<<
>>

§ 3. Русская Правда в Сборниках и Кормчих

История текста Русской Правды может быть установлена только в результате изучения тех Сборников и Кормчих, в составе которых она находилась.

Краткая Правда была помещена в Новгородскую I летописи откуда она затем была выписана Татищевым.

С текста Татищева был сделан ряд копий и списков.

Нам известны шесть списков Новгородской I летописи, в которых содержится текст Краткой Правды. Несмотря на простоту и несложность истории текста Краткой Правды в памятниках сложного состава, в литературе, тем не менее, давно уже ведется спор, как и когда Русская Правда была помещена в текст Новгородской I летописи. Как известно, Русская Правда помещена в летописи после рассказа о помощи, оказанной Новгородом князю Ярославу в борьбе его с князем Свято* полком. Рассказав о раздаче новгородцам денег, летописец, далее, продолжает: «Дав им Правду и Устав списав, тако рекши им: по сей грамоте ходите; якоже списах вам, такоже держите. А се есть Правда Русскаа». После этого непосредственно следует текст Краткой Правды. Рассказ летописи помещен под 1016 г. Татищев, подготовляя текст Русской Правды к изданию, не сомневался в достоверности данного летописного известия и Русскую Правду называл «Правом или законом, данным новгородцам от великого князя Ярослава Владимировича в 1017 г.» К

Но уже со времен Розенкампфа достоверность этого известия стала подвергаться сомнению. Розенкампф114 обратил внимание на то, что в древнейших списках летописи текст Русской Празды неприводится. В особенности доказал необоснованность мнения Та- тищева А. А. Шахматов 115, один из известных исследователей древнерусских летописей. Шахматов, впрочем, не отрицает, что в древ^ нейших летописях вслед за рассказом о пожаловании Ярославом грамоты действительно приводится текст грамоты Ярослава, но эта грамота ничего общего не имела с Русской Правдой и была особым уставом, определяющим финансовые отношения Новгорода к великому князю.

Возражения против гипотезы Татищева были настолько серьезны, что с течением времени в литературе с ней перестали считаться. Но в сравнительно недавнее время она стала возрождаться, хотя и в значительно модифицированном виде. Один из исследователей краткой редакции Русской Правды, Страто- нов,116 стал доказывать, что в первоначальном тексте летописи приводилась не вся Краткая Правда, а только ее первая часть (Правда Ярослава), Вторая же часть — Правда Ярославичей — представляет собой кодекс, составленный в 1036 г. детьми Ярослава по его поручению во время его поездки в Новгород. Стратонов отмечает в составе Краткой Правды еще третью часть, представляющую собой устав, определявший финансовые отношения между новгородцами и княжеским посадником и другими должностными лицами (вирниками), «Покон вирный», который якобы был дан Ярославом Новгороду, когда в Новгороде был посажен им сын его Владимир. Все эти грамоты, по мнению Стратонова, были сведены. ч одно целое авторами летописных сводов, и полученный сводный чх текст образовал Краткую Правду. Авторы летописных сводов- Этот сводный текст приписали Ярославу и стали помещать вслед за рассказом о даче грамоты Ярославом в 1016 г. Стратонов от- зодит указания исследователей, что в древнейших списках летописей, в том числе и в Синодальном списке Новгородской I летописи, текст Русской Правды не приводится. Он, ссылаясь на Шахматова, указывает, что составители летописных сводов младшего извода пользовались более древними летописными сводами, чем сам Синодальный список, и в этих сводах мог быть приведён текст Русской Правды. Стратонов, чтобы сильнее обосновать историческую достоверность о даче Ярославом грамоты Новгороду, доказывает, что Правда Ярослава есть так называемая Уставная грамота, подобно Двинской и Белозёрской грамотам.

Это оригинальное мнение о происхождении краткой редакции Русской Правды и истории её текста в Новгородской I летописи Стратонов крайне слабо аргументирует. В частности, его предположение, что в 1036 г.

был издан кодекс Ярославичами (которые, кстати, были малолетними в это время) и что Ярославом был дан Новгороду «Покон вирный», ровно ни на чем не основано. Оно не может найти ни малейшей опоры ни в летописных данных, ни в содержании этих памятников.

Против принятия этой необоснованной гипотезы Стратонова, которую в определенной части стал разделять и М. Н. Тихомиров можно привести ряд возражений. Прежде всего необходимо указать, что Шахматов в «Обозрении русских летописных сводов •XIV—XVI вв.» — в работе, которая «сложившись с первых шагов [его] в изучении летописных сводов, сопровождала потом это изучение во все последующее время, отражая на себе и моменты расширения материала изучения и моменты углубления и перестройки прежде изученного» 2, нигде не говорит о том, что младшие изводы Новгородской I летописи (Академический и Комиссионный) имели своим источником более древние летописные споцы, нежели Синодальный список. Шахматов древнейшим источником Комиссионного списка считает протограф Синодального списка, а Древнейшим источником Академического — Новгородскую I летопись 1421 г.3.

Главное же — Русскую Правду никоим образом нельзя отождествлять с Уставными грамотами Московского государства. Уставные грамоты наместничьего управления в Московском государстве Даются в период, когда делаются первые попытки ограничить произвол кормленщиков, когда наметился кризис системы корм- ления. Далее, текст Русской Правды ни по своей дипломатике, ни по содержанию не может быть отождествлен с Уставными грамотами. В Уставных грамотах определяются и регламентируются кормы и судебные пошлины наместников, между тем как Русская Правда представляет собой сборник уголовного и уголовно-процессуального права, в котором ни слова не говорится о кормах княжеской администрации. Да там и не могло говориться об этом, поскольку система кормления стала развиваться в период оформления феодального политического аппарата, т. е. в конце XI и начале XII в.

Доказывать, что в 1016 г.

могла быть дана князем Ярославом Уставная грамота Великому Новгороду — это значит решительно •не понимать сущности политической организации в период возникновения феодального государства и одновременно не понимать предпосылок и условий выдачи таких специфических для конца XV — начала XVI в. актов, как Уставные грамоты наместничьего управления.

А. А. Шахматов, как указано, считал, что в древнейших летописных сводах было приведено содержание грамоты Ярослава, но эта грамота ничего общего с Русской Правдой не имела; она определяла те или другие вольности новгородские. По мере усиления вли117 яния московских князей новгородские летописи стали перерабатываться, причем при этой переработке исключались древние документы, подтверждавшие наличие у Новгорода особых прав со времен Ярослава. При этой переработке, по мнению Шахматова, и произошла замена грамоты Ярослава Русской Правдой, поскольку в летописной традиции Русская Правда связывалась с именем Яро* слава.

Взгляд Шахматова также основан на ряде предположений, но он правдоподобнее необоснованных гипотез Стратонова. Как бы то ни было, включение текста Русской Правды в Новгородскую I летопись могло произойти только при возникновении позднейших изводов этой летописи — Академического и Комиссионного.

А. А. Шахматов 118 привел ряд серьезных соображений в пользу того, что одним из источников Академического списка Новгородской I летописи был список Комиссионный. Этот список мог быть составлен лишь после 1448 г., поскольку его составитель пользовался Новгородским летописным сводом, датирующимся этим годом. Таким образом, мы обязаны включением Краткой Русской Правды в состав летописи составителю Комиссионного списка или его протографа.

Русская Правда древнейшей редакции могла сохраниться скорее всего в Новгороде, поскольку Новгород не переживал тех жестоких потрясений, которые пришлось перенести Киеву, Владимиру и всем древним русским городам. Достаточно указать, что

Древяейшйе подлинные документы, дошедшие до нас, относятся именно к Новгороду (например, княжеские грамоты, купчие, договоры с тверскими князьями).

Словом, Стратонов, как мы имели возможность в этом убедиться, не привел серьезных соображений в защиту своего мнения О том, что так называемая Правда Ярослава была помещена в текст древнейших летописей после рассказа о событиях 1016 г.

Установив, что Русская Правда краткой редакции впервые была внесена в текст составителем Комиссионного списка или его протографа, нам нетрудно проследить ее дальнейшую историю.

Переписчики Новгородской I летописи, воспроизводившие её по спискам Комиссионному и Академическому, переписывали и содержавшийся в этих списках текст Русской Правды2.

Остальные списки Краткой Правды являлись списками Татищева или копиями с них.

Итак, история текста Краткой Правды в летописях (а она содержится только там) ни в коем случае не дает возможности приурочивать ее возникновение к 1016 г. Тот факт, что она приведена только в новгородских летописях, объясняется не тем, что она возникла в Новгороде, а тем, что ее текст скорее всего мог сохраниться в Новгороде, поскольку Новгород не подвергался разгрому ни со стороны татар, ни со стороны других внешних врагов русского народа.

Обратимся к истории текста Русской Правды других редакций в Сборниках и Кормчих.

Вне всякого сомнения, когда Русская Правда была действующим источником права, она переписывалась отдельно. Но эти древнейшие списки не дошли до нас. Русская Правда сделалась нам известной потому, что она входила в состав различного рода Сборников. Эти Сборники пользовались большой известностью среди образованных людей того времени.

История одного из распространенных изводов второй редакции Русской Правды, Троицкого, в Сборниках и Кормчих в значительной степени определилась тем, что список этого извода вошел в состав особого Сборника, состоявшего из русских юридических памятников; существование этого Сборника в древнерусской письменности нами было доказано в работе «К истории древнерусских юридических сборников (XIII в.)»3. В качестве самостоятельного литературного целого этот Сборник до нас не дошел.

Наиболее яркие следы существования этого сборника мы находим в юридическом сборнике Мериле Праведном, древнейший список которого относится к середине XIV в. Нами было установлено, что в первоначальном протографе Мерила Праведного Сборник русских юридических памятников состоял из Сборника княжеских церковных уставов и Русской Правды II редакции Троицкого извода.

Этот Сборник русских юридических памятников вошел составной частью в Сборник 30 глав, глава 27 которого содержала сборник княжеских церковных уставов, глава 28 — Суд Ярославль Володимерича, Правда Русская, глава 29 — Устав Владимира Всеволодовича.

Сборник 30 глав вошел в состав Мерила Праведного без всяких изменений.

Переписчики и редакторы Кормчих XV—XVII вв., стремившиеся включить в их состав русские статьи, брали их из Сборника 30 глав и Мерила Праведного.

Имеется большое количество Кормчих, в которых воспроизводилась большая часть статей сборника Мерило Праведное. При присоединении Мерила Праведного к Кормчим опускали оглавление к Сборнику 30 глав и нумерацию статей. В этом случае статья Суд Ярославль Володимерича, Правда Русская, . которая была самостоятельной статьей в Сборнике из русских юридических памятников и Сборнике 30 глав (глава 28), органически сливалась с Уставом князя Владимира Всеволодовича (глава 29).

Но есть большое число Кормчих, в которых Русская Правда Троицкого извода II редакции помещалась как памятник, состоящий из двух самостоятельных частей — Суд Ярославль Володимерича и Устав Владимира Всеволодовича.

В Кормчих этого вида каждая из этих частей помещена в качестве особой главы.

Что переписчики и редакторы Кормчих рассматривали Русскую Правду как памятник, состоящий из двух частей, в особенности обнаруживается из того, что составитель так называемой Году- новской Кормчей 119 поместил Устав Владимира Всеволодовича перед Судом Ярославль Володимерича.

Несомненно, что из какого-то сборника — или из сборника, состоящего из русских юридических памятников, или из Сборника 30 глав — взял церковный Устав князя Владимира и Русскую Правду составитель Синодальной Кормчей.

Один из переписчиков Кормчей, в которой содержался список Троицкого извода, не понимая смысла постановлений Русской Правды и в то же время учитывая их противоречие современным переписчику правовым нормам, решил сократить список Троицкого извода, переработав некоторые его постановления. Так появилась V редакция Руской Правды (Сокращенная из Пространной).

Троицкий извод П редакции встречается в Сборниках ш Кормчих, получивших распространение в Северо-Восточной Руси и затем в Московском государстве.

История Русской Правды в новгородских памятниках письменности в значительной степени предопределялась тем, что она вошла в качестве основной статьи Сборника, в котором русские статьи дополнялись Судебником царя Константина (Закон судный людем) и другими статьями.

Анализ текста этого Сборника показывает, что в первоначальном протографе Судебник царя Константина не был органически объединен с Русской Правдой, а составлял отдельную статью.

Другой вид сборника вошёл в состав Софийской I летописи, откуда он был заимствован в летописные и канонические сборники.

Этот сборник помещался в летописи под 1019 г. Состав его следующий: 1). Русская Правда III редакции (Карамзинский список), 2) Закон судный людем обширной редакции, 3) Церковный Устав Владимира, 4) Правила св. отец 165 на обидящая святыя Церкви, 5) Правила о церковных людях и о десятинах, 6) Церковный устав Ярослава.

Из анализа статей этого сборника нетрудно установить, что в его протографе Устав князя Ярослава о мостех составлял отдельную статью, а затем был присоединён к тексту Русской Правды»

Анализируя различные редакции сборника, необходимо прит- ти к выводу, что в его первоначальный состав входила Русская Правда, Устав князя Ярослава о мостех, Закон судный людем, а затем уже происходило объединение этих статей с текстом Русской Правды, благодаря чему возникла новая редакция этого- памятника.

История текста Русскрй Правды, Сборников и Кормчих, в состав которых она входила, дает нам возможность сделать ряд весьма интересных выводов.

Прежде всего необходимо констатировать, что Русская Правда входила в состав сборников, которые включали только русские юридические памятники. Можно считать доказанным существование таких сборников уже в начале XIII в.

Эти сборники были сборниками действовавшего русского права. Хотя в состав этих сборников входили церковные уставы, ?ем не менее их нельзя считать сборниками, применявшимися только церковными судами. И светским, княжеским судьям необходимо было знать церковные уставы для того, чтобы не вторгаться в церковную юрисдикцию. В Новгороде сборник, состоявший из- русских статей, был дополнен Законом судным людем или Судебником царя Константина, болгарской переработкой еврейского и византийского права.

По мере того как Русская Правда включалась в состав крупных сборников и Кормчих, она подвергалась изменениям. Одно из крупнейших изменений заключалось в том, что переписчики стали рассматривать Устав Ярослава (Суд Ярославль Володимеро- вича) и Устав Володимира Всеволодовича как один памятник, Вследствие этого они перестали графически (киноварью или вязью или указанием на различные главы) отображать самостоятельное и разновременное происхождение этих двух памятников. Другим крупным фактом являлось то, что к тексту Русской Правды присоединялись Устав князя Ярослава о мостех (III редакция) и Судебник царя Константина (IV редакция).

В XV—XVI вв. Троицкий список Русской Правды подвергся серьезной переработке. Один из переписчиков объединил некоторые статьи его с памятником, который переписывался отдельно от Русской Правды и назывался «О муже кроваве». А затем этот переработанный текст, дошедший до нас в списке, в Академическом издании называвшемся III Царским, одним из переписчиков Кормчей был переработан и сокращен. Возникла новая редакция Русской Правды (Сокращенная из Пространной, или V редакция).

Из истории текста Русской Правды в Сборниках и Кормчих нетрудно установить, что древнейшими и наиболее близкими к первоначальному подлиннику являются списки I (краткой) редакции в Новгородской I летописи по Комиссионному и Академическому спискам.

Из списков II редакции наиболее близким к первоначальному подлиннику является список Троицкий, т. е. список Мерила Праведного (Сборника 30 глав), откуда был заимствован текст вовсе Кормчие, в том числе и в Синодальную Кормчую.

Из списков III редакции наиболее близким к первоначальному списку III редакции является список, находящийся в Софийской I летописи, откуда он был заимствован в другие сборники.

Из списков IV редакции наиболее близким к первоначально» му подлиннику, является список в Сборнике, составляющем приложение к Новгородской летописи.

Наконец, из обзора истории Русской Правды в Сборниках и Кормчих нетрудно установить, что Синодальный и Пушкинский изводы II, III, IV и V редакций возникли не в результате переработки их как источников действующего права, а в результате деятельности позднейших переписчиков.

Эти выводы об основных моментах истории текста Русской Правды подтверждаются анализом списков отдельных редакций, Наиболее подробный анализ и был произведен М. Н. Тихомировым.

<< | >>
Источник: С.В.ЮШКОВ. КУРС ИСТОРИИ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА СССР / Общественно политический строй и право Киевского государства. 1949

Еще по теме § 3. Русская Правда в Сборниках и Кормчих:

  1. § 3. Русская Правда в Сборниках и Кормчих
  2. § 5. II редакция
  3. § 6: I редакция (Краткая Правда)
  4. 1.1. Истоки изучения Кормчих книг в России
  5. 1.2. Исследования русских редакций Кормчих книг в ХХ веке
  6. Кормчие книги и канонические сборники конца XIII - XIV века.
  7. Галицкие редакции Кормчих книг.
  8. Историческое значение Кормчих книг.
  9. 2.5. Свидетельства бытования русских редакций Кормчих книг в XIV веке
  10. 2.5. Мясниковская редакция Кормчей книги
  11. 3.3.1. «Энциклопедическая» часть Кормчей книги
  12. 3.4. О времени создания Чудовской редакции Кормчей книги
  13. 4.1. Использование Кормчих книг в XV веке