<<
>>

§ 1. Основные этапы становления и развития англосаксонского права и формирования в нем судейского права

1. Несмотря на то что судейское право как "право, созданное судами" (прецедентное право), имеет глубокие и весьма древние корни в системе англосаксонского, или общего, права, включающего в себя в качестве важнейших составных частей наряду с судейским статутное право, в научной литературе до сих пор не прекращаются споры как относительно его прошлого вместе с системой общего права, так и его будущего.

На вопрос, есть ли вообще будущее у общего права, а вместе с ним и у судейского права, имея в виду фактор усиленного влияния на него в настоящее время Европейского Союза - преимущественно статутного права, одни авторы дают положительный ответ, в то время как другие утверждают, что "по своей природе общее право, конечно, является превосходным правом, но сейчас оно находится на уровне маргинальной значимости"*(832).

В отношении же прошлого общего права, а в его рамках и судейского права, спор идет по самому широкому кругу вопросов, в том числе по вопросам, касающимся периодизации процесса развития права, характера связей истории развития права с историей судов; вокруг вопросов о том, с чего начинается история общего права и, соответственно, с чего следует начинать ее исследование - "задолго до того, как суды создали огромную систему правовых норм" или после этого*(833), имея в виду, что "история общего, в частности английского, права более тесно, чем история любой другой правовой системы, связана с историей судов"*(834).

Существует ряд и других, не менее важных для понимания места и роли судейского права в системе общего права, вопросов.

Не затрагивая их, поскольку они требуют особого, специального рассмотрения, обратим внимание лишь на этапы становления и развития общего права, а в его рамках, соответственно, - судейского права.

Естественно, что при этом наряду с логическим методом весьма важно и должно использовать исторический подход к общему праву, который позволяет глубже понять основные причины и условия его возникновения и тенденции развития, характер и особенности его применения. Рассмотрение общего права сквозь призму истории дает возможность исследования его самого и его источников, в том числе прецедента не только в статике, но и в динамике, проследить эволюционные изменения общего права, глубже понять, каким это право было раньше и каким стало сейчас.

Разумеется, исторический подход важен в процессе исследования любой национальной правовой системы и правовой семьи, но особенно он необходим при изучении такой богатейшей своими историческими, национальными, правовыми и иными традициями и обычаями правовой семьи, какой является общее право. При изучении английского права - своеобразной модели общего права, писал в связи с этим Р. Давид, "знание истории еще более необходимо", чем при изучении, скажем, французского права*(835).

Именно исторический подход к общему праву позволяет мысленно охватить его единым взглядом и исследовать весь процесс его возникновения и развития как естественный и целостный*(836); помогает определить движущие силы, объективные и субъективные факторы, которые лежали в основе общего права и которые оказывали на него, а вместе с ним на судейское право решающее влияние на всем пути его становления и развития.

Наконец, исторический подход дает возможность установить те наиболее важные и характерные для всего общего права особенности и черты, которые способствовали его многовековому развитию и совершенствованию.

В научной литературе указывается, в частности, на такие три его характеристики, обеспечившие многовековую "экспансию и развитие системы общего права": а) "его жизнестойкость и способность к существенным изменениям" и приспособлению к изменяющейся среде; б) "прагматичность и качественность" системы общего права, обеспечиваемые повседневной правотворческой и правоприменительной деятельностью судов; в) неразрывная связь норм общего права с нормами морали, широкая опора в процессе его развития и применения на моральные императивы*(837).

Наряду с данными, безусловно, имеется ряд других особенностей и черт общего права, обеспечивающих на протяжении многих веков его непрерывное развитие и совершенствование.

Наиболее глубоко и разносторонне они познаются в историческом аспекте.

Как известно, история общего права - история его возникновения и развития - в значительной мере была и остается историей английского права. И дело не только в том, что вплоть до XVIII в. общее право развивалось в пределах территории Великобритании, а затем было "перенесено" в США, Канаду, Австралию и другие страны. Суть вопроса еще и в том, что даже после подобной экспансии общего права английское право в качестве исторической модели, "образца" продолжало и продолжает доминировать в системе общего права.

2. Исходя из этого всю историю общего права в значительной ее части следует рассматривать исключительно как историю английского права, а затем, со времени распространения общего права на другие страны, и как историю общего права других стран.

В научной литературе всю историю развития общего права условно подразделяют на четыре основных периода*(838). Первый - период формирования предпосылок возникновения общего права - хронологически исчисляется вплоть до 1066 г. Второй - период становления и утверждения общего права - с 1066 г., когда Англия была завоевана нормандцами, до 1485 г., когда в стране была установлена династия Тюдоров. Третий период - период расцвета общего права в Англии - охватывает исторический отрезок времени с 1485 по 1832 г. Наконец, четвертый период развития общего права - период его сосуществования с быстро развивающимся статутным правом и приспособления его к радикально меняющейся официальной (государственной) среде (повышение роли парламента, усиление государственной администрации и т.п.) - хронологически определяется с 1832 г. и до настоящего времени. Рассмотрим каждый из этих периодов в отдельности.

Первый период - период возникновения общего права и его развития, предшествовавший нормандскому завоеванию Англии в 1066 г. Его собственно и называют англосаксонским периодом. Характерным для него является наличие многочисленных законов и обычаев варварских племен германского происхождения (саксов, англов, ют, датчан), населявших в этот период территорию Англии. В стране не было общего для всех права. Действовали не связанные между собой в единую систему сугубо местные, локальные акты (обычаи).

Римское господство, хотя и длилось в этой стране около четырех веков, тем не менее оставило в Англии "не больше следов, чем кельтский период во Франции или иберийский период в Испании"*(839).

Бесспорно, что римская культура оказала определенное влияние на развитие английской культуры рассматриваемого периода*(840). В наследство от римлян Англия получила "розу (как символ государства), развитую дорожную систему, латинский язык и систему центрального отопления". Однако римляне "не наградили", да и не могли "наградить" население этой страны своей правовой системой*(841).

Основная причина такого расхождения между общим культурным наследием римлян, с одной стороны, и их правовым наследием - с другой, заключается в том, что римляне в Англии на протяжении всего своего господства, будучи более развитым и более цивилизованным по сравнению с населявшими ее племенами народом, никогда не ассимилировались с местным населением.

Они всегда выступали по отношению к нему не иначе как в роли завоевателей. Соответственно и их право рассматривалось в основном как атрибут механизма власти завоевателей. К тому же с помощью норм римского права регулировались преимущественно отношения между самими же римлянами*(842).

Уход римских легионов в начале V в.

с территории Англии, естественно, означал одновременно и начало исхода римского права с территории этой страны. Однако как в рассматриваемый период, так и на протяжении последующих веков косвенное влияние богатейшей римской общей и правовой культуры, несомненно, сохранялось. Это сказывалось, в частности, как на различных принципах построения и развития английского права, так и на отдельных его институтах.

С уходом римлян в Англии вновь стали доминировать различные племена и зародившиеся в их среде многочисленные традиции и обычаи*(843).

Отмечая слабую исследованность и "малую известность" англосаксонского права, или "права англосаксонской эпохи", многие авторы тем не менее выделяют такие его особенности, как "преимущественно неписаный характер"; влияние на процесс его становления и развития одновременно со стороны римского права и со стороны привнесенных германскими племенами "тевтонских обычаев и традиций"; и неупорядоченный характер*(844).

С принятием в конце VI в. (696 г.) Англией христианства и постепенным превращением королевской власти в "высший источник правосудия и справедливости" все большее значение для англосаксонского права стали приобретать церковные акты, а также "судебные решения" и "законы короля".

После обращения Англии в христианство "законы составлялись так же, как и в континентальной Европе", с тем лишь различием, что писались они не на латыни, а на англосаксонском языке. Как и другие варварские законы, они регулировали лишь очень ограниченные аспекты тех общественных отношений, на которые распространяется современное право*(845).

Так, Законы короля Этельберта, составленные около 600 г., укладываются всего лишь в 90 коротких фраз. Вместе с существовавшими в тот период местными обычаями и традициями они отражают родоплеменной характер общества и особенности децентрализованного государства. Составленные в более поздний период Законы короля Кнута (1017-1035 гг.) являются гораздо более разработанными и знаменуют собой переход от родоплеменного, общинного строя к феодальному государству. С помощью законов закреплялись и развивались отношения господства и подчинения в обществе, создавались и закреплялись основы местного самоуправления, возвышалась и укреплялась в стране королевская власть*(846).

Созданное в IX в. англосаксонское государство под названием Англия объединяло в своем составе семь ранее существовавших с XII в. королевств (Кент, Сессекс, Уэссекс и др.) и, соответственно, вбирало в действовавшее на ее территории право законы, обычаи и традиции, сложившиеся ранее на территории этих государств.

Несмотря на то что со времени обращения в христианство вергельд епископа на территории Англии был выше вергельда короля, последний обладал тем не менее весьма широкими и к тому же постоянно возрастающими властными прерогативами.

Так, постепенно монарх утвердил свое право верховной собственности на землю, монопольное право на чеканку монеты, на взимание натурального налога со всего свободного населения, на призыв на военную службу, на назначение в каждом из графств, на которые в X в. была разделена вся территория Англии, своих представителей - королевских министериалов, наконец, на верховное право отправления правосудия*(847).

Королевский двор Англии в англосаксонский период постепенно превращался таким образом в центр управления всей страной, а королевские приближенные - в должностных лиц государства. Создавались объективные предпосылки для возникновения в стране единого централизованного государства, а вместе с тем - и для формирования общего для всей территории страны права, в том числе судейского.

Однако, как отмечают источники, этого не случилось вплоть до нормандского завоевания Англии в 1066 г. и до возникновения в связи с этим жизненно важной необходимости в создании системы централизованного управления всей страной и формировании общего для всей страны права*(848).

3. Второй период в истории общего права характеризуется завершением процесса формирования предпосылок, а также началом процесса становления и утверждения общего и судейского права.

Период, начинающийся с нормандского завоевания (XI в.) и заканчивающийся с приходом к власти династии Тюдоров (XV в.), некоторыми авторами и считается собственно началом "истории сугубо английского права", а то, что имело место в правовой сфере жизни общества на территории Англии раньше, в англосаксонский период - решения судов, "часть из которых существовала даже в письменной форме", наличие обычаев и традиций, - все это было лишь предтечей английского права*(849).

Однако это утверждение оспаривается другими авторами, с полным основанием полагающими, что эра "сугубо английского права" начинается задолго до нормандского завоевания Англии, в период англосаксонского права. Что же касается второго периода, то здесь имела место лишь преемственность в развитии "сугубо английского (англосаксонского) права", сочетающаяся одновременно с процессом возникновения и становления на территории всей страны общего, судейского по своей природе и характеру права*(850).

Данное положение подтверждается, во-первых, тем, что нормандский король Вильгельм Завоеватель, претендуя на господство в Англии в силу наследственного права, а не в силу права завоевателя, придавал особое значение сохранению и функционированию в стране после 1066 г. англосаксонского права. В связи с этим Р. Давид резонно замечал, что и в наши дни английские юристы и судьи в ряде случаев не только упоминают, но даже и применяют тот или иной обычай или закон англосаксонской эпохи*(851).

Во-вторых, оно подтверждается тем, что как в англосаксонский период, так и на последующих этапах развития английского общества местные суды использовали одни и те же по своему характеру обычаи и другие локальные акты. В первый период это были Суды графств (Country Courts) и Суды сотен (Hundred Courts), а позднее, после нормандского завоевания Англии, - постепенно вытеснившие их суды баронов, суды помещиков и др.

Существовавшие наряду со светскими судами церковные суды действовали исключительно на основе канонического права, которое играло в жизни общества в данный период, особенно после нормандского завоевания, весьма значительную роль.

Это даже побудило некоторых исследователей общего права утверждать, что "сама концепция общего права" как права, появившегося в Англии после нормандского завоевания, а именно - в период пребывания у власти короля Эдуарда Первого (1272-1307) или "немного позже", была взята "из канонического права Христианской церкви, выступающего в качестве общего права по отношению ко всему Христианству"*(852).

Это право если не противопоставлялось, то по крайней мере весьма значительно отличалось от действовавшего в рассматриваемый период на территории Англии канонического права*(853). Оно также отличалось по своим специфическим признакам и чертам от появившегося позднее статутного права, "права справедливости", и от "локального права", в основе которого всегда лежали местные обычаи и традиции.

Общее право потому и есть "общее", что оно в отличие от местных обычаев и всех иных актов подобного рода охватывает всю территорию Англии, а не только ее отдельные части. В этом смысле общее право противостоит местному, "специальному" праву, равно как и другим "специфическим" актам*(854).

Разумеется, такое противопоставление зачастую носит, по мнению исследователей, довольно условный характер, особенно в отношении местных обычаев и традиций, ибо эти обычаи и традиции лежали в первоначальный период в основе деятельности королевских судов, являющихся исключительными творцами общего права*(855).

Появление общего права, этого творения королевских судов, распространявшегося на территорию всей страны, именно в данный период - период нормандского завоевания и покорения Англии - не было ни случайным, ни стихийным явлением*(856). Здесь прослеживается определенная историческая логика и своеобразная закономерность.

Суть ее заключается в том, что иностранная оккупация Англии, господство "нормандских сеньоров" в этой чуждой и презираемой ими стране, где французский язык оставался несколько столетий придворным, а латинский - церковным, объективно требовали от английских подданных объединения вокруг трона и единения с троном, создания сильного централизованного государства, сосредоточения законодательной, исполнительной и судебной власти в одних королевских руках.

Нормандское завоевание явилось "серьезнейшим событием в истории английского права", поскольку оно принесло в Англию вместе с иностранной оккупацией "сильную централизованную власть, богатую опытом административного управления, испытанную в герцогстве Нормандия". С нормандским завоеванием в Англии "закончилась общинно-племенная эпоха" и в стране установился феодализм*(857).

Английский феодализм имел весьма специфические черты по сравнению с европейским "континентальным" феодализмом*(858). Благодаря проводимой Вильгельмом Завоевателем политике на создание централизованного государства и укрепление основ королевской власти, в Англии практически отсутствовала феодальная раздробленность.

После завоевания Англии большая часть конфискованной у англосаксонской знати земли вошла в состав королевского домена. Аналогично обстояли дела и с лесными массивами, объявленными в соответствии с нормандским "пресным правом" королевскими заповедниками. Между английскими и нормандскими феодалами земля и лесные угодья распределялись не сплошными массивами, а разрозненными участками. Это мешало в известной мере объединению усилий феодалов в их противостоянии королевской власти.

Владение значительной частью земли и лесных угодий позволило королю объявить себя "верховным собственником" всей земли и на этом основании потребовать от всех свободных землевладельцев принесения ему присяги верности. Такая присяга юридически и морально сделала феодалов всех рангов вассалами короля, обязанными ему прежде всего военной службой.

В отличие от континентальной Европы в Англии не утвердился средневековый принцип "вассал моего вассала - не мой вассал". Все феодалы делились на две основные группы: непосредственные вассалы короля (крупные землевладельцы - графы, бароны) и подвассалы (средние и мелкие землевладельцы)*(859). Все они обязаны были нести службу в пользу короля и беспрекословно следовать всем его повелениям.

Таким образом, в Англии по сравнению с континентом феодалы не имели ни той огромной самостоятельности, ни тех иммунитетов, которыми они пользовались во Франции, Германии и других странах. Право верховной собственности короля на землю, дававшее ему возможность перераспределять участки земли и вмешиваться в отношения землевладельцев, послужило укреплению основ королевской власти и утверждению принципа верховенства королевского правосудия по отношению к судам феодалов всех рангов*(860).

Однако данный процесс - процесс создания сильной королевской власти в Англии и утверждения верховенства королевского правосудия - проходил далеко не гладко (свидетельство этому мятеж баронов в XI-ХII вв., обвинявших корону в злоупотреблении "сеньориальными правами") и довольно медленно.

Достаточно сказать, что вплоть до середины XII в. большинство судебных дел решалось в рамках местного правосудия. Что же касается королевского правосудия, то оно имело исключительный характер и могло быть даровано лишь в случае отказа в правосудии в местных судах или же в случае особого обращения за "королевской милостью"*(861).

Кроме того, "высший" Королевский суд мог иметь место и тогда, когда рассматриваемые споры несли угрозу миру и спокойствию в стране, а также тогда, когда в силу особых обстоятельств дело не могло быть решено в обычном порядке.

Поскольку в это время в Англии еще не было профессиональных административно-судебных органов, "высший" суд осуществлялся или лично королем в отношении наиболее знатных баронов, или же через Curia regis - Совет наиболее знатных и приближенных к королю людей*(862).

Co временем, по мере развития английского общества и увеличения числа обращений к "высшему" Королевскому суду, возникла объективная необходимость в выделении из всей совокупности властных прерогатив, которыми обладал Curia regis, чисто судебных функций. Выполнением их занимались автономные по отношению к Curia regis высокие Королевские суды*(863).

Одним из первых среди них был так называемый личный Суд короля, действовавший при непосредственном его участии. С 1175 г. в его состав назначались постоянные светские и духовные судьи. Местом пребывания этого суда, так же как и других высоких ("высших") Королевских судов, был Вестминстер.

Важное место среди высоких Королевских судов занимал Суд казначейства (the Court of Exchequer). По выражению исследователей, это был суд, "отражавший юридическую сторону финансовой деятельности Curia regis". В его компетенцию входило рассмотрение финансовых споров, возникших между различными сторонами - феодалами, а также между последними и короной. Особое внимание при этом уделялось разрешению налоговых споров, которые Суд казначейства принимал к рассмотрению лишь тогда, когда они не могли быть разрешены в Суде общих тяжб*(864).

Суд общих тяжб, в отличие от других высоких Королевских судов, занимался рассмотрением тех гражданских дел, касающихся земельной собственности, недвижимости и т.п., которые не затрагивали непосредственно интересы короля. В силу своей относительно широкой доступности этот суд называли Судом общих тяжб (Common pleas). Co временем Суд общих тяжб стал основным судом общего права*(865).

Большую роль в отправлении королевского правосудия в рассматриваемый период играл Суд королевской скамьи*(866). Он являлся своеобразной трансформацией личного Суда короля. Свое название этот суд получил в силу того, что по обычаю король лично сидел на судейской скамье во время отправления правосудия. Суд королевской скамьи рассматривал как гражданские так и уголовные дела, непосредственно затрагивающие интересы короны*(867). Со временем он стал высшей апелляционной и надзорной инстанцией для всех других судов, включая Суд общих тяжб.

Наряду с названными судами, отправлявшими правосудие в Вестминстере, широкое распространение в Англии в рассматриваемый период получила система королевского разъездного судопроизводства. Со временем она, однако, в силу сложности и громоздкости процедуры, а также высоких затрат, которые требовались для регулярных судебных объездов страны, уступила место специализированным разъездным комиссиям - таким как комиссия о мятежах, по рассмотрению споров, касающихся преимущественного права владения леном, и т.п.*(868).

Вся система королевского судопроизводства, и в особенности Вестминстерские суды (Суд казначейства, Суд общих тяжб и Суд королевской скамьи), сыграли решающую роль в процессе возникновения, а затем становления и развития той правовой системы, которая получила название общего права в силу своего охвата всей территории страны. Эти судебные органы, собственно, и были теми органами, которые породили это право и которые нуждались в этом праве.

Необходимость в создании права, которое бы признавалось и действовало на любой части английского королевства, вызывалась целым рядом как чисто юридических, так и политических причин.

Среди первых следует указать прежде всего на разнородность, архаичность и раздробленность местного права, выступающего в основном в виде обычаев; неспособность его выйти за пределы своей традиционной территории, а тем более охватить территорию всей страны. В условиях становления нового централизованного государства, естественно, требовалось новое право.

Другой, не менее важной юридической причиной, вызвавшей необходимость формирования общего права в Англии, было то, что Вестминстерские суды в отличие от аналогичных судебных инстанций континентальных стран не могли также использовать и римское право. Известно, что римское право по природе своей и характеру - это преимущественно частное право, тогда как споры, рассматриваемые Вестминстерскими судами, были в основном публично-правовыми*(869).

Среди политических причин, обусловивших необходимость создания системы общего права, а в его пределах - чисто судейского права, следует обратить внимание на те, которые связаны с правовым закреплением и усилением королевской власти, с обеспечением ее доминирующей роли в государственно-правовом механизме Англии, с прямым выражением и защитой интересов английской (в начале завоевания - фактически нормандской) короны.

Если местные обычаи, на основе которых строилась, а нередко и противопоставлялась короне деятельность судов баронов, судов сотен и других местных судов, использовались для защиты интересов местной знати, то общее право с самого начала выступало как средство выражения и защиты интересов короля.

Совершенно прав был Р. Давид, когда писал, что Вестминстерские суды, "возникшие из Curia regis, по происхождению своему органы скорее политические, чем судебные, так как целью их деятельности было разрешение проблем, затрагивающих интересы короля и королевства. Для разрешения новых задач, вставших перед этими судами, потребовалось и новое право"*(870).

Вестминстерские суды, таким образом, в силу сложившихся политических (необходимость защиты власти короля), юридических (невозможность использования местных обычаев и римского права), идеологических (противодействие церкви и ее судов) и других обстоятельств оказались в таких условиях, когда от них потребовалось формирование совершенно нового права.

И с юридической точки зрения (точнее, с точки зрения легитимности принимаемых Вестминстерскими судами актов, признания их в качестве правовых, общеобязательных актов) это стало возможным благодаря тому, что Вестминстерские суды по своей природе и происхождению никогда не были обычными органами, традиционно занимающимися лишь правоприменительной деятельностью*(871).

Возникнув на основе Curia regis, этого всевластного законодательного, исполнительного и судебного органа, выйдя в прямом и переносном смысле из него, они фактически уже в силу этого были не столько правоприменительными, сколько правотворческими органами. Соответственно, принимаемые ими акты рассматривались, используя современную терминологию, не только как акты применения, индивидуальные акты, но и как нормативно-правовые общеобязательные акты.

По мере развития Вестминстерских судов и расширения их юрисдикции публично-правовой характер высоких Королевских судов не только не уменьшался, а, наоборот, еще более укреплялся. С одной стороны, этому способствовало придание централизованной королевской власти, не без помощи Curia regis и судов, публичных начал. Ведь в Англии после нормандского завоевания в течение длительного времени централизация власти и управления обеспечивалась не за счет признания "публичной" власти короны, а за счет "сеньориальных, частных прав англо-нормандских королей и зависела от их способности выступать авторитетным главой феодально-иерархической системы и местной церкви. Судебные и фискальные права короны в отношении своих подданных были лишь правами высшего сеньора по отношению к своим вассалам и основывались на присяге верности"*(872).

С другой стороны, усилению публично-правового характера Королевских судов способствовало стремление самой короны, в целях укрепления своей власти, к расширению своих судебных полномочий и соответственно к усилению публично-правового характера реализующих эти полномочия Королевских судов.

Король всемерно стремился к усилению не только своей политической, но и судебной власти. В силу этого королевская юрисдикция "постоянно расширялась и в конце средних веков стала всеобъемлющей: все другие суды, во всяком случае практически, утратили значение". Суды, для которых существовал "единственный интерес - интерес королевства и короны, получили в Англии самую полную юрисдикцию". Суды же, которые рассматривали "споры частного права, исчезли, вместе с ними исчезло в Англии и само понятие частного права"*(873).

Любому решению королевских судов по жалобам, апелляциям или искам придавался не частный, а публичный характер*(874). В силу своей "королевской" природы и непосредственной связи Вестминстерских судов с государственной королевской властью их решения на всей территории страны и в отношении всех без исключения частных лиц и государственных органов выступали не как частные, а как публичные, общеобязательные акты.

Публичный характер решений Королевских судов сохранялся не только тогда, когда суды были практически единственными творцами английского права, но и тогда, когда на политической арене страны в 1265 г. впервые появился парламент.

Хотя принимаемые его обеими палатами (лордов и общин) и королем акты (статуты) имели также публичный характер и являлись общеобязательными актами, но они были весьма немногочисленными по сравнению с решениями Королевских судов и не имели в правовой системе Англии в рассматриваемый период заметного влияния*(875).

4. Третий период развития общего права хронологически определяется с 1485 г. (приход к власти династии Тюдоров) и по 1832 г. - год проведения судебной реформы в Англии. Он рассматривается как период расцвета общего, а вместе с ним и судейского права в Англии, его соперничества и "сотрудничества" с так называемым правом справедливости и как период начала распространения (экспансии) общего права за пределы страны.

Некоторыми авторами он не без оснований характеризуется также как период появления кризисных тенденций в развитии общего права*(876). Основные их причины усматриваются прежде всего в чрезмерном расширении компетенции Королевских судов, не позволяющей им в силу сложности, а главное многочисленности исков своевременно справляться с рассматриваемыми делами. А кроме того - в чрезмерной сложности и консервативности самой судебной процедуры.

Согласно действовавшим процедурным правилам, для обращения в Королевский суд нужно было заручиться сначала специальным предписанием (writ) короны в лице ее высшего должностного лица - канцлера. В формально-юридическом смысле такое предписание рассматривалось как привилегия со стороны короля и выдавалось лишь при наличии для того достаточных оснований и при условии предварительной оплаты канцлеру всех судебных издержек.

С технической стороны такое предписание, по мнению исследователей, представляло собой "не просто разрешение действовать", а являлось "как бы приказом короля своим чиновникам предложить ответчику не нарушать право и удовлетворить требования истца". Если ответчик отказывался повиноваться, то только после этого истец предъявлял к нему иск, который рассматривался Королевскими судами "не столько потому, что ответчик возражал против притязаний истца, сколько в связи с его неповиновением приказу властей"*(877).

Данное предписание (writ) имело важнейшее значение не только в процедурном плане, но и для решения вопроса по существу. В период, когда система королевских предписаний чрезмерно разрослась и в значительной мере "предопределяла собой юрисдикцию судов общего права", весьма важную роль играли как само содержание того или иного предписания, так и правильный выбор такого предписания. Там, где нет предписания, там нет и права ("where there is no writ, there is no right"), говорили английские юристы*(878).

Это касалось всех без исключения "королевских" предписаний (о взыскании долга, о возвращении "незаконно захваченного чужого имущества", о признании недействительным заключенного договора, и т.п.), но в первую очередь тех, которые непосредственно затрагивали интересы "сеньоров" баронов, желавших самим вершить правосудие в своих вотчинах и с беспокойством наблюдавших за усилением королевской власти в стране*(879).

Чрезмерная сложность и громоздкость судебной процедуры, в основе которой лежали королевские предписания, весьма затрудняла деятельность королевских судов - творцов общего права и вызывала со стороны широкого круга лиц серьезные нарекания.

По мнению многих исследователей - историков и юристов - значительным испытаниям на данном этапе подверглось и выработанное в строгой зависимости от формальной процедуры само общее право. В это время оно находилось в двойной опасности. С одной стороны, оно не могло поспевать в своем развитии за потребностями эпохи, а с другой - ему угрожали рутина и консерватизм судейского сословия. После своего блистательного развития право не смогло избежать ни той, ни другой опасности. Оно оказалось "перед риском образования новой правовой системы - соперницы, которая по истечении некоторого времени могла даже заменить собой общее право, подобно тому, как в Риме античное гражданское право в классическую эпоху оказалось перед лицом его подмены преторским правом". Такой системой-соперницей оказалось "право справедливости" (Law of Eguity)*(880).

Право справедливости формировалось из решений Лорда-канцлера, действовавшего от имени короля и Совета, делегировавших ему свои полномочия рассматривать жалобы и апелляции на решения обычных королевских судов. Обращения в таких случаях поступали непосредственно к королю как "источнику всех милостей и справедливостей". Его просили вмешаться в рассмотрение дела или спора, "чтобы оказать милосердие по совести и по существу".

Решения Лорда-канцлера как "исповедника" и блюстителя совести короля по всем этим вопросам выносились сначала с учетом "справедливости в данном случае", а затем на основе доктрины "королевской справедливости". При этом корректировали процедуру деятельности обычных королевских судов - судов общего права и применяемые ими принципы.

По мере увеличения количества обращений к королю с просьбой защитить права истцов "по совести и справедливости", а также по мере накопления жалоб на плохое правосудие, осуществляемое судами общего права, аппарат при Лорде-канцлере во главе с ним постепенно превращается в особый суд*(881).

Особенность его заключалась в том, что Суд Лорда-канцлера никак не был связан нормами общего права. В своей деятельности он руководствовался лишь своими собственными нормами и представлениями о справедливости. При рассмотрении гражданских дел Суд Лорда-канцлера применял письменную процедуру, заимствованную из церковного права. Широко использовались при этом также нормы римского и канонического (материального) права. В своей деятельности Суд Лорда-канцлера должен был руководствоваться принципами, согласно которым в случае возникновения коллизии между нормами права справедливости и нормами общего права приоритет отдавался общему праву; при возникновении коллизий внутри самого права справедливости, между его различными нормами, действовали те из них, которые по времени возникли раньше; в своей повседневной практике Суд Лорда-канцлера всегда признавал закон, но не допускал ссылок на него "с бесчестными намерениями" и т.д.*(882).

Помимо "принципов справедливости" Суд Лорда-канцлера опирался в своей деятельности также на так называемые максимы, которые призваны были подчеркнуть "справедливый и естественный характер" правосудия, отправляемого данным судом*(883).

Каждая максима сводилась к декларативным установкам, как то: "Тот, кто обращается к суду справедливости, сам должен иметь чистые руки"; "Суд справедливости обращает внимание прежде всего не на форму, а на содержание дела"; "Затягивание с рассмотрением дела разрушает справедливость"; "Тот, кто обращается (с иском или жалобой) в Суд справедливости, сам должен быть справедливым" и т.п.*(884).

В силу более упрощенной процедуры или вообще отсутствия таковой при рассмотрении жалоб (а главное - благодаря своей действенности, в значительной мере обусловленной правом Лорда-канцлера издавать приказы о вызове под страхом штрафа (sub poena) обидчика в суд, а также угрозой тюремного заключения в случае невыполнения решений суда по гражданским делам, подкрепленной специальным приказом короля) Суд Лорда-канцлера получил большее признание в данный период, чем действующие параллельно с ним Королевские суды - творцы общего права*(885).

Заботясь о правосудии и справедливом его отправлении, правители Англии отдавали в тот период предпочтение юрисдикции Лорда-канцлера. Этому способствовали, с одной стороны, принципы, применяемые Судом Лорда-канцлера, а с другой - "соображения политического порядка".

Используемые канцлером римское и каноническое право, не знавшие института присяжных, больше нравились правителям, чем общее право с его публичной и гласной процедурой. Правителям казалась предпочтительнее письменная, тайная и инквизиционная процедура Лорда-канцлера. Господствовало также мнение, что римское право с его формулой "правитель изъят из действия закона" соответствует духу и установкам королевского абсолютизма*(886).

Как соотносились между собой в рассматриваемый период "право справедливости", исходящее от Суда Лорда-канцлера, и "общее право", порождаемое высокими Королевскими судами? Ведь и то и другое по своей природе и характеру было не чем иным, как судейским правом, принципиально отличающимся в этом смысле от зарождающегося статутного права.

Изначально право справедливости рассматривалось в общей правовой политической системе Англии того периода как совокупность решений Суда Лорда-канцлера, дополняющая общее право и стимулирующая его развитие*(887). Однако со временем в силу изменившихся политических (усиление абсолютизма в стране, ярым защитником которого был канцлерский суд, в отличие от парламента и судов общего права) и других условий, ситуация начала в корне меняться. Право справедливости все больше стало приходить в противоречие с общим правом*(888).

Первым открытым столкновением двух судейских систем в Англии по времени считается 1616 г. Скрытые противоречия права справедливости, с одной стороны, и общего права - с другой, выплеснулись наружу, когда главным судьей (Суд общих тяжб) и лидером либеральной парламентской оппозиции Э. Коком были поставлены вопросы о том, может ли Суд Лорда-канцлера решать дела вместо любого Вестминстерского суда или же, по одному и тому же делу, после Вестминстерского суда. Под сомнение была поставлена также правомочность Суда Лорда-канцлера издавать предписания или постановления (injunctions), препятствующие исполнению отдельных решений Вестминстерских судов.

Спор был решен в пользу Суда Лорда-канцлера. Абсолютный монарх Яков I вскоре издал указ, официально закреплявший в случае возникновения коллизий между нормами права справедливости и нормами общего права приоритет первых. Таким образом, потенциальные причины и условия для возникновения двух судейских систем и в будущем полностью сохранялись.

Однако, несмотря на официально закрепленное превосходство канцлерского Суда над Вестминстерскими судами, канцлеры "оказались достаточно умны, чтобы не злоупотреблять своей победой". В результате повседневного взаимодействия двух судейских структур между ними со временем было достигнуто (на основе существующего status quo) своеобразное молчаливое соглашение.

Суть его сводилась к следующему: а) юрисдикция Суда Лорда-канцлера сохранялась в полном объеме, но не должна была расширяться за счет Вестминстерских судов; б) со стороны Суда Лорда-канцлера, действовавшего на основе им же самим созданной процедуры, не должно было быть никаких "выпадов" в адрес судов общего права; в) в дальнейшем король не должен был использовать свою власть для создания каких бы то ни было новых судов, не зависимых от Вестминстерских судов*(889).

Данное соглашение между различными судейскими системами привело по мере их эволюции к тому, что грани между их процедурами и отдельными правовыми институтами (прецедентами) стали постепенно стираться. Однако полного слияния права справедливости и общего права так и не произошло.

Сложившаяся в результате параллельной деятельности различных судов на протяжении ряда веков правовая система Англии не только приобрела, но и сохранила вплоть до наших дней двойственный характер. Наряду с нормами права, возникающими в результате деятельности высоких Королевских судов, в нее входили нормы"права справедливости", дополняющие или корректирующие нормы общего права.

5. Четвертый период развития английского права начинается в 1832 г. и продолжается до настоящего времени. Он отличается значительной трансформацией как государственного механизма, так и правовой системы Англии. В начале этого периода были проведены довольно радикальные правовые и судебные реформы. В результате юристы перенесли акцент с процессуального на материальное право. Была проведена также огромная работа по расчистке законодательства, освобождению его от архаичных, давно не действующих актов. Подверглись систематизации целые массивы нормативных актов, существующие в ряде областей английского права. В результате осуществленной судебной реформы все английские суды были уравнены в своих правах. В отличие от всех предшествующих периодов они получили возможность применять как нормы общего права, так и нормы "права справедливости".

Оценивая характер изменений, произошедших в английском праве в результате проведенных в рассматриваемый период правовой и судебной реформ, специалисты в области сравнительного правоведения отмечают, что реформы XIX в. "не лишили английское право его традиционных черт"*(890). Они не были адекватны аналогичным реформам, проводившимся в это время в других странах, в частности кодификации, осуществлявшейся во Франции. Английское право по-прежнему развивалось с помощью судебной практики. Законодатель лишь открыл судам новые возможности и дал им новую ориентацию, но сам не создал нового права.

Тем не менее в этот период в результате усиления роли парламента и государственной администрации резко возрастает значение законодательных и административных актов, наблюдается быстрое развитие английской правовой системы в направлении ее сближения с континентальной правовой системой. В настоящее время, особенно после вступления Великобритании в 1972 г. в Европейское сообщество, данный процесс не только не замедлился, а скорее усилился.

Вплоть до Второй мировой войны не стоял на месте и процесс экспансии общего права в другие страны - бывшие колонии Великобритании, полуколонии, доминионы. Начавшись одновременно с территориальными захватами чужих стран и народов еще в период Средневековья, процесс насаждения "своего" права, приспособленного к новым условиям, продолжался Великобританией в разных формах вплоть до середины XX в.

Наиболее крупными регионами "усвоения" английского общего права были Австралия, США и Канада. Разумеется, изначально общее право в том виде, как оно применялось в метрополии, распространялось в основном лишь на самих "цивилизованных" пришельцев. Аборигены продолжали жить по своим обычаям.

Однако по мере ассимиляции местных жителей и их постепенной "цивилизации" различные нормы и институты общего права со временем распространялись и на них.

<< | >>
Источник: Марченко М.Н.. Судебное правотворчество и судейское право. - "Проспект".. 2011

Еще по теме § 1. Основные этапы становления и развития англосаксонского права и формирования в нем судейского права:

  1. Глава 1. Исторический очерк становления и развития судейского права в системе англосаксонского права
  2. § 1. Неразрывная связь эволюции судейского права с процессом становления и развития романо-германского права
  3. § 3. Влияние римского права и других факторов на процесс формирования и развития романо-германского и судейского права
  4. Глава 1. Исторические предпосылки формирования и развития идей судейского права в России
  5. Глава 1. Исторические предпосылки становления и развития судейского права в странах романо-германской правовой семьи
  6. 2.4 Современный период развития англосаксонского права
  7. § 2. Обусловленность судейского права особенностями романо-германского права
  8. з ЭТАПЫ РАЗВИТИЯ РИМСКОГО ПРАВА
  9. РЕЦЕПЦИЯ РИМСКОГО ПРАВА (этапы развития) .
  10. Англосаксонская форма права
  11. 2.6 Особенности норм англосаксонского права
  12. Глава 2. Формы (источники) судейского права
  13. Авакова, Ольга Викторовна. Формирование и функционирование английской юридической терминологии в процессе становления государства и права в Англии / Диссертация / Москва, 2006
  14. Англосаксонская и романо-германская формы права
  15. Раздел III. Судебное правотворчество в системе англосаксонского (общего) права
  16. Глава 2. Особенности судебного правотворчества в странах англосаксонского права (на примере Великобритании)
  17. § 1. Понятие и виды форм судейского права
  18. Глава XIV Права человека и развитие международного права
  19. Вопрос 2. Права человека в области библиотечного дела (как развитие конституционного права на пользование учреждениями культуры)
  20. § 2. Характерные черты и особенности общего - судейского по своей юридической природе и содержанию права