<<
>>

§ 3. Брак и семья

О браке и семье в IX—X вв. достаточно подробно говорит первоначальная летопись. Для того чтобы показать значение принятия христианства, летопись всячески подчеркивает, что языческие племена восточного славянства «живяху звериньским образом».
Летопись всячески подчеркивает, что у древлян «брака не бываша, но умыкиваху у воды девица». «И Радимичи, и Вятичи, и Север один обычай имяху: живяху в лесех, якоже (и) всякий зверь и браци не бываху в них, но игрищи межю селы, схожахуся на игрища, на пля- санье и на вся бесовьская игрища, и ту умыкаху жены собе, с нею же кто съвещашеся; имяху же по две и по три жены» 3.

Словом, летописец свидетельствует, что одним из способов установления брака является похищение невесты (умычка, умы- 1

См. Маркс и Энгельс, Немецкая идеология, 1934, стр. 14. 2

См. Маркс, Фейербах (Идеалистическая и материалистическая точки зрения), Архив Маркса и Энгельса, кн. 1, изд. 3, М, 1930 г., стр. 255. 3

Лаврентьевская летопись под 859 г.

кание). Что у восточного славянства до принятия христианства

существовал этот способ, доказывается наличием разного рода брачных обрядов и церемоний, сохранившихся у русского крестьянства вплоть до Октябрьской революции. Среди этих обрядов надо указать на обряд, который был зарегистрирован в дореволюционное время в Тверской губернии и заключался в том, что жених, прежде чем ехать в дом невесты с целью вести ее к венцу, становился на сковороду вместе со своими дружками, которые клялись «стоять друг за друга, брат за брата, за единую каплю крови». Нельзя сомневаться в том, что ранее этот обряд имел реальное значение: похищение невесты могло быть доведено до благополучного исхода только при взаимной поддержке жениха со стороны его друзей, принимавших непосредственное участие в похищении.

Однако прямое похищение невесты стало заменяться «обрядовым» уже в IX в.

Об этой замене и говорится в наших летописях. Так, летопись, сообщая о радимичах, вятичах и северянах, говорит, что они «умыкали» ту девушку, с которой «кто съвеща- шеся». Как видно, похищению (умычке) невесты предшествовал ее сговор с ее похитителем. Словом, летопись говорит об умычке не в смысле действительного похищения, а в смысле обряда. Летопись свидетельствует о существовании обрядового похищения и у древлян («брака у них не бываше, но умыкиваху у воды девиця Сергеевич привел убедительные данные о том, что вода, о которой упоминается в летописи, имела религиозное значение. Так, он указывает, что митрополит Иоанн (XII в.) говорил о браках простых людей (не князей и бояр), что они совершаются без церковного венчания, а через посредство плескания водой. Если это так, то и умычки «у воды», совершаемые древлянами, также носили уже обрядовый характер 83.

Одной из форм заключения брака была покупка невест. Что такая форма существовала, доказывается также многими свадебными обрядами. Так, в некоторых местностях существовал еще в XX в. обычай передачи невесты жениху «через полу», т. е. так, как передавали покупателю купленную скотину. Но, так же как и похищение, покупка невесты стала носить обрядовый характер. Так, посылаемые в дом невесты сваты называли жениха купцом, а невесту товаром. Вне всякого сомнения, обрядовый характер покупка невесты получила у восточного славянства в промежуток времени, который предшествовал принятию христианства, т. е. в IX — X вв.

По сообщению летописи, у полян была другая форма брака, которая получила название приведения. «Не хожаше зять по невесту, но привожаху вечер, а заутра приношаху по ней, что вдадуче» 84. По смыслу этого сообщения, родители сами приводят невесту в дом жениха. Фразу: «а заутра приношаху по ней, что вдадуче» исследователи толкуют по-разному. Одни считают, что на другой день жених должен принести родителям плату за невесту; а другие полагают, что на другой день родители приносят в дом жениха приданое невесты.

Нам кажется более вероятным первое толкование; под выражением «что вдадуче» надо понимать так называемое вено, которое платилось за жену. Мы согласны с Сергеевичем, который считает трудно объяснимым тот факт, почему приданое должно было приноситься на другой день. «Состоя из движимостей ежеминутно нужных, оно должно сопровождать невесту и даже предшествовать ее появлению в доме будущего супруга. Уплата же вена на Другое утро находит объяснение в том, что цена за невесту могла вноситься по осуществлению брака, а не прежде» К

Жёны по браку, совершаемому приведением, назывались «водимыми» женами. Летописец перечисляет пять водимых жён князя Владимира, противопоставляя им наложниц.

Дохристианский брак заключался при посредстве разных языческих религиозных обрядов.

Что касается прекращения брака, то он расторгался как по односторонней воле мужа, так и по обоюдному согласию супругов. Из церковного Устава Ярослава видно, что мужья расторгали брак по причине слепоты и других болезней своих жен. Одной из характерных особенностей дохристианского брака, по русскому праву, являлось то, что жёны должны были следовать за умершими супругами в загробную жизнь и кончать самоубийством. Что касается личных отношений супругов в IX—X вв., то они характеризовались следующими чертами. Патриархальные отношения к этому времени не были изжиты, и жена находилась под властью мужа. Об этом свидетельствовали многие обряды, которые сохранились в разных местностях вплоть до Октябрьской революции. Наиболее показательным из этих обрядов был обряд разувания женой мужа. Что этот обряд известен был на Руси в X в., видно из рассказов летописи о том, что дочь полоцкого князя Рогнеда не захотела выйти замуж за Владимира Святославовича (сына Святослава от ключницы княгини Ольги, т. е. рабыни Малуши), так как она считала оскорбительным для себя «разути рабынича».

Патриархальная власть мужа над женой проявлялась в его праве наказания жены. Об этом говорят многие обряды, бытовав^ шие вплоть до Октябрьской революции.

Так, в некоторых местностях Костромской губернии отец после венчания ударял слегка свою дочь плетью по спине три раза и затем передавал плеть новобрачному, который делал то же.

Имеются исчерпывающие данные о том, что муж имел право убить жену в случае ее измены. Что касается имущественных отношений супругов, то хотя до нас и не дошли источники, которые говорили бы прямо об этих от- ношениях, но можно думать, что поскольку жена находилась под -властью мужа, то ему одному принадлежало право владения, пользования и распоряжения даже и тем имуществом, которое приносилось женой в качестве приданого.

Подводя итоги нашему исследованию о браке восточного славянства, надо констатировать, что, несмотря на стремление летописца всячески показать «поганьские обычаи» восточного славянства в дохристианское время, это ему не удалось сделать. Ни прямого умыкания, ни прямой покупки, как общее правило, не наблюдалось даже у древлян. И у них брак заключался путем обрядового похищения и сопровождался религиозными обрядами.

Переходя к вопросу о личных и имущественных отношениях родителей и детей, необходимо указать на полное молчание источников по этому вопросу. Но исходя из того, что патриархальные пережитки были весьма сильны в Киевском государстве и в феодальный период (XI—XII вв.), можно не сомневаться в том, что невыделенные сыновья и не вышедшие замуж дочери находились под полной властью своего отца. Они не могли иметь каких-либо прав на имущество, принадлежавшее отцу. Отец имел право распоряжения брачной судьбой своих детей, право наказания и право продажи их (что было делом возможным во время голода и других бедствий).

Выделение взрослого сына, который был в состоянии добывать себе пропитание, и выход дочери замуж прекращали родительскую власть.

§ 4. Развитие наследственного права

Источники, относящиеся к IX—X вв., не содержат данных о наследственном праве. Но одна из статей русско-византийского договора 911 г. (ст. 13) говорит об «обряжении», т. е. о ряде, о завещании. Таким образохм, уже в начале X в. на Руси существовало наследование по завещанию. Но существование наследования по завещанию предполагает наследование и по закону, вернее, по обычаю. Каковы были условия для признания завещательных распоряжений и каков был порядок наследования по обычаю («закону»), мы не знаем. Но, анализируя статьи Русской Правды, можно установить, что законными наследниками были сыновья. Дочери наследственных прав не имели, равно как и жены (им только выделялась часть имущества на прожиток). Несомненно, эти нормы Русской Правды отражали существовавший ранее обычай,

<< | >>
Источник: С.В.ЮШКОВ. КУРС ИСТОРИИ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА СССР / Общественно политический строй и право Киевского государства. 1949

Еще по теме § 3. Брак и семья:

  1. § 2. Понятие брака и семьи
  2. § 44. Брак
  3. Христианская семья прошлых веков
  4. Глава 3 Брак (nuptiae)
  5. В ГРЕЧЕСКОЙ СЕМЬЕ
  6. В РИМСКОЙ СЕМЬЕ
  7. ФОРМЫ, УСЛОВИЯ И НОРМЫ ЗАКЛЮЧЕНИЯ БРАКА
  8. Глава первая ДРЕВНЯЯ СЕМЬЯ
  9. Глава вторая КРОВНОРОДСТВЕННАЯ СЕМЬЯ
  10. Глава четвертая СИНДИАСМИЧЕСКАЯ И ПАТРИАРХАЛЬНАЯ СЕМЬИ
  11. Глава шестая ПОСЛЕДОВАТЕЛЬНОСТЬ СВЯЗАННЫХ С СЕМЬЕЙ УЧРЕЖДЕНИЙ
  12. Условия и порядок заключения брака
  13. Возраст вступления партнеров в брак как один из факторов стабилизации и дестабилизации молодой семьи
  14. Профессор И. БОГОРОВ ГИГИена БРАКА
  15. ТРАДИЦИИ СЕМЬИ И БРАКА У НАРОДОВ ЭФИОПИИ