<<
>>

§ 4. Церковный суд

Объем церковной юрисдикции. В главе, посвященной истории княжеских церковных уставов, мы касались правового положения русской православной церкви непосредственно после принятия христианства.
Мы указывали, что представители византийского духовенства должны были обратить внимание на отсутствие на Руси законов, ограждавших православную церковь от посягательств на ее материальную базу, на ее внутренний строй и ее вероучение. Отсутствие подобного рода законов создавало сщіьнейшую угрозу существованию православной церкви на Руси, укреплению и развитию христианства. Естественно, что церковь поставила перед Владимиром, а затем и перед Ярославом вопрос о необходимости издания актов, определяющих правовое положение церкви. Эти акты, так называемые княжеские церковные уставы, очень хорошо учитывали особую обстановку, в которой находилась православная церковь, и охраняли ее строй и вероучение.

J Н. Дювернуа, Источники прдва и суд в древней России, стр. 202.

523

Как было указано, первоначально была издана Владимиром грамота, распространяющая действие византийского Номоканона на Русь. А поскольку издание этой грамоты в условиях русского общественно-политического и правового строя было недостаточно, то церковь добилась от великих князей признания за ней юрисдикции над церковными, монастырскими и богаделенными людьми, т. е. над теми людьми, над которыми церковь осуществляла свой патронат. Первоначально перечень этих людей бы/, сравнительно незначительным. А затем он увеличивался. Наиболее короткий список дан во II редакции Устава Владимира: «Игумен, игуменья, поп, попадья, поіповичь, чернець, черница, диакон, проскурница, кто в клиросе, лечець, прощеник, задушной человек».

В редакциях более обширных дополнительно перечисляются: «диаконова, пономарь, диак, вси причетники церковный, дети их, вдовица, калека, прикладник хромець, слепець, сторонник, мона- стыреве, гостинницы, странноприимници».

Однако и распространение церковной юрисдикции над цер^ ковными и монастырскими людьми было недостаточно для защиты церковных интересов.

Дело в том, что на Руси не существо вало норм светского права, которые могли бы охранить христианскую семью и христианскую мораль. Нормы обычного права еще не могли сложиться, а княжеское законодательство касалось только основных институтов уголовного права (убийство, раны и побои, кража). Тогда, как было указано, церковь добилась закрепления за ней юрисдикции по таким делам, которые по византийскому праву подлежали чисто церковным наказаниям (так называемым эпитимиям и пр.) или подлежало светскому суду. Этот перечень дел вошел в Устав князя Владимира. В некоторых редакциях — древнейших — он краток, а в позднейших он более распространен. Наиболее краток он в списках краткой редакции: «роспусты [развод], смильное [любовная связь], заставание [случай, когда кто- нибудь будет пойман при совершении прелюбодеяния и блуда], умыканье [чужой жены или девушки], пошибание [изнасилование], пря между мужем и женою о животе [споры между мужем и женою об имуществе], в племени и в сватовстве поимутся [заключение брака в близких степенях родства и свойства], ведьство [волшебство, колдовство], зелейничество [приготовление яда и отравление ядом], урекания [оскорбления], зубоежа [кусание во время ссоры], или сын отца биеть, или матерь, или дщи, или сноха свекровь, или братиа, или дети тяжутся о задницу [споры братьев и детей из-за наследства], потворы, чародеяния, волхвования».

В обширных редакциях Устава Владимира список этот расширялся. Так, в так называемой III редакции дополнительно перечислялись следующие церковные суды: «церковная татьба, мертвецы сволочять, крест посекут или на стенах трескы [щепки] емлють из креста; скот или псы или поткы [птицы] без великы нужды введеть или что неподобно церкви содееть, или два друга ыметася бити единого жена другого иметь за лоно и раздавить или кого застануть с четвероножиного или кто под овином молится или в ржи или под рощением или у воды или девка дитя повер- жет».

Нет сомнения в том, что объем церковной юрисдикции даже по кратким спискам Устава Владимира был шире, нежели это было на практике.

Здесь очень показателен перечень церковных судов по Уставкой грамоте смоленского князя Ростислава. «А тяж епископлих не судити никомуже, судит их сам епископ: первая тяжа роспуст; другая тяжа: аж водить кто две жоне; третьяя тяжа, аще кто пои- мется через закон; а четвертая уволочская; аж уволочет кто девку, што возметь князь, с епископом на полы, или посадник что еьзьметь свои тяжи, то с епископом на полы; а пятое, аж ту женку, то епископу, шестая вопрос, а то епископу, зелья и душегубства тяжа епископля; семая, аж бьетася две жене, то епископля тяжа; аж церковный человек дойдет чего, то своему епископу; девятая, аж кого бог отведет церковных людей, а не будеть зла ничего церкви»404.

В Уставе Ярослава установлен перечень церковных судов, различный как от перечня Уставной грамоты смоленского князя Ростислава, так и от перечня Устава Владимира.

Среди дел, перечисленных по Уставу Ярослава краткой восточно русской редакции, церковному суду подлежат следующие дела: умычка (ст.

1), пошибание (ст. 2), роспуст (ст. 3, 7, 8), внебрачное рождение ребенка (ст. 4), массовое изнасилование девушки (ст. 5), прелюбодеяние (ст. 6), противозаконные половые связи (ст. ст. 9, 11. 15, 17, 18, 19, 20, 30), поджог двора и гумна (ст. 10), брак в близких степенях родства и свойства (ст. 12), оскорбление чужой жены словом (ст. 22), пострижение (очевидно, .насильственное) чужой головы и бороды (ст. 23), кража разных предметов (ст. ст. 24, 25), преступления, совершенные при сговоре и свадьбе (ст. 26), побои (ст. ст. 27, 28, 29), выход из монашества {ст. 32) и некоторые другие.

Среди дел, подлежавших суду церкви, по Уставу Ярослава можно установить три категории: 1)

дела, которые подлежали совместному ведению епископа и князя (например, умычка, пошибание и т. д.), причем виновный подвергался наказанию и со стороны князя и со стороны епископа; 2)

дела, подлежавшие исключительно церковному суду (например, противозаконные половые связи).

Но из Устава Ярослава видно, что население церковных сеньорий судилось по всем делам у епископских волостелей: «А что деется в домовных людех и церковных и в монасты- рех, и не вступаются княжи волостели в то, а то ведают епископлю волостели, и беззатщина их епископу идеть».

Судебные органы. В рассматриваемый период церковными судебными органами были епископы, архиепископы (например, новгородский «владыка») и митрополит.

В качестве судебной инстанции был и архимандрит при решении дел, относящихся к монашествующим и к населению монастырских сеньорий.

В качестве епископских судей по делам светской подсудности, например, по делам, перечисленным в Русской Правде, были светские административно-судебные агенты — волостели, которые, как можно полагать из сопоставления с организационной структурой княжеского суда, имели помощников в лице тиунов, рядовичей и пр.

Общая характеристика процесса. Православная церковь в Византии имела свои процессуальные принципы, которые давно уже отошли от черт состязательного (обвинительного) процесса. Имея дело в течение пяти-шести веков с так называемыми еретическими движениями, церковь давно уже стала осуществлять принципы следственного, инквизиционного процесса со всеми характерными его чертами, в частности, с системой доказательств, где играли большую роль пытки.

Русская православная церковь следовала этим принципам следственного права, как видно из сообщений летописи о преследовании еретиков и о суде епископов над своими противниками, В этих процессах применялись и пытки.

<< | >>
Источник: С.В.ЮШКОВ. КУРС ИСТОРИИ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА СССР / Общественно политический строй и право Киевского государства. 1949

Еще по теме § 4. Церковный суд:

  1. 2. Церковный устав Владимира Святославовича
  2. 2.1. УСТАВ ВЕЛИКОГО КНЯЗЯ ВСЕВОЛОДА О церковных судех и о людех и о мерилах торговых
  3. ГЛАВА VI УСТАВ КНЯЗЯ ВЛАДИМИРА (церковный)
  4. § 5. Развитие церковного землевладения
  5. § 4. Церковный суд
  6. II Стихия православия: Церковь и быт. Демократизм в понимании Церкви. Важное значение обряда. Консерватизм. Монашеский идеал. Приходское православие. Взгляд на духовенство. Быт; церковность в быту. Языческие воспоминания. Дисциплина в домашней жизни. Православная культура. Отношение к земле и хлебу. Двоеверие. Колдуны.
  7. Семейные и церковные праздники
  8. Ориген и церковные власти
  9. 3.3. Устав Святого князя Володимира, крестившаго Русьскую землю, о церковных судех 1.
  10. 3.4. Статут князя Ярослава про церковні суди (Розширена редакція) 1.
  11. 8.8. Каноническое (церковное) право
  12. О МЕТОДОЛОГИИ ИСТОРИИ ЦЕРКОВНО-ГОСУДАРСТВЕННЫХ ОТНОШЕНИЙ С.П. Синельников
  13. Церковный раскол как культурный конфликт
  14. ГЛАВА 4.6. СОБОР И ЦЕРКОВНЫЙ ПРИХОД. ПРОПОВЕДНИКИ И СВЯТЫЕ
  15. Церковное землевладение