<<
>>

§ 6: I редакция (Краткая Правда)

Состав Краткой Правды. Итак, в результате изучения истории Русской Правды в Сборниках и Кормчих мы приходим к выводу, что Русская Правда в тот период, когда о>на являлась действующим источником права, была известна или в списках I редакции (так называемая Краткая Правда) или в списках близких к протографу II, III и IV редакций, т.
е. так называемой Пространной Правды.

Все же остальные списки, изводы и редакции возникли в тот период, когда Русская Правда уже входила в состав Сборников и Кормчих и стала терять значение действовавшего источника права. Следовательно, для изучения вопроса о происхождении Русской Правды следует привлечь эти списки (т. е. списки Краткой Правды и списки, лежащие в основе Пространной Правды).

В литературе был поставлен вопрос о взаимоотношении этих редакций. В то время как подавляющее большинство исследователей настаивало на большей древности Краткой Правды, ряд исследователей — Розенкампф \ Дубенский2, Соболевский3 и отчасти Карский 4 — считает Краткую Правду сокращением Пространной. С развернутой критикой этого взгляда выступил В. М. Чернов5, который окончательно доказал полную его не< обоснованность. И в самом деле: о наибольшей древности Краткой Правды свидетельствуют: 1) упоминание о родовой мести и о Других институтах, об отмене которых говорится в Пространной Правде, 2) более казуистический характер формулировки статей, 3) употребление архаических терминов, 4) хронологическая система расположения постановлений, 5) однородный характер (уголовный и процессуальный) постановлений Краткой Правды, что является характерной чертой наиболее древних законодательных сборников.

Для того чтобы перейти к истории возникновения Краткой Правды, необходимо подвергнуть анализу ее постановления.

В литературе давно уже было отмечено, что она состоит из двух частей — так называемой Правды Ярослава и Правды Яро- славичей.

Основываясь на этом, Сергеевич Краткую Правду разделил на две редакции. Однако более глубокий анализ состава Краткой Правды, произведенный В. М. Черновым, позволяет установить, что в ней молено отметить четыре части: 1) Древнейшую Правду, или так называемую Правду Ярослава; 2) так называемую Правду Ярославичей — постановления съезда Ярославичей; 3) постановления и запись судебных решений, не вошедших в постановления этого съезда, и, наконец, 4) Покои вирный и Устав Постников, устанавливающий размер пошлин и кормов, причитающихся лицам княжеской администрации — мечникам, вирникам и мостникам, который в самой Правде приписывается князю Ярославу.

Однако в литературе были высказаны взгляды (Эверсом, Сергеевичем, Гетцем) о том, что Краткая Правда состоит из двух самостоятельных частей, из коих первая является памятником законодательства Ярослава, а вторая — Ярославичей. В соответствии с этим Сергеевич и Гетц разделили Краткую Правду на две самостоятельные редакции. Но этот взгляд не был поддержан исследователями. Как мы увидим, Ярославичам принадлежит только часть норм во второй половине Краткой Правды. А вообще этот памятник составлен на основании нескольких источников, соединенных в результате переработки и редакционных изменений. По- 1

Г. А. Розенкампф, Обозрение Кормчей книги в историческом виде, СПБ, 1839, стр. 142. 2

Д. Дубенский, Об Ярославовой Правде XI в. (Чтения Общества истории и древностей российских), 1846, № 2, стр. 3—5; 18—21. 3

А. Соболевский, Две редакции Русской Правды, Сборник статей в честь гр. Уваровой, М., 1916, стр. 20—22. 4

Е, Ф. К а р с к и й, Русская Правда по древнейшему списку Академии Наук,, Л., 1930, стр. 9—10.

в 5 В. Чернов, К вопросу о редакции Русской Правды, 'Научные записки 1-й секции Украинской Академии Наук, XXXII (на укр. языке).

12 с. В. Юшков. Том I. 177 этому надо присоединиться к М. А. Дьяконову, который, обсудив* взгляд Сергеевича и Гетца, писал: «Первая и вторая части Краткой Правды говорят вовсе не об одном и том же; они различаются содержанием, а не изложением; это скорее два памятника, соединенные, однако, между собою потому, что один служит дополнением другого, а вовсе не разные редакции одного и того же» К

Древнейшая Правда (Правда Ярослава).

Вопросы о происхождении не только всей Краткой Правды, но и каждой из ее частей являются весьма спорными. Одним из наиболее спорных вопросов является вопрос о происхождении Древнейшей Правды. Здесь имеются следующие мнения о врехмени и месте происхождения этого памятника. Некоторые исследователи (например Гетц) считают, что Древнейшая Правда возникла до Ярослава (во второй половине IX или даже в VIII в.)127.

Значительная часть исследователей, в частности Стратонов, связывает происхождение Древнейшей Правды с рассказом Новгородской летописи о даровании князем Ярославом грамоты новгородцам в 1016 г.128.

Некоторые исследователи, как например, Максимейко 129, доказывают, что Древнейшая Правда возникла одновременно с Правдой Ярославичей во второй половине XI в.

Советский исследователь Русской Правды М. Н. Тихомиров относит возникновение Древнейшей Правды к 1036 г.

Касаясь мнения Гетца о том, что Древнейшая Правда возникла в IX или даже в VIII в., необходимо учесть следующие факты. Нами было доказано существование особой системы права руссов в X в., которая нашла свое отражение в русско-византийских договорах (так называемый Закон Русский). Несомненно, некоторые нормы этого Закона Русского содержатся в Древнейшей Правде (например, денежное вознаграждение за удары мечом). Но вопрос идет не о происхождении древнейших норм русского права (Закона Русского), а об определенном правовом памятнике. Гетц смешивает эти два вопроса. Для того чтобы доказать свой взгляд о происхождении Древнейшей Правды, Гетцу необходимо было выявить, что вісе кормы Древнейшей Правды уже существовали в IX или в VIII в. А между тем этого он не сделал, да и не мог сделать по недостатку источников. Он мог только провести аналогию, и притом поверхностную и общую, между некоторыми статьями русско-византийских договоров и некоторыми статьями Древнейшей Правды.

Выше уже нами было рассмотрено другое мнение о происхождении Древнейшей Правды, которое было вновь аргументировано Стратоновым, о том, что Древнейшая Правда была дана новгородцам Ярославом в 1016 г.

Не говоря уже о том, что факт нахождения в древнейших Новгородских летописях рассказа о даровании Ярославом Правды новгородцам не подтверждается, не может быть принят и главный довод Стратонова, заключающийся в отождествлении Древнейшей Правды с Уставной грамотой. Под Уставными грамотами наместничьего управления мы понимаем специфические документы Московского государства, относящиеся к концу XV в. или к первой половине XVI в. В этих грамотах делается попытка ограничить произвол кормленщиков и уточнить кормы и пошлины, взимаемые ими с населения. Эти грамоты могли появляться при определённом уровне общественно-экономического развития и при определённой расстановке классовых сил, в частности, при начавшемся выдвижении на политическую арену поместного дворянства.

Этих предпосылок и условий в начале XI в. не бьілоі. Речь шла об утверждении власти князя над Новгородом. Естественно, что в период Киевской Руси вообще никаких Уставных грамот наместничьего управления и быть не могло.

С другой стороны, если основываться на тексте Древнейшей Правды, то она не имеет ничего общего с Уставными грамотами наместничьего управления. Она является сборником уголовного и уголовно-процессуального права.

Не может быть принят и взгляд Максимейко о происхождении Древнейшей Правды. Как указано, Максимейко считает, что Краткая Правда составлена во второй половине XI в. одним лицом •и что она состоит из двух частей: из части, возникшей в Новгороде, и из части, возникшей в Киеве. Новгородская Правда положена в основу сборника и стоит на первом месте, тогда как Киевская Правда следует за ней в качестве дополнительной части.

«1-я правда — не самобытный кодекс, а лишь начальная и вступительная глава произведения, задуманного в более широком масштабе» — писал Максимейко. Но достаточно элементарного анализа, чтобы понять глубокую разницу между Древнейшей Правдой и остальными частями Краткой Правды в характере норм уголовного права и в денежном счете. Далее, мысль Максимейко о том, что обе Правды (Новгородская и Киевская) могли одновременно быть написаны одним и тем же лицом, требует тщательной и подробной аргументации, что им не было сделано.

Естественно, что взгляды Максимейко о происхождении Древнейшей Правды не нашли никакой поддержки среди исследователей.

Перейдем к оценке взгляда М. Н. Тихомирова о происхождении Древнейшей Правды. Как известно, он принимает мнение

Стратонова об официальном происхождении Древнейшей Правды. Но поскольку, по его признанию, известие об Ярославовой грамоте 1016 г. не находит себе опоры, то Древнейшую Правду он относит к другой дате, имевшейся в Новгородской летописи, именно к известию 1036 г. М. Н. Тихомиров указывает, что к этому году Лаврентьевская летопись относит поездку Ярослава в Новгород

Но и это мнение не может быть нами принято.

Дело в том, что никаких прямых известий о даровании Ярославом Новгороду особой Правды, особого юридического сборника Новгородские летописи не имеют.

Речь может итти о рассказе Софийской I летописи под 1035 г. «Великий князь Ярослав* иде в Новьгород и посади сына своего Володимера в Новегороде, а епискупа постави Жидяту; и людем, написа грамоту, рек: по сей грамоте дадите дань».

Следовательно, если и считать рассказ Софийской летописи о даровании Великому Новгороду Ярославом особой грамоты в 1035 г. достоверным, то эта грамота могла иметь только финансовый характер.

Далее совершенно неубедительными являются доводы М. Н. Тихомирова о новгородском происхождении Древнейшей Правды, основанные на предположении о новгородском происхождении некоторых слов и терминов. Такими исключительно новгородскими словами М. Н. Тихомиров считает слова: «видок», «поручник», «извод» «мьзда». Упоминание о варягах и кольбягах в Дяевнейшей Правде М. Н. Тихомиров также считает одним из доказательств ее новгородского происхождения.

Для того чтобы признать новгородское происхождение за тем или иным словом, упоминающимся в юридических памятниках первой половины XI в., надо иметь обильный словарный материал, относящийся ко всем частям Киевской Руси. А между тем этот материал весьма ограничен; судить на основании этого материала о месте возникновения того или иного слова буквально нет данных.

Не менее слабым аргументом в пользу новгородского происхождения надо считать упоминание в Древнейшей Правде варягов и кольбягов. Разве в рассматриваемое время только в Новгороде могли быть известными варяги, а не по всему пути «из Варяг в Греки»? Наконец, М. Н. Тихомирову, равно как и другим исследователям, настаивающим на новгородском происхождении Древнейшей Правды и вообще Краткой Правды, надо разъяснить, каково же было состояние права в основном центре Руси того времени — в Киеве. Существовали ли там аналогичные нормы права или то, что даровалось Новгороду, было новостью в правовом развитии Русского государства. Если и в Киевской земле существовала аналогичная правовая система, то почему только в Новгороде могли воз- никнуть юридические памятники такого типа, как Древнейшая Правда? Если же в Киеве аналогичной системы права не было, то чем это можно объяснить?

Что касается вопроса об источниках Древнейшей Правды, то и этот вопрос решался по-разному. С одной стороны, норманисты, в частности Карамзин, Погодин и в самое последнее время Щеіп- кин 130 и Карский 2, настаивали, что основным источником Древнейшей Правды было скандинавское право. Карский, например, писал, что Русская Правда в основе своей есть устав норманский, принесенный варяго-русью и только с течением времени переведенный на язык того народа, среди которого они поселились.

Максимейко, как было указано выше, говорит о влиянии византийского законодательства на Краткую Правду и, следовательно, и на Древнейшую Правду.

Однако взгляды об иноземных источниках Русской Правды не могут быть доказаны. Наличие тех или иных сходных норм говорит лишь о существовании сходных общественно-экономических и политических условий в Киевской Руси и в тех странах, в которых наблюдались эти сходные с Русской Правдой нормы.

М. Н. Тихомиров, настаивающий на новгородском происхождении Древнейшей Правды, считает ее записью обычного новгородского права, дополненного некоторыми статьями Закона Судного людем.

Этот взгляд новейшего исследователя Русской Правды об источниках Древнейшей Правды является весьма слабо аргументированным.

Ведь для того чтобы говорить о новгородском обычном праве, надо иметь представление о киевском, черниговском, смоленском и прочем обычном праве или вообще знать различия между обычным правом этих основных частей Киевского государства. Всем известно, что источники о правовом быте Киевской Руси крайне малочисленны, и эти различия уяснить никому, и в том числе М. IT. Тихомирову, невозможно.

Неубедительными являются рассуждения М. Н. Тихомирова о влиянии Закона Судного людем на Древнейшую Правду, которое он видит в наличии двух статей: о запрещении езды на чужом коне и об изломании чужого копья. Неужели на Руси не могла самостоятельно возникнуть норма о запрещении ездить на чужом коне?

Что же касается статьи об изломании чужого копья, то надо доказать, что она взята из Закона Судного людем. Наоборот, характер уголовной санкции (вознаграждение «скотом») свидетельствует о русском происхождении данной статьи.

Тщательный анализ постановлений Древнейшей Правды приводит нас к убеждению, что она обязана своим происхождением великому князю Ярославу Владимировичу.

В защиту этого мнения, прежде всего, говорит упорная ле- 1

Е. Щепкин, Варяжская вира, Одесса, 1915, стр. 153. 2

Е. Ф. Карский, Русская Правда по древнейшему списку, стр. 90.

тописная традиция. Достаточно указать, что в Новгородской летописи, как было установлено, приписывается Ярославу издание всей Краткой Правды. В Софийской I же летописи приписывается ему издание и Пространной Правды. О законодательстве Ярослава говорится и в самом тексте Русской правды; в нем содержится ряд статей, где говорится об отмене постановлений Ярослава. А главное, убеждает нас в этом анализ содержания самих статей. Здесь исключительный интерес представляет первая статья, устанавливающая взимание 40 гривен за убийство. Статья заканчивается: «Аше будеть русин, любо гридин, любо купчина, любо ябетник, любо мечник, аще изъгои будет, любо Словении, то 40 гривен положити за нь».

Из этой статьи видно, что Ярослав распространил свою юрисдикцию на всю массу населения, и в том числе на славян, т. е. общинников, которые ранее подлежали общинному суду. Это распространение княжеской юрисдикции на всю массу населения едва ли могло быть раньше Ярослава, поскольку князья должны были создать многочисленный судебно-административный аппарат. Возможно, конечно, что уже князь Владимир начал это трудное и сложное дело, но оно не могло быть им закончено.

Распространяя свою юрисдикцию на всю массу населения, князь Ярослав нуждался в издании Судебника, в распространении его среди представителей его администрации—-посадников и волостелей.

Каковы должны быть источники этого Судебника? Мы знаем, что уже в начале X в. сложилась система русского обычного права.

Из договоров, заключенных князьями Олегом и Игорем, видно, что основным наказанием по русскому праву (Закону Русскому) были композиции. Рассказ летописи о том, что князем Владимиром по совету епископов виры были заменены смертной казнью при обвинении в убийстве при разбое, подтверждает это. Из этого рассказа видно, что вира была наказанием за убийство по русскому обычному праву конца X в. Но едва ли по всему пространству Киевского государства размер композиций был одинаков. Вероятно, были различия в оценке серьезности отдельных преступлений. Естественно думать, что Ярослав должен был остановиться на одной из существовавших тогда систем композиций. Но наряду с пересмотром норм обычного права Ярослав должен был издать и ряд новых постановлений. В частности, он должен быть издать ряд постановлений об ограничении самоуправства (статьи 12, 13, 14, 15). В самой Русской Правде говорится, что Ярослав дозволил убивать рабов, ударивших свободного человека, при последующей встрече с ними. Словом, основными источниками Краткой Правды надо признать все же обычное право, сложившееся у руссов еще в дофеодальный период, и законодательство Ярослава. Возникает вопрос, когда и где была издана Правда Ярослава. Ранее было установлено, что утверждение Стратонова о том, что Русская Правда была дана в Новгороде в 1016 г., необоснованно, что Краткая Правда ничего общего не имеет с позднейшими Устав- 182 ными грамотами, которые давались московскими великими князьями. Князь Ярослав, победив Святополка, втянулся в борьбу с -братом своим Мстиславом. Едва ли он мог заняться законодательством в это тревожное время. Более вероятно предположение, что он издал свой Судебник, когда он сидел прочно на Киевском столе, когда развернул свою организационную деятельность, т. е. в 30-х годах XI в.

Решение вопроса о времени издания Древнейшей Правды предопределяет и вопрос о месте издания. Поскольку Русская Правда не является Уставной грамотой, дававшейся какой-либо области, она является Судебником, действие которого должно распространяться на всю территорию Киевского государства. Ясно, что Ярослав должен был издать свой Судебник в Киеве, столице этого государства.

Наконец, необходимо выяснить вопрос об официальном или неофициальном происхождении Судебника Ярослава. Обычно, •когда говорят об официальном происхождении того или иного источника права, исходят из современных условий признания официальности законодательных актов. Считается необходимым, чтобы законодательный акт был подписан, размножен и распространен. Таких требований к законодательству XI в. предъявлять нельзя. Судебник Ярослава едва ли был им подписан. Едва ли были заготовлены его списки и разосланы на места. Вероятно, местные администраторы — судьи, посадники и волостели — переписывали текст друг от друга, интересуясь существом постановлений, а не 'формой их изложения. Но при всем том не может быть сомнений, что Судебник носил официальный характер.

Правда Ярославичей. Вопрос о разграничении материала между постановлениями, вошедшими в состав Правды Ярославичей, и позднейшими постановлениями, включенными в состав Краткой Правды, является спорным. Что статьи 19—27 (28) Акад. входили в состав постановлений съезда Ярославичей, — в этом нет сомнений. Все эти статьи имеют однородный характер: охранить княжеских людей и княжеское имущество. Но начиная со статьи 28 (29) Акад. идут общие нормы, касающиеся не только княжеских людей и имущества. Статья 28 (29) Акад. читается: «А оже уведеть чюжь холоп любо робу, платити ему обиду 12 гривне». Ясно, что дело идет не только о княжеском холопе. Далее, той системы расположения материала, которая дается в статьях 19—27 (28) Акад. здесь нет; в статьях 28 (29)—39 (40) Акад. затрагиваются разные вопросы: о краже коня, об умучении смердов, о нарушении межевых знаков, о краже птиц, об убийстве вора, о краже сена и пр. Словом, .есть данные считать, что постановления съезда Ярославичей содержатся только в статьях 19—27 (28) Акад. Краткой Правды, а остальные статьи—более позднего происхождения.

Вопрос об источниках постановлений Ярославичей не может возникнуть. Это в огромном большинстве новые постановления,

183

которые по существу своєму противоречат нормам Судебника Ярослава. В то же время как в Судебнике Ярослава устанавливается вира в 40 гривен независимо от положения убитого, в постановлениях съезда взыскивается двойная вира за убийство наиболее видных княжеских слуг и снижается наказание за убийство смерда. Постановления съезда Ярославичей являются не чем иным, как первым оформлением норм феодального права, права-привилегии.

Элементы феодального права, права-привилегии не могли существовать в дофеодальной Киевской Руси. Там еще не было окончательно оформившихся феодальных классов, не было лиц, убийство которых каралось штрафом в шестнадцать раз меньшим, нежели убийство княжеских слуг. Это, несомненно, новое законодательство было обусловлено углублением и расширением процесса феодализации. Но это новое зaкoнoдaтeльcfвo частично имело своим источником и судебные решения князей, как это говорится в ст. 21, трактующей об убийстве старого конюха. Во всяком случае не может быть и речи о том, что постановления съезда Ярославичей — сводка норм обычного права.

Нет особых трудностей и в решении вопроса, когда и где состоялся съезд Ярославичей, вынесший данные постановления. Это могло произойти при жизни князя Изяслава, т. е. в пpoмeжvтoк между 1054 (годом смерти Ярослава) и 1072 г. (годом смерти Изяслава). Можно принять соображения М. Н. Тихомирова о том, что постановления, вошедшие в состав Правды Ярославичей, были приняты на съезде Ярославичей, который, по Лаврентьевской летописи, состоялся в 1072 г. в Вышгороде, т. е. в одном из ближайших пригородков Киева. Нет никаких сомнений, что постановления съезда были зафиксированы и разосланы на места, т. е. эти постановления были официальным документом.

Дополнительные статьи к Правде Ярославичей. Вслед за Правдой Ярославичей, являющейся в сущности постановлением, вынесенным на их съезде, идет ряд статей, которые и по своему содержанию и по своему стилю различаются от предшествовавшего материала. Разнородность этих дополнительных постановлений и различный характер уголовных штрафов исключают мысль о вхождении их в какой-то особый памятник. Вне всякого сомнения, большинство этих статей развивает принципы феодального права, права-привилегии, которые в достаточной степени проявились уже в Правде Ярославичей.

Возможно, что некоторые статьи являлись позднейшими новеллами киевских князей или записями судебных решений. Их происхождение надо отнести к более позднему времени, нежели съезд 1072 г.

М. Н. Тихомиров в своем стремлении доказать новгородское происхождение Русской Правды настаивает на новгородском происхождении этих статей131. Основной довод его заключается в ука~ зании, что эти статьи говорят о краже сена, дров, лодок. Но поз*. волительно спросить, неужели сено, дрова и лодки могли представ влять хозяйственный интерес только в Великом Новгороде и нигде больше?

<< | >>
Источник: С.В.ЮШКОВ. КУРС ИСТОРИИ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА СССР / Общественно политический строй и право Киевского государства. 1949

Еще по теме § 6: I редакция (Краткая Правда):

  1. 2 . РУССКАЯ ПРАВДА ПРОСТРАННОЙ РЕДАКЦИИ (ПО Троицкому I списку) ПЕРЕВОД
  2. 5. Возникновение и развитие |I древнерусского права. «Русская Правда» как памятник права
  3. § 1. Историографический обзор
  4. § 2. Классификация списков Русской Правды
  5. § 3. Русская Правда в Сборниках и Кормчих
  6. § 4. Обзор V—III редакций
  7. § 5. II редакция
  8. § 6: I редакция (Краткая Правда)
  9. КРАТКИЙ ЭКСКУРС В ИСТОРИЮ ЖУРНАЛИСТИКИ И РЕКЛАМЫ
  10. Борьба со степью
  11. Перестройка системы СМИ
  12. Приложение 1 Словарь книжников и книжности Древней Руси
  13. Краткие выводы