<<
>>

§ 1. Предварительные замечания

В литературе о политическом строе Киевской Руси наибольшие колебания проявились в решении вопроса о княжеской власти. Здесь все было спорно, все было предметом оживленной дискуссии.

Одни, подобно Ключевскому, называли князя наемным военным сторожем, который приходил и скоро уходил, был политической случайностью для области, блуждающей кометой. Другие, как Сергеевич, признавали князя народной властью, так как народ составлял главную силу князей. Нетрудно видеть, что к вопросу о роли и значении княжеской власти подходили догматически, не отмечая тех изменений, которые должны были выявиться за три слишком столетия истории Киевского государства.

Характеристику князя, основанную на данных XII в., автоматически относили к князю X в. Очень часто вопрос об объеме и характере власти князя решался на основании принципов буржуазного государственного права.

Вопрос о князе XI—XII вв. как феодальном монархе в литературе никем серьезно не ставился. Только М. Н. Покровский сделал попытку рассматривать князя как представителя феодальной власти. Но, как было упомянуто, приняв неправильное мнение Ключевского о характере городовых волостей, он должен был допустить антиномию: наемный сторож в городе, князь был хозяином-вотчинником в деревне. А главное, в позднейших своих работах — «Очерк по истории русской культуры» и «Русская история в сжатом очерке» — Покровский не только не развил правильной мысли о князе как представителе феодальной власти, но, недооценивая глубину и широту феодального процесса, стал называть князей представителями работорговцев. Ряд неправильных взглядов был высказан М. Н. Покровским и по вопросу о происхождении, объеме и характере княжеской власти. 334

§ 2. Превращение князя в феодального монарха

Сейчас нет особой необходимости подробно обосновывать, что княжеская власть стала превращаться во власть феодальную, что князь стал представителем и защитником интересов феодальных групп, что князь был первым феодалом в своем княжении.

Достаточно указать, что летопись высоко ценит князей, которые свою деятельность согласуют с дружиной, т. е. феодальной верхушкой,

Идеал феодального князя, Владимир Мономах думу с дружиной считает основной княжеской обязанностью. И, наоборот, летопись осуждает князей, не согласующих свою деятельность с указаниями руководящей верхушки феодального общества.

Про князя Всеволода, к которому летопись 1 относится с определенным пиэтетом, она специально, однако, отмечает: «В сих печали всташа и недузи ему и приспеваше старость к сим, и иача любити смысл уных, сотворя с ними; он же начаша заводити и негодовати дружины своея первыя, и людем не доходити княже правды, начаша тиуни грабити, людей продавати, сему не бедущю в болезнех своих». Легкомысленное вероломство Святополка Изяславича по отношению к половцам летописец объясняет тем, что он поступил «не задумав с большею дружиной отнею и стрыя своего, совет створя с пришедшими с ними».

Князья не только должны были согласовать свою деятельность со своею дружиной, но и привлекать те группы феодального общества, которые не входили в состав дружинной организации. Как было указано, уже князь Владимир приглашал на совещание старцев градских, старейшин; а когда усилилась роль церкви как феодальной организации, обычными членами различного рода совещаний сделались митрополит, епископы и игумены. По мере же того, как дружинная организация разлагалась и стал оформляться вассалитет, князь принужден был организовывать съезды, где решались основные вопросы внешней и внутренней политики. На этих 'съездах принимали участіте или князья, или же представители князей; примером подобного съезда является совещание, на котором была принята Правда Ярославичей. Эти съезды по своей организации и компетенции тождественны с феодальными съездами раннего западноевропейского средневековья. Князь, не согласовавший свою деятельность с руководящей феодальной верхушкой, рисковал не только быть отрицательно очерченным в общественном мнении, но и многим другим, в частности, своим столом, не говоря уже о возможных неудачах в задуманных предприятиях. Дружина могла просто отказаться от службы князю. Прекрасным примером массового отказа от помощи и службы князю является отказ бояр Владимира Мстиславича: «О собе еси князю замыслил; а не едем по тебе, мы того на ведали». Это означает, что предприятие Владимира Мстиславича Не отвечало интересам данной руководящей верхушки. Летописец не пожалел красок для описаний различных неудач этого князя, решившего заменить свою старую дружину детскими.

<< | >>
Источник: С.В.ЮШКОВ. КУРС ИСТОРИИ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА СССР / Общественно политический строй и право Киевского государства. 1949

Еще по теме § 1. Предварительные замечания:

  1. § 1. Предварительные замечания
  2. § 1. Предварительные замечания
  3. § I . Предварительные замечания
  4. § 1. Предварительные замечания
  5. § I. Предварительные замечания
  6. § 1, Предварительные замечания
  7. Г Л А В А I ПРЕДВАРИТЕЛЬНЫЕ ЗАМЕЧАНИЯ
  8. ГЛАВА / ПРЕДВАРИТЕЛЬНЫЕ ЗАМЕЧАНИЯ
  9. § 1. Предварительные замечания
  10. Предварительные замечания
  11. О.Ю. Артемова НИЖНИЕ СЕРГИ. СТРАНИЦЫ ПОЛЕВОГО ДНЕВНИКА397 Предварительные замечания