<<
>>

§ 4. Возникновение министериалитета

Как было указано, в эпоху расцвета дружинных отношений различного рода мелкие административно-судебные и финансово- хозяйственные дела поручались младшей дружине: детским, отрокам.
При разложении дружинного- союза, когда как верхушка, так и основная часть дружины оторвалась от княжеского двора, несомненно, произошли большие изменения и в -младшей дружине. Дело в том, что в эпоху расцвета дружиніного союза младшая дружина была действительно возрастной группой, младшие дружинники были детьми старших дружинников — бояр и основного контингента дружины — княжеских мужей. Мліадшие дружинники, как это особенно выявляется при изучении германских дружинных отношений, поступали в дружину для того, чтобы получить .нужное воспитание. Отсюда, как только наметился отход основных контингентов княжеской дружины и постепенное превращение их в княжеских вассалов, разумеется, из княжеской гридницы пошли за своими отцами и их дети — отроки, детские и т. д.

Но князья нуждались в дворцовых слугах. Более того, они стали нуждаться в них в большей степени по мере развития их земельных владений, их домена. В конце концов после ухода значительной части дружинников из княжеского дворца стала создаваться особая группа дворцовых слуг.

В западноевропейских странах процесс образования из дружины двух слоев королевских слуг легко устанавливается. В то азремя как дружинники, оседавшие на земле, получали название 250 вассалов, дворцовые слуги стали называться министериалами. В Киевской Руси процесс этот недостаточно ярко мог быть выявлен на основании дошедших до нас источников, и потому вопрос о возникновении министериалитета всё еще не является разработанным.

Обратимся к вопросу о том, из кого формировались дворцовые слуги в XI—XII вв. Кроме дружинников, которые по тем или иным причинам не ушли из дворца, на мелкие административные должности, раньше занимавшимися младшими дружинниками, стали назначаться боярские дружинники, не успевшие обзавестись землей, городские люди.

Но главным контингентом, из которого пополнялся состав дворцовых служащих, были, несомненно, княжеские рабы, холопы.

Так как дворцовые служащие в значительной своей массе состояли из холопов князя, то их служба не имела того свободного, добровольного характера, какой имела боярская служба — вассалитет.

С другой стороны, дворцовые служащие отличались от бояр-вассалов тем, что имели определенную должность и выполняли строго определенные функции. Их служба была регулярной и повседневной. Должности эти были разнообразны, как разнообразны были отрасли княжеского хозяйства и управления,

С течением времени утвердился особый термин для обозначения княжеских дворцовых слуг, — их стали называть, как общее правило, тиунами. По мере развития и роста княжеского хозяйства увеличивается число дворцовых слуг. Русская Правда дает перечень их. Так, там указывается на огнищан (огнищных тиунов), ко- нющих тиунов, княжеских тиунов, княжеских отроков, Сельских тиунов, кормильцев и кормилиц, мечников, гриден, детских, рядовичей. С течением времени среди княжеских дворцовых слуг стала развиваться диференциация, в частности, стала выделяться верхушка их.

Поскольку вопрос о сущности министериалитета в России в исторической литературе не разрабатывался никем, кроме нас 164, то существуют большие разногласия среди исследователей при уяснении положения отдельных групп дворцовых слуг, в частности огнищан.

Карамзин считал огнищан людьми нарочитыми, домовитыми, первостепенными 165.

Эверс производил слово «огнищанин» от «огнище» — «очаг» и понимал под огнищанами владельцев, хозяев очага, стоявших в непосредственном подчинении князю166. Соловьев полагал, что «под опнищанином разумелся только- імуж княж высшего разряда, боярин, думец княжеский, но не гри- да, не простой член дружины» К

Ланге, вопреки Соловьеву, не отождествлял бояр с огнищанами. Наоборот, он подчеркивал различие между этими группами. В то время как бояре составляли, по его мнению, дворянство родословное, огнищане — дворянство выслуженное.

Тем не менее огнищане, как и бояре, назывались княжими мужами и принадлежали к высшему сословию 167.

Леонтович под огнищанами понимал людей, живших на одном огнище, т. е. принадлежавших к одной задруге и противополагавшихся изгоям 168.

Мрочек-Дроздовский был близок при решении вопроса об огнищанах к Соловьеву 169-

Владимирский-Буданов под огнищанами понимал представителей старшей дружины в противоположность младшей170.

По Павлову-Сильванскому, огнищане — вообще княжеские дружинники 171.

Пресняков полагал, что огнищанин — близнец северо-германского Hirdmann'a и что это слово специально означает высший, ближайший к князю слой старших дружинников 172.

Все эти взгляды об огнищанах и об их положении сложились в то время, когда еще не ставился вопрос о развитии феодализма и возникновении вассалитета и министериалитета в Киевской Руси.

Нам кажется, что этот продолжительный спор об огнищанах надо решить следующим образом.

Указание Карамзина, Эверса и др. об огнищанах как людях нарочитых и первостепенных является в основном бессодержательным. Ведь и бояре являлись людьми «нарочитыми» и «первостепенными» и т. д. Бессодержательным и слишком общим является взгляд Леонтовича об огнищанах как людях, принадлежавших к одной задруге, и Ключевского об огнищанах как рабовладельцах. Все эти исследователи не подметили специфику этой группы. Надо ппизнать правильными взгляды, устанавливающие связь огнищан с княжеским дворцом, с княжеским «огнищем» — очагом. Но какая же это была группа княжих людей? И здесь, начиная с Соловьева и Мрочек-Дроздовского, стал проводиться взгляд, что огнищане второй половины XI в. — это княжеские дружинники. Но как было указано, процесс разложения, начавшийся в дофеодальный период, стал заканчиваться во второй половине XI в., когда основная масса дружинников осела на земле и превратилась в вассалов. Из Русской Правды видно, что наиболее характерной для данной группы должностью была должность тиунов ргнищных.

Тиуны огнищные были огнищанами в первую очередь. Они теснейшим образом связаны с княжеским двором и дворцовым хозяйством. Их рабочее место находилось у княжеской клети, у коней, у продовольственных складов («говяда»), у стада. В статье 9 (11 —13) Тр. они поставлены рядом с тиунами, конюшими, сельскими, ратайными. Поскольку дружинники — военные слуги князья, то огнищан нельзя отождествлять с ними. Отсюда ясно, что их в XI в. ни в коем случае нельзя отождествлять и с боярами (как это делал Соловьев и др.), т. е. с феодалами, жившими в своих сёлах и обладавшими своими тиунами. Слова ст. 9 (14) Тр. «тако же и за бояреск» могут быть отнесены к тиунам и в том числе огнищ- ным. Русская Правда и летописные тексты дают возможность отграничить огнищан, огнищных тиунов от младших дворцовых слуг (княжеских отроков, гридей, конюхов и поваров) — статья 9 (11) Тр.

Словом, термин «огнищанин» в первой половине XI в. применялся для обозначения княжеских слуг, которые в особенности были связаны княжеским дворцом — «огнищем».

По мере усложнения княжеского хозяйства и дворцовой службы начинает расти значение княжеских дворцовых слуг. Постепенно придворные должности начинают превращаться в дворцовые чины, а слуги, которые занимали эти должности, возвышались до степени наиболее сановитых бояр. Так, мы знаем, что из тиуна огнищного возник особый дворцовый чин дворского, или дворецкого, из тиуна конюшего — чин конюшего. Постепенно появляются чины печатников, стольников, казначеев, меченошей и т. д., о функциях которых мы будем говорить в главе, посвященной изучению административной системы Киевского государства.

Постепенно верхушка министериалитета сращивается с верхушкой боярства-вассалитета, — так сказать, обояривается.

Все же основной контингент княжеских министериалов образует особую группу, получившую особое название, по крайней мере в Новгородской и Суздальской землях, — дворян. Впервые это название встречается в рассказе суздальского летописца о событиях, последовавших за убиением князя Андрея Боголюбско- го: «горожане же боголюбьские и дворяне разграбиша дом княжь и делатели, иже бяху пришли к делу, злато и сребро, порты же и паволокы и именье, ему же не бе числа»

Источники,, правда, более позднего времени (XIII в.) определенно противополагают бояр дворянам.

В договорной грамоте Новгорода с князем Тверским Ярославом Ярославичем говорится: «А из Бежиць, княже, людей не выводите в свою землю, не из иной волости Новгородьской, ни грамот им даяти, ни закладников принимати, -ни княгини твоей, ни бояром твоим, ни дворяном твоим, ни смерда, ни купчины»173.

Хотя дворяне и бояре противополагаются как две разные служилые группы, их, однако, нельзя считать совершенно замкнутыми. Как указано, боярство занимало высшие дворцовые должности, равно как и выслужившиеся дворяне могли войти в ряды боярства — вассалитета.

Разумеется, основная и тем более низшая масса дворянства, смыкавшаяся с холопством, едва ли была связана с землевладением. Поэтому основным содержанием дворян были или различного рода доходы с управляемых ими княжеских сел, или пошлины, например, с различного рода судебных дел, а также княжеское жалование деньгами и натурой.

Процесс образования особой служилой группы наблюдался и у бояр. Ввиду превращения части боярских дружинников в арь- ер-вассалы—в «боярских бояр» — боярский двор стал пополняться, так же как это мы наблюдаем у князей, главным образом холопами. Боярский двор был своего рода «микрокосмосом» княжеского, и Русская Правда начинает отмечать наряду с княжескими тиунами боярских; появляются и боярские дворовые чины. Русская Правда упоминает об одном таком чине — боярском двор- ском тиуне, на которого можно «по нужи сложите послушество».

<< | >>
Источник: С.В.ЮШКОВ. КУРС ИСТОРИИ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА СССР / Общественно политический строй и право Киевского государства. 1949

Еще по теме § 4. Возникновение министериалитета:

  1. § 1. Землевладельческая знать
  2. § 4. Возникновение министериалитета
  3. § 2. Возникновение дворцово-вотчинной системы управления
  4. Г Л А В А I ПРЕДВАРИТЕЛЬНЫЕ ЗАМЕЧАНИЯ
  5. ОСОБЕННОСТИ ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКОГО СТРОЯ РОСТОВО-СУЗДАЛЬСКОЙ ЗЕМЛИ