<<
>>

§ 1. Возникновение феодальных городов

В одной из прежних наших работ 174 нами была выяснена эволюция поселений восточного славянства. Было установлено, что больше-семейные городища сменяются поселениями новых типов: или эти городища превращаются во временные убежища — рефугиумы, или вокруг новых городищ, увеличенных в размере, вырастают открытые поселения, или же появляются деревни, не имеющие никаких укреплений.

Но как бы то ни было, число городищ, относящихся к X в., резко уменьшается. Кое-где под защитой более

і См. С. В. Юшков, Очерки по истории феодализма в Киевской Руси, М.~Л„ 1939.

17 с. В. Юшков. Том I. 257

крупных и крепких городищ начинают развиваться поселения, являющиеся ремесленными и торговыми центрами. Нами было выска- зано предположение, что такими центрами стали, в первую очередь, племенные города и основные политические центры Киевской Руси, как, например, Киев и Новгород. Эти города в IX—X вв., конечно, не были феодальными городами. Они должны были претерпеть ряд изменений, чтобы превратиться в таковые.

Однако в исторической литературе господствовал взгляд на древнерусский город, как на торгово-промышленный центр с момента его возникновения. Наилучшим образом этот взгляд развил Ключевский 175. Он указывал, что при передвижении восточного славянства с Карпатских склонов разлагались племенные и родовые союзы. Поэтому родовые отношения стали превращаться в родовые воспоминания, родство заменялось соседством. По мере успехов промысла и торга среди разбросанных дворов переселенцев создавались сборные пункты обмена, центры гостьбы, торговли —? погосты. Некоторые из них превращались в более значительные торговые средоточия — города, к которым тянули в промышленных оборотах окрестные погосты, а города, возникшие на главных торговых путях, по большим рекам, вырастали в большие торжища, которые стягивали к себе обороты окрестных городских рынков.

Постепенно экономические связи становились основанием политических, торговые районы городов превращались в городовые волости.

Во главе городовых волостей стал правительственный класс, составившийся из двух элементов — из вооруженных промышленников, туземных и заморских.

Взгляды Ключевского в основном были восприняты М. Н. Покровским, который также считал городовые волости основными территориальными единицами, также считал города с момента их возникновения торговыми и промышленными центрами. Покровский старался уточнить характер торговли славянства в древнейшей Руси (мелкая и разбойничья), но, говорит он, «если мы упустим сочетание войны, торговли и разбоя, мы ничего не поймем в организации древнерусского города».

Как было указано, взгляд на древнерусский город, как на торгово-промышленный центр с момента своего возникновения, в основном, в прежней историографии никем не оспаривался. Вопрос шел только о том, кто организовывал впервые эти города. И здесь Сергеевич176 выдвинул точку зрения, нашедшую сторонников. Он указывает, что «скрытый от глаз историка процесс возникновения первоначальных волостей совершался, надо думать, медленно, но не мирно, с оружием в руках», что города строились группами предприимчивых людей, что жители таких укрепленных пунктов при благоприятных условиях могли стремиться к расширению сво- их владений и с этой целью захватывать чужие земли и подчинять себе разрозненное население этих земель, что в дальнейшем для сохранения этих приобретений строились пригороды. Таким образом, по Сергеевичу, города строились предприимчивыми людьми, но он не раскрывает, кого надо понимать под нуими. К основным взглядам Сергеевича об организации городов и образовании городских волостей присоединился Пресняков Но и Пресняков, так. же как и Сергеевич, не ставит вопроса, что же собой представляет этот город, организованный «предприимчивыми людьми». Мы не ошибемся, если скажем, что под городом древнейшей Руси они все же понимали торгово-промышленный центр. Следовательно, их критика шла лишь по вопросу о том, кто и как строил города.

Для того чтобы правильно представить историю города в рассматриваемый период, надо прежде всего установить, какой смысл вкладывался в понятие «город» в рассматриваемое время.

Для нас не может быть никаких сомнений в том, что основное значение этого слова — военное укрепление, крепость.

Летопись дает исчерпывающие указания на этот счет, сообщая о постройке города в Киеве: «В лето 6545. Заложи Ярослав город великий, у него же града суть злата врата» 177.

Известно, что существовала особая профессия городников — строителей городов. Русская Правда специально говорит о вознаграждении, которое должен был получать городник за городню, — очевидно, часть военного укрепления. Нам нетрудно установить, кто строил города в Киевском государстве в период развития феодализма. Летописи дают нам совершенно исчерпывающие указания:

«В лето 6499. Володимер заложи град Белгород и наруби во нь от инех городов, и много людий сведе во нь; бе бо любя град сь». Рассказывая о деятельности Владимира, летопись говорит:

«И нача ставити городы по Десне, и по Востри, по Трубежеви, и по Суле и по Стугне, и поча нарубати муже лучшие от Словень, и от Кривичь, и от Чюди, и от Вятичь, и от сих насели грады; бе бо рать от Печенег, и бе воюяся с ними и одоляя им» 178.

Рассказывая о войне с печенегами, окончившейся их поражением вследствие воодушевления, охватившего войско после победы Переяслава над печенежским богатырем, летопись сообщает: «Володимер же рад быв, заложи город на Броде томь и нарече Переяс- лавль» 179.

Летопись сообщает о постройке городов и Ярославом:

«В лето 6540. Ярослав поча ставити городы по Роси»180. Мало уделялось внимания вопросу, почему в Русскую Правду было включено постановление о вознаграждении городникам. Несомненно, это было сделано потому, что городник — княжой человек, представитель княжеской администрации, подобно івирникам, імостникам и т. д.

Все это позволяет нам утверждать, что города строили не купцы и не предприимчивые люди, а прежде всего князья. Возможно, |Что города строились не князем непосредственно, а его посадниками или воеводами, но, несомненно, по его распоряжению и с его ^согласия.

Город не мог существовать без более или менее сильного гарнизона, и, конечно, этот гарнизон мог быть поставлен только князем. Разумеется, только князь и, возможно, митрополит могли содержать этот гарнизон. По мере дробления Руси на княжества усиливается строительство городов: их строят не только великие, киевские князья, но и местные. Летописи XII е. достаточно говорят о княжеском градостроительстве, в особенности во вновь колонизируемых областях — Суздалыдине и т. д.

Одновременно со строительством новых городов происходит феодализация старых. Равданикас между прочим, установил любопытный факт, относящийся к организации городов в рассматриваемый период. Оказывается, ряд крупных городов, впоследствии игравших значительную роль, организуется не на старых городищах большесемейного типа и даже не на городищах X в, а в нескольких километрах от них, на новом іместе. Это свидетельствует о том, что новые города строились по другим организационным принципам и с иными целями, чем города X в. Нам думается, что перенос городов на новое место определялся не столько стратегическими, сколько экономическо-политическими соображениями. Князья (или феодальная верхушка) старались в новопостроенном городе создать центр своего властвования над окружающей округой; возможно даже, что они строили города в центре своих земельных владений.

Что же представлял город-укрепление, город-крепость? Нам думается, что город XI—XII вв. есть не что иное, как феодальный замок — бург западноевропейского средневековья, но замок не каменный, на неприступных скалах, а деревянный и на высоком речном берегу. Именно за деревянную городьбу город и должен был получить свое название. В прежней историографии ставился вопрос о существовании в древней Руси замков и решался отрицательно, так как обычно считали, что замком можно было назвать только каменное сооружение, «каменное гнездо» феодалов. Но нас, в первую очередь, должно интересовать не архитектурное оформление городов, а их социальная природа, их назначение и в особенности их значение в системе феодального господства.

И здесь, как нам кажется, средневековый бург и наш город-крепость не имеют ни- каких различий. И средневековой, западноевропейский бург и город XI—XII вв. Киевской Руси — это, прежде всего, центр феодального властвования над окружающей сельской округой. Бурги и города строились как в целях защиты от внешних врагов, так, в не меньшей степени, и в целях охраны феодальных хищников от крестьянских восстаний. Феодальный характер города-замка определялся не только тем, что города строились первыми феодалами земли — князьями, но и тем, что посаженные в города княжеские мужи скоро превращались в местную верхушку. В 991 г. был построен город Белгород, а уже во время его осады печенегами, в 997 г., появились старейшины градские. Их созывает «един старец» для выслушивания его совета по спасению города от осаждающих. Город Вышгород, вероятно, был основан Ольгой («бе бо Вышего- род град Вользин»), но уже в 1015 г. в Вышгороде были свои выш- городские «болярци».

«Мужи лучшие от Словень, и от Кривичь, и от Чюди, и от Вя- тичь», посаженные © эти города, были «лучшими» в классовом смысле. Это, несомненно, была верхушка родо-племенной знати. Эти лучшие люди -не только составляли гарнизоны вновь поставленных городов, но вместе с тем делались достаточно быстро местными землевладельцами, «болярцами», как их называет летопись. Когда будет разбираться ©опрос о вече, мы постараемся доказать, что так называемые летописью «Кияне», «Черниговци», «Володимирци», «Ростовци», «Суздальци», «Переяславци», «Куряне» и т. д. не только купцы и ремесленники, но и местные феодалы, окрепшие под защитой города и жившие в своих городских дворах.

Каково было значение древнерусского города-замка в системе феодального господства? Нами был высказан ряд замечаний о значении так называемых княжеских городов в месте, посвященном вопросу о возникновении и развитии княжеского домена. То, что мы говорили о княжеском городе, одинаково относится и ко всем другим городам. Город XI—XII вв., прежде всего, был феодальным административным центром для тянувшей к городу волости или совокупности волостей.

Город был не только постоянным местопребыванием местного гарнизона, но и сборным пунктом всех военных сил данной округи ©о время осады. Далее, город был и финансово-административным центром, центром особого финансового округа. В Уставе и грамоте Ростислава Смоленского 181 прямо указывается на существование таких финансовых округов: «А во Врочницех (200) гривен, то ти из того взяти епископу 20 гривен; а в Торопчи дани четыриста гривен, а епископу с того взяти 40 гривен» и т. д. Следовательно, в Смоленской земле город ведал сбором дани и хранением ее. Наконец, город был и судебным центром для сельского населения, сохранившего свою независимость, не подпавшего под власть местных феодалов.

Территориальный округ, тянувший к городу, так тесно с ним связан, что когда говорят о передаче города, то это означает передачу и всей городской округи. Город без окружавших его земель в этот период не мыслится. Нам думается, что именно таким «замковым» характером городов и можно объяснить громадное количество их, обнаружившееся в XII в. В это время каждая земля обладает целыми десятками городов.

Но уже очень рано ряд старых городов, а также некоторые вновь организованные города к концу XII в. становятся постепенно настоящими феодальными городами, т. е. ремесленно-торговыми центрами. И, конечно, основная причина возникновения настоящих феодальных городов, а не городов-замков — та, которая указана основоположниками марксизма, — рост производительных сил и связанное с этим ростом разделение труда, отделение промышленности и торговли от сельского хозяйства. Как пункты, вокруг которых концентрируются ремесленники и торговцы, эти феодальные города могли возникнуть вокруг городов-замков, вокруг крупных княжеских и боярских сел. Города могли возникнуть и на совершенно пустом месте, и притом недалеко от города-замка. И, наоборот, уже возникший город мог быть укреплен, и после возникновения торгово-промышленного центра мог быть поставлен город- замок. Мы, однако, предполагаем, что большинство городов-посадов возникло вокруг городов-замков, и вследствие этого уже рано в наших памятниках происходит смешение этих двух по существу разных понятий. Наши памятники начинают употреблять слово «город» в двояком смысле: и города-крепости, замка, и торгово-промышленного центра. Так, в Русской Правде, где содержатся постановления о городниках, город понимается как крепость («дондеже город срубять»), наряду с этим говорится о городе как торгово- промышленном центре («Аще кто многым должен будеть, а при- шед гость из иного города или чюжеземець...»).

Процесс образования города-посада вокруг города-замка облегчался следующими моментами: 1) большей безопасностью населения в городе, 2) тем, что в городе-замке еще до превращения его в настоящий торгово-промышленный центр были торги и жили ремесленники, обслуживавшие городской гарнизон. В особенности благоприятные условия для образования городов^посадов вокруг городов-замков должны наблюдаться, когда этот город-замок делается резиденцией какого-либо князя. Здесь, несомненно, княжий двор окружался дворами различного рода княжеских ремесленников-холопов (в Русской Правде за убийство ремесленника платилась не полная вира, а только 12 гривен). Кроме того, надо иметь в виду, что в город-замок стекалась дань, военная добыча, словом, то, что в памятниках того времени называлось «товаром». Естественно, что эти товары привлекали скупщиков, которые по мере развития процесса отделения ремесла и торговли от сельского хозяйства превращались в купцов. Процесс возникновения города-посада был достаточно медленным; медленным он был и при образовании городов-посадов вокруг городов-замков. Нет никакого сомнения, что городское население— купцы и ремесленники — на первых порах было зависимым от феодального сеньора — князя или митрополита. И купцы и ремесленники так или иначе были связаны с княжеским хозяйством: купцы, вероятно, выполняли торговые поручения князя, ремесленники работали на князя. Недаром в Русской Правде в перечне княжих людей, при установлении штрафов за их убийство, ремесленники непосредственно примыкают к представителям княжеской администрации. Несомненно, что в городах, образовавшихся вокруг городов-замков, основной экономической и политической силой был этот замок, даже и тогда, когда была разорвана пуповина между этим замком и посадом, когда купцы и ремесленники стали связываться с хозяйством округи, тянувшей к городу. Город-посад, несомненно, долго был придатком к городу-замку. Политическое и экономическое значение города-замка определялось не только тем, что купечество и ремесленники все еще продолжали иметь связь с княжеским хозяйством, не только тем, что город-замок был средоточием военных сил данной округи, но и тем, что в городе сосредоточивались и местные феодальные группы. Мы совершенно уверены, что рост города-посада сочетался с ростом городских дворов местного боярства, тянувшего к городу-замку и связанного с ним военной службой. Следовательно, город-замок вместе с местными феодалами образовывал руководящий центр, после того как появились настоящие города феодального типа. Это, как было указано,— «Кияне», «Черниговци», «Володимирци», «Куряне» и т. д. наших летописей, которые играют такую роль в истории Киевского государства в целом и отдельных земель-княжений. Вероятно, эти феодальные группы селились непосредственно около замков, а купцы и ремесленники — на местах, примыкавших к путям, в частности, по берегам рек. Торгово-промышленным центром в Киеве, например, сделался Подол, расположенный на берегу Днепра, тогда как феодальные группы сидели главным образом «на верху». Такой же тип территориального размещения мы наблюдаем и в Новгороде: и там феодальные группы были размещены на так называемом Славянском конце, вокруг старых дружинных центров (Славно и Городища), а торгово-ремесленные элементы на трех левобережных: Плотницком, Неревском и Людинном концах. Здесь необходимо отметить, что по мере роста города-посада, конечно, должна была измениться и организационная структура военного укрепления. Вероятно, в этот период город-замок превращается уже в крепость, обнесенную стенами, строится ряд военных сооружений, которые впоследствии получают название кремля. Однако среди городов древней Руси были такие, которые резко выделялись и своей величиной и количеством населения. Они представляли собой крупные торгово-промышленные центры. Такими городами были Киев и Новгород.

Дитмар рассказывает в своей хронике о чрезвычайной величине Киева; он отмечает, что в нем, кроме большого количества церквей, «было 8 рынков» и «народа бесчисленное количество».

Рассказ Дитмара некоторые считают преувеличением. Но нам он кажется вполне правдоподобным. В некоторых странах благодаря удачному сочетанию внешних торговых путей возникают города, которые по своей величине, по количеству торговцев и ремесленников, по размерам своего торгового оборота стоят выше уровня экономического развития данной страны. Эти города, по сути дела, международные торжища, где значительную роль играют иноземные купцы (у Дитмара — даны). Несомненно, в Восточной Европе было несколько таких городов: у хазар, например, Итиль, а по образовании Золотой Орды — Сарай. На территории нашего Союза было также немало подобных городов, таковы — Бухара, Хива, Дербент (с VI по XI в.). Много таких городов — международных торжищ—существовало в истории других стран. Но это вовсе не означает, что все другие города данной страны тождественны или близки к этим городам. Известно, например, что в Дагестане, на территории которого находится Дербент, не было ни одного города, который в какой-либо степени мог быть сопоставлен с ним по количеству населения и по развитию торговли и промышленности.

<< | >>
Источник: С.В.ЮШКОВ. КУРС ИСТОРИИ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА СССР / Общественно политический строй и право Киевского государства. 1949

Еще по теме § 1. Возникновение феодальных городов:

  1. § 3. Обзор и критика основных направлений феодально-крепостнической и буржуазной истории Русского государства и права
  2. § 4. Возникновение класса феодалов
  3. § 2. Возникновение феодальной собственности
  4. § 1. Развитие крупного феодального землевладения
  5. § 3. Развитие ремесла и торговли и возникновение феодальных городов
  6. ГЛАВА / О ВОЗНИКНОВЕНИИ РУССКОГО ФЕОДАЛЬНОГО ГОСУДАРСТВА
  7. § 1. Возникновение феодальных городов
  8. ФЕОДАЛЬНЫЕ СЪЕЗДЫ
  9. § 2. Возникновение иммунитета
  10. Развитие японских городов
  11. § 8. ГОРОДА И ГОРОЖАНЕ
  12. § 2. ГОСУДАРСТВЕННЫЙ СТРОЙ РУССКИХ КНЯЖЕСТВ ПЕРИОДА ФЕОДАЛЬНОЙ РАЗДРОБЛЕННОСТИ
  13. Возникновение фольварочно-барщинной системы
  14. РАБОВЛАДЕЛЬЧЕСКИЕ И ФЕОДАЛЬНЫЕ ГОСУДАРСТВА СРЕДНЕЙ АЗИИ И СИБИРИ
  15. ГЛАВА 18 ДРЕВНЕРУССКИЕ ГОРОДА IX—XIII ВВ.