<<
>>

Правовой статус русских купцов

Первое абсолютно достоверное упоминание о русах в арабской географической традиции связано как раз с их торговыми операциями и содержится в «Книге путей и стран» Ибн Хордадбеха. Этот ученый родился около 820 г.
Он смог занять пост начальника почты в иранской области Джибал, под конец жизни прибыл в Багдад и умер в столице Халифата около 912 г.

Мы располагаем двумя списками и одним фрагментом «Книги путей и стран». Из них ясно, что Ибн Хордадбех с перерывами трудился над этим сочинением почти полстолетия, в 40-80-е гг. IX в. Известие о купцах-русах содержится в обоих сохранившихся списках, что означает, что оно восходит к 40-м гг. IX в., когда был составлен первый вариант труда. То было время существования Русского Каганата, эпохи кагана росов Вертинских анналов и росов, обрушившихся на Амастриду.

«Если говорить о купцах ар-Рус, то это одна из разновидностей (джине) славян. Они доставляют заячьи шкурки, шкурки черных лисиц и мечи из самых отдаленных (окраин страны) славян к Румийскому морю. Владетель (сахиб) ар-Рума взимает с них десятину (ушр). Если они отправляются по Танису — реке славян, то проезжают мимо Хамлиджа, города хазар. Их владетель (сахиб) также взимает с них десятину. Затем они от- правляются по морю Джурджан и высаживаются на любом берегу. Окружность этого моря 500 фарсахов. Иногда они везут свои товары от Джурджана до Багдада на верблюдах. Переводчиками (для) них являются слуги-евнухи (хадам). Они утверждают, что они христиане и платят подушную подать».813

Сообщение Ибн Хордадбеха не одиноко в арабской географической литературе, оно встречается также в сочинении «Книга стран» Ибн ал-Факиха, происходившего из семьи законоведа иранского города Хамадан.

Труд ал-Факиха был создан в начале X столетия, однако сохранился в сокращенном изложении аш-Шайза- ри (около 1022 г.). В 1923 г. в иранском городе Мешхеде была выявлена еще одна рукопись, относящаяся к XIII в., представляющая еще одну редакцию второй части сочинения ал-Факиха, причем фрагмент о славянах дан в сокращенном виде.

«Славяне едут к морю Рум, и берет с них властитель Рума десятину; затем следуют они по морю до Самкуша еврейского; далее они направляются в страну Славян или переходят из моря Славянского в ту реку, которую называют Славянская река, с тем, чтобы пройти в залив Хазарский, и там с них берет десятину властитель хазар; затем следуют они к морю Хорасанскому, попадают в Джурджан и продают все, что с собой привозят, и все это попадает в Рей».814

Русские купцы, как следует из этих двух сообщений, уже в эпоху существования южного Русского Каганата Вертинских анналов, Каганата Аскольда и Дира (30-70 гг. IX в.) не только торговали в Византии, Хазарском каганате, Арабском халифате, но и невольно приобщались к правовой культуре этих держав. Ибо уплата десятины в казну правителей Константинополя и Итиля, равно как и подушной подати в пользу халифа, подготовили их к аналогичным действиям в отношении казны кагана русского. Более того, надо полагать, что свидетельство Гар- дизи о взимании десятины с купцов Хакан-е-рус восходит как раз к этой эпохи, ведь сам Гардизи, хотя и жил в XI столетии, сам признавался, что он использовал сочинения ряда ранних авторов, в том числе Ибн-Хордадбе- ха и ал-Джайхани.

Но коль скоро так, то на юге Руси уже в IX в. сформировалась некая торгово-таможенная система, основанная на взимании десятины, органично вписавшаяся в аналогичную систему мировых держав. Обращает на себя внимание также то, что русские (славянские) купцы умели уже в то время находить пути для облегчения своего статуса в иностранных государствах, в частности прикидываться христианами чтобы подобно им находится под защитой закона, и платили подушную подать — джизью.

Любопытнейшим источником для характеристики торгово-таможенных правоотношений является Раф- фельштеттенский таможенный устав. Это единственный в своем роде правовой акт, аналогов которому в Западной Европе мы не находим применительно к IX-X вв. Устав был издан в 903-906 гг. от имени последнего восточно- франкского Каролинга — Людовика IV Дитяти (899-911) в дунайском местечке Раффельштеттен, ныне не существующем, находившемся близ современного города Линц в Австрии. Он регулировал таможенные правоотношения во всей Баварской восточной марке, то есть на территориях от современной границы Австрии и Германии на западе до Вены на востоке.

«Славяне же, которые из ругов или богемов, прибывают для торговли, пусть занимают места для торговли повсюду вблизи берега Дуная или повсюду в роталиях или в ридариях. С одной согмы воска следует платить пошлину в две массиолы, каждая из которых должна стоить один скот. С веса, который несет один человек — одну массиолу той же цены. Если же кто захочет продать рабов или коней, то с одной рабыни выплатит пошлину в одну тремиссу, столько же с жеребца, с серва — сайгу, столько же с кобылы».815 Русские купцы должны были, следовательно, выплачивать с каждой единицы товара или груза торгово-таможенные платежи. Это тоже не могло не способствовать росту их правовой культуры, а с другой — стремлению их там, где это возможно, избежать чрезмерного обложения. Вскоре им удалось этого добиться в отношении с Византией.

Мы можем проследить особенности правового режима русских купцов в Византии, по важнейшему нашему источнику — «Повести временных лет». Согласно русско- византийскому договору 907 г., русское купечество наделялось весьма обширными правами.

Во-первых, если русы в самом деле пришли для торговли, их полагалось обеспечить полугодовым продовольственным содержанием («а иж прихдчи гости, егда емлют месячину на 6 месяцы хлебъ, вино, и мясо, и рыбы, и овоще»816).

Во-вторыХу они вправе беспрепятственно посещать бани константинопольские («и да творят и мовъ, елико хотят»817).

В-третыос, имперские власти обязались предоставить русским «гостям» все необходимое для снаряжения судов для обратного плавания («Поидучи Роусь за ся, да емлют оу царя вашего брашно и якори и ужа, и пароусы, и елика надо бе, и яшася Грецй»818).

Наконец, в-четвертых, и это, пожалуй, самое главное, русы добились права беспошлинной торговли («да творят куплю яко ж имъ надо бе, не платит мыта ни в чем же»819). Это было бесспорным завоеванием Руси, поскольку в IX в. восточноевропейские торговцы исправно выпла- чивали десятину всем правителям, во владениях которых они торговали.820

Помимо прав, были у купцов и установленные межгосударственным правом обязанности.

Во-первых, если русы прибывают в Константинополь без четко выраженной цели, а таковой считалась лишь посольская и торговая, то они не вправе требовать купеческой месячины («аще приидоуть Роусь бес купли, да не взимают месячины»821).

Во-вторых, торговая Русь не вправе причинять вред византийским селам («да запретить князь словомъ своим приходящимъ Роуси зде, да не творять пакости в се- лех, в стране нашей»822).

В-третьих, северные гости по прибытии в столицу империи должны были быть зарегистрированы специальным византийским чиновником («приходяще Роуси да витают оу святаго Мамы, и после царьство наше, и да испишут имена их, и тогда возмуть месячинное свое, первое от город Киева, и па ис Чернигова, и ис Переаславля, и прочии град, и да входят в град одними вороты, со ца- ревымъ мужмъ без ороужа, моуж 50»823).

Право торговать, судя по имеющимся в нашем распоряжении источникам, могло даровать лишь государство. Если русский купец желал отправиться с товаром в Византию, он должен был получить специальную грамоту в канцелярии Великого князя, в которой указывалось количество кораблей и, видимо, вся основная информация о заморском госте; в противном случае византийцы могли временно задержать незадачливого предпринимателя и, в случае сопротивления, даже предать его смерти. Это важное правило было зафиксировано в договоре 944 г.: «А великии князь Руские и боляре его да посыла- ють въ Греки, къ великимъ царямъ Гречьскимъ, корабли, елико хотятъ со слы и с гостьми, якоже имъ оуставлено есть, ношаху ели печати злати, а гостье сребрени. Ныне же уведелъ есть князь нашь, посылати грамоту ко царству нашему, иже посылаеми бывають отъ нихъ поели и гостье да приносить грамоту пишуче сице, яко послахъ корабль селько, и отъ техъ да оувемы и мы, оже съ миромъ приходить. Аще ли безъ грамоты придуть, и преданы будуть нами, да держимъ и хранимъ, дондеже възвестимъ князю нашему. Аще ли руку не дадять и противятся, ди оубьени будуть, да не изищется смерть ихъ отъ князя вашего. Аще ли оубежавше в Русь придуть, мы напишемъ ко князю вашему».824

Крайне важно то обстоятельство, что археологический материал подтверждает данное свидетельство «Повести временных лет». В полукилометре от села Старая Ладога до сих пор располагается южная группа сопок в урочище Победище, раскапывавшаяся в 1883-1884 гг. Н.Е. Бранденбургом825 и фиксировавшаяся в 1928-1929 гг. Н.Н. Чер- нягиным.826 В первой половине 70-х гг. она исследовалась В.П. Петренко.827 Последний в 1970 г. раскопал одну из тех сопок и обнаружил трупосожжение с четырьмя бусами, семью гирьками и бронзовой подвеской, украшенной родовыми знаками Рюриковичей.828 На одной стороне пластины располагался трезубец — знак Владимира Святославича, на другой — выполненный более декоративно знак Ярослава Владимировича. Такие подвески-печати вполне могли быть верительными знаками, подтверждавшими законность тех или иных действий его владельца, право вести свободную торговлю, вступать в иные правоотношения, в том числе и в интересах великих князей. Возможно, здесь идет речь о погребении купца, наделенного правом вольной торговли, которое он мог подтвердить, демонстрируя печати Владимира и Ярослава.

Таким образом, исследовав состояние торговых правоотношений в рассматриваемую эпоху, можно сделать следующие выводы:

Во-первых, первоначально более распространенной разновидностью торгового договора был договор мены; потом, с развитием товарно-денежных отношений, ему на смену приходит, хотя и не повсеместно, договор купли- продажи. При этом в качестве денежной массы использовались главным образом арабские дирхемы, хотя начинали использоваться и западноевропейские монеты;829 также имеются данные о наличии в обращении византийских солидов и миллиарисиев.830

Особое внимание законодатель уделял именно договору купли-продажи. Различалась купля-продажа имущества и купля-продажа людей (челяди). Купля-продажа имущества имела следующие подвиды, которыми особо интересовался законодатель: •

купля-продажа товара с потерпевшего крушение судна; •

купля-продажа паволок (шелка);

Особо оговаривалась незаконность куили-продажи краденого имущества.

Договора заключались, как правило, в устной форме. Некоторые из них могли оказаться действительными только после регистрации, как например купля-продажа шелка русскими купцами в Византии. Часто место и время заключения договоров купли-продажи устанавливалось властями — в одном славянском городе торги, где «покупают и продают», могли проходить на специально выделенном базаре в течение трех дней один раз в месяц.

Следовательно, можно говорить о двух путях регулирования договоров купли-продажи: •

межгосударственный (русско-византийские договора); •

внутригосударственный (правила, устанавливаемые местными властями).

Во-вторых, для того чтобы заниматься торговлей, русские купцы предварительно должны были получить спе- циальные грамоты или предметы с печатями, удостоверяющие законность производимых ими операций. Эти грамоты приобретались либо в княжеской канцелярии, либо у специальных чиновников на местах.

В-третъиХу особым формализмом отличалась торговля с иностранными государствами, в частности с Византией. Для правомочности такой торговли в течение почти всей первой половины X в. требовались серебреные печати, выдаваемые от имени великого князя; в 944 г. они были заменены специальной документацией — княжескими грамотами, в которых непременно должно было быть указано точное число кораблей, посылаемых данным предпринимателем в Византию.

В-четвертых, правовая защита распространялась и на иностранных купцов, пользовавшихся правами и несшими законно установленные обязанности. Их личность и имущество находились под охраной закона, и человек, покусившийся на них, нес ответственность в размере половины своего имущества, зато и заморские гости выплачивали в великокняжескую казну специально установленную десятину.

<< | >>
Источник: Петров И. В.. Государство и право древней Руси. — СПб.: Изд-во Михайлова В. А., г. — 413 с.. 2003

Еще по теме Правовой статус русских купцов:

  1. Правовой статус иностранных купцов
  2. 6. Правовой статус личности
  3. § 2. Правовые воззрения русских консерваторов. Идея «русского права»
  4. § 3. Правовой статус личности.
  5. § 1. Понятие и структура правового статуса
  6. Глава III Правовой статус человека и гражданина
  7. 4.1. Понятие правового статуса человека и гражданина
  8. 93. Что такое правовой статус гражданина?
  9. 3.2.1.2. Правовой статус суда и судьи
  10. ТЕМА 4. ОСНОВЫ ПРАВОВОГО СТАТУСА ЧЕЛОВЕКА И ГРАЖДАНИНА В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
  11. 3. Государственно-правовой статус сословных представителей
  12. II тип. Даннический политико-правовой статус Славиний
  13. 91. Правовой статус личности: понятие, структура, виды и принципы
  14. V. «Конфедеративный» политико-правовой статус тиверцев, дулебов, вятичей
  15. В. В. Рубан аспирант ФОРМИРОВАНИЕ ПРАВОВОГО СТАТУСА СААМОВ В СОВЕТСКИЙ ПЕРИОД
  16. ОСНОВЫ ПРАВОВОГО СТАТУСА ЧЕЛОВЕКА и ГРАЖДАНИНА В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
  17. IV тип. Вассальный политико-правовой статус варяжских княжений
  18. VI тип. Международный политико-правовой статус Нижнего Днепра и Крымского перешейка
  19. ГЛАВА 3. ПАРЛАМЕНТАРИЙ В ДОРЕВОЛЮЦИОННОЙ РОССИИ: ПРАВОВОЙ И ОБЩЕСТВЕННЫЙ СТАТУС
  20. Л. И. Милькаманович аспирант НЕКОТОРЫЕ ОСОБЕННОСТИ ПРАВОВОГО СТАТУСА МУНИЦИПАЛЬНЫХ СЛУЖАЩИХ ВО ФРАНЦИИ