандартный вариант английского языка (более свойственный среднему классу) при ответе на вопросы учителей. Более того, стандартный вариант использовался для изображения или пародии на кого- то из учителей (вне зависимости от их действительного диалекта) или кого-либо, отличного по социальному статусу от школьников.

В отечественной лингвистике интерес к лингвистическим проявлениям социального статуса человека проявлялся в исследованиях на материале русского языка, с одной стороны, и в рассмотрении социолектов стран изучаемого языка (в первую очередь, Великобритании), с другой.

Вопрос об особых формах существования социальных диалектов русского языка был поставлен в 1930-х годах и впоследствии развивался В.М. Жирмунским («Национальный язык и социальные диалекты», 1936; «Проблемы социальной диалектологии», 1965 и другие). Ряд созданных во второй половине XX века работ (Сиротинина, 1974; Маковский, 1982; Крысин, 1989) отмечали наличие социальных диалектов, в том числе отличающихся «статусностью» говорящего, и рассматривали различия таких социолектов.

В отечественной англистике ведущую роль играет изучение языка высшего класса британского общества, аристократии. Первой фундаментальной работой в этом направлении было диссертационное исследование Т.А. Ивушкиной «Социолингвистические аспекты развития английской речи (на материале речевых характеристик представителей высших классов Великобритании в произведениях английской художественной литературы)» (1998), где рассматриваются различные языковые уровни. Автор делает выводы о том, что язык высшего класса на протяжении веков был и остается образцом для подражания и эталоном для стандартизации, при этом давая возможность его исконным носителям (аристократии) оперировать тонкостями и нюансами, подчеркивающими привилегированное положение говорящего. Язык высшего класса при этом характеризуется активным использованием абстрактной лексики, недооценки и переоценки, рядом абстрактных замысловатых жаргонизмов, призванных подчеркнуть оригинальность их автора. Кроме того, в диссертации отмечаются различия «женского» и «мужского» словаря.

Две работы, продолжившие направление исследований профессора Т.А. Ивушкиной, обратились к материалу XIX века, ко времени расцвета аристократии и ее культуры. Д.В.Крюков в работе «Социолингвистические характеристики английской аристократии Викторианской эпохи рассматривает образцы эпистолярного жанра и выделяет ряд особенностей письменной речи аристократов (высокая модальность, сложный синтаксис, обилие вводных предложений, высокий уровень абстракции речи). А исследование Ю.О.

Квартовкиной «Речь английских и русских аристократов в произведениях художественной литературы» выводит общие черты речи аристократов в двух странах и также отмечает высокую модальность речи, наличие абстрактной лексики и богатый вертикальный контекст.

Говоря об исследованиях связи социального класса и языка, необходимо также отметить ряд работ, посвященных влиянию класса на изучение английского языка. Можно выделить два основных направления таких работ. Во-первых, это изучение опыта языковых школ, где встречаются ученики разных социальных слоев (Block 2007). Во-вторых, рассмотрение опыта иммигрантов в англоязычных сообществах, когда со сменой страны меняется и социальный статус людей (Norton Peirce 1995). Ученые отмечают, что общий опыт людей значительно влияет на степень и скорость освоения английского языка как иностранного. Тем не менее, на данный момент это направление исследований не играет значительной роли в изучении билингвизма и педагогики, являясь, скорее, сопутствующим вопросом.

Таким образом, основные исследования социальной стратификации в области лингвистики направлены на изучение фонологических особенностей социолектов. Тем не менее, необходимо отметить, что сложность и деликатность темы во многом являются причинами того, что многие ученые стараются ее не затрагивать, либо не давать прямых определений и утверждений, которые могут потенциально затронуть интересы или чувства одной из социальных групп.

<< | >>
Источник: Хохлова Наталия Вениаминовна. Абстрактные имена существительные в речи англичан (социолингвистический аспект) .Диссертация на соискание учёной степени кандидата филологических наук. 2015

Еще по теме 2.2 Социальный класс в лингвистике:

  1. Особенности научных революций в социально-гуманитарном познании
  2. III. ГУМАНИТАРНЫЕ НАУКИ, ИХ КЛАССИФИКАЦИЯ И МЕТОДОЛОГИЯ 152.
  3. Очерк двенадцатый ЭТНОСОЦИАЛЬНЫЕ ПРОЦЕССЫ В ДОКАПИТАЛИСТИЧЕСКИХ КЛАССОВЫХ ОБЩЕСТВАХ
  4. Густав Шпет и современная методология социально-гуманитарных наук
  5. СОЦИАЛЬНАЯ ЖИЗНЬ РУССКИХ ФАМИЛИЙ (вместо послесловия)
  6. 10.2. База классификации
  7. ЛИНГВИСТИКА КАК НАУКА
  8. Логика в классической, неклассической и постнеклассической науке
  9. Лингвистика как метанаука
  10. Методы и приёмы социально-гуманитарных наук
  11. Дисциплинарно-методологическая структура современной лингвистики
  12. Проблемы малой социальной группы
  13. ОБ ИНТЕРПРЕТАЦИИ: ЛИТЕРАТУРА КАК СОЦИАЛЬНО-СИМВОЛИЧЕСКИЙ АКТ
  14. 1.1. Методологические возможности и ограничения социального знания: онтологический, гносеологический и ментальный аспекты
  15. 2.1. Методологические проблемы социального познания
  16. 2.2. Специфика социального объекта