<<
>>

§ 4. Наймиты

Среди способов установления зависимости необходимо указать и наем. О найме как об одном из договоров будет речь еше впереди (см. стр. 439—442), но источники довольно последовательно говорят, что в русском феодальном государстве в XI—XII вв.
существовала тенденция превращать наймитов в рабочую силуї феодальных сеньорий. По крайней мере, в XIII в. возникла особая категория челядинов-наймитов, которые в случае их бегства порабощались (см. так называемое «Правосудие митрополичье»).

§ 5. Оформление класса феодально-зависимого крестьянства

По мере возникновения и оформления класса феодалов идёт процесс оформления и класса феодально-зависимого крестьянства. Этот процесс идет по линиям: 1) консолидации всех феодально- зависимых групп крестьянства в один класс; 2) унификации правового положения; 3) создания из феодально зависимого крестьянства наследственного сословия.

При изучении процесса возникновения и первоначального развития феодальной сеньории и ренты нами были выявлены различные группы населения, которые постепенно превращаются в феодально зависимое крестьянство. Наряду с холопами на пашне (русскими сервами) возникают группы закупов, смердов, изгоев, задушных людей, прощенников, закладников, прикладников, нищих, наймитов и т. д. Нами было отмечено, что этот перечень разрядов феодально зависимого населения не является исчерпывающим, что был целый ряд феодально зависимых групп, которые назывались общим и неопределенным именем холопов (неполных, необельных). По мере того, как оформляется феодальная сеньория, окончательно устанавливается некоторое единообразие в форме 312 феодальной эксплоатации, все более и более развивается тенденция к постепенному объединению всех этих групп в один класс и сглаживанию групповых отличий.

Этому процессу окончательного объединения всех групп феодально зависимого населения в один класс предшествует возникновение двух основных групп населения, которые впоследствии сливаются.

Первой группой были холопы.

В состав ее вошли прежде всего так называемые обельные, или полные, холопы, затем, разнообразная дйоровая челядь, служившая по ряду, в частности, по найму («челядины-наймиты» «Правосудия митрополичья»), закупы и всякого рода зависимые группы, не получившие особого названия, но находившиеся їв крепостной зависимости от феодалов. Таким образом, холопы в XI—XII вв.—особая группа населения, в значительной степени отличающаяся от холопства более раннего периода. В ней объединились, на наш взгляд, те группы феодально- зависимот -крестьянства, которые, сидя на земле феодала, не имели своего земельного участка, своего инвентаря, отправляли барщину и были закрепощены. При изучении правового положения закупов и наймитов нами было указано, что стала развиваться практика приравнения их к полным холопам, в частности, что они избивались «без вины» и даже убивались безнаказанно своими господами, которые порабощали закупов при уходе их к судьям или князю для принесения жалоб, а наймитов — в случае самовольного ухода с работы. Эту^слагавшуюся практику приравнения закупов к наймитам законодательство не санкционировало главным образом потому, что феодальная верхушка, как нам кажется, непосредственно не была заинтересована в этом порабощении; закупы и наймиты, несомненно, в первую очередь порабощались средними и мелкими землевладельцами. Вследствие этого порабощения уменьшилось число данников, что было невыгодно как князю, так и высшей княжеской администрации.

Этой тенденции образования крупной группы холопов! соответствовало обнаружившееся стремление в законодательстве XI—XII вв. обеспечить большую экономическую самостоятельность за полными (обельными) холопами и расширить их публичные и частные права, о чем нами подробно в свое время было говорено. Таким образом, процесс оформления группы холопов идет по линии постепенного ограничения прав неполных холопов и расширения прав полных. Обратимся теперь к вопросу, касающемуся объединения других групп зависимого населения, не вошедших в группу холопов— смердов', закладников, прикладников, задушных людей и прочих групп зависимого сельского населения, которые стали терять свою свободу.

Нам думается, что основной группой, к правовому положению которой приравнивались другие группы этого разряда сельского населения, были смерды. Нами в свое время было указано, что смерды были наиболее многочисленной группой зависимого населения, что эксплоатация этой группы была организационным типом при эксплоатации других зависимых групп, возникавших в результате превращения дани в феодальную ренту.

По мере втягивания в состав рабочей силы феодальных владений других групп зависимого населения — закладников, прикладников, несомненно, унифицировались формы феодальной эксплоатации, причём при этой унификации равнялись по смердам как наиболее древней и многочисленной группе. Этот про|цесс постепенного слияния всех групп сельского населения (до превращения его в зависимые группы владевших землей и сельскохозяйственным инвентарем) не может быть изучен по недостатку данных, но что этот процесс действительно имел место, легко доказывается имеющимися материалами. Так, в наших памятниках с XII—XIII вв. масса зависимого сельского населения начинает называться смердами. Ипатьевская летопись, сообщая о битве 1221 г., говорит: «боярин боярина плениша, смерд — смерда, град — града»228. Хотя это риторическая фраза, но она отображала все же слагавшиеся отношения, хотя и преувеличивая их. Что смерды были основной группой зависимого сельского населения, доказывают и рассуждения на Долобском съезде о смердьем коне, о смердьей пашне. Нет никакого сомнения в том, что в сёлах жили не только смерды, а, как мы знаем, и другие группы сельского населения; тем не менее дружина говорила о смердах как о наиболее многочисленной и типичной группе феодально зависимого крестьянства, пахавшей на своем инвентаре. О смердах как о типичном разряде сельского населения говорится и в договорах, заключаемых Новгородом с князьями: «а смерд пойдет в свой погост», «а купец в свое сто», хотя не все сельское население было смердами (в Новгороде существовали и своеземцы), равно как не все городское население было купцами.

Этот процесс последующего «осмердения» сельского населения не был учтён большинством исследователей, и они сделали неправильный, как нами было доказано, вывод о том, что под смердами надо понимать всю массу сельского населения.

Одним из основных моментов в процессе оформления единого класса феодально зависимого сельского населения было постепенное объединение всех групп феодально зависимого крестьянства. Процесс этот, как и многие другие важные моменты в истории сельского населения в IX—XIII вв., к сожалению, не может быть по недостатку данных изучен, но что он развивался, доказывается возникновением и распространением нового названия, очевидно, начинавшего поглощать все другие названия, именно названия сироты, а затем названия крестьян. Слово «сирота» впервые встречается в более поздних списках Русской Правды—• Карамзинском и Пушкинском. Там имеется статья «О сирьтьем

БЬфЯДіКе» и статья «О ко,не». («А кто конь купить княжь боярин ?или купец или сирота».) А затем это название становится общеупотребительным в XIII в. Так, о сиротах как о крестьянстве говорится в поучении, приписываемом обычно епископу Серапиону, но принадлежавшем, несомненно, к домонгольскому периоду. Именно там говорится о «свободных сиротах», которых сильные люди порабощают и продают. Одним из признаков консолидации всех групп зависимого населения является вместе с тем постепенное исчезновение названий многих зависимых групп. Исчезают ^названия: изгой, прикладник, прощенник, пущенник, задушный человек. Исчезают названия: закуп, за исключением юго-восточной части Руси, и смерд за исключением Новгорода.

Вторым моментом оформления класса феодально-зависимого крестьянства является, как указано, проіцесс унификации правового положения объединяющихся групп. Эта унификация проводилась законодательным путем, но, несомненно, громадное значение в этом деле имело подчинение крестьянства юрисдикции господина. То, о чём говорило законодательство, феодал проводил в своих судебных решениях.

О процессе унификации правового положения холопов в широком смысле этого слова — «сервов», включавших в свой состав холопов полных и неполных, нами уже было достаточно говорено.

В частности, нами было отмечено, что этот процесс заключался в приравнении к полным холопам закупов, наймитов и, несомненно, других групп, не владевших землей и инвентарем, отрабатьтавших барщину, и одновременно в расширении хозяйственной самостоятельности полных холопов и их публичных и частных прав.

Тот же процесс унификации идет и в отношении другой группы, именно группы зависимого сельского населения, сливавшегося со смердами. Правовое положение всех этих групп всё более и более сближается с положением смердов, но вместе с тем права смердов, как и сближавшихся с ними групп, все более и более ограничиваются.

Одним из ярких признаков распространения на всю массу крестьянства норм «смердьего права» является норма Устава князя Ярослава, по которой «Зезатщина» всей массы церковного крестьянства идет к митрополиту и епископам: «А что деется в домов- ных людех и церковных и в монастырех, и не вступаются княжи волостели в то, а то ведают епископли волостели, и безатщина их епископу идет»

Третий момент оформления класса феодально зависимого сельского населения — это постепенное установление наследственного ограничения прав сельского населения, т. е. установления принципа сословности.

г М. Ф. Владимирск ий-Б у д а н о в, Хрестоматия, вып. I, стр. 223.

315 Как нами было уже указано, этот принцип в X в. проявлялся несравненно меньше, нежели в XII или XIII в. Как указано, памятники этого времени отмечают, что состав княжеской дружины был достаточно разношерстный не только по своему происхождению, но и по национальности. Характерно, что происхождение князя Владимира от рабыни Милуши не служило препятствием к занятию им княжеского стола. Не повлияло происхождение от холопа и на положение дяди князя Владимира — До-брыни.

Мы уже указывали, что Переяслав — человек, несомненно, происшедший из низов общества, — за свою победу был сделан «великим мужем» и в честь его был назван город, построенный на месте битвы. Но после разложения дружинного союза и оформления вассалитета, когда создается основная группа феодалов, боярство, постепенно превращающееся в сословие, постепенно развивается и принцип наследственного ограничения прав сельского населения, начиная с XI

Между боярством и крестьянством всё более и более расширяется пропасть: «худой» смерд не может теперь войти в состав вассалитета и боярства.

Рядом с боярством с каждым годом возвышается многочисленная княжеская челядь, образуя влиятельную группу дворян.

Не только холопы, но и смерды стали группой, происхождение от которой опорочивает человека, несмотря на его личные качества. Слово «смерд» является ругательством. Достаточно указать, что епископ Сергий назвал своего предшественника по кафедре — Моисея, человека «богатого и славного», но, очевидно, выходца из смердов, — смердовичем.

Летописец, рассказывая о беззаконии галицких бояр, особенно подчёркивает возмутивший era факт передачи города Коломыя «двум беззаконникам из племени смердья»—Лазарю Домаши- ричу и Ивору Молибожичу.

Все это свидетельствует о том, что класс феодалов' и класс феодально зависимого сельского населения начинает превращаться в XII—XIII вв. в два замкнутых класса, в два сословия.

<< | >>
Источник: С.В.ЮШКОВ. КУРС ИСТОРИИ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА СССР / Общественно политический строй и право Киевского государства. 1949

Еще по теме § 4. Наймиты:

  1. 2. 7. ПСКОВСКАЯ СУДНАЯ ГРАМОТА ПЕРЕВОД
  2. § 1. Превращение холопов в крепостных
  3. § 2. Закабаление сельского населения (закупы и «вдачи»)
  4. § 2. Смерды
  5. § 4. Наймиты
  6. § 2. О социальной сущности вечевых собраний
  7. § 3. Дальнейшее развитие княжеского землевладения (домена)
  8. § 1. Общая характеристика
  9. § 4. Закупничество
  10. § 5. Договор поклажи
  11. II.
  12. 7.4. «Еврейский заговор» как двойной «плутократическо- большевистский» заговор против Германии
  13. «Зеленый камуфляж» — черный PR на Западе
  14. Письма моей жены из Советской России56
  15. 2. Министерство мировой революции
  16. Вчерашние союзники сегодня
  17. В поисках партнерского сожительства
  18. ГЛАВА 6 Новгород
  19. § 2. Социально-экономическое развитие России