<<
>>

Покон вирный и Урок мостников

. Последняя часть Краткой Правды состоит из постановлений, которым в литературе было, усвоено название «Покона вирного» и «Урока мостников». Началом Покона вирного надо считать слова: «А от гривне мечнику куна»...

Большинство исследователей, ссылаясь на прямое указание этого памятника.- «то ти урок Ярославль», считает его, на наш взгляд, совершенно правильно, постановлением Ярослава.

Как денежный счет, так и распределение сумм между вирником и князем носят архаические черты. К стилю и характеру Покона вирного приближается так называемый Урок мостников, который также скорее всего мог быть установлен Ярославом.

Что же касается церковного и притом новгородского происхождения Урока мостников, то оно доказывается, по мнению. М. Н. Тихомирова, тем, что якобы забота о мостах и мостовых («городницах) лежала на духовенстве К Словом, по М. Н. Тихомирову, и Покон вирный и Урок мостников являются позднейшими подлогами новгородского духовенства. Следовательно, ни в Киеве, ни в других центрах не существовало никаких норм о распределении сумм, поступающих от сбора вир, и не было установлено таксы за постройку мостов и «городниц».

Основные аргументы М. Н. Тихомирова—это указание на де^ сятину в повышенном размере (одна пятая княжеских сборов), в которой были заинтересованы не князь, а церковь, и ошибка, сделан, ная в статье о десятине, вместо слова «десятина» было написано слово «девятина», которое имело определенный технический смысл в церковных памятниках, обозначая поминовение по умершим е течение девяти дней 132.

Если прибегать к подобной аргументации М. Н. Тихомирова, то в сущности ни один памятник, говорящий о церкви, не может быть признан подлинным, поскольку в возникновении его «былг< больше заинтересована церковь, а не князь».

М. Н. Тихомиров всячески стремится доказать новгородское; происхождение не только основных редакций и изводов Русской Правды, но и тех отдельных памятников, которые были использованы составителями и редакторами этих редакций.

В силу этого он не соглашается с теми исследователями, которые считают Покон вирный и Урок мостников постановлением Ярослава, т. е. таким памятником, киевское происхождение которого должно быть несомненным. М. Н. Тихомиров отрицает официальное происхожде* ние и Покона вирного и Устава мостников, считая их записями, составленными в церковной среде, и, конечно, в Новгороде. С дру- Гой стороны, в Уроке мостников нигде не видно, что забота о мостах— была возложена в Новгороде на церковь.

Время и место происхождения первой редакции (Краткой Правды). Нами было выяснено время и место происхождения основных частей Краткой Правды. Возникает вопрос, когда возникла вся Краткая Правда. Коснемся мнений только тех исследователей, которые считали Краткую Правду единым литературным целым.

Карамзин считал всю Краткую Правду памятником законодательства Ярослава. Упоминание о съезде Ярославичей после смерти отца, по Карамзину, являлось позднейшей вставкой, ранее не входившей в первоначальный текст Правды.

По Ключевскому, Краткая Правда (равно как и Пространная) возникла в церковной среде не позднее начала XII в.

Н. А. Максимейко хотя и считает, что Древнейшая Правда возникла в Новгороде, а Правда Ярославичей в Киеве, тем не менее Краткая Правда, по его мнению, является сборником, обе части которого составлены одновременно и одним и тем же лицом, Повидимому, новгородцем, во второй половине XI в.

И. А. Стратонов, как было указано, считает, что отдельные части Краткой Правды были сведены авторами летописных сводов, приписавших этот сводный текст Ярославу.

М. Н. Тихомиров считает, следуя Ключевскому, Краткую Правду памятником, возникшим в церковных кругах и, конечно, в Новгороде. Поскольку М. Н. Тихомиров очень много говорит 0

Всеволоде Мстиславиче, то, повидимому, он хотел бы связать ее происхождение с именем этого князя (до его изгнания, т. е. До 1136 г.). «Все сказанное выше, — пишет М. Н. Тихомиров,—позволяет отнести время составления Краткой Правды ко времени князя Всеволода.

Краткая Правда должна была явиться сборником гражданских законов Новгорода, подобно тому, как другие грамоты Всеволода определяли права церкви (святой Софии) и купечества» х. Взгляд Карамзина о том, что вся Краткая Правда является памятником законодательства Ярослава и что только одна статья, содержавшая упоминание о съезде Ярославичей, является позднейшей вставкой, мы принять не можем, поскольку мы видим, что не только одна статья, но и все статьи второй части Краткой Правды, за исключением Покона вирного и Устава мостников, являются дальнейшим развитием норм русского права. Этими статьями устанавливаются новые принципы феодального права, права-привилегии, неизвестные Правде Ярослава. Следовательно, Краткая Правда состояла, как мы и установили, из разных частей, возникших в разное время, и притом из таких частей, происхождение которых не могло быть отнесено к княжению Ярослава. Следовательно, она и не могла возникнуть в его княжение. Взгляд Клю- чевского о происхождении Краткой Правды как позднейшего (начало XII в.) подложного памятника не может быть принят и в сущности и не был принят исследователями. Его аргументы (отсутствие статей о судебном поединке—«поле», против которого будто бы восставала церковь, нахождение Русской Правды в сборниках церковного происхождения) были признаны неубедительными. Прежде всего язык Русской Правды носит весьма слабые следы церковных памятников. Далее, церковная практика совершенно не отразилась на нормах Русской Правды, которая, несомненно, защищала интересы исключительно светских феодалов— князя, бояр и их дружинников. Что же касается отсутствия статей о «поле», то Русская Правда вообще не являлась исчерпывающим правовым кодексом. Ёе составители вовсе не задавались целью регулировать все институты права XI в. Русская Правда касалась лишь тех изменений, которые происходили в системе права. Очевидно, никаких изменений в организации и условиях судебного поединка не произошло и, следовательно, составителю не было смысла касаться этой процессуальной формы.
Наконец, Русская Правда встречается не только в сборниках церковного происхождения. Как было указано, первоначально Русская Правда являлась основной статьей так называемого Сборника, состоящего из русских статей. В Кормчую книгу Русская Правда была перенесена сравнительно поздно (конец XIII в.).

Отвергая церковное происхождение Краткой Правды, мы тем самым подчеркиваем тот факт, что она являлась памятником, отразившим текущее законодательство. Мы не можем, следовательно, игнорировать указание самой Правды на постановления Ярослава и Ярославичей и должны, таким образом, связывать ее происхождение со временем, близким ко времени княжения Ярослава и Ярославичей, т. е. ко второй половине XI в.

Не может быть принят и взгляд Максимейко о происхождении Краткой Правды, поскольку, как было уже указано, мы не можем признать правильным основной его тезис об одновременном составлении и притом одним и тем же лицом, но в разных местах (Новгороде и Киеве) оснозных частей Краткой Правды (Правды Ярослава и Правды Ярославичей).

Взгляд Стратонова о происхождении Правды Ярославичей в 1035 г. основан на предположении. Но это предположение невозможно. Дело-в том, что в 1035 г. Ярославичи—Изяслав, Святослав и Всеволод, которые, по Краткой Правде, издавали новые законы, были малолетними. Но даже, если этот довод мог бы быть оспорен Стратоновым (он мог бы указать, что не сами малолетние Ярославичи издавали законы, а их окружение), то их мужи: Чудин, Коснячко, Перенег, Никифор, о которых летописи упоминают в конце 60-х и в начале 70-х годов XI в., тоже были малолетними, и, следовательно, также не могли принимать участия в законодательной деятельности.

Нельзя принять и взгляд М. Н. Тихомирова о происхождении Краткой Правды.

Прежде всего его указание на то, что она возникла в среде духовенства, встречает все те возражения, которые были выдвинуты против теории Ключевского. А с другой стороны, если согласиться с его положением, что она возникла в Новгороде в период княжения Всеволода Мстиславича, т.

е. в первой половине XII в., то придется сделать совершенно невозможный для истории развития русского права вывод о том, что на Руси вплоть до Псковской судной грамоты и Судебника 1497 г. не существовало юридических сборников. Выходит так, что ни Киев, ни другие части Киевского государства совершенно не знали сборников права даже и неофициального происхождения. Словом, по М. Н. Тихомирову, история русского права X—XII вв. была исключительно примитивна.

Что же касается частных его доводов в защиту новгородского происхождения Краткой Правды, то и они мало убедительны. В самом деле, надо доказать, что слова изгой и Словении (в противовес киевлянину — русину), огннщанин — чисто новгородские слова, совершенно не встречающиеся в памятниках других частей Киевского государства. Об изгоях-князьях говорится в летописях отнюдь не новгородского происхождения, о славянах, в противоположность руссам, систематически говорится как в первоначальной летописи, так и в византийских и арабских источниках. М. Н. Тихомирову надо еще доказать, что Словении в Краткой Правде означает новгородца. Поскольку, как нами было выяснено, не могут быть приняты вследствие слабости аргументации и явной гипотетичности взгляды предшествующих исследователей о времени и месте происхождения Краткой Правды, то необходимо остановиться специально на этом вопросе.

Мы решаем его следующим образом.

Издание Судебника Ярослава, постановления съезда Ярославичей, последующее издание новых постановлений услоіжнило законодательный материал. Очевидно, возникла потребность в его «кодификации». Но ясно, что основным источником норм, не вошедших в Судебник Ярослава и в постановления съезда Ярославичей, были новые постановления, которые развивают элементы феодального права. Достаточно указать, что за «муку» смердов взималось 3 гривны, а за муку огнищан, тиунов и мечников — 12 гривен.

При объединении правового материала в один сборник надо было включить в его состав и те постановления, которые были изданы Ярославом, но не вошли в его Судебник.

BptMH происхождения Краткой Правды определяется тем, что в ней не содержится постановления об отмене кровной мести, которое было произведено на втором съезде Ярославичей (состоявшемся еще при жизни князя Изяслава).

Вероятно, она была составлена в 60—70-х годах XI в., во всяком случае позже так называемой Правды Ярославичей.

Что касается места, где был составлен сборник, известный под .названием Краткой Правды, то это, вероятно, был Киев. Поскольку в этом Судебнике содержатся новые постановления и поскольку в обнародовании этих постановлений нуждались центральные и местные органы власти, официальное происхождение Краткой Правды является несомненным.

Источниками Краткой Правды являются нормы обычного права (их больше всего в Правде Ярослава, специально отбиравшего те из них, которые больше всего соответствовали интересам класса феодалов), судебные решения и постановления отдельных князей и княжеских съездов (как было указано, Правда Ярославичей является постановлением подобного съезда).

Что касается влияния на нормы Краткой Правды германо-скандинавского права (Карамзин, Гетц), византийского права (Рожков, Максимейко), болгарско-византийского через Закон Судный людем (М. Н. Тихомиров) ,то его надо опровергнуть со всей решительностью. В настоящее время мы подробно ознакомились с основными чертами права в период становления и первоначального развития феодализма (например, с грузинским правом, казахским и монгольским правом и т. д.), и те черты, которые исследователям представлялись специфическими для германского или византийского права, присущи праву всех народов, находящихся на определенной стадии общественно-экономического развития (система композиций при существовании кровной мести, изменение размера композиции в зависимости от посягательства на представителей тех или иных групп общества и т. д.).

Общая характеристика. Русская Правда является сборником, кодексом русского феодального права. Она возникла в период становления феодального общества в Киевской Руси. Она содержит ряд пластов, относящихся к разным моментам этого становления. Русская Правда своими корнями уходит в право дофеодального общества и сама кладет основу для дальнейшего развития феодального права. Ее значение как источника русского феодального права исключительно и после распада Киевского государства на ряд феодально раздробленных княжеств. Русская Правда долгое время является основным источником права как в Литовском и в Московском государствах, так и в Новгороде. Прежде чем войти в состав летописей и Кормчих, она долгое время являлась главной частью разного рода сборников, которые состояли из основных памятников действовавшего тогда права. Без тщательного изучения Русской Правды нам не будет понятно дальнейшее развитие феодального права как и в Литовском, так и в Московском государствах. Далее, Русская Правда, возникнув в период становления русского феодального общества, но своими корнями уходящая в право дофеодального периода, является сборником русского феодального права.

<< | >>
Источник: С.В.ЮШКОВ. КУРС ИСТОРИИ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА СССР / Общественно политический строй и право Киевского государства. 1949

Еще по теме Покон вирный и Урок мостников:

  1. § 1. Историографический обзор
  2. Покон вирный и Урок мостников
  3. Борьба со степью