<<
>>

§ 2. Развитие понятия преступления

Субъект преступления. По учению юристов эпохи позднего феодализма, для состава преступления необходимы следующие элементы: 1) субъект преступления, т. е. лицо, совершающее преступление; 2) объект преступления; 3) преступное действие, которое понималось как со стороны внутренней, насколько в нем проявлялась злая воля человека, направленная к достижению преступной цели, и со стороны внешней насколько самое действие выразилось вовне.

Само собой разумеется, эти необходимые для состава преступления элементы изменялись в зависимости от общественно- экономического и политического развития феодального государства и от основных линий классовой борьбы.

Изменялось и представление о субъекте преступления, т. е. о лице, действия которого признавались преступными, а само оно подвергалось ответствен, ности перед уголовным законом. Лицами, которые не подвергались ответственности в феодальном праве позднего времени (например, в Уложении о наказаниях уголовных и исправительных), признавались малолетние, безумные от рождения, сумасшедшие. Причинами, освобождающими от наказания, были: тяжелая болезнь, доводящая до умоисступления и беспамятства, одряхление, глухонемота и т. д. Русская Правда и другие памятники русского права XI—XII вв. не упоминают об этих моментах, исключающих вменение. Но трудно сомневаться в том, что они не принимались во внимание при установлении наказания. В Русской Правде содержатся нормы о том, что холопы (рабы) не являлись первоначально преступниками в юридическом значении этого слова. Они подлежали иной ответственности за свои преступления или проступки, нежели другие члены феодального общества. Так, по Русской Правде (56(65) Тр.), раба, ударившего свободного мужа, можно было при Ярославе убить. В то время как Русская Правда назначала за кражу, произведенную свободным человеком, продажу (штраф) в пользу князя и урок (вознаграждение) в пользу пострадавшего, князь не применял к холопам, обвиненным в этих преступлениях, это наказание^ «зане суть не свободны».
Уплачивался только урок пострадавшему, но, конечно, не виновным холопом, а его господином (40 (46* Тр).

По мере того как холопы делаются рабочей силой феодальных сеньорий, сажаются на землю и превращаются фактически в крепостных людей, их действия признаются преступными И они подвергаются ответственности, хотя и не в том объеме, как дру» гие члены феодального общества. Статья 56 (65) Троицкого спи» ска указывает на новые нормы, которые были установлены Яро- славичами в отношении ответственности за оскорбления, нанесенные холопами свободным людям: «А се аже холоп ударить свободна мужа, а убежить в хором, а господин его не выдасть, то платити за нь господину 12 гривен; а затем аче и кде налезеть удареньшг тъ своего истьця, кто его ударил, то Ярослав был уставил уби- ти и, но сынове его по отци уставиша на куны, любо бити и роз- вязавше, любо ли взяти гривна кун за сором». Общий смысл данной статьи ясен. Если холоп ударит свободного мужа, а затем скроется в хоромах своего господина, который не пожелает выдать его обиженному, то ему (т. е. господину) надлежит платить 12 гривен. Но если после этого получивший удар от холопа встретит его где-нибудь, то Ярослав установил было убивать его, но сыновья Ярослава после его смерти определили на выбор: «Или бити развязавши виновного холопа или взять за бесчестье гривну кун». Имеющиеся у комментаторов разногласия в толковании данной статьи не имеют серьезного значения. Так, спорят по вопросу о том, что понимать под 12 гривнами — уголовный штраф или частное вознаграждение. В то время как Владимир- ский-Буданов347 в 12 гривнах видел уголовный штраф, Сергеевич348— выкуп раба. Но 12 гривен в Русской Правде всегда продажа, т. е. уголовный штраф. Нет никакого основания делать исключение в отношении 12 гривен ст. 56 (65) Тр.

Некоторые комментаторы349 считают недостоверным указание данной статьи о том, что якобы Ярослав «был уставил» убивать раба за удар, нанесенный свободному мужу. По их мнению, убийство раба предусматривалось обычным правом.

Но Ярослав в каком-нибудь своем судебном решении мог применить эту норму обычного права и тем самым дать основание считать его инициатором ее издания.

В Уставе Владимира Мономаха делается отступление и от нормы, выраженной в статье 40 (46) Тр. Именно, по статье 54(63) Тр. за кражу полным (обельным) холопом коня уплачивается взыскание в размере 2 гривен, а не двойное вознаграждение истцу.

Что статья 54 (63) Тр. отменяет статью 40 (46) Тр. признавалось Владимирским-Будановым 350 и Гётцем 351. Попытка Б. А. Романова 352 оспорить это положение не может быть признана достаточно аргументированной. Соучастие. Феодальное право сравнительно рано учитывает тот факт, что преступление совершается нередко совместными действиями многих лиц, а не одного преступника (так называемое соучастие) и что преступная деятельность каждого соучастии- ка может быть не равна деятельности всех прочих соучастников. Некоторые соучастники действуют физически, а другие лишь интеллектуально, причем возможно, что деятельность одних соучастников, по общей ее объективной оценке, будет представляться имеющей большее значение, чем деятельность прочих.

Основным моментом в развитии учения о соучастии в феодальном праве является установление сложной диференциации между соучастниками.

Понятие соучастия известно и Русской Правде как краткой, так и пространной редакции.

«Аже украдуть овъцу или козу или свинью, а их будеть 10 одину овъцу украле, да положат по 60 резан продажи» (39(40) Акад.).

«Аже крадеть кто скот в хлеве или клеть, то же будеть один, то платити ему 3 гривны и 30 кун; будеть ли их много-, всем по 3 гривны и по 30 кун (платит» (35 (41) Тр.).

«Аже крадеть скот на поли, или овце, или козы, ли свиньи; 60 кун; будеть ли их много, то всем по 60 кун. Аже крадеть гумно или жито в яме, то колико их будеть крало, то всем по 3 гривны и по 30 кун» (36 (42) — 37 (43) Тр.).

Из этих статей видно, что в Русской Правде весьма настойчиво проводится принцип, по которому, в случае совершения кражи несколькими лицами все виновные отвечали одинаково, независимо от степени участия каждого из них в совершении преступления.

Однако вопрос о том, применялся ли этот принцип об одинаковости наказания и при совершении других преступлений, остается открытым, поскольку источники не содержат никаких данных на этот счет.

Во всяком случае летопись1 рассказывает, что князь Василько Ростиславич казнил мужей, которые подстрекнули князя Давида Святославича ослепить его. Из этого рассказа видно, что понятие подстрекательства существовало в представлениях людей того времени и наказывалось весьма строго.

Объект преступления. В эпоху возникновения феодального права существовал ряд особенностей в понятии преступления. В позднем феодальном или буржуазном праве господствовал, как общее правило, формальный подход к понятию преступления, т. е. под преступлением понималось действие, нарушавшее установленный государством порядок, а поскольку этот порядок определялся законами, то преступление есть нарушение закона. От слова «преступать», т. е. переступать закон, и возникло слово «преступление».

31*

483

В позднем феодальном, или буржуазном, праве строго различаются уголовные правонарушения и гражданские, причем, в то время как первые ведут к наказаниям, вторые являются основанием для вчинення иска о возмещении убытков. На языке Русской Правды преступление носит наименование «обиды». Всякое нанесение обиды, т. е. причинение кому-либо материального или морального вреда, считалось преступлением.

Таким образом, в Киевском государстве господствовал не формальный, а материальный подход к преступлению. Поскольку и гражданские право-нарушения могут причинять и причиняли материальный или моральный ущерб, то под обидой понималось и то, что называлось гражданским правонарушением. Так, по статье 15 Краткой Правды, является обидой и злостный неплатеж долга и влечет за собой наказание.

«Аже где възыщеть на друзе проче, а он ся запирати поч- неть, то ити ему на извод пред 12 человека; да аще будеть обидя не вдал будеть достойно ему свой скот, а за обиду 3 гривны».

Круг деяний, признававшихся преступными, постепенно расширялся. В Уставе Владимира упоминаются такие преступления, как моление у воды, ввод в церковь животных и пр. Эти действия не причиняли никому материального вреда, однако считались преступными. Под влиянием церкви преступление стало считаться «грехом», следовательно, к этому понятию стали примешиваться некоторые религиозные оттенки. Словом, после принятия христианства под влиянием церкви в русском уголовном праве стал получать распространение формальный подход к понятию преступления.

Субъективная сторона преступления. Обратимся к вопросу о внутренней стороне преступления в юридических памятниках XI—XII вв. Уже Краткая Правда позволяет установить, что при ее составлении или при возникновении ее отдельных частей (Правды Ярослава или Правды Ярославичей) различались деяния по участию в них злой воли преступника. Так, в статье 19 Акад. говорится об убийстве огнищанина в «обиду», а в статье 20 Акад. об убийстве огнищанина «в разбое». Несомненно Краткая Правда учитывала напряженность злой воли преступника, если содержала в числе своих статей и статью 12 Акад.

«Аще кто поедеть на чюжем коне, не прошав его, то положити 3 гривне».

В особенности субъективный момент при характеристике преступления выявляется при анализе статьи 15 Акад., текст которой нами только что был приведен.

Пространная же Правда содержит более подробный материал, относящийся до различения субъективного момента при совершении преступления.

Так, она развивает нормы Краткой Правды об убийстве «в обиду» и об убийстве «в разбои». Именно там противополагается (по статьям 4 (5) — 6 (7) Тр.) убийство «в сваде или в пиру явлено» и убийство «на разбои без всякая свады», причем это убийство облагается высшей мерой наказания того времени — потоком и разграблением. 481

При различении Пространной Правдой этих двух еидо». убийств, как это правильно подмечает М. М. Исаев учитывается низменный характер убийства в разбое, а не момент умышленности или неосторожности, как думал В. И. Сергеевич.

Очень характерной статьей, показывающей, что Пространная Правда очень хорошо различала напряженность злой воли преступника, является (статья 76 (84) TD.): «А кто пакощами ко<нь порежеть или скотину, продаже 12 гривен, а пагубу урок платити». Этой статьей предусматривается злостное истребление имущества.

В Пространной Правде имеются статьи, в которых особенно четко учитывается значение субъективного момента при совершении преступления. Такими именно являются статьи о банкротстве, где подробно указывается на злостное, неосторожное и случайное банкротство.

Преступление с внешней стороны. В позднем феодальном праве, когда рассматривается вопрос о преступлении с внешней стороны, учитывают следующие стадии обнаружения злой воли: 1) приготовление, 2) покушение, 3) неудавшееся преступление, 4) совершение преступления. Юридические памятники XI—XII вв. не содержат данных, говорящих о том, что эти стадии были известны уголовному праву этого времени. Имеется одна статья (9 Акад.): «Оже ли кто вынезь мечь, а не тнеть, то тъи гривну положить», которая давала основание настаивать некоторым исследователям 353, что уже Краткая Правда выделяет покушение от совершения преступления. Но В. И. Сергеевич 354 и М. М. Исаев 355 отмечают, что данная статья не указывает, на какое преступление обнажение меча будет преступлением. В. И. Сергеевич не без основания пишет: «Человек может обнажить меч без желания ранить или убить, а единственно с желанием устрашить, прогнать». Есть поэтому все основания видеть в норме статьи 9 (Акад.) не как покушение на неизвестное преступление, а как совершенно самостоятельное преступление, наїпример, оскорбительную угрозу.

<< | >>
Источник: С.В.ЮШКОВ. КУРС ИСТОРИИ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА СССР / Общественно политический строй и право Киевского государства. 1949

Еще по теме § 2. Развитие понятия преступления:

  1. Глава 3. ПОНЯТИЕ ПРЕСТУПЛЕНИЯ И ВИДЫ ПРЕСТУПЛЕНИЙ
  2. ГЛАВА 3. ПОНЯТИЕ ПРЕСТУПЛЕНИЯ
  3. § 2. Понятие преступления
  4. § 2. Понятие преступления
  5. Вопрос 6. Понятие преступления
  6. § 1. Понятие субъекта преступления
  7. Понятие и признаки преступления
  8. § 1. Понятие состава преступления
  9. § 1. Понятие объективной стороны преступления
  10. § 1. Понятие объекта преступления
  11. § 1. Понятие и система имущественных преступлений
  12. § 1. Понятие идеальной совокупности преступлений
  13. § 1. Понятие и виды стадий совершения умышленного преступления
  14. § 2. Квалификация преступлений (понятие, значение, субъекты, стадии)
  15. А. А. Губко кандидат юридических наук, доцент ПОНЯТИЕ ОБЪЕКТА ВОИНСКОГО ПРЕСТУПЛЕНИЯ