<<
>>

§ 1. Метафоры и метонимии

Рассмотрим роль в юриспруденции таких прагматических феноменов, как метафоры и афоризмы.

Метафора — это слово или выражение, которое употребляется в переносном значении на основе сходства в каком- либо отношении двух явлений, предметов.

Метонимия — это употребление слова или выражения в переносном значении на основе внешней либо внутренней связи между двумя предметами или явлениями1. Метафоры и метонимии используются в юридической науке и практике, правовых текстах. С помощью метафор можно неизвестное выразить через известное, абстрактное свести к наглядному. Метафоры служат своего рода мостиком, соединяющим старые и новые теории; с их помощью ненаблюдаемые теоретические объекты переводятся с абстрактного языка формул на естественный язык, создаются научные термины. Метафоры опираются на аналогию, связанную с чувственным опытом. Создавая наглядную картину, метафоры порождают ассоциации, позволяющие уловить новый смысл старого, способствуют созданию и выражению новых гипотез. Метафорические и метонимические выражения в языке права выступают своеобразными средствами юридической техники, преследующими цели законодательной экономики. В языке права подобные выражения принимают характер терминов или стандартных, стереотипных выражений. В силу многократного употребления они обычно не вос- принимаются как метафоры и метонимии. Их метафоричность как бы сглаживается, исчезает в силу привычки к ним. Они воспринимаются как средства юридической техники, их переносное значение уходит на второй план, и они обретают в новом контексте новое значение.

К числу метонимических выражений можно отнести стереотипы уголовных законов типа «убийство наказывается», «кража наказывается». Очевидно, что наказывается не преступление как определенное действие, а субъект, его совершивший. Метонимичность этих выражений юристом- практиком обычно не воспринимается.

В силу профессиональных знаний и контекста указанные обороты воспринимаются не буквально, а в том смысле, который в них заложен законодателем. К числу терминов языка права, в основе образования которых лежит метафора, можно отнести такие выражения, как «колхозный двор», «юридическое лицо», «завещательный отказ», «источник повышенной опасности», «наследник» и др. Эти термины образовались в результате переноса признаков одних предметов и явлений на другие, и они воспринимаются не в буквальном, а в специальном смысле.

В юридической науке и практике существуют метафоры, и содержащиеся в языке закона, и собственные. С помощью метафор наука добивается определенной образности, наглядности, доступности научной мысли, а также краткости. Метафоры зачастую использовали классики марксизма- ленинизма для достижения указанных целей. Вспомним начало «Манифеста, коммунистической партии»: «Призрак бродит по Европе — призрак коммунизма» или известное выражение: «Государство — машина, чтобы угнетать одних другими». «Этой машиной или дубиной мы разгромим всякую эксплуатацию», — говорил В. И. Ленин в лекции «О государстве» и заканчивал: «Мы эту машину отдадим на слом»1. Есть и другое образное выражение В. И. Ленина о том, что рабочему и крестьянину никогда не прорваться через проволочные заграждения буржуазных законов2.

Метафорические слова и выражения «машина», «дубина», «проволочные заграждения законов» образно характеризуют классовую сущность государств и права. С их помощью авторы стремились прежде всего оказать воздействие на чувства, эмоции читателей, привлечь их на свою сторону, сделать своими единомышленниками. Очевидно, что придавать этим словам значение научных терминов необоснованно. Между тем такое случилось, например, с выражением «государство — это машина...».

Метафоричными являются такие выражения, получившие в последние годы распространение в юридической науке, как «правовая материя», «правовая ткань» (автор их — С. С. Алексеев) «пласты правовой материи» и проч.

У других авторов встречаем такие выражения, как «правовое поле», «правовой вакуум», «правовой модус» и т.

п. Подобные выражения присущи публицистике. Для науки они не очень желательны. С помощью этих выражений достигаются не только и не столько определенность, сколько образность, наглядность, краткость выражения мысли. Но бесспорно, что с помощью метафор не достигаются точность и адекватность научной мысли. Метафора в науке должна иметь место исключительно при наличии точных и корректных выражений мысли. Она может их лишь дополнять, создавая образность и наглядность. Принятие метафоры за истину ведет к научному заблуждению. Применение фикций и метафор, отмечает Г. Клаус, «имеет как положительную, так и отрицательную стороны. Эта отрицательная сторона состоит не только во временном характере этих вспомогательных средств. Метафоры, которые лишь в начале носят характер таких вспомогательных средств, при длительном употреблении обретают свою собственную жизнь. Существует опасность, что они могут толкать людей на путь ложных аналогий, когда переносный смысл их употребления вводится в ранг буквального смысла»352. На это обстоятельство указывает также С. С. Гусев. По его мнению, гибель героя «Песни о вещем Олеге» вызвана именно непониманием метафоричности языка волхвов1.

Такая ситуация иногда возникает и в юридической науке, когда, например, буквально истолковываются афоризмы, основанные на метафоре. Аналогичная ситуация сложилась в науках уголовного и административного права. Так, в ряде случаев выражение «состав правонарушения (или состав преступления) — основание административной (уголовной) ответственности» воспроизводится и понимается в буквальном смысле и в этом своей качестве является обыкновенной научной фикцией, которая зачастую не воспринимается авторами в качестве таковой. Указанное выражение, получившее распространение в юридической науке, бесспорно, имеет праксеологическое значение. Оно допустимо в употреблении, но лишь при одном условии: следует помнить, что оно является метафорическим и в научном отношении недостаточно точным и корректным.

<< | >>
Источник: Черданцев А. Ф.. Логико-языковые феномены в юриспруденции : монография. — М. : Норма : ИНФРА-М. - 320 с.. 2012

Еще по теме § 1. Метафоры и метонимии:

  1. § 1. Метафоры и метонимии
  2. § 2. Символизм: от Канта кЛакану
  3. § 3. Путь мэтра...
  4. Понятие образности речи
  5. Вопрос 3. Жаргон девиантов   Жаргон наркоманов
  6. ВЫРАЗИТЕЛЬНОСТЬ РЕЧИ
  7. Научное и нарративное знание с позиции языка и языковых игр
  8. Выводы
  9. § 1. Что делает речь яркой и выразительной
  10. Транслатологическая характеристика отдельных типов текста
  11. § 116. 
  12. Вербальная ирония и другие тропы и фигуры: дальнейшие проблемы классификации
  13. Список использованной литературы
  14. 5.3. Фразеологические средства выражения категории «языковой субъект»: человек и его симулякры
  15. ВООБРАЖАЕМОЕ И СИМВОЛИЧЕСКОЕ УЛАКАНА
  16. ВВЕДЕНИЕ
  17. §2.3. Концептуальная интеграция как ключевой механизм инкорпорирования