<<
>>

§ 1. Предварительные замечания

Наш общий взгляд на политический строй Киевской Рускг XI—XII вв. как феодальной монархии, наша критика понятия городовой волости, вытекающая из представления о городе как (прежде всего) центре феодального властвования, наконец, наше общее представление о власти князя как власти феодальной — все это упирается в вопрос о вече в феодальный период.

В домарксистской историографии утвердился взгляд на вече, представлявшее собой собрание жителей главного города земли, как на постоянный и необходимый орган государственной власти.

Однако как в трактовке эволюции веча, так и в вопросе о социальных силах, на которые оно опиралось, было много разногласий.

Но в основном боролись три взгляда — Сергеевича, Ключевского и Владимирского-Буданова.

Сергеевич 243 считает вече повсеместным и изначальным органом власти и, притом, того же типа,, как оно сложилось в IX—X вв. Главной опорой вечевой силы он считает народ: «Пока весь народ был вооружен, пока войско не специализировалось и не поступило в заведывание князя, не могла образоваться абсолютная власть; народ составлял главную силу князей, которые поэтому необходимо должны были вступить с ним в соглашение».

Следовательно, Сергеевич не признает никаких изменений ш-г в организации веча, ни в его значении, и, притом, ни во времени, ни в пространстве.

Ключевский244 отмечает отсутствие всяких указаний на вечевую деятельность до XI в. Вече, по его мнению, появилось во> время упадка авторитета князей, вследствие усобиц, когда из-за них стало подниматься значение главных областных городов: «Политической силой в этих городах явилась вместо исчезнувшей правительственной знати — вся городская масса, собиравшаяся на вече». Таким образом, всенародное вече главных городов был® «преемником древней городской торгово-промышленной аристократии».

Из предыдущего нам ясна социальная сила, на которую опиралось вече, по Ключевскому, — это масса торговцев и ремесленников областных городов.

Владимирский-Буданов \ так же как и Сергеевич, приписывает вечу доисторическое происхождение.

Доисторическим предком вечевых собраний были племенные сходки, которые, быть может, и назывались у славян вечами. В IX—X вв. вече находится в состоянии перехода от племенного собрания к городскому. Эту форму Владимирский-Буданов представляет следующим образом: «Для решения дел сходятся в старший город лучшие люди всей земли и обсуждают земские вопросы в присутствии граждан этого города. Основными деятелями в этих совещаниях выступают старцы — лучшие люди, люди, высшие по родовому старшинству, по власти в своем обществе, и, наконец, по высшей экономической состоятельности». «Третья эпоха вечевых собраний есть эпоха полного выделения этой формы власти в самостоятельную и полного развития ее прав. Она совпадает с временем окончательного установления власти старших городов». Владимирский-Буданов, конечно, не останавливается на вопросе, какая социальная сила была опорой веча в этот период. Можно догадываться, что на этот вопрос Владимирский-Буданов ответил бы так же, как и Сергеевич: «народ», т. е. землевладельцы, и торговцы, и ремесленники.

Итак, в вопросе об эволюции веча и социальной силе, на которую оно опиралось, и политическом значении веча, как и следовало ожидать, в домарксистской историографии наблюдались непримиримые противоречия.

Казалось бы, для всякого историка, признающего существование феодальных отношений в Киевской Руси, и, следовательно, разделяющего взгляд о феодальном характере государственных органов, должно быть ясным, что хотя вече и являлось широким собранием жителей города и ближайших окрестностей, в основном состоящих из купцов и ремесленников, тем не менее вечевые собрания, если они созывались феодальной властью, должны были, как общее правило, выносить решения в интересах господствующего класса и направлялись правящей, феодальной верхушкой. Конечно, имеются исключения, но они не имеют значения. Только при этих условиях можно понять существование веча как государственного органа в Киевском феодальном государстве. Для этих историков должно быть ясно, что вече, которое ведёт свое начало от народных собраний и играло значительную роль в Киевском дофеодальном государстве, в котором были сильны остатки военной демократии, постепенно утрачивает свое значение по мере дальнейшего развития феодальных отношений и превращения Киевского дофеодального государства в феодальное. Достигнув господства, класс феодалов, как общее правило, не нуждался теперь в поддержке вечевых собраний городских жителей.

Он мог добиться тех или иных результатов и без них. Обладая военной силой (феодальными ополчениями), класс феодалов, как общее правило, мог и не бояться городских купцов и ремесленников. Вечевые собрания могли играть некоторую роль тогда, когда город переживает какую-нибудь военную опасность (в частности, когда он осажден), когда идет борьба различных группировок среди господствующего класса, которые могли обращаться за поддержкой к городскому люду и, наконец, когда городские массы по тем или иным основаниям выступали против правящей верхушки, возглавлявшейся тем или иным князем. Словом, вече как орган государственной власти в этих условиях должно все более и более утрачивать свое значение и к XIII— XIV вв. совершенно исчезнуть.

Но некоторые советские исследователи Киевского государства не преодолели взгляды Сергеевича или Ключевского о вече. Среди них на первом месте находится академик Б. Д. Греков, который в специальном разделе своей книги «Киевская Русь» «Несколько замечаний о древнерусском вече» настаивает на том, что «вече с появлением государства теряет благоприятную почву для существования» и что «вечевые собрания в городах оживляются со второй половины XI в. в связи с ростом и но мере роста отдельных частей Киевского государства и. в частности, городов», т. е. он решительно защищает взгляды В. О. Ключевского об основных моментах истории веча. Наши же взгляды о вече как органе власти в феодальном государстве он отвергает, поскольку видит в этом недооценку значения городов в политической жизни в Киевском феодальном государстве. Следовательно, жители городов, т. е. купцы и ремесленники, по академику Б. Д. Грекову, являются самостоятельной политической силой и играют большую роль в политической жизни страны. Оказывается, эта сила настолько велика, что она стремится «обзавестись собственными князьями». Следовательно, по академику Б. Д. Грекову, например, не владимирское боярство, не владимирские феодалы, а владимирские купцы и ремесленники обзаводятся : своими князьями во время событий 1176 г.

Эта оценка событий, когда купцы и ремесленники свергают «боярских князей», мало отличается от оценки М. Н. Покровского, который называл это «революцией».

Чтобы усилить успех своих полемических выступлений против наших взглядов о вече, академик Б. Д. Греков приписывает нам утверждение, что мы будто бы устраняем из числа участников вечевых собраний широкую городскую демократию торговцев и ремесленников. А между тем, доказывая, что, как общее правило, вечевые собрания направлялись феодальной верхушкой, мы писали: «Мы, впрочем, охотно допускаем, что в городах были не только отмеченные в летописи массовые, вечевые собрания жителей: их было в несколько раз, быть может, в несколько десятков раз больше, чем об этом говорят летописи»245. В наших учебниках давалось следующее определение веча-. «Дчя решения наиболее важных государственных вопросов великие князья, а затем удельные обычно совещались не только со своими боярами, но и с широким собранием городских жителей, которые, как мы уже знаем, называлось вечем» 246.

М. Н. Тихомиров в своём исследовании: «Древнерусские города» пошел еще дальше в деле возрождения взглядов Ключевского или Сергеевича на вече 247. Если академик Б. Д. Греков признает наличие местных особенностей в организации и в политическом влиянии веча, то для М. Н. Тихомирова вече действительно является повсеместным органом и притом органом городских торгово-ремесленных групп. Этот орган не только является особой в феодальном обществе силой, но обладает большим политическим влиянием: он заключает договоры с князем и избирает основных должностных лиц — тысяцких и сотских. Словом, по М. Н. Тихомирову, вече — это основной орган власти в Киевском государстве.

Нам думается, чтобы распутать клубок противоречий во взглядах на вече, где играли большую роль славянофильский и народнические влияния, надо перейти к пересмотру основных вопросов о вече XI—XII вв., а именно о социальной сущности вечевых собраний, о вече как постоянном органе политической власти и о политическом значении веча.

<< | >>
Источник: С.В.ЮШКОВ. КУРС ИСТОРИИ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА СССР / Общественно политический строй и право Киевского государства. 1949

Еще по теме § 1. Предварительные замечания:

  1. § 1. Предварительные замечания
  2. § 1. Предварительные замечания
  3. § I . Предварительные замечания
  4. § 1. Предварительные замечания
  5. § I. Предварительные замечания
  6. § 1, Предварительные замечания
  7. Г Л А В А I ПРЕДВАРИТЕЛЬНЫЕ ЗАМЕЧАНИЯ
  8. ГЛАВА / ПРЕДВАРИТЕЛЬНЫЕ ЗАМЕЧАНИЯ
  9. § 1. Предварительные замечания
  10. Предварительные замечания
  11. О.Ю. Артемова НИЖНИЕ СЕРГИ. СТРАНИЦЫ ПОЛЕВОГО ДНЕВНИКА397 Предварительные замечания
  12. Предварительные замечания
  13. § 1. НОВЫЕ ПРОИЗВОДСТВА В АДМИНИСТРАТИВНОМ ПРОЦЕССЕ. ПРЕДВАРИТЕЛЬНЫЕ ЗАМЕЧАНИЯ
  14. Очерк первый ПОНЯТИЙНО-ТЕРМИНОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ЭТНИЧЕСКОЙ ПРОБЛЕМАТИКИ (предварительные замечания)
  15. Предварительные замечания
  16. Предварительные замечания
  17. Предварительные замечания
  18. 1. Предварительные замечания