<<
>>

ОСОБЕННОСТИ В ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКОМ СТРОЕ ВЕЛИКОГО НОВГОРОДА

Вопрос об особенностях в процессе феодализации Великого- Новгорода был поставлен еще Рожковым \ относившим новгородский феодализм к типу так называемого муниципального феодализма.
По его мнению, в хозяйственном отношении муниципальный феодализм характеризуется преобладанием транзитной внешней торговли, которой подчиняются и ремесло, и земледелие, и другие отрасли сельского хозяйства.

Но если принять это определение, то муниципальным феодализмом придется называть не только феодализм е Новгороде, но и общественно-экономический строй Финикии, Карфагена, словом, тех стран, где была сильно развита внешняя торговля.

К тому же Рожков не объяснил, как же возник этот муниципальный феодализм в Новгороде.

Естественно, что при установлении особенностей в процессе феодализации Новгорода придется отказаться от этого понятия.

Нам думается, что особенности в процессе феодализации в Новгороде обусловливаются особенностями в процессе развития крупной феодальной сеньории и особым положением, которое стал занимать Новгород после упадка Киева как экономического и политического центра. Как известно, Новгород, после того как Киев сделался этим центром, перестал привлекать к, себе князей.

Достаточно показателен в этом ' отношении высокомерный ответ князя Святослава новгородцам, пришедшим к нему просить себе князя: «Абы пошёл кто к вам», — сказал он. Да и те князья, которые сидели в Новгороде, в частности Владимир и Ярослав, смотрели на Новгород только как на своего рода плацдарм для последующего продвижения в Киев* Пренебрегая Новгородом, связывая свою судьбу с Южной Русью и с Киевом, князья не были заинтересованы в том, чтобы превратиться в местных землевладельцев и образовать там свой домен. Ввиду этого, экспроприация общинных земель была произведена не князьями и не дружинными элементами, а местными представителями родо-племенной знати, а также крупными землевладельцами, выросшими внутри разлагавшихся общин.

Большая часть не освоенных новгородским боярством земель досталась церковным учреждениям: Софийскому дому, монастырям, церквам. Ввиду этого, и удельный вес церковного землевладения R Новгороде был более значительным, нежели в других землях. Итак, в Новгороде не могло быть положено начало княжескому домену, не могло развиться землевладение княжеских дружинников. Когда же Новгород сделался центром внимания князей, а это обусловливалось ростом его экономического и политического значения, то было уже поздно. Сплоченное новгородское боярство приняло все меры к тому, чтобы не дать возможности князю и его окружению начать осваивать земли как новгородских феодалов,, так и общинников. Постепенно слагается своего рода конституционная норма, запрещавшая князю, его княгине, его боярам и дворянам приобретать — возмездно или безвозмездно — земли, находившиеся на территории Новгорода. В первом 259 дошедшем до нас договоре новгородцев с князем (великим князем Тверским Ярославом Ярославичем) от 1265 г. мы встречаем следующую статью:

«А в Бежицах, княже, тобе, ни твоей княгине, ни твоим боярам, ни твоим дворянам сел не держати, ни купити, ни даром принимати и по всей волости Новгородской». Слагается другая норма, запрещавшая князю и его окружению принимать в заклад- ники новгородцев. В том же договоре говорится: «ни закладников приимати, ни княгини твоей, ни боярам твоим, ни дворяном твоим, ни смерда, ни купчины». Запрещение закладничества обусловлено не только тем, что оно расширяло политическую базу князей, но также и тем, что приём в закладники новгородцев, как было указано, вел к последующему превращению их в феодально-зависимое и крепостное крестьянство, к экспроприации их земель.

Хотя все эти нормы содержатся в договоре 1265 г., но в самом тексте его указывается, что это новгородская пошлина, которая оформилась при дедах и отце великого князя Ярослава Яро- славича — Ярославе Всеволодовиче. Сопоставление договорной пошлины с политической практикой Великого Новгорода XII и начала XIII в., произведенное Костомаровым260, подтверждает это.

Итак, одной из основных особенностей в процессе феодализации Новгородской земли является невозможность возникновения в Новгороде княжеского домена и развития его в дальнейшем, что должно было обусловить ряд дальнейших особенностей.

В первую очередь, это должно было сказаться на способах превращения свободного сельского населения в феодально-зависимое и на формах экспроприации общинных земель- Как в свое время было указано, одним из основных способов превращения свобод- ных даныциков в зависимое крестьянство было постепенное превращение дани в феодальную ренту. Этот способ предполагает непосредственное участие князя и его многочисленных агентов. В Новгороде он был исключен, поскольку установилась конституционная норма о запрещении князю и его окружению брать с населения поборы свыше установленных в договорах.

И в Новгороде даныцики с течением времени стали называться смердами; и здесь смерды находятся в ведении князя, но вместо права на неограниченную эксплоатацию смердов здесь возникает обязанность «блюсти» смердов. Достаточно указать, что князю Всеволоду был «показан путь», между прочим, и за то, что он не «блюдет» смердов.

В Новгороде отношения смердов к князю и городу не могут быть отождествлены с отношениями подданства. Здесь они носят своеобразный характер. Здесь они выражаются в несении различного рода повинностей, с одной стороны, и во властной опеке — с другой. Повинности, которые смерды на юге тянули к князю и княжему хозяйству, смерды в Новгороде стали тянуть к городу, выполняя их за городское население. Сообщение летописей о существовании в Новгороде особого смердьего моста и смердьих ворот дает нам возможность сделать предположение о том, что смерды привлекались к мостовому и городовому делу непосредственно в городе. Об отправлении ими разного рода повинностей и уроков Пскову, согласно особой смердьей грамоте, совершенно определенно говорит летописный рассказ о событиях 1485 г. в Пскове.

Эти особые повинности как будто отправлялись исключительно смердами; другие группы сельского населения, например, своеземцы, половники и пр. их не несли, находясь в общем государственном тягле. Таким образом, выйдя из личной зависимости князя, смерды в Новгороде попали в подчинение города как феодального центра, мало-помалу превратившись в особую группу сельского населения, эксплоатируемую городскими и феодальными группами.

Существо этих своеобразных отношений было хорошо понято и отмечено одним из ганзейских посольств в Новгороде. В своём сообщении оно отчетливо выявило отношения зависимости смердов от новгородцев: так, между прочим, при переговорах с новгородскими боярами один из членов посольства указал: «Vos Nogardensis bona fflla habetis et ea cum smerdis vestris divistis. Smerdi ves1;ri sunb et idcirco de jure tenemim respondere» К

Но смерды, будучи защищены от попыток князей превратить их из даныциков в феодально-зависимое крестьянство, разумеется, закабалялись разными способами новгородским боярством и другими крупными землевладельцами;. Таким образом, можно считать, что в Новгороде задолженность и патронат являются иаи- более обычными способами превращения свободного населения в феодально-зависимое крестьянство:

По мере упадка Киева росло значение Новгорода как торгового центра. Поскольку и ранее крупные землевладельцы сосредоточивались в гсфодах, то благоприятная экономическая конъюнктура была в первую очередь использована городскими землевладельцами. Они не только сделались феодалами, но и наиболее крупными торговцами и банкирами и, следовательно, сосредоточивали в своих руках все нити тогдашней экономики. Новгородский боярин держал в своих руках не только зависимое крестьянство, но и мелких купцов и ремесленников. Таким образом, экономическая база новгородских феодалов была чрезвычайно широкой. А это обусловливало целый ряд особенностей в классовой структуре Новгорода, в правовом оформлении феодальных классов и в расстановке классовых группировок.

Прежде всего, класс феодалов возник в Новгороде несколько иначе, нежели в других землях. В него не вошли дружинные элементы, поскольку дружина шла за князьями, тянувшими к Киеву, и поскольку им, как и их князьям, впоследствии стали запрещать осваивать новгородские земли и принимать закладников. Класс новгородских феодалов, следовательно, образовался только из крупных землевладельцев, возникших в недрах разлагавшихся сельских общин.

Пополнялся этот класс из числа наиболее зажиточных купцов и ремесленников. Так как новгородским князьям запрещалась самостоятельная (без согласия посадника) раздача земель (а своих земель у него не было), то в Новгороде не мог возникнуть вассалитет. Да, кроме того, новгородские бояре и другие феодальные группы, занятые в торговле и в банкирском деле, едва ли хотели быть военными слугами князей. Следовательно, при отсутствии в Новгороде вассалитета не могли возникнуть и такие феодальные институты, как лены, бенефиции и другие формы условного землевладения.

Так как новгородские бояре и другие феодальные группы не были военными слугами князя, то у них не было ни дружины, ни подвассалов. Наконец, поскольку у князя не было крупного хозяйства, в Новгороде не могла сложиться система дворцово-вот- чинного управления (достигшая весьма большого развития и в других землях), вследствие чего не мог возникнуть и министериа- литет.

Таким образом, в Новгороде не могла возникнуть феодальная лестница. Феодальные группировки определялись величиной их земельных владений и удельным весом в торговле. Бояре составляли верхнюю ступень, поскольку они были самыми крупными землевладельцами и банкирами, житьи люди — следующую, а за ними шли крупные земцы, или своеземцы- Все эти особенности в процессе возникновения феодального землевладения, класса феодалов и класса феодально зависимого крестьянства определили особенности и в политической организации. Они в достаточной степени изучены. Мы коснемся их в самых общих чертах. Поскольку князья, в конце концов, лишились экономической и социальной базы, а новгородские бояре не желали делиться с князем и его окружением своим экономическим и политическим влиянием, то Новгород, по мере распада Киевского государства, стал итти не к феодальной монархии, а к феодальной республике. Другой основной чертой политического устройства Новгорода было то, что он сделался не просто столицей- резиденцией основных политических органов, а руководящим политическим центром — Господином Великим Новгородом.

Эта черта обусловливалась тем, что в Новгороде сосредоточивались все нити хозяйства: новгородские феодалы, как указано, были не только землевладельцами, но и держали в своих руках торговлю.

А это все обусловливало целый ряд особенностей в структуре и во взаимоотношениях органов власти.

Поскольку главной политической силой было старое боярство, экспроприировавшее большую часть Новгородской земли, то основным органом власти с течением времени стал боярский совет. Он не может быть отождествлен с теми совещаниями с боярами, которые созывали князья в других землях. Боярский совет, прежде всего, превратился в настоящее учреждение с определенными функциями. Далее, боярский совет организовывался и в дальнейшем пополнялся новыми членами без всякого участия князя. Следовательно, он превратился в самодовлеющий, независимый орган.

Иное положение стало занимать и вече в системе новгородских политических органов. Как было указано, в других землях, по мере того как утверждалась власть князя—феодального монарха, вече перестало созываться и затем постепенно отмерло. Нов Новгороде, наоборот, из совещаний, созывавшихся по мере надобности, вече стало превращаться в настоящее учреждение с определенным кругом деятельности. Эта живучесть веча, рост его политического влияния определялись тем, что боярство, в целях преодоления княжеских притязаний на расширение власти, принуждено было поделиться своей властью с городскими купцами п ремесленниками. Умело затушевывая свою решающую роль при принятии вечевых решений, оно стремилось противопоставить князя всему коллективу жителей Новгорода.

Своеобразно стало и положение князя. Князь, не успевший сделаться землевладельцем в Новгородской земле, не успевший обзавестись своим доменом, не имел в Новгороде ни экономической, ни социальной базы. Он не мог опираться в Новгороде на какую-либо влиятельную группу общества, естественно, что он не мог достигнуть той степени власти и влияния, какой, как общее правило, достигли князья в других землях.

Вместо того чтобы стать феодальным монархом, князь превратился в магистрата Новгородской республики. К нему вполне 396 приложима характеристика Ключевского, ошибочно им данная всем князьям Киевской Руси. Это был действительно военный сторож, а не первый феодал в своей земле. Новгородские феодальные группы, не давая возможности князю и в дальнейшем обзавестись доменом и расширить свою экономическую и социальную базы, принимали все меры, чтобы он не расширил и своих политических функций. С этой целыо они заключали с князем договоры, в которых точно фиксировались права и обязанности князя. Характерно, что основные прерогативы княжеской власти по этим договорам были ограничены. Так, в древнейшем договоре, который дошел до нас, князю запрещалось держать новгородские волости княжескими людьми; ему же запрещалось раздавать новгородские волости без посадника.

Естественно, что права князя по отношению к новгородской администрации также ограничиваются. Посадник и тысяцкий не назначались князем, а избирались вечем. Из княжеских агентов, какими они были в других землях, они, таким образом, превратились в республиканских магистратов.

В ином положении стали находиться и новгородские города. Они не были центром княжего феодального властвования, а подчинялись всему городскому коллективу; они были городами Господина Великого Новгорода.

<< | >>
Источник: С.В.ЮШКОВ. КУРС ИСТОРИИ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА СССР / Общественно политический строй и право Киевского государства. 1949

Еще по теме ОСОБЕННОСТИ В ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКОМ СТРОЕ ВЕЛИКОГО НОВГОРОДА:

  1. ГЛАВА 1 ВОПРОС ОБ ОСНОВНЫХ ТЕРРИТОРИАЛЬНЫХ ЕДИНИЦАХ КИЕВСКОГО ГОСУДАРСТВА
  2. ОСОБЕННОСТИ В ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКОМ СТРОЕ ВЕЛИКОГО НОВГОРОДА
  3. 18. Р.Г.Скрынников. У истоков самодержавия.
  4. «СОЦИАЛ-ДЕМОКРАТ» И «РАБОТНИК»
  5. «ИСКРА» И «ЗАРЯ»
  6. Социально-философские основы идей декабризма
  7. Новые условия, формы и тактика революционной борьбы. Крах системы «полицейского социализма»
  8. XXV С. Ф. Платонов (1860-1933), М. А. Дьяконов (1855-1919), В. С. Иконников (1841-1923)
  9. Россия в XVI веке
  10. ОТКУДА ПОШЛА «РОССИЙСКАЯ АМЕРИКА»
  11. ГЛАВА 7. КЛАССИЧЕСКАЯ ПЕДАГОГИКА60-х ГОДОВ XIX в.
  12. 1. СТАНОВЛЕНИЕ РУССКОГО ГОСУДАРСТВА В XIV – НАЧАЛЕ XVI в.
  13. ГЛАВА 3 Мера зла
  14. ГЛАВА 6 Новгород
  15. ГЛАВА 12Литва
  16. Социально-экономический и политический строй.
  17. ВВЕДЕНИЕ
  18. 2.2.3. Освещение общественно-культурной жизни в неофициальной части