<<
>>

ГОСУДАРСТВЕННОЕ УСТРОЙСТВО

Территориальная структура Киевской Руси в период формирования феодальных отношений нами может быть уяснена, если мы установим, из каких территориальных единиц она состояла и каковы были отношения этих единиц к центральной власти.

Что касается вопроса о территориальных единицах, то как будто у нас не должно быть сомнения в том, что киевские князья имели дело с территориями, занятыми отдельными племенами.

Первые князья роевали с уличами и тиверЩами, с древлянами, радимичами и вятичами. О северянах, как об особом племени, говорится еще в XI в. Летописец 71 влагает в уста князю Мстиславу, разбившему войска князя Ярослава, следующие слова: «Кто сему не рад? Се лежить Северянин, а се Варяг, а дружина своя цела».

Но нет никакого сомнения о том, что в этот период, вопреки взгляду Костомарова и Самоквасова, уже определился процесс разложения племенных отношений в Киевском дофеодальном государстве и, следовательно, процесс распада племенных территорий. Достаточно указать, что на севере еще в середине IX в. под гегемонией Новгорода образовался довольно сложный племенной комплекс, куда входили не только два славянских племени—ильменские сло- вены и кривичи, но и ряд финских племен. Этот процесс распада племенных территорий начинает выражаться или в объединении их или в дроблении на самостоятельные части. Племенные связи, разрушаясь, уступают место территориально-экономическим. К начал)' XI в. распад племенных территорий можно в основном считать законченным. Сыновья князя Владимира сидят уже не в племенных княжениях, а в особых территориальных комплексах, называвшихся, как было установлено еще Владимирским-Будановым, «землями». Оставалось только одно племя, которое сохранило свою племенную организацию и, следовательно, свою территориальную структуру — это племя вятичей.

В последнее время М. Д. Приселковым высказано мнение, основанное на анализе «De administrando imperii» Константина Багрянородного и текстов русско-византийских договоров о том, что во второй половине X в.

Киевское государство состояло из основного ядра, впоследствии образовавшего три княжества — Киевское, Черниговское и Переяславское, называвшегося Русью в тесном смысле этого слова, и остальных земель, называвшихся «Внешней Русью». М. Д. Приселков указывает, что эти земли занимали особое положение, в частности, они должны были платить «полюдье», тогда как основное ядро было освобождено от этого платежа 72. Несомненно, для определенного периода, в частности, для середины X в., такое деление Киевской Руси на две части хорошо подтверждается источниками.

Обратимся к вопросу о взаимоотношении племенных территорий к основному политическому центру — к Киеву и к киевскому князю.

У нас имеются данные, на основании которых мы эти отношения можем уяснить. Среди них на первом месте стоят договоры, заключенные этими князьями, а также тот летописный материал, который имеет своим источником эти договоры. Летопись73 рассказывает: «И заповеда Олег дати воем на 2000 кораблий, по двенадцать гривне на ключь, и потом даяти уклады на Руские городы... по тем бо городом седяху князи под Олгом суще».

В договоре 912 г. говорится о послах, — «иже послани от Олга, великого князя Рускаго, и от всех, иже суть под рукою его светлых и великих князь и его великих бояр».

В литературе был поднят вопрос, кто эти «светлые» и «великие» князья, являются ли они членами Рюрикова рода или других родов, или местными племенными князьями.

Тот факт, что за малолетством Игоря править стал Олег, — не брат Рюрика, заставляет предполагать, что у Рюрика не былб братьев и он не оставил детей старше Игоря. Следовательно, дом Рюрика был малочисленным и не мог держать в своем владении все перечисленные города. А. Е. Пресняков 74, на наш взгляд, был прав, считая светлых князей самостоятельными князьями вроде Рогволь- да и Туры.

Договор, заключенный князем Игорем с византийцами, для нас интересен не только тем, что из перечня послов позволяет нам установить, что ко времени Игоря род Рюрика значительно увеличился, но и тем, что Киевская держава, так же как и при Олеге, состояла из целого ряда княжений.

Послы и гости для заключенного договора посланы «от Игоря великого князя русского и от всякая княжья от всех людей русских земли». Нам кажется, что А. Е. Пресняков прав, отказываясь причислить членов княжого дома к светлым кнйзьям, сидящим по городам русским уже ко времени Игоря.

«В летописном изложении, — говорит он 75, — выделение Рюрикова рода из общей массы «всякого княжья», как рода владельческого, выступает постепенно, начиная со времени Святослава и. насколько можно судить по скудным намекам старых преданий, отразившихся в наших летописных сводах, не без борьбы завоевал этот род для себя монополию на княжое звание и княжое владение».

Если это было действительно так, то, следовательно, в основных центрах сидели князья не из дома Рюрика, а или специально посланные великим князем, т. е. князья-наместники, или местные, племенные. И здесь, несомненно, существовало различие в положении тех и других князей. Князья-наместники получали земли из рук великих князей, племенные князья продолжают сидеть на своей земле, но принуждены платить дань с этой земли. 'Маркс чрезвычайно удачно определил сущность этих двояких отношений. Он говорит, что это—или «вассалитет без ленных отношений или лены, составлявшиеся из даней» \ Таким вассалитетом без ленных отношений, основанным не на свободном договоре, а на принуждении, были отношения племенных князей. Отношения князей-наместников определялись тем, что они получали лены, составлявшиеся из даней. Все эти отношения типичны для дофеодального периода. Недаром Маркс называл их примитивными. Отношения их ограничивались платежом дани киевскому князю. Других повинностей они не имели. У нас нет данных утверждать, что они несли основную для вассалов повинность — военную. Если в войске киевских князей и принимали участие эти местные князья или их дружины, то это было добровольным участием. Вербовкой «воев» занимался сам киевский князь. И это неудивительно, так как местные князья не обладали феодальными ополчениями и не могли их посылать для киевского князя. Они только могли в крайнем случае послать ему часть дружины.

Еще более примитивны были отношения племенных князей к великому князю. Можно думать, что иногда племенные князья не только не несли военной повинности, но даже не платили дани. Из летописного рассказа о взаимоотношении древлянского князя к Игорю легко установить, что подчинение древлян и древлянского князя выражалось только в предоставлении права собирать дань княжеским боярам (в данном случае Свейельду), или самому князю.

При Святославе можно отметить ряд новых моментов в территориальных отношениях, прежде всего заключавшихся в том, что древлянская земля была окончательно освоена русским князем. Когда были упорядочены формы эксплоатации древлян, когда были установлены дани и уроки, древлянскую землю получил сын Святослава — Олег. Неизвестно, при Святославе или при его преемнике была освоена земля радимичей. Во всяком случае летопись более не упоминает об особом племенном княжестве радимичей. Оставалась не окончательно освоенной только земля вятичей. Другим новым моментом является и то, что дом Рюрика устанавливает монополию на княжескую власть в Киевском государстве. Очевидно, сидя в основных центрах — Новгороде, Киеве, конечных станциях «Великого пути Варяг в Греки», первые Рюриковичи сумели захватить в свои руки все экономические и политические нити государства. Только полоцкие князья, также сидевшие на одной из крупных магистралей (по Западной Двине), сумели сохранить свое княжение. Все другие князья снизились до степени бояр. Вероятно, при Святославе начался процесс осложнения тех примитивных отношений, которые Маркс так удачно определил: «лены, составлявшиеся из даней». Можно думать, что дальнейшее разложение общинного строя и разложение племенных отношений имело своим общим последствием и усложнение отношений между великим князем и местными «светлыми» князьями. Упорядочение сбора дани, предпринятое княгиней Ольгой, было, вероятно, проведено по всей территории, а это, в свою очередь, должно было непременно отразиться на круге тех повинностей, которые нес местный князь. На большую централизацию и, следовательно, на большой круг обязанностей повлиял и отмеченный нами факт — низведение князей на степень бояр, т. е., по сути дела, княжеских посадников. Княжеские посадники чем дальше, тем больше превращаются в местные органы княжеской власти.

<< | >>
Источник: С.В.ЮШКОВ. КУРС ИСТОРИИ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА СССР / Общественно политический строй и право Киевского государства. 1949

Еще по теме ГОСУДАРСТВЕННОЕ УСТРОЙСТВО:

  1. IV. Форма государственного устройства
  2. РАЗДЕЛ ПЯТЫЙ ГОСУДАРСТВЕННОЕ УСТРОЙСТВО
  3. Первый раздел ГОСУДАРСТВЕННОЕ УСТРОЙСТВО
  4. 3. Форма государственного устройства
  5. 23.3. Форма государственного устройства
  6. Форма государственного устройства
  7. 3 Форма государственного устройства
  8. 79. Что такое форма государственного устройства?
  9. § 9. Форма государственного устройства Российской Федерации
  10. отличалось от положения италиков? § 46 Государственное устройство Римской республики
  11. Форма государственного устройства 970-977 гг.
  12. Форма государственного устройства 945-970 гг.
  13. Форма государственного устройства 882-945 гг.
  14. Вопрос 29. Реформы государственного устройства 1700 - 1725 гг.            
  15. Лекция 12. Формы государственного устройства стран мира
  16. § 117. Основные черты государственного устройства державы Чингиза