<<
>>

§ 4. Обзор V—III редакций

V редакция. Эту редакцию обычно называют Сокращен- ной из Пространной. Но это неправильно. Ее составитель не толь- ко сокращал текст Пространной Правды, но и перерабатывал его, Все исследователи признают, что эта редакция является позднейшей. Вопрос о происхождении этой редакции, равно как и вопрос о происхождении Других редакций Русской Правды, является спорным.

Сергеевич считал, что Сокращенная Правда представляла собой сокращение списков уже известнвд, но едва ли можно думать, что она возникла ранее конца XII или начала XIII в.

120.

Ланге 121 высказал мысль, которая была 'затем поддержана позднейшими исследователями, о московском происхожденнии пятой редакции. Так, Максимейко122 привел ряд доказательств в пользу того, что эта редакция возникла в XVII в. в Москве, в связи с изданием Соборного Уложения 1649 г.

М. Н. Тихомиров123 высказал весьма оригинальную мысль о происхождении данной редакции. Он, прежде всего, настаивает •на том, что якобы источником Сокращенной Правды является не Пространная Правда, а какая-то другая, более древняя. Так, приведя разные доказательства в пользу своего мнения, он заключает.- «Общий вывод из всего сказанного заключается в признании того, что Сокращенная Правда представляет особую редакцию Правды, сохранившую более древний состав, чем Пространная. Эта древняя редакция не дошла до нас в полном виде и подверглась сокращениям, вероятно, при внесении ее в Кормчую в конце XIV или начале XV века». Эта древняя редакция, равно как ее протограф, по М. Н. Тихомирову, новгородского происхождения. Он предполагает, что Сокращённая Правда возникла в церковных кругах. Поскольку содержание Кормчей, включившей в свой состав Сокращённую Правду, обнаруживает, по его мнению, некоторый интерес к Пермской епископии, то для этой епархии, возможно, и была составлена новая Кормчая, в которую была внесена Сокращенная Правда в известном нам виде124.

Соображения М. Н. Тихомирова об особой редакции, как источнике Сокращенной Правды, нельзя принять. Главнейшим его доводом является то, что некоторые статьи Сокращенной Правды не могут быть признаны простым сокращением Пространной. Но ведь їзсе новейшие исследователи и не отрицают того, что составитель Сокращённой Правды не только сокращал текст основного источника Пространной Правды, но и переделывал ее. Естественно, что при этой переделке он должен был отступать от текста своего источника.

Неубедительными являются соображения М. Н. Тихомирова и о Том, что текст Сокращённой Правды ближе в Краткой, нежели к Пространной Правде. Так, он считает, что слова Сокращённой Правды «аже един крал» буквально встречаются в Краткой: «да аще боу- деть един крал», тогда как в Пространной говорится: «тоже будеть один» (Троицк.). Или, в то время как в Сокращенной Правде имеется текст, дословно повторяющий Краткую: «то вести его на княжь двор», в списках Пространной Правды или нет слова «его», или оно заменяется словом «и». Другой пример: в Сокращённой Правде вариант «убит во пса место»—ближе к варианту Краткой: «убити во пса место», нежели «оубиють во пса место». Но подобные разночтения: «аще» вместо «аже», «его» вместо «и», «убити» вместо «убиет» — встречаются постоянно, и на их наличии строить теорию о какой-то особой, древней редакции Русской Правды, предшествовавшей Пространной, нет оснований.

Также не имеет серьезного значения указание М. Н. Тихомирова о том, что в Сокращенной Правде имеется текст, взятый из статьи «О муже кроваве». Тихомиров настаивает на том, что и Сокращенная и Пространная Правды якобы пользовались, как одним из своих источников памятником половины XII в., откуда в нее попала статья «О кровавом муже». Но это надо доказать, а между тем М. Н. Тихомиров не делает этого и не в состоянии сделать. Самым естественным является предположение, что составитель использовал не только Пространную Правду, но и статью «О муже кроваве» — памятники, очень часто помещавшиеся в Кормчих.

Нами была предпринята попытка отыскать список Пространной Правды, который содержал бы особенности текста данной редакции.

Эта попытка увенчалась успехом. Таким списком является список, получивший название в издании Академии наук СССР Царского III списка, о чем говорил уже Максимейко. В нем или прямо сохранились особенности списка Сокращенной Правды или же они существовали до исправления текста на основании какого-то другого списка. Так, в этом списке в статье «О муже кроваве» имеются следующие разночтения, характерные для Сокращенной Правды: «аще» вместо «аже», первоначально «3 гривны» не было, добавлено: «каков будет», первоначально вместо «3 гривны», «то князю вины 9 гривен», первоначально вместо слов — «а самому за рану гривна, а истцу за рану судят», добавлено — «без знамения». Написано на полях: «бесчестие ему платити», — первоначально: «крещения не имея, а будет има бои, а видока не будет, ити има на роту по своей вере, а любо на жребий, а виноватый в продаже, его что и обложет». Словом, видеть в таком позднем и притом неряшливо переработанном тексте, как текст Сокращенной Правды, более древнюю, нежели в Пространной, основу нашего памятника нет решительно никаких оснований.

Итак, нами установлено, что источником Сокращенной Правды является один из списков Пространной Правды, составитель которого решил включить в его состав статью «О муже кроваве», которая не находилась в составе Русской Правды. Нет сом-

С. В. Юшков. Том I. 161 кений в том, что составитель мог использоваїь только список Троицкого извода. Так, порядок расположения статей совпадает именно со списками Троицкого извода, а не с Синодальным. В Сокращенной Правде нет следов Пушкинского извода, а также списков III и IV редакции. Например, нет предисловия к Русской Правде, как в ПушкинскЬм и списках IV редакции; нет статей из Судебника царя Константина, как в списках IV редакции, и, наконец, нет дополнительных статей III редакции.

Кроме того, списки Сокращенной Правды не имеют статьи: «Аже холоп бегая добудет товара, то господину холоп и долги, господину же и товар, а не лишитеся его» В списках Троицкого извода сохранился только конец статьи: «господину же и товар, а не лишитеся его».

Естественно, что составитель Сокращенной Правды, когда сокращал и перерабатывал текст Троицкого извода, решил опустить остаток данной статьи.

Коснемся теперь других вопросов происхождения Сокращённой Правды. Здесь, прежде всего, надо отметить, что предположение М. Н. Тихомирова о возникновении Сокращенной Правды в церковной среде и притом для надобностей новой Пермской епархии не подкреплено никакими серьёзными данными.

Неубедительны и его доводы о том, что Сокращенная Правда носит следы новгородского происхождения. Так, он без всякого основания считает институт видоков, о котором упоминается в Сокращенной Правде, новгородским институтом. По его мнению, интерес к холопам, якобы особо отразившийся в Сокращенной Правде, тоже свидетельствует о новгородском происхождении данного памятника (?!) и т. д.

Максимейко, как было указано, развил мысль Ланге о том, что Сокращенная Правда возникла в Московском государстве. Он привел, как нам кажется, совершенно исчерпывающие данные о влиянии московского права на Сокращенную Правду. Так, там упомянут типично московский институт — бесчестье. Далее, списки этой редакции содержатся в Кормчих, которые были распространены в Московском государстве.

Однако мы не можем согласиться с ним при решении вопроса о времени происхождения Сокращенной Правды. Мы не можем понять, какой был смысл перерабатывать Русскую Правду во время составления Соборного Уложения, т. е. в середине XVII в., когда этот памятник потерял всякое значение действующего источника права. Всем было известно, что ее нормы не находятся в соответствии с основными положениями московского права. Само собой разумеется, источником Соборного Уложения эта небрежная переработка Русской Правды быть не могла. Ведь даже при составлении Судебника 1497 г. были заимствованы только две статьи Русской Правды!

Тот факт, что рукописи, в которых находились списки Сокращённой Правды, относятся к XVII в., не имеет особого значения при датировке самого памятника.

Сокращенная Правда могла нахо- диться и в Кормчих более раннего времени, которые до нас не дошли.

Нам думается, потребность в приведении постановлений Русской Правды в некоторое соответствие с московским правом могла возникнуть только тогда, когда Русская Правда еще не окончательно утратила свое значение, основные же положения московского права только стали утверждаться; в Москве не было сделано и попыток кодификации. Нам думается, что таким временем является вторая половина XV в. При переработке текста составитель решил исключить наиболее архаические статьи Русской Правды, смысл которых стал утрачиваться в XV в. и притом в Московском княжестве. где стали складываться свои особенности правовой системы.

IV редакция. К четвертой редакции нами отнесены списки Русской Правды, находившиеся в непосредственном соединении со статьями так называемого Закона Судного людем или Судебника царя Константина, являющегося болгарской переделкой византийских законов.

Эти статьи присоединены к тексту Русской Правды без всякого особого оглавления, и каждый из списков этой редакции представляет собой единое литературное целое. Чтобы еще сильнее представить данный памятник как одну из редакций Русской Правды, составитель заключил его рядом русских статей, которые по содержанию и стилю являются весьма близкими к статьям Русской Правды.

Списки этой редакции были помещены в особые юридические сборники, составной частью которых являлись церковные Уставы Владимира, Ярослава и Всеволода. Интерес к этим уставам со стороны составителей этих юридических сборников дает основание считать, что они возникли в церковной среде. Поскольку в Судебнике царя Константина имеются некоторые элементы византийского права, то возникновение юридических сборников, составной частью которых является этот Судебник, знаменует начало рецепции византийского права. Сопоставляя нормы Русской Правды с Судебником, необходимо притти к выводу, что нормы последнего отражают несравненно большую остроту классовых противоречий и суровость уголовной репрессии.

Источниками IV редакции Русской Правды являются следующие памятники: 1) Слово Василия Великого; из этого Слова было взято предисловие; 2) список Русской Правды, протограф которого дао составу своих статей всего ближе к списку, находящемуся в Троицком сборнике № 765, а также Пушкинскому списку (в этих списках помещено особое предисловие).

Этот протограф является более близким к первоначальному подлиннику, нежели протограф Троицкого или Синодального списка, поскольку в нем нет крупного дефекта: пропуска одной из статей о холопах (статья 108 (119) ) 3) Следующим источником Русской Правды IV редакции является Закон Судный людем так называемой Средней редакции.

Если надо присоединиться к взгляду Павлова о том, что связь -между Русской Правдой и Законом Судным проводилась русскими переписчиками и составителями сборников «во времена отдаленные, может быть в ту эпоху, когда в первый раз появились полные списки Русской Правды» \ то органическое соединение статей обоих этих памятников и возникновение единого литературного целого должно быть отнесено к более позднему времени, т. е. ко времени, когда необходимость в более суровой уголовной репрессии осознавалась правящей верхушкой.

Мнение Тихомирова о том, что появление данной редакции обусловлено пропуском двух страниц из Закона Судного при переписке, не подкреплено какими-либо соображениями. 4)

Следующим источником IV редакции является Устав о мо- стех и 5) русские статьи, которые не входили в протограф II, III и IV редакций.

Место возникновения Русской Правды данной редакции, несомненно, Великий Новгород. Достаточно указать, что юридический сборник, в состав которого помещались списки данной редакции, включает типичный новгородский памятник — Устав князя Ярослава о мостех.

Что касается времени возникновения данной редакции, то, поскольку в другом сборнике, составлявшем также приложение к Археографическому списку летописи и включавшем перечень русских князей и русских митрополитов, последним князем назван Василий Дмитриевич (+ 1425 г.), то она не могла возникнуть позднее конца XIV, начала XV в. Скорее всего, она возникла в начале XV в.

III редакция. Эту редакцию Русской Правды составляют так называемые Карамзинские списки (т. е. списки, на которые обратил внимание в свое время историограф Карамзин). Большей частью эти списки дошли до нас, как было указано, в составе особого юридического сборника, который помещен под 1019 г. в Софийской I летописи.

Основной особенностью списков этой редакции является то, что после так называемого Устава Ярослава там помещены так называемые «статьи о резах». Заканчиваются списки этой редакции Уставом о мостех и некоторыми дополнительными русскими статьями. Так называемые статьи о резах, как полагает большинство исследователей, не имеют никакого отношения к Русской Правде. Это своего рода вычисления какого-то досужего математика.

Протограф Русской Правды данной редакции не дошел до нас. Поскольку в списках данной редакции нет основного дефекта Троицкого и Синодального изводов (отсутствие начала статьи 108 (118),) этот протограф древнее и исправнее, нежели Троицкий и Синодальный списки.

Место возникновения этой редакции Русской Правды не вызывает никаких сомнений, — это Великий Новгород. Об этом свидетельствует не только нахождение в одной из Новгородских летописей — Софийской летописи, но и Устав о мостех, являвшийся новгородским памятником.

Что касается времени возникновения данной редакции, то для решения этого вопроса имеет значение свидетельство переписчика юридического сборника, в состав которого вошла Русская Правда, о том, что часть его была выписана из «великого и старого Номоканона» в Москве в 1402 г. Можно полагать, что эта редакция могла появиться в середине XV в.

<< | >>
Источник: С.В.ЮШКОВ. КУРС ИСТОРИИ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА СССР / Общественно политический строй и право Киевского государства. 1949

Еще по теме § 4. Обзор V—III редакций:

  1. § 3. Русская Правда в Сборниках и Кормчих
  2. § 4. Обзор V—III редакций
  3. § 2. Классификация списков Устава князя Владимира
  4. § 3. Обзор производных редакций
  5. § 6. Вопрос о подлинности Устава князя Владимира
  6. § 1. Устав князя Ярослава
  7. 3. Новая волна эмиграции и журналистика 1870-х годов
  8. 2. Печать партии социалистов-революционеров (М. В. Федоров)
  9. «жизнь»
  10. «СМЕЛАЯ НАУЧНАЯ МЫСЛЬ»
  11. Средняя пора
  12. II От Моммзенадо Ферреро
  13. ОБЗОР БИБЛИОГРАФИИ
  14. Список сочинений и печатных материалов, относящихся к истории России в царствование Александра III
  15. ПРИМЕЧАНИЯ
  16. 1.1. Истоки изучения Кормчих книг в России
  17. 1.2. От Г.А. Розенкампфа до В.Н. Бенешевича
  18. 3.3.1. «Энциклопедическая» часть Кормчей книги
  19. Литература: