<<
>>

3.2. Применение институтов судебной реформы

Мировая юстиция. С уничтожением крепостного права, вследствие признанной необходимости отделить судебную власть от административной и изъять из ведомства полиции все судебные дела, потребовалось создать в России систему местных судов.
Миро.вая юстиция, как явствует из Раздела I Учреждения судебных установлений, представляла собой максимально приближенную к населению, обособленную и замкнутую систему, построенную на началах выборности, всесословности, независимости судей, несменяемости судей в пределах выборного срока, гласности и состязательности. Устройство мировой юстиции по уставам 1864 г. было таковым, что малозначительные уголовные (до 1 года лишения свободы) и гражданские (с ценой иска до 500 руб.) дела ос тавались в уезде. Первой инстанцией в мировой юстиции были единоличные мировые судьи, как участковые так и почетные. Участковый мировой судья избирался сроком на 3 года уездным земским собранием или городской думой из лиц, достигших 25-летнего возраста, имевших высшее или среднее образование или стаж работы не менее 3-х лет преимущественно по судебному ведомству, владеющих землей в размере не менее 400 десятин, недвижимой собственностью, оцененной для взимания налога в б тыс. руб. в столицах, 3 тыс. руб. в других городах227. Наряду с участковыми были учреждены должности почетных мировых судей, которые по просьбе сторон или ввиду отсутствия участковых мировых судей рассматривали подсудные им дела . Апелляционной инстанцией по отношению к единоличным мировым судьям был уездный съезд мировых судей, состоявший из всех участковых и почетных судей уезда при участии прокурора окружного суда. Благодаря мировой юстиции, существовавшей обособленно от общих судебных установлений, мелкие уголовные и гражданские дела не переходили до бесконечности из одной судебной инстанции в другую. Мировые судьи избирались сроком на 3 года уездными земскими собраниями. Участковые мировые судьи получали содержание и не могли сочетать с этой должностью никакую другую государственную и общественную службу.
Почетные мировые судьи жалования не получали и выполняли свои обязанности в случае отсутствия участкового мирового судьи или по просьбе сторон. Цензовые начала - возраст не менее 25 лет., высшее образование или трехлетний стаж работы в таких должностях, где бы они могли приобрести практические навыки в производстве судебных дел, земельный ценз, вдвое превышающий установленный для избрания земских гласных (от 400 до 1600 десятин) или владение другим недвижимым имуществом ценою не ниже 15 тыс. руб., в городах - собственностью, оцененной для взимания налога и варьировавшейся для различной местности от 6 до 3 тыс. руб., а также "неопороченные" (не находящиеся под следствием и судом, не являвшиеся несостоятельными должниками и пр.) - служили плотиной, обеспечивающей, с одной стороны, надлежащий уровень судейского корпуса в низовом звене, с другой - его определенный социальный состав. Представители дворянства, зачастую уклонявшиеся от участия в суде в качестве присяжных заседателей, позитивно относились к обязанностям мирового судьи, как участкового так и почетного, видя в этом не только способ пополнить свой бюджет, но и достаточно почетную миссию. - "Мировой судья являлся, таким образом, не чужеродным населению чиновником"228, - писала Е.С. Коц в 1913 г. в работе, посвященной местному суду. В то же время далее она отметила, что составителям уставов 18 64 г. можно сделать "упрек в том, что они не сумели отрешиться от сословных помещичьих интересов. Они установили для избрания в мировые судьи кроме образовательного ценза еще и имущественный ценз"229. Поэтому при выборах мировых судей для бывших помещиков было создано привилегированное положение. Но в принципе мировые судьи избирались из всего населения, и право занять должность мирового судьи было признано за всеми, без различия сословий. В гражданском судопроизводстве мировому судье были подсудны: 1) иски по личным обязательствам и договорам, иски о движимости с ценой не свыше 500 руб.; 2) иски о вознаграждении за ущерб и убытки, когда размер их не превышал 500 руб., или же во время предъявления иска не мог быть положительно известен; 3) иски о личных обидах и оскорблениях; 4) иски о восстановлении нарушенного владения, когда со времени нарушения прошло не более б-ти месяцев; 5) иски о праве участия частного (ст.ст.
442, 445-451 Свода законов. Т. X . Ч. 1. законод. гражд.), когда с момента его нарушения прошло не более года230. В сфере уголовного судопроизводства к компетенции мирового судьи были отнесены проступки, за которые предусматривались следующие наказания: 1) выговоры, замечания и внуше ния; 2) денежные взыскания не свыше 300 руб.; 3) арест на срок не более 3-х месяцев; 4) заключение в тюрьме не свыше 1 года231. "Сверх дел, представленных разбирательству мировых судей по роду определенных за преступные действия наказаний, ведомству их подлежат собственно для склонения сторон к миру дела, которые хотя и влекут за собой наказания более строгие, но по закону начинаются не иначе как по жалобе по терпевших вред и убытки и могут быть прекращаемы примирением//68 (курсив мой. - М.Н.) . Задача мирового судьи заключалась в том, чтобы склонить стороны к примирению и принятию мирового соглашения. При невозможности достичь мировое соглашение судья своей властью выносил решение или приговор по делу. "В делах, которые могут быть прекращаемы примирением сторон, мировой судья обязан склонять их к миру и только в случае неуспеха в том приступать к постановлению приговора в пределах предоставленной ему власти"232. "По предварительном объяснении с обеими сторонами, мировой судья предлагает им прекратить дело миром, указывая действительные, по его мнению, к тому способы. Меры для склонения тяжущихся к примирению мировой судья обязан принимать и во время производства дела, и только в случае неуспеха приступает к постановлению решения"233 . Предельно простая процедура судебного разбирательства в мировом суде и специфика источников права, которыми должны были руководствоваться мировые судьи, не требовали пребывания на этих должностях лиц с юридическим образованием. Главное - чтобы мировой судья был достойным и уважаемым человеком. Ему вменялось в обязанность "просьбы... принимать везде и во всякое время, а в необходимых случаях и разбирать дела на местах, где оные возникли"234. Процедура в мировом суде носила упрощенный характер, где формальности были сведены до минимума. Это было обусловлено не только тем, что мировые судьи не имели юридического образования, о чем уже было сказано выше, но и стремлением законодателя сделать низовое звено судебной системы максимально доступным для широких масс. В гражданском судопроизводстве обращение к мировому судье не требовало уплаты пошлин, употребления гербовой бумаги, решения записывались в установленную законом книгу. В уголовном - инициатива в возбуждении дела, вызове свидетелей, представлении доказательств принадлежала частному лицу, иногда это делалось полицией. Судья обязан был реагировать как на письменные, так и на устные жалобы. Протокол судебного заседания оформлялся в произвольной форме. Если дело оканчивалось вынесением приговора, то он заносился в протокол. Условия судебного разбирательства были едины для всей системы мировых судов. Сторонам разрешалось представлять доказательства, приводить свидетелей в апелляционную инстанцию, которой являлся уездный съезд мировых судей. Съезд либо утверждал состоявшееся решение или приговор мирового судьи, либо в пределах отзыва постановлял новое. При этом наказание обвиняемого не могло быть усилено без требования обвинителя. То есть пределы деятельности апелляционной инстанции ограничивались отзывом, и положение обвиняемого могло быть ухудшено только по требованию товарища прокурора окружного суда как представителя государства235. Мировой судья руководствовался нормами материального права, содержащимися в специально составленном "Уставе о наказаниях, налагаемых мировыми судьями", поскольку ориентироваться в "Уложении о наказаниях уголовных и исправительных" и других источниках, которыми пользовались юристы, непрофессионалу было бы трудно. Ст. 130 Устава гражданского судопроизводства предусматривала возможность мирового судьи "...по ссылке одной или обеих сторон руководствоваться общеизвестными местными обычаями, но лишь в том случае, когда применение местных обычаев дозволяется именно законом или в случаях положительно не разрешаемых законами". Таким образом, мировой суд обеспечивал доступность, простоту и быстроту судопроизводства, позволял ввиду дефицита юристов в тогдашней России решать и кадровую проблему в судебном ведомстве- Это был демократический институт не только по способу формирования и характеру рассмотрения дел, но и по степени приближенности к населению. Нельзя недооценивать роль мировых судей в России. Особенно велико было значение этого института для деревни, только что освободившейся от крепостнического гнета и связанного с ним произвола, учившейся жить и хозяйствовать по-новому. Вместе с тем следует иметь в виду, что местная юстиция в России была представлена не только мировыми, но и волостными судами - сословными судами по крестьянским делам. Они не входили в судебную систему, введенную реформой 1864 г., но имели большое значение в разрешении гражданских споров в крестьянской среде. У крестьян сохранялся сословный уклад жизни, продолжали действовать нормы обычного права, отличные от норм гражданского права, содержавшихся в X томе Свода законов Российской империи, и известные только самим крестьянам. Например, если позитивное право предполагало при отсутствии завещания раздел имущества после смерти наследодателя между детьми производить поровну,- то в крестьянской среде сохранялся обычай: "Сестра, особенно замужняя, при братьях - не наследница", имевший истоки еще в Киевской Руси. Крестьяне зачастую предпочитали обращаться по гражданским делам в свой сословный суд, нежели к мировому судье. Даже при беглом обзоре можно заметить сложность и многоплановость правоотношений, существовавших в крестьянской среде. 12 июля 18 89 г. были высочайше утверждены: 1) Положение о земских участковых начальниках; 2) Правила об устройстве судебной части в местностях, в которых введено означенное Положение; 3) Временные правила о волостном суде в тех же местностях; 4) Правила о порядке приведения в действие Положения о земских участковых начальниках236. 2 9 декабря 18 8 9 г. были введены Правила о производстве судебных дел, подведомственных земским начальникам и городским судьям 54. На большей части территории России - в 37 губерниях - были ликвидированы мировые суды. Этот институт продолжал действовать лишь в обеих столицах и городах Одессе, Казани, Нижнем Новгороде, Харькове, Саратове, Кишиневе237. Сохранение мировой юстиции в крупных городах не случайно. Это может свидетельствовать о направленности вышеуказанных законов на изменение порядка управления и отправления судопроизводства преимущественно в крестьянской среде. На остальной территории вместо мировых судей были учреждены должности земских участковых начальников, городских судей и уездных членов окружных судов, между которыми были поделеныдела, подсудные ранее мировым судьям. Эти изменения явились существенной составной частью земской контрреформы, которой было посвящено достаточно исследований238. Если в обобщенном виде попытаться сформулировать основную идею сторонников Положения о земских начальниках 1889 г., это может быть выражено дефиницией - власть на местах должна быть сильна и близка к народу. Самодержавие попыталось создать такую власть в лице земских участковых начальников. Необходимый контингент для занятия этих должностей составляли местные дворяне. Но вместо выборных мировых судей, предусмотренных уставами 1864 г., закон 1889 г. ввел в России судей-чиновников, находящихся в полной зависимости от начальства, которое имело право в любой момент под тем или иным благовидным предлогом удалить их от должности. Наконец, сама должность земского участкового начальника была изъята из судебного ведомства, чем нарушалась целостность и стройность всей судебной системы. Земские участковые начальники наделялись смешанными административно-судебными полномочиями. Они назначались мини- стром внутренних дел. Им были подсудны дела, связанные с земельным и личным наймом, с суммой иска не свыше 500 руб., о восстановлении нарушенного владения, если с., момента нарушения прошло не более 6 месяцев, другие гражданские дела с суммой иска, не превышавшей 300 руб., уголовные дела, подсудные по уставам 18 64 г. единоличным мировым судьям, за исключением нескольких составов (квалифицированная кража со взломом, беспатентная продажа спиртных напитков и табачных изделий)239. Категории дел, подведомственных земским участковым начальникам, свидетельствуют о том, что это был административно-судебный орган прежде всего по крестьянским делам. В городах (за исключением того небольшого числа, где сохранялась мировая юстиция) были учреждены должности городских судей, назначаемых министром юстиции. Хотя закон требовал, чтобы городские судьи имели высшее юридическое образование, это требование на практике не соблюдалось. Городские судьи были наделены той же компетенцией, что и зем- ?0 ские участковые начальники . Дела, подсудные по уставам 1864 г. мировым судьям и выходящие за пределы компетенции земских участковых начальников и городских судей, стали подведомственными уездным чле- С Q нам окружных судов, назначаемым министром юстиции . Апелляционной инстанцией для дел, рассмотренных земскими начальниками и городскими судьями, являлось судебное присутствие уездного съезда в составе уездного предводителя дворянства (председатель), уездного члена окружного суда, почетных мировых судей, городских судей и земских участковых начальников уезда240. Кассационной инстанцией для дел, рассмотренных земскими участковыми начальниками и городскими судьями, являлось губернское присутствие, в которое под предводительством губернатора входили губернский предводитель дворянства, вицегубернатор, прокурор или товарищ прокурора окружного суда и два члена окружного суда241. Кассационная инстанция была перенесена из центра в губернию. Тем самым было нарушено господствовавшее прежде единство кассации. Губернское присутствие почти сплошь состояло из представителей администрации. Обжалование дел в губернское присутствие, являвшееся административным органом, фактически означало не кассацию, а ревизию. Для дел, рассмотренных уездными членами окружных судов, апелляционной инстанцией был окружной суд, ' кассационной - Сенат242. , Закон 1889 г., заменивший почти повсеместно мировых судей судебно-административными органами (земскими начальниками), произвел изменения и в организации волостного суда. Закон об изменении порядка формирования, подсудности и процедуры в волостном суде носил название "Временных правил". Однако эти "Временные правила" действовали вплоть до принятия 12 июня 1912 г. закона о местном суде. Волостные судьи в количестве 4 человек ст^ли назначаться земским участковым начальником из числа кандидатов, избранных сельскими обществами по одному на каждое общество. Председатель волостного суда назначался уездным съездом из числа судей. Но съезд мог, если находил нужным, возложить эту обязанность на волостного старшину. Позитивным моментом явилось то, что судьи волостных судов стали получать жалование . Круг ведения волостного суда был значительно расширен: относительно подсудных ему лиц; относительно подсудных ему дел. До 188 9 г. ведению волостного суда подлежали только тяжбы и проступки крестьян, теперь стали подсудны все лица бывших податных сословий, постоянно проживающих в пределах волости. В этом смысле, по-видимому, волостной суд перестает быть сословным судом для крестьян и становится судом для сельского населения (для низших его слоев). Волостным судам до 188 9 г. были подсудны только споры о надельном имуществе крестьян ценою не свыше 100 руб., теперь же им передавались все споры о надельном имуществе без ограничения ценой иска, а также споры об имуществе внена- дельном (кроме исков о праве собственности, основанных на крепостных и явочных актах) при цене иска до 300 руб., дела о наследовании после крестьян: если наследство состояло из надельного имущества, то независимо от его суммы, если из вненадельного, - то при цене наследства не свыше 500 руб. Была расширена также и уголовная компетенция волостных судов. Им были подсудны те проступки, где цена похищенного имущества не превышала 50 руб. Наконец, были ужесточены и наказания, которые могли назначаться волостным судом. Они могли подвергать виновных аресту до 30 дней и штрафу до 30 руб., а также и телесному наказанию (до 1904 г.). В своих решениях по гражданским делам суды должны были руководствоваться не законом, а обычаями или совестью. По уголовным делам с 18 89 г. они должны были применять писаный закон - а именно, Устав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями, а не обычай. Кроме того, закон 1889 г. создал апелляционную инстанцию для волостного суда в виде уездного съезда и кассационную - в виде губернского присутствия. А земские начальники получили право просматривать все решения волостных судов и представлять к отмене те из них, которые были, по их мнению, неправосудны. Участие земских начальников в назначении волостных судей и в обжаловании вынесенных ими решений позволяет сделать вывод о неограниченной власти земских начальников над волостными судами. Как пишет Е.С. Коц в работе, посвященной местному суду, власть земских начальников над волостными судами "...была так велика, что они не стеснялись налагать арест на волостных судей не только в случае каких-либо проступков по службе с их стороны, но и в тех случаях, когда они находили решения судов неправильными. Нередко земские начальники прямо предписывали волостному суду решить дело в том или ином смысле"243. Следует также отметить двойствен ность в положении волостных судей, когда гражданские дела они должны были решать, руководствуясь обычным правом, а уголовные - писаным законом. Волостные судьи не в состоянии были руководствоваться тем законом, который был адресован мировым судьям, обладавшим иным уровнем образования и правосознания, - Уставом о наказаниях, налагаемых мировыми судьями. В этом смысле, как отмечает Е.С. Коц, "волостной суд попал после реформы 1889 г. в полное рабство к волостному писарю"244. Противоречия реформы 1889 г. в части, касающейся волостного суда, состояли и в том, что решения, вынесенные волостными судьями на основе обычаев, действовавших в крестьянской среде, подлежали пересмотру уездного съезда, состоявшего из земских начальников и городских судей - людей, имеющих весьма смутное представление о местных обычаях и нравах. Положение и Правила 188 9 г. ликвидировали принципы независимости суда от администрации, несменяемости, всесо- словности, кассационный порядок обжалования в низовом звене судебной системы. Институт земских участковых начальников являлся административно-судебным установлением. Вышестоящими инстанциями по отношению к земским начальникам и городским судьям были административные органы - уездный съезд и губернское присутствие. Уволены могли быть земские начальники по распоряжению министра внутренних дел, городские судьи - по постановлению консультации при министерстве юстиции, утвержденному министром245. Положение и Правила 1889 г. вернулись к множественности судебных инстанций, что делало судебную систему сложной и запутанной. Перераспределение дел, подсудных „мировым судьям, между земскими участковыми начальниками, городскими судьями и уездными членами окружных судов отнюдь не разгрузило окружные суды от большого количества сосредоточенных в них дел, как обосновывалось накануне введения данного мероприятия. В то же время множественность судебных инстанций, не усвоенные населением предметы и пределы их подсудности ограничивали право на судебную защиту, на получение юридической помощи в условиях все более усложняющейся хозяйственной жизни. Земские участковые начальники, сочетавшие в одном лице судебные и административные функции, рассматривали дела на началах, противоречащих самой сути гражданского разбирательства. Процедура уголовного разбирательства в этой инстанции не была обеспечена гарантиями прав личности. Закон 1889 г. предусматривал не только сохранение, но и расширение подсудности волостного суда, к тому же ставил его в полную зависимость от земского участкового начальника . Все это, безусловно, означало шаг назад - к дореформенным порядкам. Местная юстиция больше, чем другие институты уставов 1864 г., была отодвинута назад. Почему? Крестьянский быт, среда, по мнению правительства, нуждались в строгом контроле со стороны администрации. Мировой суд противоречил этим устремлениям правительства. Получить объективное решение, основанное на внутреннем убеждении судьи в демократической процедуре на началах гласности, состязательности сторон, там, где хотелось бы разрешить спор с помощью приказа или распоряжения - положение нежелательное для администрации . "Как орган судебной власти, - замечает весьма иронично В.Д. Кузьмин-Караваев, - земский начальник воплотил в себе в положительном смысле только один принцип судебной организации - принцип суда, близкого к населению. Все остальные были принесены ему в жертву, поскольку их проведение препятствовало наиболее полному его осуществлению"246. Формально отмененное в 18 61 г. крепостное право еще надолго оставалось в сознании людей, трансформируясь в обычаях и нравах. "Как неизбежное следствие бесправия, в деревне царит сплошной произвол", - писал в 190 4 г. В.Д. Кузьмин- Караваев. "Произвол царит в нравах, в обычаях, в семье, в общине, между родителями и детьми, в сношениях крестьян между собою, личных и имущественных, в их отношениях к помещикам и к органам власти. Сплошь произвольны также отношения к крестьянам - и землевладельцев и деревенского начальства всех степеней. Показать свою силу и власть, фактическую возможность подчинить себе человека, принизить его, проявить свое господство над ним - главный момент деятельности всех и каждого". И далее: "По закону 12 июня 1889 г. основной принцип отношений земского начальника - центральной фигуры современной жизни деревни - к крестьянам - попечительная опека. Земский начальник есть "начальник" не по названию только, а в техническом смысле понятия, как оно усвоено дисциплинарным правом. Крестьяне - его подчиненные. Уже отсюда ясно, без дальнейших доказательств, что отношение власти к крестьянам и обратно регулируются не столько законом, сколько усмотрением, т.е., другими сл„овами, в своем существе более или менее произвольны"247. Таким образом, на примере преобразований в сфере местной юстиции во второй половине XIX в. - введение мировой юстиции, сохранение сословного волостного суда, создание судебно-административных учреждений в лице земских участковых начальников - противоречия российского общества прослеживаются наиболее отчетливо. С одной стороны, стремление правительства уравнять крестьян в правах с другими сословиями, и новые учреждения призваны были это обеспечить, с другой - попытки удержать крестьян под контролем администрации, ограничить их правовой статус, регламентировать их жизнь полицейскими мерами. Предварительное следствие. По мнению составителей уставов 18 64 г., предварительное следствие должно было органично соединиться с судебной системой. Это нашло отражение как в структуре органов - следственный аппарат являлся частью судебной системы, так и в конструкции уголовного процесса, где происходило фактическое соединение в лице следователя розыскной и судебной функций. Судебные следователи являлись членами окружного суда и состояли при образованных для каждого из них участках248. Поначалу на следователей распространялся даже принцип судейской несменяемости. Но очень скоро они были лишены этой привилегии. Должность судебного следователя - это низшая ступенька в судебной иерархии. С нее начиналась служба в судебном ведомстве. Высшего юридического образования было недостаточно, чтобы занять должность по судебному ведомству. Барьером, который необходимо было преодолеть, служил статус кандидатов. Однако поскольку в стране был дефицит кадров, состоящие при судебных местах кандидаты могли быть судебными следователями249. Формально судебный следователь занимал должность IV класса и по своему служебному положению был равен армейскому полковнику250. Фактически их правовой статус и материальное обеспечение сравнить было нельзя. Следователь в год получал 1000 руб. жалования, 500 руб. столовых и 500 руб. на содержание канцелярии. За вычетом платы за квартиру, разъезды, содержание рассыльного, подписку правительственных изданий, на личные расходы ему оставалось 150 0 руб.251 В масштабе цен того времени это было немало (если соотнести, например, с годовым оброком крестьянской семьи, цензами, действовавшими при формировании скамьи присяжных и вспомнить свидетельства современников о том, что на 5 коп. можно было пообедать). Но этого было недостаточно, чтобы чувствовать себя свободно и независимо. Должность судебного следователя считалась своего рода трамплином. Пройдя эту ступеньку, лица судебного ведомства уходили на должности судей и прокуроров. Хотя в идеале работа следователя требует особых навыков и совершенствования именно в этом направлении, судебные следователи в дореволюционной России, как правило, не достигали высот профессионального мастерства. Предварительное расследование было одним из "узких мест" судебной реформы второй половины XIX в. в России. В подтверждение можно привести следующие красноречивые данные. 1) Отмечалась чрезвычайная загруженность судебных следователей. В 1893 г. (спустя 30 лет после введения в 1862 г. этого института) в России насчитывался 1 441 следователь; на одного следователя приходилось 2 171 2/3 кв. верст территории и 128 1/5 дел в год252. 2) Хотя уголовно процессуальный закон не устанавливал сроков для производства следствия, он обязывал производить следственные действия "со всевозможной скоростью"8-3. Ка деле же из 122 600 дел, находившихся в производстве судебных следователей в 1889 г., по 21 000 дел следствие проводилось 6 мес., по 5 300 делам более б мес., по 2 500 делам - более года. Из 122 570 предварительных следствий, оконченных в 1889 г., было внесено в окружные суды и судебные палаты 101 933 и прекращено 60 000 дел. В том же 1889 г. к доследованию было возвращено 12 510 дел253. Эти цифры приведены на основании статистических и ревизионных отчетов в обоснование необходимости подготовки проектов новой редакции судебных уставов в комиссии Н.В. Муравьева (1894-1899 гг.), о которых пойдет речь ниже, преду- сматривавших, в частности, и необходимость реформы предварительного следствия. Картина получилась удручающая. Чтобы обосновать чрезмерную протяженность участков,, и загруженность судебных следователей, соотнесли пространство 10 судебных округов Европейской России, во-первых, с общим числом следствий, произведенных в территориальных пределах действия новых судебных установлений, и, во-вторых, с общим числом ежегодных следствий. В результате получилось нечто поражающее воображение: на каждый следственный участок приходилось 4 120 кв. верст и 163 следствия в год. Со среднестатистическими данными следует обращаться осторожно, особенно если они обосновывают готовящееся правительством преобразование. Эти цифры отнюдь не относились к центральным губерниям России (Московской, Курской, Калужской), такую удручающую картину создавали окраинные губернии (Пермская, Вологодская, Архангельская). В действительности, хотя и нельзя отрицать большого количества дел, приходящихся на одного следователя, и чрезмерной протяженности территорий следственных участков, явление исключительное, касающееся окраин, было представлено как явление общее. ? Согласно уголовно-процессуальному закону "во всех следственных действиях, не терпящих отлагательства, как-то: в осмотрах, освидетельствованиях, обысках и выемках" полиция заменяла судебного следователя, "соблюдая во всей точности правила, постановленные для предварительного следствия", однако ею не производилось "формальных допросов ни обвиняемым, ни свидетелям"85. Предварительное следствие было обязательно по делам, подлежащим рассмотрению с участием присяжных заседателей (когда обвиняемому грозила мера наказания, связанная с лишением или ограничением прав состояния). По остальным же делам производство в суде могло быть начато "и без предварительного следствия, если прокурор по доставленным ему сведениям и доказательствам или по самому свойству дела признает возможным предложить суду обвинительный акт"254. Таким образом, даже по сложным уголовным делам можно было обойтись только производством дознания, в ходе которого полиции были предоставлены достаточно широкие полномочия. Судебный следователь зачастую своими действиями дублировал дознание. Следствие, по выражению, содержавшемуся в поступившей в министерство юстиции по поводу состояния предварительного расследования записке, являлось "рабскою копиею" дознания97. Качество работы полиции по производству дознаний заслуживает того, чтобы на нем остановиться особо. Вот некоторые позиции, приведенные все той же комиссией Н.В. Муравьева, со ссылками на отчет комиссии, работавшей под председательством сенатора Петерса в 1869 и 1870 гг.: "Юридическая не подготовленность чинов полиции обусловливает собою неуменье отделить существенно важное от бесполезных мелочей и подробностей", "весьма обыкновенны случаи, когда написано в дознании много, а не выяснен даже состав преступления", "часты случаи вымогательства от заподозренного сознания путем угроз, лишения свободы и даже причинения насилия", "бывали примеры употребления таких же приемов и в отношении свидетелей, уклоняющихся якобы от дачи правильного показания", "в Тифлисском судебном округе при производстве дознания побои и выколачивание сознания у заподозренных - явление заурядное". Таким образом, делался общий вывод, что в смысле розыска дознания "почти не существует"255. Обеспечение законности судебного следствия и прав обвиняемого при его производстве были важнейшими условиями в уголовном процессе по реформе 1864 г. "Произвол следователя в собрании доказательств, - писал Н.А. Буцковский, один из составителей судебных уставов, - опаснее произвола судьи при определении их силы", поскольку он не может быть исправлен в связи с тем, что "доказательства со временем уничтожаются"256. Право на защиту обвиняемого обеспечивалось отводом следователя, ознакомлением по окончании дела с материалами следствия. Судебный контроль за производством следствия сочетался с прокурорским надзором. Судебное следствие могло прекращаться только судом: "когда судебный следователь не найдет оснований продолжать следствие, то, приостановив производство, испрашивает на прекращение дела разрешения суда через прокурора"257. По окончании судебного следствия материалы предоставлялись прокурору, который решал - "произведено ли следствие с надлежащей полнотой" и "следует ли обвиняемого предать суду или же дело о нем должно быть прекращено и приостановлено", - и обязан был "дать указанный в законе ход всякому следствию в течение недели от времени его получения"258. Составленный им обвинительный акт или заключение о прекращении или приостановлении дела прокурор или предлагал окружному суду, если за данное преступление или проступок закон не предусматривал наказания, связанного с лишением или ограничением прав состояния, или, если было совершено более тяжкое преступление, - прокурору судебной палаты259. По окончании следствия делу давался дальнейший ход судом. Причем, как видим, предусматривался контроль со стороны вышестоящей судебной инстанции. Судебная экспертиза. Развитие судебной экспертизы в России, впервые закрепленной еще в Артикуле воинском 1715 г., также связано с судебной реформой 1864 г. Цивилизованная, основанная на демократических началах форма судопроизводства предусматривала использование специальных знаний. Судебные уставы закрепили, что "в тех случаях, когда для точного уразумения встречающегося в деле обстоятельства необходимы специальные сведения или опытность в науке, искусстве, ремесле, промысле или каком-либо занятии", "в качестве сведущих людей могут быть приглашаемы: врачи, фармацевты, профессора, учителя, техники, художники, ремесленни ки, казначеи и лица, продолжительными занятиями по какой- либо службе или части приобретшие особенную опытность"260. Эксперты, или "сведущие люди", приглашались следователем для производства осмотров и освидетельствований. Они должны были обладать качествами достоверных свидетелей. Если не встречалось особых препятствий, эксперт производил осмотр и освидетельствование в присутствии следователя и понятых. Следователь в устной или письменной форме предлагал эксперту вопросы, требующие разрешения. Осмотр или освидетельствование оформлялись протоколом, составление которого вменялось в обязанность следователю. Закон говорил и о заключениях "сведущих людей", не предусматривая, однако, их формы261. Предусматривался также вызов экспертов в судебное заседание. Инициатива в этом случае могла принадлежать суду, сторонам или присяжным заседателям262. "Сведущие люди" приводились к присяге так же, как и свидетели263. После оглашения заключения эксперта в судебном заседании и стороны, и присяжные заседатели с разрешения председательствующего судьи могли задавать ему вопросы264. . На момент принятия судебных уставов 1864 г. в России отсутствовали экспертные учреждения. Следователь или суд по своему усмотрению могли прибегнуть к помощи специалиста в той или иной области знаний. Но именно реализация судебной реформы, поднявшая деятельность судебного следователя и судьи на несколько порядков выше, настоятельно диктовала потребность в криминалистических учреждениях. . В 1889 г. была создана научно-исследовательская фотографическая лаборатория при Петербургском окружном суде - первое в России криминалистическое учреждение. Инициатива его создания принадлежала талантливому фотографу, владевшему методикой обнаружения поддельных документов, Е.Ф. Бурин- скому и председателю Петербургского окружного суда л р А.М. Кузьминскому . Проводимые в лаборатории экспертизы делали явными скрытые от взгляда человека следы преступлений. В 18 92 г. постановлением Государственного совета была создана судебно-фотографическая лаборатория при прокуроре Петербургской судебной палаты. Деятельность ее была начата в 18 93 г. В данном случае речь шла о решении принятом на правительственном уровне, а не об инициативе отдельных лиц, хотя именно А.М. Кузьминский в то время как раз являлся прокурором Петербургской судебной палаты. В начале XX в. в Петербурге, Москве, Киеве действовали кабинеты научносудебной экспертизы". . Следует согласиться с высказанным И.Ф. Крыловым мнением, что "самостоятельного развития криминалистика в дореволюционной России не получила"265. К исследованию преступлений применялись приемы и методы естественных и технических на- ук. А порядок назначения и производства экспертизы судебными уставами очерчен в самых общих чертах, без детализации. Адвокатура. Устройство адвокатуры и участие адвоката в процессе как гарантия права подсудимого на защиту являлись важнейшими составляющими судебной реформы 18 64 г. "Состязательное начало, положенное в основу настоящего процесса, - читаем в одном из российских дореволюционных учебников по уголовному процессу, - заключается в борьбе, но борьба имеет смысл лишь при равенстве сторон; а так как со стороны государства в уголовном процессе является опытный юрист - прокурор, то для равенства сил нужна помощь юриста с другой стороны. В этих видах создан институт защиты на суде и орган ее - адвокатура"266. Если после составления прокурором по окончании предварительного следствия обвинительного акта делу давался дальнейший ход судом, то это сопровождалось вручением подсудимому копии обвинительного акта и списка лиц, которых предполагалось вызвать в суд. Подсудимому также предлагалось в 7-дневный срок избрать себе защитника и дополнить список свидетелей267. Участие защиты в уголовном судопроизводстве стало значительным шагом вперед по сравнению с дореформенными порядками. Однако адвокат не участвовал на стадии предварительного следствия. Адвокат появлялся в процессе тогда, когда принималось решение о необходимости судебного разбирательства по делу. Это было существенным недостатком уголовного процесса в до революционной России, ограничивавшим состязательность судопроизводства и право обвиняемого на защиту. Однако это упущение можно объяснить не только нежеланием правительства демократизировать ранние стадии процесса, но и колоссальной нехваткой юристов в стране - присяжные поверенные не могли обеспечить даже стадию судебного разбирательства. Отсюда - право подсудимого избрать себе защитника не только из числа присяжных и частных поверенных (последние были, по сути дела, дореформенными стряпчими и ходатаями по чужим делам), но и из других лиц, "коим закон не воспрещает ходатайства по чужим делам"; возложение председателем суда обязанностей защитника на состоящих при судах кандидатов на судебные должности; назначение одного общего защитника для двоих и более подсудимых по одному делу, если в выдвинутых против них обвинениях не было существенных противоречий268. Наряду с тем, что в законе широко закреплялось право подсудимого на выбор защитника269, составители уставов 18 64 г. большое внимание уделяли правильной организации сословия присяжных поверенных, которым предоставлялось предпочтительное право представлять в суде интересы других лиц. Устройство адвокатуры как самоуправляющейся корпорации должно было обеспечить: вхождение в ее состав лиц, обладавших знаниями и практическими навыками и отвечавших требова ниям нравственности/ надзор за деятельностью присяжных поверенных в самой их среде через их выборные органы; самостоятельность этой корпорации как условие защиты представляемых ею интересов частных лиц против действий государственных органов; гарантии частным лицам против недобросовестных, неквалифицированных присяжных поверенных. Корпоративная организация адвокатуры являлась необходимым условием ее существования, что было доказано опытом других стран. Признав необходимость корпоративного устройства адвокатуры, составители уставов 18 64 г. предусмотрели в качестве органов самоуправления внутри адвокатской корпорации их общие собрания и советы, избираемые ежегодно270. Предполагалось создание советов в городах, где находились судебные палаты, а в остальных городах (при окружных судах) советом могли открываться отделения с теми правами, которые им предоставит совет. Присяжные поверенные согласно уставам 1864 г. приписывались к судебным палатам и избирали место жительства в одном из городов округа той судебной палаты, к которой приписаны, и могли принимать на себя хождение по делам во всех судебных местах округа судебной палаты, к которой они приписывались271. К компетенции совета присяжных поверенных относилось: 1) "рассмотрение прошений лиц, желающих приписаться к числу присяжных поверенных или выйти из этого звания"; 2) рассмотрение жалоб на действия присяжных поверенных и надзор за точным исполнением ими законов, установленных правил и всех принимаемых на себя обязанностей; 3) наз- начение поверенных по очереди для безвозмездного хождения по делам лиц, пользующихся на суде правом бедности; 4) назначение по очереди поверенных для ходатайства по делам лиц, обратившихся в совет с просьбой о назначении им таковых; 5) определение размера вознаграждения поверенному по таксе в случае несогласия по данному вопросу между ним и тяжущимися и когда не заключено между ними письменного условия; 6) распределение между присяжными поверенными процентного сбора, удерживаемого из полагающегося им по таксе вознаграждения (распределение этой общей для всей России суммы осуществлялось ежегодно министром юстиции соответственно числу защитников, назначенных председателем из присяжных поверенных для защиты подсудимых, а между поверенными в округах - советами присяжных поверенных); 7) наложение взысканий на присяжных поверенных как по собственному усмотрению совета, так и по жалобам, поступающим в совет107. Приведенные выше позиции говорят о том, что совет присяжных поверенных являлся органом, осуществлявшим прием в адвокатское сословие, назначавшим "казенного" защитника и распределявшим вознаграждения за такого рода защиту, налагавшим взыскания на присяжных поверенных. Следует признать в то же время, что функции совета были ограничены. За преступления и проступки, причинившие вред доверителям, присяжные поверенные подлежали ответственности в уголовном и гражданском порядке. Например, если по вине присяжного поверенного были пропущены предусмотренные в законе сроки или нарушены правила и формы судопроизводства, в результате чего был причинен ущерб доверителю, он мог взы- скать с поверенного свои убытки через тот суд, в котором он 108 вел дело . Независимо от этого присяжные поверенные несли ответственность перед советом за дисциплинарные проступки. Совет присяжных поверенных имел право "...своею властию подвергать их за нарушение принятых ими на себя обязанностей: 1) пре достережениям, 2) выговорам, 3) запрещению отправлять обязанности поверенного в продолжение определенного советом срока, впрочем, не долее одного года, 4) исключению из числа присяжных поверенных и 5) преданию уголовному суду в 1 О Q случаях, особенно важных"* . Характерно, что исключенные из числа присяжных поверенных лишались права приобретать это звание в пределах всего государства. Присяжный поверенный, дважды подвергшийся запрещению временно исполнять свои обязанности, в случае новой вины, которую совет признает заслуживающей такого же взыскания, подлежал исключению из числа поверенных272. На все постановления совета, кроме подвергающих присяжного поверенного предостережению и выговору, могли быть приносимы жалобы в судебную палату в двухнедельный срок. Причем определения палаты по этим делам считались окончательными273. Контроль судебной палаты за советами присяжных поверенных и принимаемыми ими решениями был совершенно очевиден . Проступки, за которые присяжный поверенный подлежал ответственности перед своим советом, касались норм адвокатской этики. _ Уставы 1864 г. предъявляли следующие требования к поведению адвоката: 1) присяжным поверенным запрещалось поку пать или иным образом приобретать права своих доверителей по их тяжбам как на свое имя, так и под видом приобретения для других лиц; все сделки такого рода признавались недействительными, а присяжные поверенные подпадали за это под ответственность по постановлениям их совета; 2) присяжный поверенный не мог действовать в качестве стороны против своих родителей, жены, детей, родных братьев и сестер, дядей и двоюродных братьев и сестер (как видим, норма охватывает достаточно широкий круг родственников); 3) присяжный поверенный не мог не только быть в одно и то же время поверенным обеих спорящих сторон, но и переходить по одному и тому же делу последовательно от одной стороны к другой; 4) присяжный поверенный не должен был оглашать тайн своего доверителя не только во время производства его дела, но и в 112 случае устранения от него и после окончания дела . За нарушение, допущенное присяжным поверенным в зале суда в ходе слушания дела, взыскания на него налагались присутствием того суда, где произошло нарушение. Однако, как отмечается в работах по уголовному процессу, "нашею практикою установлено передавать и эти дела также на усмотрение совета"274. Чтобы поступить в сословие присяжных поверенных, необходимо было отвечать достаточно жестким условиям: 1) возраст - 25 лет; 2) мужской пол; 3) нравственные критерии (не могли быть присяжными поверенными несостоятельные должники, лица, состоявшие под следствием за преступления и проступки, подвергшиеся по суду лишению или ограничению прав состояния и пр.), причем, отказывая в приеме по этому основанию совет мог не мотивировать своего отказа; 4) юридическое образование (если для судей допускалась замена его определенным сроком службы по судебному ведомству, то для присяжных поверенных это требование было безусловным) ; 5) пятилетний стаж работы по юридической специально сти после окончания высшего учебного заведения (пребывание в качестве кандидата на судебную должность, судебная практика под руководством присяжных поверенных и пр.); следует заметить, что продолжительность требуемого стажа была велика, как по сравнению с другими юридическими специальностями в дореволюционной России, так и с зарубежной практикой; 6) несовместимость обязанностей присяжного поверенного с правительственной или общественной службой, за исключением почетных и общественных должностей, не предусматривавших жалования114. Советы присяжных поверенных предполагалось открыть во всех округах судебных палат. Однако они были созданы лишь в Москве, Петербурге, Харькове и Одессе. "Острое недовольство новыми судами обратилось преимущественно против адвокатуры, которая больше всего способствовала исходу процессов, не соответствовавшему ожиданиям администрации"275. Указом Сената от 5 декабря 1875 г. было приостановлено дальнейшее учреждение советов присяжных поверенных как органов, адвокатского самоуправления276, а их функции перешли к окружным судам. Приостановить создание советов присяжных поверенных было возможно еще и потому, что по судебным уставам совет открывался не только по инициативе присяжных поверенных, а и с надлежащего разрешения судебной палаты277. Хотя адвокатура и считалась одной из свободных и либеральных профессий, но организационно, как видим, адвокаты зависели от судов. "Наверху" проектировались меры, направленные на установление контроля за присяжными поверенными не только со стороны судебной власти, что само по себе было неверно, противоречило корпоративному устройству адвокатуры, но и со стороны исполнительной власти. Так, в 187 8 г. в министерстве юстиции был разработан законопроект, предоставлявший министру юстиции право без всяких объяснений лишать звания присяжного поверенного: иначе говоря, адвокатуру предпола галось полностью подчинить администрации. Но законопроект не прошел, встретив протест, в первую очередь, со стороны самих присяжных поверенных278. Как было сказано выше, для вступления в сословие при сяжных поверенных были установлены достаточно высокие требования. При этом в уставах 18 64 г. не было прояснено поло жение помощников присяжных поверенных . Действовал так называемый личный патронат, когда помощник прикреплялся к присяжному поверенному, от последнего зависел, прием в сословие, предоставление работы, аттестация перед выборами. Таким образом, создавалось положение личной зависимости, которое отнюдь не способствовало росту профессионального уровня помощников. Там, где успели создать советы присяжных поверенных, например, в Москве и Петербурге, положение помощников было лучше: помощники делились на группы, проводились собрания, были разработаны правила занятий, ответственности, приема в сословие. Это всецело заслуга советов, а не законодателя, что лишний раз подчеркивало, какой ущерб был причинен делу правосудия приостановлением дальнейшего распространения советов по России. Составители уставов 1864 г. предполагали, что если в округе будет достаточное число присяжных поверенных, способных удовлетворить потребности населения в такого рода деятельности, то право представительства интересов частных лиц в суде должно быть предоставлено только присяжной адвокатуре279. До составления комплекта присяжных поверенных, который должен был быть предусмотрен особой табелью, разрабатываемой палатой и вносимой министром юстиции в Государственный совет и затем на "высочайшее" утверждение, разрешено было временно вести дела всем, кому это не было запрещено гражданским законом. Идея не была реализована ни в одном округе судебной палаты в империи. Более того, как колоссальная нехватка юридических кадров, так и высокие требования, установленные законом для вступления в адвокатскую корпорацию, объективно обусловили представление интересов сторон не т„олько присяжными поверенными, что нашло закрепление в "Правилах о лицах, имеющих право быть поверенными по судебным делам" от 25 мая 1874 г. Этим законом параллельно с присяжной адвокатурой был создан институт частных поверенных из лиц, хотя и не имевших юридического образования, но сдавших экзамен при суде, получивших от суда соответствующее свидетельство и уплативших особый сбор. Свидетельства выдавались судебными палатами, окружными судами и мировыми съездами и давали право хождения по делам лишь в том судебном месте, которым они были выданы280. В целом же узаконение института частных поверенных было шагом назад - к дореформенным стряпчим и ходатаям по чужим делам. Пристального внимания заслуживают такие вопросы в деятельности дореволюционной адвокатуры, как бесплатная защита интересов клиентов, пользующихся правом бедности, работа адвокатов по назначению, земская адвокатура. Так, рядом земских собраний в 18 96-18 97 гг. были приняты постановления о приглашении за счет земских средств адвокатов, которые давали бы бесплатно или за небольшое вознаграждение юридические советы обращающимся к ним местным жителям. Инициатором оказалось Лохвицкое земское собрание Полтавской губернии. Аналогичные постановления затем были приняты Пермским, Вятским, Черниговским и другими земскими собраниями. Формальным основанием для принятия всех этих постановлений послужил п. 3 ст. 2 Положения о земских учреждениях 1890 г., согласно которому земству принадлежало "...заве- дывание делами по обеспечению народного продовольствия, попечение об устранении недостатка продовольственных средств и оказание пособий нуждающемуся населению разрешенным законом способом". При широком толковании данного положения становится очевидным, что земства могли взять на себя и организацию юридической помощи для обеспечения правовых нужд населения путем приглашения за счет собственных средств адвокатов . Однако Полтавское губернское земское собрание отменило постановление Лохвицкого уездного собрания. Сенат принял сторону губернского собрания и дал ограничительное толкование перечня дел, вверенных земствам. После этого земствам оставался один путь - поставить интересующий их вопрос в законодательном порядке. Однако результат был отрицательный: Комитет министров в журнале заседаний от 18 мая 1899 г. ходатайство земского собрания о дополнении ст. 2 Положения "правилом, в .силу которого земским учреждениям предоставлялось бы право организации земской адвокатуры", отклонил281. Адвокатура создавалась в России в достаточно сложных условиях. Новая присяжная адвокатура коренным образом отличалась от института представительства в том виде, в каком он существовал в России до реформы 18 64 г. Однако отсутствие комплекта присяжных поверенных, приостановление распространения по России корпоративного устройства адвокатуры, особенности взаимоотношений адвоката с клиентом, основанные на оплате труда адвоката по взаимной договоренности, узаконение наряду с присяжной адвокатурой института частных поверенных означали деформацию института адвокатуры в ходе его реализации. Хотя и изменения в устройстве адвокатуры не были обставлены множеством законодательных мероприятий, как это произошло с институтом присяжных заседателей, о чем пойдет речь ниже, но многие нормы, касавшиеся организации и деятельности адвокатов, предусмотренные в уставах 1864 г., были приостановлены, а то и вовсе не действовали. Однако относительный либерализм адвокатской профессии, который все-таки следует признать, несмотря на ограничения в уставах 18 64 г. и особенно в правоприменительной практике, делавший эту профессию более свободной, чем десятки, сотни других сфер деятельности в тогдашней России, привлек в адвокатуру талантливых и прогрессивно настроенных людей, видевших свое предназначение в служении народу. Судебная реформа 18 64 г. дала России блестящую плеяду адвокатов: А.М. Унковский, В.Д. Спасович, К.К. Арсеньев, М.И. Доброхотов, П.В. Мокалинский и многие другие. Что касается численности адвокатов в дореволюционной России, то Е. Васьковский в известном издании "Судебные уставы 20 ноября 1864 г. за пятьдесят лет"-, ссылаясь, в свою очередь, на "Юридический календарь" Острогорского за 1914 г., приводит следующие данные: общее число присяжных поверенных не доходило до 6 тыс. человек, тогда как в Германии их было почти вдвое больше. Правда, при этом следует учитывать, что наряду с присяжными поверенными адвокатской деятельностью занимались их помощники и частные поверенные, так что общее число практикующих адвокатов достигало в России накануне первой мировой войны 16 с лишним тыс. чело- 123 век . „ По свидетельству Е.И. Козлининой, долгое время работавшей в судах в качестве переводчицы и стенографа, в 1891 г., когда московская адвокатская корпорация отмечала юбилей своей 25-летней деятельности, "из отчета выяснилось, что в течение этих 25-ти лет в сословие ежегодно поступало по 13 человек и в общем число присяжных поверенных в округе московской судебной палаты достигло 351 человека, из которых 262 при 110 помощниках работали в Москве. Сравнивая эти числа с текущею статистикою, нельзя не видеть того, что в первые годы существования корпорации Совет присяжных поверенных несравненно строже относился к выбору своих сочленов, чем это делается теперь, когда ежегодно вступает в сословие свыше 75 человек"282. Источники свидетельствуют также о том, что уже в 80-х гг. начинается некоторый упадок адвокатуры в России. Суд присяжных, Ни один из институтов судебной реформы 1864 г. не претерпел столько изменений, сколько суд присяж- Если определить основные направления, по которым шло законодательство о суде присяжных, принятое в дополнение и изменение уставов 18 64 г., то это будут: . - ограничение компетенции суда присяжных; - изменение порядка составления списков присяжных заседателей; - изменение цензовых условий для присяжных заседателей. Поправки к уставам 1864 г. были направлены прежде всего на то, чтобы обеспечить лояльность присяжных заседателей существующему режиму. Сама природа этого учреждения - судьи от общества, призванные осуществлять правосудие - делала его связующим звеном между обществом и государством. Очевидно, что правительство усматривало в суде присяжных не только юридический, но и политический институт. Принято считать, что суд присяжных в дореволюционной России действовал лишь в низшем звене общих судебных мест - окружных судах. Правда, некоторые материалы официального делопроизводства, как опубликованные так и хранящиеся в ар- хивах, позволяют предположить, что судебные палаты также слушали дела с участием присяжных. Этот вопрос требует специального изучения. „ В данном исследовании нас интересует, насколько эффективны были ограничения компетенции суда присяжных, предпринятые в 70-80-е гг. Присяжным заседателям в дореволюционной России были подсудны дела, по которым санкция Уложения о наказаниях уголовных и исправительных предусматривала наказание в виде лишения или ограничения прав состояния283. Эта мера применялась в качестве сопутствующей, наряду с тюремным заключением, каторжными работами, ссылкой и пр., и заключалась в потере сословных привилегий, супружеских, родительских, имущественных прав так же, как в случае естественной смерти, лишении чинов, званий и прочих привилегий. Если "дела, разрешенные без присяжных, в 1874-1878 гг. не составляли и полной четверти общего числа разрешенных окружными судами дел", то в 188 9-18 93 гг. их было уже "около половины от общего числа рассмотренных дел"284. Данные берутся за пятилетие на период до принятия закона 1878 г. и затем уже после принятия закона 188 9 г. Таким образом, если до принятия соответствующих законодательных мер присяжные рассматривали более 3/4, то после - половину дел. Согласно уставам списки присяжных заседателей, как общие, так и очередные, составлялись временными комиссиями, назначаемыми для этого ежегодно в уездах земскими собраниями, в столицах - соединенным заседанием городской думы и уездного земского собрания с последующем представлением губернатору285. Однако на практике по заключению Правительствующего Сената во многих уездах эти комиссии не создавались, а возложенные на них обязательства выполняли земские управы, секретари этих управ, письмоводители уездных предводителей дворянства или лица вольнонаемные. Законодатель заботился о том, чтобы в присяжные заседатели попадали прежде всего лица, которым можно доверить выполнение этой обязанности. Отсюда - требование состоять в русском подданстве, обусловливающее связь лица с государством; возрастной ценз (не менее 25-ти и не более 70-ти лет от роду); ценз оседлости (проживание не менее двух лет в том уезде, где производится избрание в присяжные заседатели) . Присяжными заседателями не могли быть: лица, состоящие под следствием или судом, отбывающие наказание по приговору, исключенные со службы по суду, несостоятельные должники, состоящие под опекой за расточительство, слепые, глухие, немые, лишенные рассудка, не знающие русского языка. Служебный ценз предусматривал состояние на государственной гражданской службе в должностях 5-го класса и ниже, избрание в органы дворянских и городских обществ, для крестьян - нахождение на должностях волостного и сельского управления. Требования имущественного ценза заключались во владении землей в размере не менее 100 десятин или другим недвижимым имуществом ценою: не менее 2 тыс. руб. в столицах, 1 тыс. руб. в губернских городах, 500 руб. в иной местности, или получающие жалование, годовой доход от своего капитала, занятия, ремесла или промысла: в столицах не менее 500, в другой местности не менее 200 руб. Кроме того, присяжными заседателями не могли быть женщины, священнослужители и монашествующие, военные чины, учителя народных, школ, лица, 129 находившиеся в услужении . Справедливости ради следует заметить, что в первоначальном тексте уставов 1864 г. наряду с объективными и правомерными требованиями, предъявляемыми к присяжным заседателям - возраст и здоровье, позволяющие выполнять эту обязанность и правильно воспринимать происходящее в зале суда, законопослушность - были и позиции, указывавшие на сословную ограниченность института: высокий земельный ценз, предъявляемое к крестьянам требование занятия должностей в волостном и сельском управлении, запрещение лицам, находящимся в услужении, исполнять судейские обязанности. Поэтому из сельских жителей предпочтение отдавалось состоятельным землевладельцам (земельный ценз - не менее 100 десятин земли, что составляло около 100 га по нынешним меркам), в то время как для горожан достаточно было иметь годовой доход около 200 руб. (16 руб. 60 коп. в месяц), что могло означать крайнюю бедность. В то же время М.Н. Катков усматривал "теоретическое соображение законодателя о привлечении к этой обязанности (присяжных заседателей) всех классов общества" в том, что "даже простая грамотность не поставлена непременным условием правоспособности к функции присяжного"286. По его мнению, было очевидно "желание законодателя, чтобы в присяжные попадали только люди, безукоризненной нравственности и заслуживающие полное и безусловное доверие общества"287. Вопреки положительным указаниям закона в списки присяжных заседателей заносились не только лица, не отвечавшие условиям предусмотренного судебными уставами служебного и имущественного ценза, но и не состоявшие в русском подданстве, имевшие более 70 лет от роду, не проживавшие в уезде, слепые, глухие, лишенные рассудка, даже умершие. Сенат констатировал и тот факт, что "лица, принадлежащие к сословиям дворянскому и купеческому, часто освобождаются от внесения в списки" совершенно необоснованно, и в большинстве уездов в состав присяжных входят "исключительно отставные чиновники и крестьяне"288. Данные по Царицынскому уезду Саратовской губернии за 1872 г. показывают, что, если количество купцов, мещан и крестьян в очередных списках присяжных по четвертям года распределялось в среднем одинаково: 8 купцов, 18 мещан, 14 крестьян на каждую четверть, то относительно дворян встречаются лишь единичные случаи участия . Эти цифры говорят как о нежелании дворян участвовать в отправлении судопроизводства в качестве присяжных заседателей, так и широком привлечении крестьян к выполнению этой обязанности. Представители дворянского сословия оказывались больными, занятыми по службе именно в период сессий окружного суда, предъявляя на этот счет соответствующие документы, даже предпочитали заплатить штраф. Штраф по тем временам приемлемый для дворян, был несоизмерим с доходами большей части населения страны. Присяжный заседатель за неявку в суд без уважительных причин подвергался денежному взысканию: в пер вый раз - от 10 до 100 руб.; во второй - от 20 до 200 руб.; в третий - предавался суду и подвергался сверх денежного взыскания от 30 до 300 руб., лишению права участвовать в выборах и быть избираемым в должности, требовавшей общест- 134 венного доверия . Таким образом, можно отметить как перекосы в законодательном регулировании условий формирования суда присяжных, так и расхождение законодательства и правоприменительной практики в этом вопросе. По мере введения в действие судебных уставов в министерство юстиции стали поступать ходатайства земских собраний "об устранении бедственного положения тех из присяжных заседателей, которые не имеют возможности содержать себя во время участия в заседаниях судебных установлений"289. Действительно, имели место случаи, когда присяжные заседатели из крестьян и городских низов в перерывах между судебными заседаниями вынуждены были просить милостыню, наниматься на поденную работу, закладывать свою одежду для пропитания и найма помещения в чужом городе. Последовал ряд узаконений, решавших отрицательно вопрос о выделении земствами денежных пособий нуждающимся присяжным заседателям. В определении Сената от 5 сентября 1873 г. говорилось, что общественное правосудие - "обязанность, которая по существу этого учреждения не допускает никакого вознаграждения", и "внесение в земские сметы расхода на выдачу денежных пособий присяжным заседателям из крестьян выходит из предметов ведомства земских учреждений"290. В определении Сената от 2 января 18 78 г. разъяснялось, что временные комиссии по составлению списков присяжных заседателей формируются самими же земствами и они "вправе не включать в эти списки таких лиц, которые не имеют средств содержать себя во время участия в заседаниях уголовного суда"291. "Умственный и нравственный уровень наших присяжных оказывается слишком низменным сравнительно с высотою лежащего 1-jo на институте присяжных призвания" , - заметил М.Н. Катков. Чтобы улучшить сложившееся положение, закон 12 июля 1884 г. ввел в состав комиссий по составлению списков присяжных заседателей председателя уездного съезда мировых судей, председателя уездной земской управы, городского голову, члена уездного по крестьянским делам присутствия, уездного исправника и полицмейстера, товарища прокурора окружного суда . Иными словами, в состав формируемых земствами комиссий в обязательном порядке включались лица, располагавшие сведениями об имущественном, служебном положении, благонадежности населения уезда, заинтересованные в лучшем подборе присяжных заседателей как условии успешной деятельности судебных органов. Закон от 28 апреля 188 7 г. "Об изменении правил составления списков присяжных заседателей" вообще отказался от порядка составления списков присяжных заседателей учреждаемыми земствами временными комиссиями. Сведения о землевладельцах, подлежащих внесению в списки присяжных заседателей, подавались в окружные суды председателем уездной земской управы; о владельцах недвижимостью в городе - городским головою; о крестьянах, состоявших в волостном или сельском управлении - членом уездного по крестьянским делам присутствия; о других лицах - начальником городской или уездной полиции, причем лица, состоявшие на государственной службе, вносились в списки присяжных заседателей на основании сведений, предоставленных их начальством292. Таким образом, закон возложил составление общих списков присяжных заседателей на должностных лиц, располагавших сведениями об имуществе, образовании, благонадежности лица. Очередные списки присяжных заседателей составлялись уездными комиссиями, состав которых был определен в законе: уездный предводитель дворянства, председатель уездного съезда мировых судей, участковые мировые судьи, уездный исправник и полицмейстер, председатель уездной земской управы, городской голова, товарищ прокурора окружного суда, член уездно- 141 го по крестьянским делам присутствия, мировые посредники . Должен был действовать фактор заинтересованности состава комиссии в надлежащем качестве формирования скамьи присяжных . Законом от 28 апреля 1887 г. был также введен образовательный ценз для присяжных заседателей - умение читать по- русски. Предъявляемое правительством к потенциальным присяжным заседателям требование обладать элементарной грамотностью представляется вполне логичным и оправданным. Кажущийся вполне приемлемым минимальный образовательный ценз при формировании скамьи присяжных, если его соотнести со статистическими данными о грамотности населения в стране, а также с многократным снижением земельного ценза одновременно с увеличением имущественного ценза в городах, - вызывает множество вопросов. Так, средний процент грамотности населения всей страны в работоспособном возрасте, зафиксированный переписью 1897 г., был равен 2 8,7%, в целом для населения он достигал всего лишь 21,1%293. Хотя возрастные критерии здесь далеки от научного обоснования (нижняя возрастная граница определялось в 15 лет) и отличны от возрастного ценза, установленного для формирования скамьи присяжных (не менее 25-ти и не более 70-ти лет от роду), тем не менее они дают общее представление. Перепись фиксировала также более высокий процент грамотности у городского населения по сравнению с сельским. Тем же законом от 28 апреля 1887 г. имущественный ценз для лиц, получавших жалование по службе, вознаграждение за труд или доход от капитала, занятия, ремесла или промысла, был увеличен более чем вдвое по сравнению с уставами 1864 г.: с 500 до 1000 руб. ежегодно в столицах/ с 200 до 600 руб. в городах с населением более 100 тыс. человек; с 200 до 400 руб. в другой местности. В то же время был значительно снижен ценз для землевладельцев: со 100 до 10-20 десятин земли. Служебный ценз - по уставам 1864 г., как уже было сказано выше, присяжными заседателями могли быть лица, занимающие на государственной службе должности 5-го класса и ниже, а также лица, избранные в органы городского и дворянского самоуправления, волостного и сельского управления - был сохранен только для крестьян, и то в списки присяжных заседателей не вносились судьи волостных судов и сельских расправ, стоявшие на очереди. В остальных случаях служебный ценз потерял самостоятельное значение. При внесении в списки присяжных заседателей учитывалась не должность, занимаемая на государственной или общественной службе, а размеры землевладения или дохода294. Если имущественный ценз в городах был увеличен в среднем вдвое от годового дохода, то земельный ценз в сельской местности снижен в 10 раз. Такого рода изменения могли быть направлены на уменьшение удельного веса разночинной интеллигенции (мелких чиновников, служащих, учителей и др., которые "оказались на практике не вполне благоприятным элементом в составе присяжных"295 и на расширение участия в качестве присяжных тех слоев общества, которые служили опорой самодержавия (прежде всего зажиточ ного крестьянства как "благонадежного элемента в среде сельских обывателей"296) . Однако, усматривая в законодательстве о суде присяжных общую тенденцию, направленную на обеспечение лояльного существующему строю состава суда, нельзя не отметить и стремление законодателя исправить недостатки в цензовых условиях, обозначившиеся в первоначальной редакции уставов 18 64 г. Была ли цензовая политика направлена на обеспечение лояльного существующему режиму состава присяжных заседателей или на обеспечение в составе присяжных только тех лиц, кто в состоянии выполнять эту повинность? Однозначный ответ на этот вопрос дать нельзя. Определенный материальный уровень, наличие образования, прохождение службы в тех или иных должностях должны служить гарантией независимости лица, готовности его к выполнению тех или иных общественных обязанностей (будь то обязанности земского гласного, мирового судьи или присяжного заседателя). Существует достаточно аргументированная и получившая широкое распространение позиция, что демократия, очевидно, состоит в том, чтобы вовлекать в представительные учреждения и иные формируемые выборным путем государственные органы не всех поголовно граждан, а преимущественно тех, которые в состоянии выполнять возложенные на них обществом обязанности. Это положение применимо в большей степени к обществу (каким была Россия второй половины XIX в.), где значительная часть населения не готова к выполнению полномочий, возлагаемых на лиц, которые избирались в представительные учреждения, судебные и подобные им органы. В то же время "избирательные цензы и множественность вотумов; система выборов и способ подачи голосов имеют свою историю и играют роль крепостей, за которыми укрываются привилегии имущих классов. Против господства большинства по-прежнему возражают указанием на невежество и на подкупность масс, забывая, что каждый класс, будучи принужденным уступить политическую власть новому классу, считал господство этого пришельца гибельным для "культуры", и в то же время, сам он сходил со сцены именно потому, что становился в противоречие с ходом "культуры""297. В основе системы цензов подчас лежат политические мотивы, защищающие привилегии имущих и правящих классов, которые скрывают истинные цели своей политики за лицемерной аргументацией. "В глазах многих либеральных политиков в России оказывается особенно много данных, говорящих против демократического избирательного права: слабая степень грамотности населения; забитость населения; обширность государственной территории; культурная отсталость инородческих племен"298, - писал И. Чернышев. Не имели права участвовать в суде присяжных женщины. Вообще в дореволюционной России женщины не были наделены ни активным, ни пассивным избирательным правом, о формировании каких бы структур ни шла речь. Хотя идея о том, что женщины должны перестать считаться неспособными располагать своей волей, наряду с детьми, умалишенными и преступниками, в просвещенных слоях общества пользовалась достаточной популярностью. Военные в дореволюционной России также не допускались к участию в представительных и сходных с ними учреждениях, к разновидности которых можно отнести и суд присяжных. Критерии, установленные законом 1887 г. для лиц, избираемых в присяжные заседатели, на практике по-прежнему не действовали, а потому идея формирования общественного элемента в суде из независимых, просвещенных, готовых к выполнению этой роли слоев общества, которой были движимы "отцы судебной реформы", оказалась иллюзией. Социальная структура общества со значительной долей (примерно 8/10) крестьян, только что вышедших из крепостной зависимости; сословный строй, при котором незримые границы между сословиями препятствовали объединению их различных представителей в одну коллегию присяжных заседателей и подлинной всесословности этого института; отсутствием опыта демократии - всего этого нельзя было преодолеть частными поправками в законе. Суд присяжных - это уменьшенная модель общества. И никакие законодательные нормы, направленные на обеспечение желательного для правительства состава присяжных, не могли противостоять реальной социальной структуре общества, существовавшим в этом обществе противоречиям. Низкая репрессивность суда с участием присяжных заседателей служила одним из самых серьезных оснований для нападок на этот институт. По данным статистики за период с 187 6 по 1891 гг. присяжные заседатели оправдывали от 44 до 34% подсудимых. Однако процент оправданий, вынесенных окружными судами с участием присяжных заседателей, не столь значительно отличался от других судебных инстанций России означенного периода. Для сравнения: процент оправдательных при говоров, вынесенных окружными судами без участия присяжных заседателей за тот же период, колебался между 29,5 и 24, а судебными палатами с участием сословных представителей - от 46,5 (в 1881 г.) до 20% (в 1885 г.), хотя и не составлял более-менее постоянной величины299. Как видим, и другие судебные инстанции выносили довольно большой процент оправдательных приговоров. Суд присяжных на этом фоне не выглядел институтом с низкой репрессивностью и опровергал устоявшееся мнение. Но если репрессивность суда присяжных и была несколько ниже, и присяжные подчас принимали "решение, не носящее на себе печати казенщины"300, то они имели на это право, вынося на своих плечах все тяготы существующего общественного и государственного строя. Кассационный и апелляционный порядок обжалования приговоров и решений. Хотя вынесение решения или приговора судом - конечная цель судопроизводства, постановленное решение или приговор не является непреложной истиной. Возможны ошибки судьи: из существенных затруднений, вытекающих из спора сторон, неопределенности и недостаточности представленных сторонами доказательств, ошибочного понимания закона, наконец, просто из недобросовестности. В этой связи предусмотрено право обжалования решения или приговора суда первой инстанции в целом или в частях в вышестоящий суд для его исправления или уничтожения. Введение в ходе реформы 1864 г. вместо ревизии апелляционного и кассационного порядка обжалования судебных при говоров и решений стало еще одним значимым шагом по пути демократизации судопроизводства. При ревизионном виде пересмотра вышестоящий суд не связан доводами сторон и может действовать по собственной инициативе, он имеет право не только отменить обжалованный приговор или решение, но и частично заменить его новым. Апелляционный пересмотр - это рассмотрение дела по существу судом второй инстанции по жалобам сторон на неокончательный приговор или решение суда первой инстанции и в пределах этих жалоб. Апелляционная инстанция была обязана решить дело, не возвращая его в нижестоящий суд к новому производству и решению. Она входила в рассмотрение решения, вынесенного нижестоящей инстанцией только в части, обжалованной той или другой стороной. Апелляционные суды после устной и непосредственной проверки исправляют приговоры или решения, даже перерешают дела, по которым постановлены приговоры или вынесены решения судами первой инстанции. Сущность и цель апелляционного производства состояла в том, что "здесь стороны получают дополнительную гарантию справедливости судебного приговора"301. Прежде чем стать окончательным, приговор проверяется вышестоящим судом, судьи которого имеют больший опыт, свободны от местных влияний и т.д. В теории апелляционный суд рассматривает дело теми же методами, что и суд первой инстанции, непосредственно проверяя все доказательства, собранные ранее и дополняя их новыми, представленными сторонами. Фактически апелляционное производство чаще всего является письменным, опирается на материалы предварительного следствия, протоколов судебного разбирательства. Стороны отнюдь не всегда „ появляются в апелляционном суде, еще реже здесь допрашиваются свидетели. Так, Устав гражданского судопроизводства предусматривал порядок рассмотрения дел в судебной палате, являвшейся апелляционной инстанцией по отношению к окружному суду. Согласно Уставу "в заседании, назначенном для слушания дела, обстоятельства его излагаются членом-докладчиком, после чего находящиеся налицо стороны допускаются к словесному состязанию". При состязании сторон первое слово принадлежало апеллятору, если же апелляционные жалобы принесены обеими сторонами - то истцу. Отсутствие тяжущихся не препятствовало постановлению решения. Отсутствие одной стороны не лишало другую "права представить словесные объяснения"302. В кассационном порядке стороны могут обжаловать приговоры или решения судов первой инстанции, не подлежащие апелляции (окончательные), и в частности приговоры суда присяжных, а также приговоры и решения судов второй инстанции, постановленные в апелляционном порядке. "Кассационный суд не должен постановлять решения по существу дела, но имеет только право признать обжалованное решение неправильным и потому недействительным, и передать оное на разрешение другого суда"303, - отмечали составители судебных уста вов . Предмет кассационного пересмотра - решение или приговор исключительно с его юридической стороны. Кассационный пересмотр не касается вопроса о фактических обстоятельствах дела. Кассация обеспечивает единообразное толкование и применение законов. В то же время решение кассационного суда преследует цель правильного разрешения конкретного дела. Сравнивая апелляционный пересмотр дела с кассационным, французский процессуалист Helie заметил: если апелляционный пересмотр является "судом по делу", то кассационный пересмотр есть суд над судебной деятельностью первой инстанции - "суд над судом"304. Условия, при которых должны осуществляться эти формы обжалования решений, требуют учреждения двух степеней общего суда и одного верховного или кассационного суда, "для направления всех судебных мест к правильному и по возможности единообразному применению закона"305. Было введено общее правило: "Гражданские дела подлежат разрешению по существу в двух только судебных инстанциях"306. В качестве крупного недостатка дореформенного суда составителями уставов 1864 г. была отмечена чрезмерная продолжительность рассмотрения гражданских дел судами, связанная с прохождением их через несколько судебных инстанций. "Хотя, по прямому смыслу закона (по своду 1857 г.), полагается для дел менее важных только две, а для важнейших три инстанции, но на практике дела более важные не оканчиваются в департаментах Сената и поступают в общие онаго собрания, а нередко и в Государственный Совет, так что на самом деле переходят через пять инстанций, даже не считая консультации, при министерстве юстиции учрежденной". Кроме того, как отмечают авторы-составители судебных уставов, "...полагаясь на право переноса дела в инстанцию высшую, тяжущиеся мало заботятся о надлежащем объяснении своего дела в судах низших и о предоставлении всех нужных по оному доказательств, и через то поставляют сии суды в невозможность правильно решить дело, а потом затрудняют суды высшие рассмотрением представляемых под разными предлогами новых обстоятельств и доводов. Когда же к сему присоединяются еще недобросовестность и ябедническое искусство придумывать способы для отклонения окончательно постановленного решения, то и самые простые и ясные дела становятся многосложными, запутанныМИ • Конструкция системы обжалования в гражданском судопроизводстве становится таковой, что в первой инстанции "должны быть собраны и надлежащим образом проверены все документы и сведения, необходимые для изучения и решения дела"307. Право тяжущегося обжаловать решение суда должно иметь свои пределы. Устанавливая начало рассмотрения дел лишь в двух инстанциях, законодатель побуждал тяжущихся представлять в суд первой инстанции все свои доводы и доказательства. Суд тем самым получал достаточно полное и ясное представление о деле. С учетом опыта западноевропейских стран была признана необходимость сосредоточения в Сенате как высшей судебной инстанции надзора за правильным толкованием .законов и порядком производства. При этом Сенат не рассматривал дела по существу. Основные положения от 29 сентября 1862 г. ввели в России систему, когда Сенат "в качестве верховного кассационного суда, не решая дел по существу, наблюдает за сохранением точной силы закона и за единообразным его исполнением всеми судебными местами Империи (осн. пол. судоуст. ст. 6 ) , что рассмотрение прошений об отмене решений судебных палат сосредоточивается в одном верховном месте - кассационных департаментах сената (осн. пол. гр. суд. ст. 7 6), которые отменяют означенные решения единственно в порядке кассации (ст. 13), обращая дело к новому по существу спора решения в палату (ст. 78) и что решения кассационных департаментов публикуются для руководства к единообразному истолкованию и применению законов (ст. 77)" . В системе местных судов просьбы об отмене решений мировых судей по уставам 18 64 г. приносились мировому съезду, а об отмене решений мировых съездов - Сенату. При подготовке судебных уставов были существенные возражения против сосредоточения кассационного производства по мировым учреждениям в Сенате как вследствие огромной протяженности империи, так и в связи с обременением высшей судебной инстанции большим количеством дел. Были предложения о передаче кассационных полномочий, хотя бы по делам, рас- смотренным мировыми судебными установлениями, в судебные палаты. В итоге законодатель счел, что "раздробление этой власти между палатами, т.е. предоставление им права толкования законов и существенных форм и обрядов судопроизводства, умалило бы совершенно значение высшего судилища, и вместе с тем дало бы неизбежно повод к различным объяснениям закона, а сила и значение всякого закона необходимо обусловливаются единообразным его исполнением". Чем более раздроблена кассационная власть, тем менее соблюдается единообразие в толковании законов. К тому же было признано опасным соединять в одних руках две власти: апелляционную и кассационную, поскольку в данном случае "палата сама устанавливала бы в кассационном порядке смысл тех законов, которые она применяла бы в апелляционном порядке к окончательному решению дел"308. Просьбы об отмене решений допускались только на такие решения, которые не могли быть обжалованы в апелляционном порядке. Так, в соответствии с Уставом гражданского судопроизводства 18 64 г. просьбы об отмене решений могли быть трех категорий: 1) просьбы о кассации решений, которые допускались только: а) в случае явного нарушения прямого смысла закона или неправильного его толкования; б) в случае нарушения обрядов и форм производства столь существенных, что без соблюдения их невозможно признать приговор в силе судебного решения; в) в случае нарушения пределов ведомства или власти, законом представленных судебной палате; 2) просьбы о пересмотре решений по вновь открытым обстоя тельствам и вследствие подлога, обнаруженного в актах, на коих решение основано; 3) просьбы не участвовавших в деле лиц, когда постановленное решение касалось их прав309. При обсуждении ст. 7 93 Устава гражданского судопроизводства была сделана попытка в самом Уставе дать перечень тех форм судопроизводства, нарушение которых могло служить поводом к отмене решения. В издании "Судебные уставы 20 ноября 18 64 г. с изложением рассуждений, на коих они основаны" перечислено 2 8 таких поводов151. Однако подобная постановка проблемы встретила серьезные возражения: "...точное и подробное исчисление в законе форм, нарушение коих влечет за собою необходимость кассации решений, с одной стороны, при настоящих условиях науки гражданского права вообще и нашего русского законодательства в особенности, недостижимо, ас другой - такое исчисление по неполноте своей может остановить развитие идеи правды, ибо вставит ее в такие узкие рамки, из коих жизнь народная может вырваться разве с самым упорным насилием"310. Тем более, что "самая цель ограничить случаи кассации решений не достигается исчислением в законе существенных форм судопроизводства"311.
<< | >>
Источник: Немытина Марина Викторовна. Суд в России: вторая половина XIX - начало XX вв.. 1999

Еще по теме 3.2. Применение институтов судебной реформы:

  1. 26. Судебная реформа 1864 г.
  2. Н. Ф. УСТЬЯНЦЕВА ИНСТИТУТ МИРОВЫХ ПОСРЕДНИКОВ В КРЕСТЬЯНСКОЙ РЕФОРМЕ
  3. ДЖОН БУШНЕЛЛ Д. МИЛЮТИН И БАЛКАНСКАЯ ВОЙНА: ИСПЫТАНИЕ ВОЕННОЙ РЕФОРМЫ
  4. ТЕОДОР ТАРАНОВСКИ СУДЕБНАЯ РЕФОРМА И РАЗВИТИЕ ПОЛИТИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЫ ЦАРСКОЙ РОССИИ
  5. Судебная реформа
  6. § 1. Развитие идей судебного правотворчества в дореволюционной (до 1917 г.) России
  7. 2.2. Судебная реформа.
  8. Глава 5 ОПЫТ РЕКОНСТРУКЦИИ КОМПЛЕКСА ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВЫХ И ОБЫЧНОПРАВОВЫХ АКТОВ И ПОЛОЖЕНИЙ, РЕГУЛИРОВАВШИХ ИНСТИТУТ МЕСТНИЧЕСТВА
  9. Судебная реформа
  10. 1.1. Историография
  11. 1. 2. Источники