<<
>>

1.2. Государственный строй

Важным элементом формы государства является политический (государственный) режим. (Применительно к рассматриваемому периоду политический режим изучается в современной научной литературе, но еще не получил должного освещения в учебных изданиях по истории государства и права.) Политический режим в России конца XVII — начала XVIII вв.
характеризуется следующими признаками: всеобщая и мелочная регламентация всех сторон жизни и деятельности подданных; грубое прямое принуждение к исполнению регламентов; всеобщий контроль (слежка) за населением со стороны государственных органов; крайне широкие полномочия органов управления, прежде всего полиции, которым предоставлялось безграничное право вмешиваться в жизнь людей; отсутствие (или крайнее ограничение) политических прав, свобод, общественной самодеятельности подданных. Установление такого политического режима объективно определялось совокупностью внешних и внутренних факторов, отмеченных выше.

Научное* обоснование появления отмеченных форм и методов политического властвования, функционирования государственного механизма, установления абсолютистской формы правления было дано в естественно-правовых учениях отечественных и зарубежных мыслителей второй половины XVII — начала XVIII вв. Эти учения развивались в законодательстве и практической деятельности государств. Европейскими монархами была воспринята доктрина «общего блага» подданных, о которых должен был забо- титься просвещенный монарх. Эта доктрина отвечала интересам дворянства, влиятельного при сильном монархе, была полезна для растущей буржуазии (особенно для слабого в России купечества), давала надежды угнетенным сословиям на их защиту, с ней вынуждена была мириться старая феодальная знать, напуганная остротой и широким размахом социального сопротивления. Согласно этой доктрине — монарх знает и соблюдает интересы всех подданных, и для общего блага строго регламентирует их общественную и личную жизнь, экономику. Проведение политики меркантилизма способствовало развитию буржуазных отношений.

Регламентация шла как путем издания многочисленных законодательных актов, так и появлением большого количества предписаний, исходивших от органов управления. Такие предписания в России, хотя и провозглашались от имени царя (императора), часто делались произвольно. Это происходило из-за того, что законодатель не в состоянии был во всех случаях быстро реагировать на различные ситуации. Громадный законодательный материал уживался с бюрократическим произволом. Самодержавное государство отнимало всякие свободы у подданных и, чтобы держать их в подчинении, ужесточало требования и санкции за неисполнение предписаний органов власти. Вся политическая жизнь сосредоточивалась в деятельности государства. Каких-либо оформленных партий, легальных общественно-политических организаций не существовало. Политическая система была практически равна государству, а политический режим сводился к государственному режиму.

Появившееся в XIX в., для противопоставления «правовому государству», понятие «полицейское государство» употреблялось для характеристики государственного строя абсолютистских государств стран Западной Европы. Однако представляется, что понятие полицейского государства в полной мере относится к России первой четверти XVIH в.

Крупнейший дореволюционный специалист по истории государства и права России отмечал: «Государство XVIII в. есть государство полицейское в самом строгом смысле слова: оно принимает на себя заботы даже в маловажных потребностях подданных, особенно в сфере экономической и бытовой, и регламентирует их»1.

В современном определении полицейского государства отмечаются такие его важнейшие черты, как отрицание всяких личных прав подданных, не имеющих никаких гарантий против произвола администрации и особенно полиции, предельное развитие бюрокра- тизма и мелочной регламентации общественной и личной жизни подданных, от которых правительство требует, чтобы они вели образ жизни, соответствующий их сословному положению2.

В странах Западной Европы, в частности Пруссии и Австрии, отмеченные черты сложились раньше, чем в России, проявились более резко и сохранялись наиболее устойчиво. Они в полной мере были характерны и для России периода утверждения абсолютизма. Таким образом, политический режим, установившийся в России при Петре I, можно назвать полицейским. Его установление произошло с утверждением абсолютизма.

В отечественной и историко-правовой литературе нет единого подхода к пониманию абсолютизма, спорны его соотношения с самодержавием, дискутируются причины его установления, гене- зиз, этапы и особенности развития в России. Анализ многочисленных приведенных в литературе определений позволяет сделать однозначный вывод о том, что абсолютизм — это форма правления, при которой верховная власть в стране находится всецело в руках монарха, не ограниченного в осуществлении государствен- но-властных полномочий никакими легальными органами или должностными лицами. Абсолютный монарх является единоличным законодателем, возглавляет всю исполнительную власть и вооруженные силы, а также судебную систему (административные органы и суды действуют от его имени), распространяет свое управление на официальную церковь. Абсолютному монарху никто не может официально диктовать волю, давать ему обязательные советы, требовать от него каких-либо действий или контролировать его деятельность.

Юридическое определение абсолютизма было дано в Воинском артикуле 1715 г.: «...Его Величество есть самовластный монарх, которой никому на свете о своих делах ответу дать не должен; но силу и власть имеет свои государства и земли, яко христианский государь, по своей воле и благомнению управлять» (Толк, к арт. 20). В Регламенте или уставе Духовной коллегии 1721 г. под абсолютизм подводилась религиозная основа: «Монархов власть есть самодержавная, которым повиноваться сам Бог повелевает». Несмотря на неограниченность полномочий, абсолютные монархи в позднефеодальной Европе были связаны религиозными (христианскими) и нравственными нормами, просветительскими идеями, международными договорами и обязательствами, требованиями престижа, а также внутренним законодательством. Этим европейский абсолютизм отличался от восточной деспотии, правилом для которой был ничем не ограниченный произвол.

Абсолютизм в России назывался самодержавием. Самодержавными стремились стать и даже пытались называться предшественники Петра I на русском престоле. В некоторых работах самодержавными считаются даже древнерусские князья. Однако ни великий князь Иван III, ни Иван IV (Грозный), первый на Руси официально принявший титул царя и наиболее активно утверждавший свое могущество, ни Алексей Михайлович, потихоньку прибиравший власть к своим рукам, не стали самодержавными (абсолютными) монархами. В силу объективных причин они не могли устранить представительные органы (прежде всего боярскую Думу) с политической арены. В условиях незавершивщейся централизации государственного механизма они были вынуждены считаться с крупными вотчинниками, имевшими реальное влияние в регионах и на группы населения. Только после фактического слияния всех русских земель в единое государство, отрыва царя от старой аристократии, уменьшения политической роли последней стала возможной полная ликвидация боярской Думы и Земских соборов. Таким образов, в результате объективного вызревания внутренних и внешних объективных условий, а также благодаря благоприятному стечению субъективных факторов, в России действительно утвердилось самодержавие (абсолютизм, неограниченная монархия).

Первым самодержцем стал Петр I. После устранения правительницы Софьи Алексеевны, смерти второго (номинального) царя Ивана Алексеевича и собственной женитьбы в конце XVII в. он становится единственным полноправным царем. Во второй половине XVII в. постепенно прекращаются созывы Земских соборов, в начале XVIII в. угасает Боярская Дума. Устраняется и духовный противовес царя. В 1700 г. десятый российский патриарх скончался, а выборы нового главы православной церкви не были назначены. 21 год патриарший престол оставался незанятым. Церковными делами руководил поставленный царем «местоблюститель», которого сменила Духовная коллегия. Ее образование символизировало превращение церковного управления в одну из отраслей государственного управления, а следовательно — свидетельствовало о подчинении церкви царю.

Царь сохранял функции высшего судьи в государстве. Он возглавлял все вооруженные силы. Государственный механизм превращался в чиновничье-бюрократическую пирамиду, на вершине которой был самодержавный царь. Все акты органов власти, управления и суда издавались от его имени.

После успешного для России окончания Северной войны и заключения Ништадского мира высшие после царя органы духовного и светского управления — Синод и Сенат преподнесли Петру I титул императора. Постепенно этот титул был признан и зарубежными монархами. За императором сохранялись и все прежние титулы.

Петр I изменил порядок наследования престола. По существовавшему ранее обычаю наследником Петра I был его старший сын Алексей. Но нелюбимое дитя от нелюбимой жены (Евдокии Лопухиной, сосланной в монастырь) Алексей, обвиненный в измене, был осужден к смерти в 1718 г. В то время у Петра I был еще сын, рожденный его второй женой Екатериной, но он в раннем детстве умер. Не имея больше сыновей, Петр I так и не решился завещать кому-либо императорский престол. Умирая, он как будто бы хотел это сделать, но уже не мог говорить, а его рука не удержала грифель, которым он начал писать свою последнюю волю.

Боярская Дума, обычно осуществлявшая законодательные, исполнительные и судебные функции совместно с царем, а при его отсутствии — самостоятельно, в конце XVII в. теряла свое значение, а в XVIII в. перестала существовать. Во время частых и продолжительных отлучек Петра I из столицы, особенно во время пребывания за границей, управление осуществлял руководитель Преображенского приказа, пользовавшийся особым доверием царя, его родственник князь Ф.Ю. Ромодановский. Петр 1 называл его «кесарем», полушутя-полусерьезно отдавал ему царские почести и, мистифицируя себя рядовым подданным, рапортовал ему о своих победах (в битвах Петр I, как правило, войсками непосредственно не командовал), испрашивал у него воинские чины, награды и соответствующие повышения жалованья. Но в связи с переносом столицы в Петербург и дряхлением Ф.Ю. Ромодановс- кого появилась необходимость создать новый орган управления общей компетенции.

Таким органом стал Правительствующий Сенат, который Петр I учредил в 1711 г. при отбытии в Прутский поход. Сенат был коллегиальным органом, с присутствием из 9 сановников (в основном среднего уровня, в то время как его ближайшие сподвижники, например А.Д. Меншиков и братья Апраксины, были руководителями губерний и важнейших центральных отраслевых органов управления). Руководители коллегий временно включались в состав Сената при создании этих органов управления, дольше других в Сенате состояли президенты трех важнейших коллегий — Военной, Адмиралтейской и Иностранных дел. Такое положение, видимо, давало Петру I большую уверенность в преданности ему сенаторов. jQeHaT стал высшим после царя органом управления общей компетенции и суда. Все центральные и местные органы управления были подчинены Сенату. Он принимал и норматив- ные указы, но только на основании царских повелений, т.е. его нормотворческая деятельность была подзаконной. Петр I, даже находясь далеко за границей, внимательно следил за Сенатом и руководил его деятельностью. Однако этого оказалось недостаточно для эффективной деятельности Сената.

В целях пресечения злоупотреблений и волокиты при Сенате учреждается должность генерал-ревизора, просуществовавшая 3 года. Позднее деятельность Сената контролируют гвардейские офицеры (они при Петре I исполняли многие ответственные поручения, как постоянные, так и временные, не имея при этом какого-то особого должностного положения). В 1722 г. вводится должность генерал-прокурора, который стал не только контролировать деятельность Сената, но и возглавил всю систему прокуратуры.

Председательствовали в Сенате сам царь или назначенный в качестве первоприсутствующего один из сенаторов, а позднее — также генерал-прокурор или обер-прокурор. Все вопросы решались членами Сената коллегиально. Мнения высказывали, начиная с младшего (по чину или стажу службы). При этом нельзя было пользоваться записями, повторять слова предыдущих выступающих. Решения принимались по большинству голосов.

Деятельность центральных учреждений, оставшихся в Москве, направлялась и контролировалась Московской конторой Сената. При Сенате создавались также подразделения, ведавшие отдельными отраслями государственного управления: Герольдмейстер- ская контора во главе с герольдмейстером (вела учет дворян, ведала их службой, распределяла по учреждениям чиновников), Рекетмейстерская контора, ведавшая разрешением жалоб на волокиту дел в Сенате. При Сенате был генерал-фискал, который возглавлял широко разветвленную сеть фискалов, выявлявших злоупотребления должностных лиц. Делопроизводство осуществлялось в сенатской канцелярии, возглавляемой обер-секретарем. Непосредственное исполнение различных решений Сената производилось сенатским экзекутором.

Важнейшими органами центрального отраслевого управления были коллегии. Они частично сменили устаревшие л/шлшы. В коллегиях все дела решались присутствием, которое состояло из президента, вице-президента, 4-х советников и 4-х асессоров. (В приказах все вопросы решал единолично «судья».) Порядок рассмотрения дел в коллегиальных учреждениях определялся Генеральным регламентом, изданным в 1720 г. При создании коллегий принимался во внимание опыт иностранных государств, однако без простого копирования. С 1717 по 1722 г. были созданы Военная и Адмиралтейская коллегии, Коллегия иностранных (чужестранных) дел, Берг-коллегия (ведавшая горным делом), Мануфактур-кол- легия (возглавлявшая легкую промышленность), Коммерц-кол- легия (руководившая торговлей). 3 коллегии: Камер-, Штатс-Кон- тор-, Ревизион — ведали финансами — соответственно доходами, расходами денежных средств казны и контролем за этим. Юстиц-коллегия ведала судебным управлением и надзором, Вотчинная коллегия — дворянским землевладением.

Под давлением высшего духовенства, Петр I в 1722 г. вместо Духовной коллегии создает Святейший правительствующий синод, который уравнивается в правах с Сенатом и подчиняется непосредственно царю. Структура и деятельность Синода была похожа на коллежскую. Постоянный надзор за его деятельностью осуществлял обер-прокурор, который в отличие от членов Синода не являлся духовным лицом. Петр 1 добился от Константинопольского патриарха, который сохранял за собой титул «вселенного», подтверждения своих прав на церковное управление. Так церковь превратилась по сути в государственный орган и была им вплоть до 1917 г., когда после свержения самодержавия будет восстановлено патриаршество.

Компетенция коллегий была довольно четко разграничена. Но они не охватывали всего государственного управления. Создавались постоянные и временные канцелярии, сохранялись отдельные приказы, в которых было единоначалие. Канцелярии (как самостоятельные учреждения, а не исполнительные подразделения Сената и коллегий) были и единоначальными (Ямская, Аптекарская и др.), и коллегиальными (Тайная, Полицмейстерская). Коллегиальные канцелярии по структуре и значению приближались к коллегиям, но не имели такого же четкого регламентирования.

Государственное устройство характеризовалось дальнейшей централизацией Российского государства. Губернской реформой 1708 г. было ликвидировано сохранившееся с древних времен различие в управлении русскими землями. Россия была в основном унитарным государством, однако сохраняла некоторую автономию Украина, инкорпорированными территориями России стала Ингерман- ландия, Эстляндия, Лифляндия и часть Карелии, сохранившие особенности в управлении и правовом регулировании. В вассальной зависимости от России оказались Северо-Кавказские ханства.

Местное управление в стране претерпело существенные реорганизации. В 1702 г. были ликвидированы органы губного самоуправления (на местах олицетворявшие сословное представительство). Их функции повсеместно были переданы воеводам, в помощь которым учреждался совет из дворян.

2*

19

В 1708 г. страна была разделена на 8, а в 1719 г. — на 11 губерний, которые делились на провинции, а те — на дистрикты. Во главе губерний были поставлены губернаторы или генерал-губер- наторы, в ведении которых были все вопросы управления на местах. Управление они должны были осуществлять при помощи ландратских коллегий (ландрат — областной советник), которые избирались, в числе 8-12 человек, местными дворянами. Здесь опять же Петр I хотел ввести коллегиальное управление для предотвращения злоупотреблений со стороны местных администраторов. На деле же ландратские коллегии превратились в подчиненные губернатору органы. С 1715 по 1719 г. ландраты возглавляли доли, на которые временно делились губернии. При губернаторах были должностные лица, ведавшие отдельными отраслями управления: обер-комиссар, обер-комендант, обер-провиантмейстер, ландрих- тер и др.

Провинции возглавляли воеводы. Финансовыми вопросами в провинциях ведали земские камериры, в подчинении которых были земские комиссары. Дистрикт возглавлял комиссар, подчиненный воеводе и земскому камериру. Все должностные лица имели в подчинении канцелярских служителей.

Таким образом создавался громадный бюрократический аппарат на местах, дорого стоивший государству, которое постоянно испытывало денежный голод.

Представляя горожанам право на самоуправление, Петр I в 1699 г. учредил в Москве Бурмистерскую палату (Ратушу), а в других городах — земские избы, которые подчинялись Бурмистерской палате. Они избирались не только горожанами, но и государственными крестьянами. Однако эта реформа оказались неудачной. Вновь создаваемые учреждения попали под опеку представителей центральной администрации на местах.

Начиная с 1718 г. Петр I проводит новую реформу городского сословного управления. В Петербурге учреждается Главный магистрат, который кроме управления столицей должен был возглавить все самоуправление в городах, где учреждались магистраты и ратуши. Эти учреждения должны были избираться постоянными жителями городов, а президент и вице-президент Главного магистрата назначались царем.

Органы сословного управления горожан должны были заботиться о развитии промышленности и торговли. Однако в силу слабости купечества они не были созданы повсеместно, оказались в зависимости от бюрократических органов государства. В лучшем случае они собирали подати с горожан, ведали внутренними делами купечества. После Петра I они и вовсе прекратили свое существование, но позднее опять возрождались.

Важнейшее значение в государственном аппарате самодержавной России играла полиция. В начале рассматриваемого периода все органы управления в той или иной мере исполняли функции по охране общественного порядка и внутренней безопасности. С XVII в. в крупных городах назначались объезжие головы, которые со своими помощниками (решоточными приказчиками (на весенне-летний сезон), подьячими и стрельцами) вели наблюдение за порядком и безопасностью в целом городе или на территории объезда. В Москве к началу XVIII в. было создано несколько съезжих дворов, с которых осуществлялось административно-по- лицейское управление на территориях слобод и частей города. В целом управление столицей осуществлялось из Земского двора (приказа), полицейские функции в Москве осуществлял и Преображенский приказ.

При Петре I начинается создание регулярной полиции. В 1718 г. в Петербурге была учреждена должность генерал-полицмейстера, при котором создается полицмейстерская канцелярия, ставшая после учреждения полицмейстерской канцелярии в Москве в 1722г. Главной1. Московскую полицмейстерскую канцелярию возглавил обер-полицмейстер. Формально полицмейстерские канцелярии были коллегиальными органами, но составы руководящих присутствий в них были неопределенными, изменялись в зависимости от перемещений отдельных должностных лиц. В распоряжении генерал- и обер- полицмейстеров были офицеры и канцелярские служители, ведавшие отдельными отраслями полицейского управления, воинские команды. Петербург и Москва были разбиты на части (команды), полицейские функции в которых исполняли по 1-2 офицера, несколько солдат и унтер-офицеров, канцелярские и другие служители. Размещались они на съезжих дворах. При полицмейстерских канцеляриях и съезжих дворах были «колодничьи палаты», где содержались задержанные. Обычным инвентарем полицейских учреждений были цепи, на которые приковывали арестованных; колодки, надеваемые на них же (отчего арестанты именовались «колодниками»); топоры, кнуты, плети, палки и розги — необходимые инструменты полицейских палачей. В первой четверти XVIII в. пытались создать регулярные полицейские органы и в других городах, но фактически это не состоялось.

В Москве и Петербурге восстанавливалась полицейская повинность. Сотские (или старосты), пятидесятские и десятские назначались из местного населения в слободах и улицах, или на сто и десять дворов соответственно. По концам улиц устанавливались рогатки или шлагбаумы, которые закрывались на ночь и охранялись караульщиками, поочередно назначаемыми также из местного населения. Хождение ночью по городу запрещалось. Так аб-

1 Российский государственный архив древних актов (РГАДА), ф. 248, км. 1206, лл. 257-364.

солютистское государство создало в городах широко разветвленный и во все проникающий полицейский аппарат.

Слово «полиция» тогда понималось широко. Кроме соответствующего государственного органа, этим термином обозначалась и деятельность государства по внутреннему управлению. «Полиция» таким образом отождествлялась с «администрацией» (это понятие стало применяться в основном с начала XX в.).

В первой четверти XVIII в. в России создается и новая система политического сыска. В XVII в. политический сыск на местах осуществляли воеводы, в центре — приказы, особенно территориальные (Сибирский, Казанский и др.), военные (Стрелецкий, Рейтарский и др.), ведавший служилыми людьми Разряд и др. Руководили расследованием политических дел царь и боярская Дума. Политическим сыском занималась собственная канцелярия царя. Создавались также временные следственные комиссии. В приказной практике появляется выражение «слово и дело государево».

Пришедший к власти в результате жесткой борьбы за власть Петр I совершенствует политический сыск. С конца XVII в. органом политического сыска становится Преображенский приказ, ставший в начале XVIII в. в этом деле центральным и общегосударственным учреждением. Для расследования дел создавались «майорские канцелярии».

В 1718 г. для производства следствия по делу царевича Алексея была образована Тайная канцелярия, которая после перевода ее в Петербург стала вторым постояннодействующим центральным органом политического сыска. Она была независима от Преображенского приказа, разбирала политические дела в новой столице и на прилегавшей к ней территории под непосредственным руководством Петра I. Все, заявившие за собой «слово и дело государево», препровождались в Преображенский приказ или Тайную канцелярию. На местах в воеводской или губернской канцелярии проводилось дознание на предмет обоснованности заявления, после чего также к расследованию подключались специализированные органы политического сыска непосредственно или через командируемых на места офицеров. Расследование проводилось в форме жесткого розыскного процесса.

Довольно широкое распространение корыстных должностных преступлений обусловило создание специальной карательной службы — фискалата. Этот институт, заимствованный из Пруссии, в России появился одновременно с созданием Сената, как его подразделение. Возглавлял фискальную службу вначале обер-фискал, позднее — генерал-фискал, которые не только информировали Сенат о выявленных ими злоупотреблениях по службе, но и тайно следили за членами и служителями Сената. Под руководством ге- нерал- и обер-фискалов создавалась довольно разветвленная система фискалата: 4 фискала следили за центральными государственными учреждениями, по 4 фискала определялось при каждой губернской канцелярии, в том числе прикрепленные к провинциям провинциал-фискалы, по одному-два фискала закреплялось за городом.

С 1722 г. фискалы прикреплялись ко всем коллегиям. Фискальные службы были в вооруженных силах и при церковном управлении. Фискалы следили за деятельностью должностных лиц органов сословного самоуправления горожан, за соблюдением купцами законов, государственного и государева интереса. Они должны были за всеми делами тайно «надсматривать и проведывать», выявлять казнокрадство и взяточничество, а также расследовать происшествия, которые могли быть корыстными преступлениями (смерть последнего в роду наследодателя, не оставившего завещания; убийство приезжего и т.п.). О выявленных злоупотреблениях они доносили генерал-фискалу, а тот возбуждал дело перед Сенатом или передавал материалы в Тайную канцелярию. Позднее фискалы обязывались доносить о злоупотреблениях также и местным администраторам, обличать в суде обвиняемых ими людей. Если при этом фискалы имели какой-то личный интерес, то подлежали жестокому наказанию. Им было запрещено вступать в подряды. Назначаемые из незнатных семей, стимулируемые за доносы половиной налагаемого на виновных штрафа и освобожденные от ответственности за недоказанный донос, а также пользуясь личной поддержкой царя, фискалы были опасны чиновникам и крайне непопулярны в бюрократической среде. Даже Петр I признавал, что чин фискала «тяжел и ненавистен». Их пытались опорочить, устраняли из Сената, подчиняли Юстиц-коллегии, а с учреждением прокуратуры фактически передали в ее подчинение.

Прокуратура была учреждена в 1722 г. Она создавалась как гласный высокопоставленный, особо доверенный царю, централизованный государственный орган надзора. Возглавивший прокуратуру генерал-прокурор был подчинен непосредственно и исключительно императору. Были назначены также обер-прокуроры при Сенате и Синоде, прокуроры при коллегиях, провинциальных и надворных судах.

Генерал-прокурор, а в его отсутствии — обер-прокурор, председательствовали в Сенате, фактически возглавляли сенатскую канцелярию, жестко следили за прохождением дел, их обсуждением в Сенате и исполнением решений. Прокуроры при коллегиях присутствовали на заседаниях соответствующих коллегий, в случае правонарушений должны были протестовать, останавливать исполнение решений и через генерал-прокурора доносить о непо- рядках в поднадзорных им учреждениях Сенату и императору. Прокуроры проверяли протоколы заседаний, отчетность, финансовую и иную документацию в учреждениях, получали информацию от фискалов.

Все прокуроры были строго подчинены генерал-прокурору, правовое положение которого в указе императора определялось так: «яко око наше и стряпчий в делах государственных, того ради верно поступать, ибо перво на нем взыскано будет». В отличие от фискалов прокуроры отвечали даже за неумышленные правонарушения. Прокуроры, нарушившие закон или недостаточно ревностно исполнявшие свои служебные обязанности, подлежали суду Сената, а генерал- и обер-прокуроры — только суду императора, который штрафовал или определял иное наказание по своему усмотрению. Прокуроры, как фискалы, не могли принимать самостоятельных решений, но, осуществляя жесткий и всеобъемлющий надзор за коллегиальными учреждениями, они должны были в условиях абсолютизма корректировать недостатки коллегиальности. Становление прокуратуры при Петре I не было завершено, но этому государственному органу была предназначена долгая и сложная жизнь.

При Петре I проводилась и судебная реформа, суть которой состояла в отделении суда от администрации. Вначале в губерниях были учреждены единоличные судьи — ландрихтеры. В 1719 г. их заменили надворные суды, состоявшие из президента, вице-президента и асессоров. Тогда же в провинциях были учреждены нижние суды, в состав которых входили обер-ландрихтер и асессоры, а в городах, не являвшихся губернскими или провинциальными центрами — единоличные судьи. Создаваемую судебную систему возглавляла Юстиц-коллегия.

Однако судебная реформа была неудачной. Обособленные от администрации суды на местах были созданы не повсюду, а уже созданные были фактически подчинены губернаторам и воеводам, которые часто и председательствовали в судах. В 1722 г. нижние суды были упразднены, а судебные функции в провинциях переданы присутствию в составе воеводы и асессоров. Судопроизводство продолжали осуществлять Сенат и сам царь, все коллегии, Преображенский приказ, Тайная, полицмейстерские и иные канцелярии, а также другие государственные учреждения по делам, отнесенным к их административной или розыскной компетенции, и в отношении подвластных им лиц.

С созданием регулярной армии и военно-морского флота создается военная судебная система, которую возглавлял генеральный кригсрехт. Низший инстанцией был полковой кригсрехт, состоявший из презуса (председателя) и асессоров. Подготовкой дел к рассмотрению в судах занимались аудиторы. Вышестоящие, и гражданские, и военные, суды были не только судами второй инстанции, но и осуществляли судебные функции в качестве суда первой инстанции, особенно по наиболее важным делам.

Как и ранее, обособленным оставался духовный суд, совпадавший с органами церковного управления. Судебные функции осуществляли магистраты — в отношении горожан, и органы управления — в крестьянских общинах. Были также коммерческие суды. Суд и расправу в отношении крепостных крестьян осуществляли помещики и назначенные ими лица. Посессионных, приписных крестьян и работных людей судили и наказывали руководители и владельцы предприятий, приказчики.

Судебные и административно-полицейские учреждения имели, как правило, свои (или совместные) тюремные и арестантские заведения («колодничьи избы» и «палаты», «чуланы»). В них содержались задержанные, подозреваемые в правонарушениях, производилось расследование. Осужденных на каторжные работы в Петербурге направляли на каторжный двор, который подчинялся то Адмиралтейской коллегии, то Главной полицмейстерской канцелярии. Женщин направляли на работу на прядильный двор (в шпингауз). Возводились новые тюрьмы, но и они были переполнены. Узаконенное еще в XVII в. раздельное содержание мужчин и женщин; разбойников, татей и сидельцев «по истцовым делам» не всегда соблюдалось, хотя тюрьмы строились уже с XVII в. В Москве была даже «бражная» тюрьма для задержанных за пьянство, «холопья» тюрьма для содержания пойманных холопов и крестьян, дворовых людей, сбежавших от владельцев. Широко использовались тюремные помещения при монастырях. Политической тюрьмой становилась Петропавловская крепость. Земляные тюрьмы упразднились указом 1724 г. Содержание в тюрьмах за счет казны было скудным, «кормовых денег» на пропитание не хватало, поэтому «колодников» выводили для сбора милостыни. Труд заключенных, как подследственных, так и осужденных, широко использовался, для того чтобы компенсировать расходы по их содержанию и возместить ущерб от преступлений.

Ведение длительных и тяжелых внешних и внутренних войн ускорило создание в России регулярной армии и военно-морского флота. Стрелецкие части, формирования дворянского ополчения, а также создавшиеся на период войны полки нового строя уже не отвечали требованиям того времени. Петр I ускорил проведение военной реформы.

Ядром новой армии стали выросшие из «потешных» гвардейские Преображенский и Семеновский полки. Полк оставался высшей тактической единицей. Сформировались основные виды войск: пехота (инфантерии), кавалерия и артиллерия, создавались инженерные войска.

Введение единой системы комплектования вооруженных сил основывалось на рекрутском наборе, сформировавшейся в 1699- 1705 гг. Вначале брали одного рекрута от 20 дворов крестьян, дворовых и посадских людей — один раз в пять лет или ежегодно от 100 дворов из числа годных к военной службе юношей в возрасте 15-20 лет, а с 1708 г. — 20-30 лет. С 1724 г. количество рекрутов от административно-территориальных единиц определялось численностью мужских ревизских душ. Служба была пожизненной. Дворяне, а позднее и купцы, сыновья служителей церкви и другие категории населения были освобождены от рекрутской повинности.

Расквартирование войск даже в столицах производилось на основе постоя в частных домах. От постойной повинности освобождались дома наиболее привилегированных лиц. В городах постоянно находились гарнизонные части, которые состояли в ведении Военной коллегии, но прикреплялись к губернским или воеводским канцеляриям для поддержания внутреннего порядка. Эти полицейские силы по своей численности приближались к полевой армии. После 1706 г. они были организованы по типу и штатам полевых войск. Численность их росла — в 20-е гг. было 45 пехотных и 4 драгунских полка, 3 отдельных батальона и один эскадрон. С 1711 г. создавалась «ландмилиция» из бывших солдат, рейтар, драгун, поместной конницы и т.п. В 1723 г. численность шести иррегулярных полков ландмилиции достигла 6 тыс. человек. Отдельную группу составляли казачьи полки и национальные формирования.

В условиях громадных расходов на ведение войн, строительство флота, содержание армии и все увеличивавшегося государственного аппарата, возведение городов, сооружение портов и промышленных предприятий, а также субсидирование ряда неудачных внешнеполитических акций финансовая система страны была во все возраставшем кризисе. Основной финансовой реформой, осуществленной Петром 1, была замена в 1718 г. подворного обложения подушной податью. Проводились ревизии для установления правильности учета податного населения. Значительный доход казне давали питейные сборы, основанные на винной монополии государства. Вводились иные всевозможные налоги, сборы и пошлины (с товаров на внутренних и внешних таможнях, с постоялых дворов, с хомутов, с дубовых гробов, за ношение бороды и т.д.). Широко применялись штрафы за различные правонарушения (например, по копейке за квадратную сажень не подметенной возле дома улицы). Штрафовались чиновники и канцелярские служители за упущения по службе (при этом штрафы нередко поглощали значительную часть жалования, которое и без того не выплачивалось годами). При повышении по службе и присвоении очередного чина полагались взносы на содержание лечебных учреждений.

Обеспечением функционирования финансовой системы занималась значительная часть государственного механизма. Едва ли не все учреждения производили денежные взыскания, по крайней мере на свои нужды. Например, полицмейстерские канцелярии взимали налагавшиеся ими штрафы, а также переданные на их содержание некоторые налоговые сборы и пошлины («квадратные деньги», включающие штраф за неуборку улицы с квадратной сажени, хомутный сбор, плата за выдачу различных разрешений, оформление паспортов и т.п.). Три коллегии в центре, камериры и земские комиссары на местах вели профессиональную деятельность по сбору средств и слежению за их надлежащим расходованием. Фискалы и расквартированные в дистриктах (уездах) воинские команды обеспечивали эту деятельность.

Активная внешняя политика России обусловила развитие дипломатического аппарата. Создаются постоянные представительства, хотя и не на взаимной основе. В 1701 г. было шесть постоянных дипломатических миссий и один специальный агент России за рубежом. В 1719 г. к ним прибавляется еще 7 постоянных миссий и семь агентств. В России к 1781 г. было 11 иностранных дипломатических резидентов.

В первой четверти XVIII в. завершается централизация государственного механизма России. Вся ее государственная машина выстраивается в виде сложной иерархической пирамиды, на вершине которой был самодержец, а своим широким основанием тяжело давила на народ. Процесс бюрократизации государственного аппарата достигает высокой степени, формируется он на чинов- ниче-дворянской основе. Официально обеспечивая интересы государства и самодержавного государя, на практике это был бюрократический монстр, оторванный от народа и утративший формальное представительство от господствовавших сословий, все больше превращающийся в особую касту со своими корпоративными интересами.

<< | >>
Источник: Сизиков М.И.. История государства и права России с конца XVII до начала XIX века: Учеб. пособие - М.: ИНФРА-М. - 320 с.. 1998

Еще по теме 1.2. Государственный строй:

  1. Глава 1 ГОСУДАРСТВЕННОЕ ПРАВО, ГОСУДАРСТВЕННЫЙ СТРОЙ
  2. §3. ГОСУДАРСТВЕННОЕ ПРАВО (ГОСУДАРСТВЕННЫЙ СТРОЙ)
  3. §3. ГОСУДАРСТВЕННОЕ ПРАВО (ГОСУДАРСТВЕННЫЙ СТРОЙ)
  4. §3. ГОСУДАРСТВЕННОЕ ПРАВО (ГОСУДАРСТВЕННЫЙ СТРОЙ)
  5. Раздел I ГОСУДАРСТВЕННЫЙ СТРОЙ ДРЕВНЕЙ РУСИ
  6. ГОСУДАРСТВЕННЫЙ СТРОЙ
  7. 2.2. Государственный строй
  8. ГОСУДАРСТВЕННЫЙ СТРОЙ
  9. Социальный и государственный строй
  10. Глава II ГОСУДАРСТВЕННЫЙ СТРОЙ ДРЕВНЕЙ РУСИ 882-980 гг.
  11. ГОСУДАРСТВЕННЫЙ СТРОЙ АБСОЛЮТНОЙ МОНАРХИИ
  12. Государственный и общественный строй Киевской Руси
  13. Общественный и государственный строй Ахеменидской державы.