<<
>>

ГЛАВА 7. Изучение и использование зарубежного правового опыта как условие дальнейшего развития и совершенствования российской юридической системы

Исследование современного правового опыта Российской Федерации показывает, что российская правовая система в настоящее время находится в кризисном состоянии. Ее проблемы не находят своего решения уже ни одно десятилетие.
«Нет пока единого правового поля страны; законотворческий процесс отстает от быстрого течения жизни; многие важные сферы общественных отношений находятся вне правовой регламентации, хотя нуждаются в этом; судебно-правовая реформа не завершена; не устранены до конца многочисленные противоречия между федеральными и региональными нормативными актам; на всех уровнях процветает тотальный правовой нигилизм; продолжаются нарушения законности и правопорядка; дают о себе знать низкая юридическая культура большинства граждан и должностных лиц, элементы вседозволенности»1. Следовательно, очевидным представляется тот факт, что правовая система Российской Федерации требует своего совершенствования. В решении правовых проблем большая роль отводится юридической науке. «Активизация роли науки в законотворчестве – необходимое условие повышения качества принимаемых законов и предпосылка эффективности содержащихся в них норм»2. В частности, сравнительное правоведение, которое опирается на опыт (исторический, зарубежный, международный), как категорию, обладающую познавательной, прогностической функциями, изучает правовые явления, анализирует проблемы, ориентируясь на развитие своей системы3. Изучение юридического опыта собственной правовой 1 Матузов Н.И. Российская правовая политика: вызовы и угрозы в XXI веке. // Правовая политика России: теория и практика. М. 2006. С. 46. 2 Поленина С.В. Законотворчество в Российской Федерации. М. 1996. С. 134. 3 См.: Саидов А.Х. Сравнительное правоведение. М. 2003. С. 67. системы, зарубежной, а также международной – это инструмент для совершенствования национального права, независимо от отрасли. «Каждая правокультурная эпоха … в значительной степени обусловлена элементами рецепции правового смысла – собственного или иностранного»1.
Начнем с того, что в целях совершенствования права необходимо в первую очередь обладать знаниями о своем правовом опыте в той или иной сфере, ибо как отметил русский историк В.О. Ключевский «история жестоко наказывает за ее незнание»2. «Нынешняя актуальность решения задачи совершенствования практики российского правотворчества в целом и технологии ее оптимизации в частности диктует необходимость осуществлять исследование исторического опыта с проекцией на решение современных вопросов»3. Каждое правовое явление имеет опыт своего развития, традиции в конкретной правовой системе. Этот исторический опыт необходимо изучать как с целью глубокого понимания и осмысления его проблем, прогнозирования дальнейшего развития этого явления, так и с целью уяснения его ценностей, важных для общества. Кроме того, на знании исторической, культурной, идеологической и иной специфики национальной правовой системы должно основываться любое правовое нововведение. Иначе трудно увидеть не только перспективы преобразований, но и воспользоваться как собственным, так и иностранным опытом. Само по себе внедрение иностранного правового опыта проблем правовой культуры не решает4. 1 Синюков В.Н. Российская правовая система. М. 2010. С. 554. 2 Цит. по: Кабышев С.В. Конституционная ценность преемственности национальной правовой системы в условиях глобализации // Правотворчество и технико- юридические проблемы формирования системы российского законодательства в условиях глобализации: Сборник статей. Н. Новгород. 2007. С. 72. 3 Доктринальные основы юридической техники / Отв. Ред. Н.А. Власенко. М. 2010. С. 11. 4 Синюков В.Н., Синюкова Т.В. Российская правовая система в мировой типологии права // Правовая политика. Право. Правовая система / Под ред. А.В. Малько. Таким образом, вопрос положительного влияния исторических исследований собственного юридического опыта очевиден. В рамках настоящего диссертационного исследования вызывает интерес проблема изучения и использования международного и зарубежного правового опыта.
Интерес России к иностранному правовому опыту, в частности, европейскому, восходит ко времени правления Петра I, которому дипломаты периодически представляли информацию о государственном устройстве европейских стран. Его прежде всего интересовали форма правления этих государств, порядок организации их органов власти и управления, политические режимы, способы ограничения государственной власти1. Законотворческая работа Российской империи во второй половине XIX – начале XX в. Свидетельствует об активном заимствовании европейского и американского законодательного опыта, его изучении2. Например, при подготовке в начале XX в. законодательства об общественных организациях, о собраниях и о печати, чиновники министерств внутренних дел и юстиции, члены Совета министров использовали в качестве подготовительного справочного материала выдержки из законов о союзах, собраниях и печати Германии, Австро-Венгрии, Франции, Англии, США. К проблеме применения иностранного правового опыта в развитии отечественной правовой системы исторически существовало неоднозначное отношение. В российской юридической науке выделяют четыре этапа восприятия иностранного опыта. До 1917 года зарубежный юридический опыт подлежал объективистскому описанию, после 1917 года он подвергался критике и негативной оценке. 60-70 гг. XX-го века характеризуются проявлением М. 2013. С. 230. 1 См.: Туманова А.С. Компаративный подход в историко-правовых исследованиях: возможности и пределы использования // Методология сравнительно- правовых исследований. Жидковские чтения: материалы Всероссийской научной конференции. М. 2013. С. 175. 2 См.: там же. С. 174. интереса к иностранному правовому опыту, к его изучению со стороны отечественных правоведов, создаются первые труды по сравнительному правоведению. Четвертый этап — современный период серьезного изучения зарубежного правового опыта и активного поиска крупных правовых решений1. Обращаясь к проблеме использования зарубежного правового опыта нельзя не обратиться к историческому противостоянию «славянофилов» и «западников».
Западничество, основателями которого считаются П. Чаадаев, М. Сперанский, связано со стремлением развивать в России теории, укрепившиеся в странах Запада. Представители этого течения руководствовались такими принципами как: превосходство заподноевропейской цивилизации как модели развития, вторичность и несамостоятельность российского пути развития, необходимость поддержания системы западных международных союзов, без вступления в противоречие с внешней политикой западных стран. Будущее России, согласно учениям западников, зависит от умения воспринимать все лучшее на Западе, а прозападная политика наибольшим образом отвечает российским национальным интересам2. Самобытность для западников – это отсталость. По их мнению, Россия долгое время была вне истории. Лишь Петр I осуществил процесс перехода к цивилизации, положив начало движению России во всемирную историю3. Противоположную концепцию представляли славянофилы. К представителям этого течения относятся И. Киреевский, К. Аксаков, В. Соловьев. Учения всех славянофилов сводились к тому, что национальный характер связан с христианством и особенностями славянского этноса. 1 См.: Тихомиров Ю.А. Сравнительное правоведение: развитие концепций и общественной практики // Журнал российского права. 2006. № 6. С. 4. 2 Цыганков А.П. Международные отношения: традиции русской политической мысли. М. 2013. С. 38 – 39. 3 См.: Алексеев Н. Русский народ и государство. М. 1998. С. 68 — 141, 372 — 385. Славянофилы критически относились к зарубежному опыту, осуждали развитие российского государства в «петровские» времена. Представители этого течения отстаивали историческую самобытность России, противопоставляли Россию западным образцам в государственной и правовой сфере. По их мнению, отечественное право должно основываться не на заимствовании иностранных правовых теорий, а на собственных традициях1. Некоторые из важнейших принципов славянофильства были сформулированы А. Хомяковым. Во-первых, русский народ сыграл ключевую роль в европейской истории, поэтому вправе требовать равноправного отношения к себе.
Во-вторых, самобытность русского характера подразумевает свой, не западный, путь развития. В-третьих, русский народ оказался единственным хранителем подлинной христианской веры2. По мнению И. Киреевского любой отход России от своей самобытности грозит ее распадом3. В настоящее время, когда Российская Федерация становится активным участником интеграционных процессов, проблема заимствования зарубежного и международного правового опыта вновь остро поднимается. На сегодняшний день сохранилось амбивалентное отношение к проблеме использования иностранного правового опыта в развитии правовой системы РФ. Современные западники выражают готовность отказаться от национальных интересов, а также от значительной части суверенитета. Внешнюю политику они видят прозападной4. 1 См.: Цыганков А.П. Международные отношения: традиции русской политической мысли. М. 2013. С. 223 – 256. 2 См.: История политических и правовых учений / Под ред. М.Н. Марченко. М. 2012. С. 416. 3 См.: там же. С. 419. 4 См.: Пастухов В.Б. Национальный и государственный интересы России: игра слов или игра в слова? // Полис. 2000. № 1. См. также: Барабанов О. Глобальное управление и глобальное сотрудничество // Глобализация: человеческое измерение. М. 2002; «Приватизация» мировой политики: локальные действия – глобальные результаты; Сторонники противоположной теории полагают, что западные правовые системы далеко не всегда являются воплощением юридических идеалов. «И говорить о том, что Запад в этом смысле представляет пример, к которому следует стремиться, не стоит; достаточно ознакомиться с работами некоторых западных ученых-юристов, которые пишут о многочисленных проблемах «сверхпроцессуализированного» западного общества. Российскую правовую культуру нет оснований считать культурой «неполноценной»1. Несмотря на наличие в современной науке разногласий, большинство ученых сходятся во взглядах на то, что российское государство не может развиваться изолированно от международного и зарубежного правового опыта.
Зарубежные, международные и российская правовые системы, по их мнению, могут содержать в себе элементы, способные в случае их позитивного взаимного влияния справиться со своими проблемами культурно-правового и юридического плана, как России, так и Западу2. А.В. Чолахян к решению вопроса о заимствовании иностранного правового опыта предлагает подходить «с одной стороны, на основе целесообразности учета объективно развивающихся процессов глобализации и международной интеграции, а с другой — на основе необходимости учета собственного правового опыта и реализации национальных интересов Российской Федерации»3. Указанная точка зрения представляется вполне справедливой. Отказываться от пути восприятия правового опыта других стран, стоящих на более высокой ступени развития – неправильно. Кроме того, как уже под ред. М.М. Лебедевой. М. 2008. 1 Бондаренко М.В. К вопросу о заимствовании российским правом положений иных правовых систем // Юридическая техника: ежегодник. Вторые бабаевские чтения «Преемственность в праве: доктрина, российская и зарубежная практика, техника». Н.Новгород. 2001. № 5. С. 101. См. также: Козин Н.Г. Россия. Что это? В поисках идентификационных сущностей. М. 2012. С. 86 – 137. 2 См.: там же. С. 103. 3 Чолахян А.В. Соотношение российской и мировых правовых систем. Автореф. дис. … канд. юр. наук. Саратов. 2008. отмечалось в первой главе настоящей работы, в процессе межгосударственного сотрудничества, мировой интеграции создаются нормы международного права, которые естественным образом проникают в правовые системы государств-участниц международных отношений. Однако, на наш взгляд, не следует рассматривать приведение национальной правовой системы в соответствие с зарубежными правовыми стандартами задачей реформирования российской правовой системы. Задача поступательного развития, совершенствования правовой системы — это изучение, всестороннее исследование международного и зарубежного правового опыта. Использование данных, полученных при изучении иностранного юридического опыта позволяет не только принять все полезное, оправдавшее себя за рубежом при решении сходных проблем, но также дает возможность учесть негативные стороны зарубежного опыта1. М.В. Немытина называет исследование зарубежного правового опыта одним из мощных средств осуществления современных интеграционных процессов, когда государства могут быть избавлены от необходимости проходить собственный сложный и длительный путь правового развития2. Выводы о состоянии правовых конструкций в международной или зарубежной правовых системах, сделанные на основе их всестороннего изучения, понимания исторических условий их формирования, социокультурной оценке, могут стать основанием к рассмотрению этих правовых явления на предмет адаптации. Таким образом, процесс заимствования не должен проходить спонтанно, без предварительного изучения и анализа. В этом контексте приведем цитату М.В. Бондаренко: «Правовое заимствование внешне сходно 1 См.: Саидов А.Х. Сравнительное правоведение. М. 2003. С. 68. 2 Немытина М.В. Пространство сравнительно-правовых исследований // Методология сравнительно-правовых исследований. Жидковские чтения: материалы Всесторонней научной конференции. М. 2012. С. 22. с хирургической операцией по трансплантации, поскольку требуется тщательный анализ на совместимость»1. С.В. Кабышев отметил в праве основное противоречие – одновременную необходимость в динамизме и стабильности2. Несомненно, законодательство должно совершенствоваться, особенно в период глубоких социально-экономических преобразований, однако для любой системы стабильность – важнейшее условие ее эффективности. Слишком частые и не всегда оправданные «нововведения» дезориентируют правоприменителей и граждан, создают благоприятную почву для распространения в общественном сознании правового нигилизма3. Принимая решение об использовании зарубежного правового опыта, необходимо руководствоваться собственными национальными интересами. Обращаясь к сфере прав человека, М.В. Шугуров отмечает, что принятие во внимание зарубежного опыта позволяет пользоваться большим количеством различных решений. Национальные правовые системы при этом в условиях глобализации никуда не исчезают. «Пытаются усилить свои позиции отдельные доктринальные модели, в частности, модель правовой политики США, претендующая на универсальность вплоть до предложения миру гомогенной политики и практики в области прав человека. Несмотря на все дискуссии относительно уступки государством части своего суверенитета, суверенные государства продолжают существовать, что обеспечивает самобытность правовых культур даже в рамках одной и той же правовой семьи, а, следовательно, оставляет поле для особых политико-правовых 1 Бондаренко М.В. К вопросу о заимствовании российским правом положений иных правовых систем // Юридическая техника: ежегодник. Вторые бабаевские чтения «Преемственность в праве: доктрина, российская и зарубежная практика, техника». Н. Новгород. 2001. № 5. С. 101. 2 См.: Кабышев С.В. Конституционная ценность преемственности национальной правовой системы в условиях глобализации // Правотворчество и технико- юридические проблемы формирования системы российского законодательства в условиях глобализации: Сборник статей / Под общ. ред. С.В. Полениной. Н. Новгород. 2007. С. 73. 3 См.: Зелепукин А.А. Российское законодательство: состояние и проблемы оптимизации / Под ред. Н.И. Матузова. Саратов. 2007. С. 13. решений. Открытость правовых систем друг другу позволяет проводить аналогии и сравнения правовой политики и доктринальных оснований»1. Развитие современного российского законодательства под влиянием процессов интеграции и глобализации с сохранением исторических, национальных и культурных особенностей – одна из тенденций развития современного законодательства России2. Считаем целесообразным рассмотреть более детально значимость использования международно-правового опыта во внутригосударственном. 1) Международно-правовая система в целом отличается от национальной более совершенным уровнем развития, так как в ней сосредоточены наиболее удачные правовые конструкции, выработанные мировым сообществом. 2) Многие международные организации имеют органы, которые дают рекомендации государствам-участникам по совершенствованию внутреннего законодательства и практики. Например, в рамках Совета Европы это Венецианская комиссия3, Правозащитные комитеты ООН по результатам рассмотрения периодических докладов государств дают соответствующие рекомендации в пределах своей компетенции. Это позволяет оградить граждан государств-участниц таких организаций от произвола государственных структур и чиновников, сдерживает авторитарные тенденции, присущие любой власти, в том числе демократически сформированной. 3) Использование международного правового опыта во внутригосударственном способствует наиболее эффективной защите прав человека. 1 Шугуров М.В. Российская правовая политика в области прав человека: доктринальтная модель в контексте зарубежного опыта // Возможности адаптации зарубежного опыта: Сборник научных статей. Серия: Право России: новые подходы. Выпуск 1. Саратов. 2005. С. 72 2 См. там же. С. 18. 3 Официальный веб-сайт Венецианской комиссии / www.venice.coe.in – 12.02.2014. 4) Международное право создает условия для коммуникаций, вырабатывает общие правила поведения для государств на международной арене. Межгосударственное сотрудничество наиболее эффективно, когда субъекты «разговаривают на одном языке». Это в свою очередь оказывает влияние на успех в реализации национальных интересов в международных отношениях. Изучение и применение иностранного правового опыта возможно не только с целью развития национальной правовой системы. Зачастую с изучением зарубежного правого опыта сталкиваются правоприменительные органы. Такая необходимость возникает, например, когда особенности правовой культуры виновного в уголовном процессе лица имеют существенное значение при решении вопроса о его привлечении к уголовной ответственности. Уголовно наказуемое деяние, обусловленное особенностями культуры, называют культурно мотивированными. В этом случае мотивированность понимается как обоснование поступка человека с точки зрения моральных норм и ценностей виновного1. В зарубежном уголовном праве выработаны даже правила учета особенностей культуры в качестве обстоятельства, исключающего или смягчающего уголовную ответственность. Например, выработано культурное основание защиты от уголовного преследования, позволяющее смягчить или исключить уголовную ответственность за деяние, если обвиняемое лицо относится к обществу, в котором подобное деяние признается допустимым или достойным поощрения2. В настоящее время в Российской Федерации международный и зарубежный правовой опыт являются основой реформ практически в любой сфере общественной жизни. Во многих случаях практика показывает, что нововведенный опыт был недостаточно изучен на предмет его адаптации в российской правовой системе. 1 Бибик О.Н. Особенности культуры как обстоятельство, исключающее уголовную ответственность // Журнал российского права. 2013. № 3. С. 73. 2 См. там же. С. 73. В качестве одного из примеров представляется важным рассмотреть реформу российского образования, в частности, юридического образования. Как известно, наука и образование являются одними из наиболее консервативных сфер жизни общества. Н.С. Бондарь назвал юридическое образование конституционной ценностью, основой конституционного строя, так как оно представляет собой средство кадрового обеспечения законности и правопорядка, защиты суверенитета Российской Федерации1. Сфера юридического образования на сегодняшний день находится на стадии своего реформирования, что обусловлено такими тенденциями как: становление правового демократического государства; формирование новых государственных и муниципальных структур; изменение потоков финансирования высшего образования; новые требования к юридическим кадрам; внедрение инноваций в учебный процесс; заимствование зарубежного опыта и негативное отношение к собственному опыту прошлых лет; широкое поле законотворческой деятельности»2. Реформа юридического образования берет свое начало с 2003 года, когда Российской Федерацией были подписаны документы о присоединении к Болонскому процессу. С этого момента начинается активная деятельность по заимствованию зарубежного опыта в сфере образования, унификация российского законодательства в этой области. Целью восприятия такого юридического опыта является выход Российской Федерации в европейское образовательное пространство. Результатом образовательной интеграции стал переход российского, в частности, юридического образования, на двухуровневую систему «бакалвр- магистр». Известно, что интеграционные процессы совершенно по-разному оказывают влияние на сферу образования. В отношении юридического 1 Бондарь Н.С. Российское юридическое образование как конституционная ценность: национальные традиции и космополитические иллюзии. В. 3. М. 2013. С. 16. 2 Кириченко Н.Б. Проблемы реформирования юридического образования в Российской Федерации: вопросы общей теории и методологии // Автореф. дис. … кан. юр. наук. Саратов. 2004. образования следует уделять особое внимание соотношению российского правового опыта в сфере юридического образования и международных правовых стандартов. Традиционно в Российской Федерации юридическое образование было научно-образовательным, оно заключало в себе мировоззренческое отражение правовой культуры общества, являлось показателем господствующих в обществе и признаваемых на уровне государственно- правовой политики нравственно-этических стандартов, моральных ценностей, без учета которых подготовка профессиональных юристов демократического правового государства была бы невозможна1. В России, согласно национальной образовательной системе, всегда велась фундаментальная подготовка юристов широкого профиля. Значительная роль отводилась гуманитарной, теоретической составляющей такого образования. Западная модель в этой сфере идет по другому пути. Основной упор здесь делается на практическую подготовку будущих юристов узкого профиля в конкретной сфере правоприменения. Преимущество при таком подходе отдается изучению действующих нормативно-правовых документов. В Соединенных Штатах школы права - это предприятия по выпуску «юристов-технологов». В стандартах аккредитации американских вузов указывается, что юридический факультет должен предоставить студентам возможность приобрести «опыт составления юридических документов», «профессиональные способности квалификации дела»2. При таком подходе к образованию тестирование, на котором основана болонская система, представляет собой процесс по объективной оценке знаний. В Российской Федерации оно поставленных целей не достигнет ввиду теоретического и гуманитарного наполнения юридического обучения. 1 Бондарь Н.С. Российское юридическое образование как конституционная ценность: национальные традиции и космополитические иллюзии. В. 3. М. 2013. С. 21. 2 Сорокин В.В. Юридическая глобалистика. Баранул. 2010. С. 328. Таким образом, переходя на болонскую систему, российское правовое образование перестанет выполнять свою традиционную роль. Представленный анализ ярко демонстрирует, что любое реформирование российского юридического образования так же как и других сфер жизни общества должно быть обоснованным, последовательным, отвечать национальным интересам государства и потребностям общества. Положительным примером, изучения и использования зарубежного правового опыта, на наш взгляд, является реформа российской судебной системы, в частности, введение суда присяжных. Данный институт существовал в России до 1917 года. В 1993 году он был учрежден вновь. На протяжении всего его развития Российская Федерация активно использовала мировой правовой опыт. Особый интерес в этой области вызывала английская правовая система. Английский суд присяжных послужил примером для многих государств. Россия не стала исключением. Когда разрабатывался соответствующий законопроект, российским законодателем были привлечены зарубежные ученые и организации из Австрии, США и Великобритании. Однако, следует отметить, что они участвовали только в его обсуждении. Таким образом, при принятии закона был тщательно изучен правовой опыт указанных государств в этой сфере, но правовой акт основывался в основном на Уставах уголовного судопроизводства, на собственном российском юридическом опыте и традициях вплоть до копирования1. Суд присяжных в России имеет специфические свойства и его нельзя назвать точной копией западного образца. В нем сохраняется «смешанная форма процесса, при которой обвиняемый знакомится со всеми материалами дела лишь по окончании предварительного расследования, свидетели и эксперты выступают как объективные источники доказательств, не будучи на стороне обвинения или защиты. Кроме того, отечественное судебное разбирательство, в отличие от англосаксонского, не распадается на два 1 Пашин С. История суда присяжных в постсоветской России // Журнал «Индекс/Досье на цензуру». 2009. № 30. отделенных друг от друга несколькими месяцами этапа: постановление вердикта и вынесение приговора. Наказание определяется судьей в том же процессе, хотя и без участия присяжных заседателей. И, обвиняемый может выбирать между традиционным производством с участием народных заседателей и судом присяжных. Право выбора есть и у подсудимых в англосаксонских странах, но, как правило, оно связывается с признанием вины»1. В процессе глобализации можно заимствовать различного рода технологии, хорошо работающие юридические конструкции, методы и средства управленческого воздействия, но цивилизованные особенности этноса, веками проживающего в определенной природной и этносоциальной среде, имеющие порой решающее значение для организации определенных отношений, передать невозможно. В этой связи особое значение приобретает исследование как внутригосударственного, так и международного правового опыта, отражающего и национальную специфику отдельных правовых систем, и тенденции их общемирового согласованного развития. Изучение зарубежного юридического опыта в той или иной сфере права позволяет лучше уяснить содержание этой отрасли как в собственной правовой системе, так и в зарубежной, критически пересмотреть положения национального законодательства, определить проблемы, а также наиболее эффективные способы их решения, в том числе основанные на зарубежной доктрине. Положительный эффект исследования правового опыта международного, а также других государств очевиден, он ведет к совершенствованию национального права. Игнорирование тщательного изучения иностранного правового опыта на предмет его адаптации в воспринимающей стране может привести к заимствованию совершенно непереводимого в эту правовую систему опыта. В современных условиях, когда Российская Федерация является активным участником глобализационных и интеграционных процессов, 1 См.: Пашин С. А. Судебная реформа и суд присяжных. М. 1995. С. 47. восприятие международного правового опыта, а зачастую и зарубежного, становится объективной необходимостью.
<< | >>
Источник: Кулапова Татьяна Юрьевна. ВНУТРИГОСУДАРСТВЕННЫЙ И МЕЖДУНАРОДНЫЙ ПРАВОВОЙ ОПЫТ: ПРОБЛЕМЫ ИНТЕГРАЦИИ И АДАПТАЦИИ. 2014

Еще по теме ГЛАВА 7. Изучение и использование зарубежного правового опыта как условие дальнейшего развития и совершенствования российской юридической системы:

  1. Органы координационного управления
  2. § 1. Пограничная безопасность: проблема формирования концептуальных основ
  3. 1.1. Историография
  4. ПРИМЕЧАНИЯ
  5. 4. РОССИЯ В КОНЦЕ XIX – НАЧАЛЕ XX в.
  6. 2.2. Разработка концепции развития этнокультурной системы образования на примере Калмыкии
  7. ВВЕДЕНИЕ
  8. ГЛАВА 1. Объективная необходимость правового сотрудничества государств в условиях глобализации
  9. ГЛАВА 2. Правовой (юридический) опыт: понятие и виды
  10. ГЛАВА 3. Понятие, цели и формы правовой интеграции
  11. ГЛАВА 7. Изучение и использование зарубежного правового опыта как условие дальнейшего развития и совершенствования российской юридической системы