<<
>>

§ 2. Правовое положение холопов

Холопы © начале данного периода считались вещью своих господ, которые могли безнаказанно их убивать, продавать, распоряжаться их брачной судьбой, наказывать по своему произволу.

За убийство холопа взыскивалась не вира, а особое вознаграждение— 5 гривен, а за рабу — 6 гривен.

Убийство раба, выз- ваннде по его вине, не подлежало наказанию. За кражу княжеские, боярские и «чернечьские» холопы не наказывались продажей (т. е. нормальным для свободных и для смердов наказанием — «зане суть несвободни») (40 (46) Тр.).

Процесс превращения холопов в феодально зависимое, крепостное население и вызванное этим процессом сближение холопов с феодально зависимым крестьянством очень хорошо отражается в юридических памятниках, в частности в Русской Правде. В них можно проследить все усиливающуюся тенденцию изыскать новые способы порабощения и одновременно с этим расширить эконо.- мическую самостоятельность холопов, а также приблизить юридическое положение холопов к положению феодально зависимого крестьянства. Само собой разумеется, что юридические памятники, регламентируя эти изменения в положении холопов, учитывают интересы не самих холопов, а их владельцев, которые могли при расширении публичных и гражданских прав холопов наилучшим образом их эксплоатиронать.

В достаточной степени хорошо правовая регламентация процесса сближения холопов с феодально зависимым крестьянством могла быть изучена и на основании текста Русской Правды, если не подходить к этому изучению формально, т. е. не только стремиться вникать в смысл статей, но стараться уяснить, почему та или иная форма была установлена и помещена в Русскую Правду. Это совершенно необходимо при изучении данного памятника, являющегося, как нами доказано, сборником не обычного права,, а новых норм, которые отменяют сложившиеся обычаи и общепринятую практику.

Об определённых сдвигах в положении холопов говорит уже первая часть Пространной Правды — Устав князя Ярослава. Здесь среди статей о холопах обращает на себя внимание статья о так называемом челядинном своде (32(38)Тр.). Эта статья имеется и в Краткой Правде (16 Акад.), но здесь она дополняется сентенцией: «А то (челядин) есть не скот, не лзе рчи: не ведаю у кого есмь купил, но по языку и ти до конця». Далее, в Уставе Ярослава имеется статья (40 (46) Тр.), по которой с княжеских, боярских и церковных («черньцевых») холопов, виновных в краже, продажа не взимается, но их хозяева должны платить двойное вознаграждение потерпевшему.

Обычно комментаторы этой статьи указы,влют, что установление этой нормы было вызвано стремлением подчеркнуть, что холоп не считается субъектом преступления и кража, совершённая холопом, не считается деянием уголовным, и поэтому вместо продажи в пользу князя увеличивается вознаграждение в пользу истца. Но почему эта статья была помещена? Неужели не было до сих пор известно, что холоп не может быть субъектом преступления? Наконец, почему статья говорит не о холопах вообще, а о холопах, принадлежащих феодальной группе: князьям, боярам, церкви? Ведь можно было бы просто упомянуть о холопах, не указывая, кому они принадлежат.

Мы, конечно, не можем объяснить наличие данной статьи желанием декларировать давно существовавший принцип, что рабы не могут быть вообще субъектами преступлений.

Русская Правда содержит, как было указано, только те статьи, которые изменяют сложившиеся нормы. Она не является сборником правовых деклараций. Была, конечно, какая-то необходимость эту норму установить, именно в данный момент. Нам думается, появление этой нормы можно объяснить только тем, что до этого установилась практика взимать продажу с холопов, как и со смердов. Эта практика теперь отвергается, но не полностью, только по отношению холопов, принадлежавших феодалам — князю, боярам и церкви. Холопы же других групп населения—купцов, ремесленников, своеземцев и т. д. — должны были платить, подобно смердам, продажу. Следовательно, этой нормой устанавливалась особая привилегия для феодальных групп, так как при двойном вознаграждении за похищенное (двойной урок) платилось меньше, нежели за урок и продажу. В частности, урок за коня был равен гривне, а продажа — двумя гривнам и даже трем (за похищение княжеского коня). Таким образом, установление данной 318 нормы может быть объяснено только сближением юридического положения холопов с юридическим положением смердов.

В особенности много материала, свидетельствующего об изменившемся положении холопов в XII в. в смысле увеличения их хозяйственной самостоятельности и расширения их публичных и гражданских прав, содержит Устав князя Владимира Моно>маха. Очень характерно, что в этом Уставе помещен весьма крупный комплекс статей о холопах, который обычно называется Устаьом о холопах. Такое исключительное внимание к вопросу о холопах можно объяснить только тем, что положение холопов сильно изменяется вследствие дальнейшего развития процесса феодализации. Устав князя Владимира, как было указано, регламентирует источники холопства. На практике и в быту, конечно, было больше способов порабощения. Можно думать, что законодательство Владимира Мономаха, стремившегося разрядить напряженную обстановку после киевского восстания 1113 г., сузило этот перечень. Оно принуждено было специально, как было указано, оговорить, что «вдачь не холоп; и ни по хлебе робять, ни по придатце».

В исторической литературе не было обращено внимания на один из очень интересных моментов в истории холопства, а именно на факт продажи себя в холопство, превращения себя в холопа посредством женитьбы на рабе и принятия должности тиуна «без ряду». Если внимательно вчитаться в текст соответствующей статьи Русской Правды, то это превращение свободного человека совершается без формального принуждения. Могли продавать себя даже за ничтожную сумму—за полгривны («оже кто хотя купить, до полугривны»). Все это свидетельствует о том, что холопы уже в этот период стали главным образом рабочей силой феодальной сеньории; повидимому, экспорт рабов почти прекратился. Иначе было бы невозможно найти людей, которые продавали бы себя за дешевую цену, зная вместе с тем, что они будут отравлены в качестве товара на византийский и восточные рынки. Совершенно невозможно себе представить, что находились люди, которые проявили бы такую небрежность, не заключая «ряда», зная, что эта небрежность могла иметь своим результатом продажу «в чужеземные страны. Все это может быть объяснено только тем, что положение свободных людей при все усиливающемся гнёте феодалов было настолько тяжелым, что находились элементы, предпочитавшие продавать себя в рабство, получая «до полугривны», или жениться на рабыне, или же принимать должности тйунов и ключников «без ряда».

Кроме регламентирования источников холопства, в Уставе Владимира Мономаха имеется ряд и других статей, прямо или косвенно свидетельствующих об изменении положения холопов.

Прежде всего необходимо отметить статью (54» (63) Тр.) об установлении взыскания в размере 2 гривен за увод обельным холопом коня. Стало быть, по Уставу Владимира Мономаха, сложив- шаяся практика взимать за кражу холопов продажу, отвергнутая в Уставе князя Ярослава по отношению к холопам, принадлежавшим феодальной группе, теперь частично уже признается. Мы говорим частично потому, что статьей предусматривается не всякая кража, а кража коня. Что здесь говорится о продаже, а не о вознаграждении потерпевшему, доказывается тем, что урок за коня платился в размере 1 гривны. Следовательно, холоп начинает признаваться субъектом преступления.

Устав Владимира Мономаха содержит статьи, охраняющие жизнь холопа более серьезными наказаниями, нежели ранее. Так, по статье (56 (65) Тр.), трактующей об оскорблении ударом, нанесенным холопом свободному мужу, господин холопа-оскорбителя, в случае невыдачи его оскорбленному, платит 12 гривен продажи, а затем, если оскорбленный встретил где-либо оскорбившего его раба, то, по закону Ярослава, он имел право убить его, но по закону его детей это право было отменено; оскорбителю предоставлялось или взять вторично гривну кун «за сором» или избить. Устав Владимира Мономаха подтверждает эту норму.

Устав Владимира Мономаха (80 (89) Тр.) усиливает наказание за убийство холопа: «А в холопе и в рабе виры нетуть; но оже будеть без вины убиен, то за холоп урок платити или за робу, а князю 12 гривен продаже». Обращает на себя внимание формулировка этой статьи: в ней первоначально указывается, что за холопа и рабу не надо платить виры. Зачем это упоминание? Неужели до сего времени этого не знали? Нам думается, наличие данной формулировки может быть объяснено только тем, что стала слагаться практика, по которой за убийство холопа или рабы взималась вира. Эта практика теперь отвергается, но зато усиливается наказание: кроме урока, уплачивается ещё и продажа в высшем размере — 12 гривен. Необходимо далее отметить, что начинает увеличиваться до известной Степени И СуДеЭНаЯ ДееСПОСОбнОСТЬ ХОЛОПОВ: По одной статье (57 (66) Тр.) высшему разряду холопов — боярским тиунам— давалось право в некоторых случаях «по кужи» быть послухами. По другой статье (77 (85) Тр.) предусматривается послу- шество холопов, но указывается, что холоп не может быть «очист- ником, принимавшим присягу», и что истцу предоставляется, при определенных формальных условиях, возможность на основании показаний послуха-холопа брать на железо своего противника. Если ему удастся обвинить последнего, то процесс идет нормально и он выигрывает иск; если ему не удастся доказать обвинение, то он платит обвиняемому одну гривну в качестве вознаграждения «за муку», «зане по холопьи речи ял и». Негативная формулировка статей, трактующих о послушестве холопов: «А послушества на холопа не складать», «холюпу на правду не вылазить», дает основание думать, что установление этих норм было вызвано стремлением отвергнуть далеко идущую практику в отождествлении 320 судебных прав холопов с правами феодально-зависимых людей, вероятно, смердов.

О росте правоспособности холопов хорошо говорит статья, признававшая действительными сделки холопа^ торговавшего па поручению своего господина: «Аже пустить холопа в торг, а одол- жаеть, то выкупати его господину и не лишитися его» (106 (117) Тр.).

Несомненно, правоспособность холопов, посаженных на пашне, должна также расширяться. Не одна только Русская Правда, но и другие юридические памятники говорят о расширении публичных и гражданских прав холопов. Так, в мирной грамоте новгородцев с немцами в 1195 г. вводится статья, защищающая честь рабыни; за покушение на изнасилование взимался штраф в размере гривны; изнасилованная же рабыня получает свободу.

Чтобы учесть значение новых норм о холопах, надо иметь в виду, что до Русской Правды холоп, конечно, не был субъектом преступления. Он не платил никаких продаж. Холоп, конечно, не мог быть послухом ни при каких условиях; жизнь холопа защищалась только взиманием урока. Установление новых норм в Русской Правде вызвано изменением системы эксплоатации холопов в феодальной сеньории. Но можно думать, что практика в деле сближения холопов с феодально-зависимым крестьянством шла гораздо далее. Создается впечатление, что законодательство занимает среднюю линию; регламентируя новые отношения, оно часто охраняет некоторые старые.

21 С. В. Юшков. Том I.

<< | >>
Источник: С.В.ЮШКОВ. КУРС ИСТОРИИ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА СССР / Общественно политический строй и право Киевского государства. 1949 {original}

Еще по теме § 2. Правовое положение холопов:

  1. ГЛАВА V ХОЛОПЫ
  2. § 35. Правовое положение перегринов
  3. § 3. Правове положення латинів
  4. § 1. Превращение холопов в крепостных
  5. . Глава 2 ПРАВОВОЕ ПОЛОЖЕНИЕ СОСЛОВИЙ
  6. § 3. Правовое положение городского населения
  7. § 4. Правове положення перегринів
  8. § 5. Правове положення вільновідпущеників
  9. Правовое положение человека и гражданина
  10. § 5. Правовое положение класса феодалов
  11. § 6. Правове положення колонів
  12. Правовое положение журналиста
  13. Указы о кабальных холопах
  14. § 34. Правовое положение latini 109.
  15. § 7. Правове положення рабів
  16. 3.2. Правовое положение римских граждан