<<
>>

ДОГОВОРЫ МЕЖДУ князьями

В прежней историографии очень хорошо знали, что взаимоотношения между князьями и, в частности, между великим князем и местными князьями определялись договорами. Больше того, договорное начало в древней Руси — Киевской и Московской (до XVI в.) — было возведено в основной принцип древнерусского государственного права Сергеевичем, создавшим так называемую договорную теорию.
Но в прежней литературе никогда не дела-, лось попыток установить связь между княжескими договорами XII—XIII вв. и вассальными договорами. А между тем даже поверхностное обозрение содержания междукняжеских договоров доказывает их близость (если не тождество) — и по своей соци*. альной сущности и по своей форме — к феодальным договорам. Прежде всего возникает вопрос, когда появились княжеские Чоговоры. Здесь мы можем воспользоваться наблюдением Сергеевича о том, что князья — родственники по нисходящей линии — никогда не заключали между собой договоров.

Следовательно, отношения между Святославом, Владимиром и Ярославом и их сыновьями не определялись договорами: а отсюда следует, что договоры появились тогда, когда Киевское государство распалось на феодальные сеньории, возглавляемые братьями, племянниками, словом — боковыми родственниками. А это могло быть только после смерти Ярослава (если не считать договора, заключенного между Ярославом и Мстиславом).

Вероятно, договоры вначале были устными, но очень рано входит в обычай заключать договоры в письменном виде. Междукняжеские договоры носят название крестных грамот, так как князья, их заключавшие, подобно западноевропейским феодалам, целовали крест на грамотах, т. е. присягали. Ни одна из этих крестных грамот, относящихся к эпохе Киевской Руси, не дошла До нас, но нет сомнения в том, что в них воспроизводится в основном содержание дошедших до нас грамот Московской эпохи, ггак как существо отношений оставалось в основном одним и тем же.

Можно думать, что крестные грамоты писались в двух экземплярах, так как летописцы обычно говорят не о грамоте, а о грамотах.

Так, в 1147 г. Изяслав Мстиславич, убежденный во враждебных намерениях черниговских князей — Давыдовичей, «повер- же им грамоты крестныя». Рюрик, узнав о враждебных замыслах '•ятя своего Романа, «посла княжю своему мужи своя, обличи и Ттоверже ему коестныя грамоты». Можно думать, что у каждой договорившейся стороны находилась грамота с обязательствами противной стороны и копия своего договора с своими обязательствами ^

Содержание междукняжеских договоров было весьма разнообразно: они определяли условия господства и подчинения, условия сохюза, условия мира, условия военных коалиций. Нас интересуют договоры, которые определяют отношения между великим князем и его вассалами. Как было уже указано, сюзеренитет — сеньорат в Киевской Руси означался разнозначащим ' словом «старейшинство». В прежней историографии, не понимавшей феодальной сущности междукняжеских отношений, обычно понимали это слово в прямом смысле, т. е. в смысле родового старшинства. Но достаточно вчитаться в летописные свидетельства, чтобы убедиться, что старейшинство означает сюзеренитет, политическое верховенство. Родовое старшинство только иногда совпадало (в особенности в XII в.) со старейшинством. Об этом свидетельствуют данные, относящиеся еще ко времени Ярославичей.

Как известно, «ряд Ярославов» не был выполнен его сыновьями. Младшие сыновья Ярослава — Святослав и Всеволод — прогнали старшего брата Изяслава из Киева. После смерти Святослава Изяслав возвратился из Польши добывать великое княжение. Князь Всеволод после некоторых колебаний решил уступить ему Киев. Когда он после того был разбит половцами и обратился к Изяславу, то, по летописи, Изяслав говорил: «Думаю, се стрый мой Гюргий из Ростова обидит мой Новгород, и дани от них отои- мал и на путех им пакости дееть: а хочю управить любым миром, любо ратью. А вы есте на том хрест целовали, ако со мной быти»1.

Кроме того, было много дополнительных моментов, с которыми было связано старейшинство. В частности, летопись отмечает особый почет, который должен оказываться старейшине.

В 1154 г.

номинальным сюзереном — старейшиной — в Киеве был князь Вячеслав Мстиславич. После смерти Изяслава был избран в качестве его преемника Ростислав: «И посадиша в Киеве Ростислава, рекуче ему: «Яко же брат твой Изяслав честил Вячеслава, тако же и ту чести, а до твоего живота Киев твой».

Но, кроме прав, старейшине принадлежат и обязанности. Здесь как это было и в западноевропейском праве, у сюзерена были две основные обязанности: передача земли—лена и защита вассала от обид и притеснений. Нам нет необходимости приводить свидетельства летописей о том, как новый сюзерен, достигнув политического верховенства, начинает делить землю между отдельными князьями, принявшими его сторону и содействовавшими его окончательному успеху. Летописи буквально пестрят сообщениями об этом. Но нам надо привести несколько свидетельств, подтверждающих другую основную обязанность сеньора — обязанность защищать князей — вассалов.

В 1128 г. князь Всеволод Ольгович напал на своего дядю Ярослава и выгнал его из Чернигова. Ярослав обратился к Мстиславу— его старейшине — с просьбой:

«Хрест еси целовал ко мне, поиди на Всеволода» 2.

Летопись дает нам обильный материал для выяснения положения князей-вассалов. Разумеется, положение каждого князя, находившегося под рукой старейшины, определялось не столько договором, сколько его силой, его значением. Естественно, нельзя и предполагать, что все князья находились в одинаковом подчинении от старейшего. Иногда князья-старейшины и наиболее сильные и влиятельные князья-вассалы находились в сущности почти в равноправном союзе; подчинение младших князей иногда выражалось в одном формальном признании старейшинства. И, наоборот, были младшие князья, положение которых напоминало положение служилых князей позднейшеф времени. Тем не менее в феодальных договорах устанавливаются общие для всех младших князей нормы. Такой общей нормой является единение, «единаче- ство» со старейшиной, великим князем. Очень хорошо выражает эту норму обязательство Изяслава, который целовал крест дяде Вячеславу: «Яко не разлучатися има ни в добре, ни в зле, но одному месту быти».

Такое же обязательство, например, дал князю Изяславу Владимир Галицкий в 1152 г.: «Его ся не отлучити ни в Добре, ни в зле, но всегда с ним быти»

Подчинение сюзерену-старейшине обычно выражается формулами: «быти в воле», «быть в послушании», «слушати». В 1116 г. Святослав Владимирович целует крест дяде своему Святославу Ольговичу: «Яко иметь ему в отца место и во всей воли его ходити»235. В 1116 г. князь Глеб принужден был подчиняться Владимиру Мономаху: «Обещася Глеб по всему слушати Владимира; Владимир же смирив Глеба и наказав его о всем, вдасть ему Мецеск, а сам взратися Киеву» 3.

Быть в воле и единении — это значит сообразовать свою политику со старейшим князем, а отсюда возникает ряд обязанностей; из них главная — военная помощь, о чем мы уже говорили. Но военная помощь часто была сопряжена с обязанностями экономического порядка, т. е. помощью и материальными средствами во время войны.- Мы говорили также об обязанности оказывать «честь» старейшине. Вероятно, феодальный быт выработал много других моментов, характерных для князя-вассала.

Упадок киевского политического центра, рост центробежных тенденций русских земель повлек за собой возникновение новых феодальных центров. И отношения князей к князю, сидевшему в главном городе этого центра, также складывались по линии сюзеренитета-вассалитета и определялись договорами. Приведем наиболее характерные примеры. Летопись 4 рассказывает, что «поточи Мьстислав полотьский князя, с женами и детьми в Греки еже преступиша крестное целование, зане не бяхуть в его воли и не служахуть его, коли е завяшеть в русскую землю в го- сошь, но почае мольяху Бонякови гугнивому во здоровье».

Сын Владимира Мстислав «посла по Кривитьстей князе по Давида, по Ростислава и Святослава и Роговолодовича два, и усажа у три и поточи и поточи и Царьграду за неслушание их, а мужи свои посажа по городам их».

Итак, чем дальше, тем больше междукняжескпе отношения стали строиться на основании развитого сюзеренитета-вассалитета.

Однако приходится отметить, что этот сюзеренитет-вассалитет, в особенности в XI в., переплетался с элементами родовых отношений. Недаром в ходу были термины «отец», «во отца место», «старейшина», «сын» и т. д. А. Е. Пресняков 236 был далек от того, чтобы признать существование феодализма в Киевской Руси, а Киевское государство считать типом ранней феодальной монархии; он главным моментом в междукняжеских отношениях все еще считал борьбу двух начал — старейшинства и отчины. Тем не менее и он принужден был сказать, что «при Мономахе» «отеческая опека» уступила место простой политической гегемонии, что термины «отец», «брат», «старейший», «братья» получают значение личных и индивидуальных отношений союза, связанного с покровительством одного, более сильного союзника другому и зависимостью последнего (более или менее неопределенной) от обязательства «стоять за один» да «во всей воли ходити». Сплошь и рядом звучат в устах княжеских термины «отче» и «сыну» как простые формулы дипломатического языка или, проще, как бытовые обороты речи.
<< | >>
Источник: С.В.ЮШКОВ. КУРС ИСТОРИИ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА СССР / Общественно политический строй и право Киевского государства. 1949

Еще по теме ДОГОВОРЫ МЕЖДУ князьями:

  1. 3. 2. 944 год. Договор Руси с Византией
  2. 3. 3. 971 год. Договор Руси с Византией
  3. 1. 2. Военная деятельность Владимира Мономаха. Княжеские междуусобицы на Руси на рубеже XI - XII веков. Восстание 1113 года в Киеве
  4. § 2. Система права по договору 944 г.
  5. ДОГОВОРЫ МЕЖДУ князьями
  6. § 3. Договор займа
  7. VI тип. Международный политико-правовой статус Нижнего Днепра и Крымского перешейка
  8. Женитьба Великого князя Георгия Михайловича на греческой принцессе Марии Георгиевне из династии Глюксбургов
  9. 1.Основные виды документов в Киевской Руси
  10. Глава 13. ВЕЛИКИЙ КНЯЗЬ И ГОСУДАРЬ ИВАН ВАСИЛЬЕВИЧ
  11. 4.10. Упадок и распад Древней Руси
  12. «Договор» и «вручение себя» как архетипические модели культуры
  13. Рост феодальной собственности на землю
  14. Усиление борьбы за «собирание земель Руси» между Вильно и Москвой
  15. Глава 15. МЕЖДУНАРОДНОЕ ПОЛОЖЕНИЕ И ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА РОССИИ В XVII в.
  16. ОРЕХОВЕЦКИЙ МИРНЫЙ ДОГОВОР
  17. ? ГРАНИЦА, УСТАНОВЛЕННАЯ ОРЕХОВЕЦКИМ МИРНЫМ ДОГОВОРОМ
  18. § 2. Древнерусские князья
  19. Проклятие Гогенштауфенов: недолговечное правление Генриха и первое междуцарствие (1190-1211)