<<
>>

§ 1. Превращение холопов в крепостных

В рассматриваемый период продолжают действовать те же способы установления феодальной зависимости, что и в IX—X вв., причем этот процесс может быть теперь хорошо выявлен на источниках.

Нами было указано, что способами, которые вели к установлению крепостнических отношений, к установлению крепостного права, являлись: превращение холопов в крепостных людей, закабаление и насильственное закрепощение.

Характеристика правового положения холопов будет рассмотрена в дальнейшем.

Сейчас мы остановимся лишь на формах эксплоатации тех групп холопства, которые превращались сперва в так называемых неполных холопов, а затем в крепостных.

Как нами было ранее выяснено, рабы в период формирования феодальных отношений эксплоатировались патриархальным образом. По мере развития процесса феодализации нужно было ожидать, что холопы будут превращаться в рабочую силу феодальных владений и что их эксплоатация будет носить феодальный характер, т. е. будет возникать своего рода серваж на русской почве.

Процесс превращения холопов на пашне в сервов в основном предполагает, что они получают определенную хозяйственную самостоятельность, начинают владеть инвентарём на праве равенства и форма их эксплоатации начинает фактически сближаться с феодальной рентой. Словом, холопы в результате этого процесса превращаются в крепостных людей. Показателями сближения холопов с крепостным крестьянством обычно являются расширение их правоспособности и дееспособности, установление наказаний или их усиление за посягательства на их личность.

Что этот процесс проходил достаточна интенсивно в XI—XII вв. в Киевской Руси, доказывается тем, что в рассматриваемое время в феодальном хозяйстве, и в особенности в княжеском хозяйстве, холопы перестают играть роль основной рабочей силы, как мы, например, наблюдаем, анализируя текст Русской Правды (особенно Правды Ярославовой).

Этот факт, конечно, не может быть объяснен тем, что князья отпустили своих холопов; это может означать только то, что холопы стали превращаться в крепостные группы крестьянства, в те его разряды, которые в Московском государстве получили название страдных людей, страдников.

Прежде всего памятники определенно говорят о том, что основная масса холопов, за вычетом дворных (домашних) холопов, живёт не в рабских казармах, а в отдельных дворах, вместе со своей семьёй, в своем доме. О том, что холопы сидели отдельными семьями, свидетельствует купчая Антония Римлянина и вкладная Варлаама Хутынскому монастырю. В этих документах говорится о холопских семьях («Тудор с женою и детьми одерень, Волос с женою и детьми оде- рёнь» и т. д.) 184. Пересмотр всех имеющихся данных, говорящих о холопах XI—XII вв. как о рабочей силе в феодальных сеньориях, не дает нам ни одного указания на то, что холопы эксплоатирова- лись способом, тождественным со способами эксплоатации античных рабов в латифундиях. Даже и тогда, когда наши памятники говорят о массе холопов, посаженных на землю, невольно возникает впечатление, что их сажают не в казармы, а заселяют ими пустые земли. Летопись185, например, сообщает, что «Ярослав и Мстислав собраста вой мног и идоста на ляхы, и заста грады Чер- веньскыя опять, и позоеваста Лядьскую землю, и многы ляхы при- ведоста, и разделиста я; Ярослав посади (своя) по Роси, и суть до сего дне». Ярослав, как видно из этого сообщения, не поселил их в одном каком-либо месте, а по реке Роси, на занятой им территории, очевидно, достаточно обширной, где им и организованы села.

Вполне естественно предполагать, что холопы, живя в своих дворах со своей семьей—женой и детьми, постепенно стали осваивать переданный им их хозяевами инвентарь, заводить свое хозяйство (собину) и постепенно стали выполнять уже регламентированные повинности, т. е. стали сближаться с другими зависимыми людьми. Нет никакого сомнения в том, что на положение холопов должны были повлиять и типично феодальный характер земельных владений, в которых они сидели, типично феодальная система господства и подчинения, там установившаяся, и положение феодально зависимых групп крестьянства, эксплоатировавшихся в феодальной сеньории наряду и вместе с холопами.

Характерно, что в памятниках холопы начинают постоянно упоминаться рядом со смердами.

Постепенное превращение холопов в феодально зависимое крепостное население подтверждается и очень интересным фактом, до сих пор недостаточно оцененным в историографии, именно тем, что слово «холоп» приобрело два смысла — широкий и узкий. В широком смысле под холопом (челядином) стали понимать всякого зависимого человека; как мы увидим далее, холопами назывались, между прочим, закупы и наймиты. Под холопами в узком смысле понимали рабов. Когда хотели указать, что речь идет о холопах-рабах, то говорили о холопстве обельном или полном. Например, в «Правосудии митрополичьем» имеется статья: «А се стоит в суде челядин-наймит, не похочет быти, а осподарь, несть ему вины, но дати ему вдвое задаток; а побежит от осподаря, вы- дати его осподарю в полницу. Аще ли оубьет осподарь челядина полного, несть ему душегубьства, но вина есть ему от бога; а закупного ли наймита — то есть душегубьство»

Легко убедиться, что челядин мог быть полным и неполным, что полный челядин противополагается закупам и наймитам. Зачем нужно было говорить о челядине полном, если бы слово «челядин» имело одно определенное значение?

В Русской Правде закупы, как это нами будет установлено,, противополагались не просто холопам, а обязательно холопам обельным. Уже эта двойственность понимания слова «холоп» достаточно характеризует выявившееся разнообразие форм холопской зависимости, которая стала устанавливаться в рассматриваемый период.

Но, конечно, было бы неправильно упрощать процесс превращения холопов в феодально зависимое крепостное сельское население. Этот процесс был длительным и сложным. Еще долго холоп отличался от обыкновенного крепостного. Не говоря уже о том, что права господина над холопами были юридически и фактически гораздо обширнее, чем над крепостными, были различия и в форме экспло- атации. Нам думается, что холоп в отличие от крепостных позднейшего времени знал одну только барщину. Вероятно, натуральный и денежный оброки стали взиматься с них только в период консолидации всех групп феодально зависимого сельского населения, т. е., повидимому, в XIII в. Но, тем не менее, эксплоатация холопов была первой по времени формой феодальной эксплоатации в древнейшей Руси X—XI вв., несомненно, имевшей ведущее значение. Весьма крупное значение имели холопы и в XII в., когда стали возникать разнообразные группы феодально зависимого крестьянства. Отсюда нетрудно понять, что формы эксплоатации холопов были долгое время организационным типом феодальной эксплоатации. Этим объясняется факт, неоднократно отмеченный нами, что смердов постоянно стремятся приравнять в холопам, что смерды постоянно упоминаются рядом с холопами.

<< | >>
Источник: С.В.ЮШКОВ. КУРС ИСТОРИИ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА СССР / Общественно политический строй и право Киевского государства. 1949

Еще по теме § 1. Превращение холопов в крепостных:

  1. § 1. Развитие крупного феодального землевладения
  2. Происхождение Устава Владимира Всеволодовича.
  3. § 1. Превращение холопов в крепостных
  4. 1.2. Государственный строй
  5. 8.4. Манориальное (крепостное) право
  6. 2. Гражданская война. Польско-литовская и шведская интервенция.
  7. От кухни до гостиной
  8. Московское восстание 1648 г
  9. § 9. Крестьянский вопрос в освещении русских консерваторов
  10. РАЗВИТИЕ ФЕОДАЛЬНЫХ ОТНОШЕНИЙ
  11. 2. РОССИЯ В XVI в.
  12. ЛЕКЦИЯ XIX
  13. ГЛАВА 3 Мера зла
  14. ТЕМА 3. НРАВЫ ИМПЕРАТОРСКОЙ РОССИИ КАК ПРЕДПОСЫЛКА РЕВОЛЮЦИИ