<<
>>

§ 4. Правовые позиции конституционного суда как форма судейского правотворчества (на примере Конституционного Суда РФ)

1. Наряду с судебной практикой как источником права в отечественной юридической литературе последних лет значительное внимание уделяется анализу "правовой позиции"*(316).

Эта совершенно новая, вошедшая в научный обиход только в начале 90-х годов XX столетия, юридическая категория, неизменно ассоциируется лишь с конституционном правом, конституционной доктриной и, соответственно, с Конституционным Судом.

Законодательно она была закреплена в Федеральном конституционном законе "О Конституционном Суде Российской Федерации", в ст. 73 которого устанавливалось, что в случае, когда большинство судей Конституционного Суда, участвующих в заседании палаты, приходят к выводу о необходимости принятия решения, не соответствующего правовой позиции Суда, выраженной в ранее принятых им решениях, то дело передается на рассмотрение пленарного заседания Конституционного Суда*(317).

Полное название данной категории и отражающего ее термина - "правовая позиция Конституционного Суда Российской Федерации". Основная сфера ее приложения - конституционно-правовые отношения. Это не исключает, разумеется, и других сфер приложения данной категории с учетом, однако, того, что она не меняет при этом своей изначальной природы и своего конституционно-правового содержания.

В научной литературе по этому поводу недвусмысленно заявляется, что, хотя термин "правовая позиция Конституционного Суда Российской Федерации" по своему понятийному содержанию в настоящее время связан лишь с конституционной доктриной, не исключено, что в будущем он "может получить иную, более широкую трактовку применительно ко всем видам судопроизводства"*(318).

Не затрагивая данную проблему по существу, следует заметить, что расширение сферы применения рассматриваемой категории, равно как и признание "правовой позиции Конституционного Суда", а точнее, его итоговых решений (постановлений), правовым основанием которых служит правовая позиция, в качестве самостоятельного источника российского права в переходный период*(319), означало бы, с одной стороны, давно назревшее признание судейского правотворчества, наряду с парламентским правотворчеством в России, а с другой - ознаменовало бы собой нахождение некоего "компромисса" в явно затянувшемся и не всегда продуктивном споре между сторонниками полного признания судебной практики в качестве источника права в России и сторонниками ее полного отрицания.

2. Несмотря на то что категория "правовая позиция Конституционного Суда Российской Федерации" (в дальнейшем - правовая позиция) вступила в свои права сравнительно недавно, по поводу ее понятия и содержания сложилась целая серия самых различных мнений и суждений.

На вопросы: что собой представляет "правовая позиция"? Каковы ее основные признаки и черты? Как она соотносится с другими формами судейского и парламентского права? Наконец, каково ее понятие и содержание? - в научной юридической литературе не было и нет однозначного ответа*(320).

По мнению одних авторов, правовая позиция Конституционного Суда есть не что иное, как "отношение Суда к содержанию конституционной нормы в результате ее истолкования", это "прежде всего выделение тех многочисленных потенциальных возможностей, тех богатых юридических пластов, которые в концентрированном виде содержатся в конституционных нормах"*(321).

Согласно представлениям других авторов правовая позиция выступает как "отношение Суда к значимым конституционно-правовым явлениям, отраженное в его решении (решениях), которым он руководствуется при рассмотрении соответствующих дел"*(322).

В соответствии со взглядами третьей группы авторов правовая позиция Конституционного Суда представляет собой совокупность правовых аргументов, правоположений, общих правовых ориентиров, наконец, "правовых представлений (выводов) общего характера Конституционного Суда", которые возникают как результат толкования и выявления им "конституционного смысла положений законов и других нормативных актов" и которые "снимают конституционно-правовую неопределенность", а также служат "правовым основанием итоговых решений (постановлений) Конституционного Суда Российской Федерации"*(323).

Наряду с названными представлениями о правовой позиции Конституционного Суда, в юридической литературе имеют место и другие, в той или иной степени отличающиеся между собой воззрения.

Однако, несмотря на различные представления авторов о правовой позиции, касающиеся в основном ее отдельных сторон и аспектов, в целом по наиболее важным вопросам данной проблематики мнения ученых - теоретиков и практиков совпадают.

3. Это касается прежде всего понимания правовой позиции Конституционного Суда, проявляющейся в виде "обобщенной совокупности таких понятий, как существо решения, выводы, аргументы Конституционного Суда или как синоним каждого из них"*(324). Вся спорность и разноречивость суждений авторов по поводу ключевого элемента правовой позиции Конституционного Суда в конечном счете в той или иной форме непременно сводится к одному из "обобщенной совокупности" этих понятий.

Весьма важным при этом представляется также подчеркнуть, что правовая позиция Конституционного Суда возникает не сама по себе, в "произвольном порядке", а лишь в результате официального толкования им конституционных норм и выявления конституционного смысла положений обычных (текущих) законов и других нормативных правовых актов*(325).

Общность мнений исследователей правовой позиции Конституционного Суда проявляется также в совпадении или сходности их взглядов на предмет правовой позиции, форму ее выражения, ее содержания, а также на методы, с помощью которых вырабатываются правовые позиции.

В качестве предмета правовой позиции рассматривается "понимание Судом применяемой им нормы своего закона о самом Суде или проверяемой им нормы, конституционность которой оспаривается в конкретном деле, и содержания конституционных положений, используемых в качестве критерия оценки или предмета толкования"*(326).

В качестве формы выражения правовой позиции Конституционного Суда выступают его постановления и определения. Формулируются же правовые позиции непосредственно в резолютивной и мотивировочной частях решений Суда.

Несмотря на то что некоторые авторы, рассматривающие, в отличие от других исследователей правовую позицию Конституционного Суда лишь как толкование Конституции РФ, считают, что она содержится только в мотивировочной части постановления*(327), тем не менее и те и другие едины во мнении, что правовая позиция, как бы она ни формулировалась и где она бы ни содержалась, никогда не отождествляется с решениями Конституционного Суда и всегда выступает как составная (резолютивная или мотивировочная) часть того или иного решения.

Верным является замечание по поводу того, что правовая позиция не может быть идентичной решению Конституционного Суда как таковому уже потому, что каждое решение может содержать не одно, а "несколько разных правовых позиций для обоснования одного или разных выводов Суда"*(328).

Из этого следует, помимо всего прочего, что при рассмотрении вопроса об источниках права представляется обязательным исходить из того, что в качестве таковых в сфере судейского правотворчества могут выступать не правовые позиции Конституционного Суда, являющиеся составной частью того или иного его решения, а сами эти решения.

В связи с этим весьма спорным представляется следующее утверждение Г.А. Гаджиева: "... именно правовые позиции Конституционного Суда следует считать источником права", а не содержащие их "окончательные постановления"*(329).

"Прецедентный характер акта конституционной юрисдикции означает, - пишет Л.В. Лазарев, - что выраженная в нем правовая позиция относительно конституционности конкретного акта или нормы является образцом (правилом), которым должны руководствоваться законодательные, судебные и иные органы, должностные лица при решении вопросов в рамках своей компетенции применительно к аналогичным по содержанию актам, нормам"*(330). Это замечание является совершенно справедливым. Однако из этого вовсе не следует, как полагают авторы, рассматривающие правовые позиции в качестве самостоятельного источника права, что "именно правовые позиции", а не содержащий их "акт конституционной юрисдикции" необходимо считать источником права.

Говоря о юридическом содержании правовой позиции Конституционного Суда, в качестве которого выступают "заполняющие" ее нормы, выводы и судебные правоположения, следует обратить внимание вместе с другими исследователями данной правовой материи на то, что правовые позиции, будучи однородными по своей природе правовыми феноменами, вместе с тем "дифференцируются аналогично классификации правового регулирования", поскольку "обеспечивают интерпретацию конституционно-правовой и отраслевой материи"*(331).

В подтверждение сказанного можно сослаться на наличие разнообразных правовых позиций, касающихся, в частности, прав и свобод человека и гражданина*(332). В качестве примера может служить правовая позиция, содержащаяся в постановлении Конституционного Суда от 4 февраля 1992 г. по делу о проверке конституционности правоприменительной практики расторжения трудового договора по основанию, предусмотренному п. 1 ст. 33 КЗоТ РСФСР, согласно которой "дискриминация граждан не допускается не только по прямо указанным в Конституции, но и по другим признакам. Конституция не ограничивает перечень признаков, по которым исключается любая дискриминация граждан, а напротив, предполагает его дальнейшую конкретизацию, как в законодательстве, так и в правоприменительной практике"; постановление Конституционного Суда от 3 мая 1995 г. N 220-1 и 220-2 УПК РСФСР, в котором акцентируется внимание на том, что "личность в ее взаимоотношениях с государством выступает не как объект государственной деятельности, а как равноправный субъект, который может защищать свои права всеми не запрещенными законом способами и спорить с государством в лице любых его органов..." и др.*(333)

Наряду с правами и свободами человека и гражданина правовые позиции Конституционного Суда имеют место и в других сферах правового регулирования, касающихся, в частности, гражданства Российской Федерации; конституционных обязанностей граждан и их юридической ответственности; принципов федеративного устройства; разграничения предметов ведения и полномочий между Российской Федерацией и ее субъектами; общих и специальных вопросов организации государственной власти; вопросов местного самоуправления и многих других*(334).

В силу своих весьма значимых юридических последствий особо выделяются правовые позиции Конституционного Суда, касающиеся нормативных правовых актов и различных правотворческих процедур.

Примерами такого рода правовых позиций могут служить позиции, касающиеся понятия и содержания "закона" как "акта высшей юридической силы, изданного высшим органом государственной власти, отличающегося от иных правовых актов" (постановление Конституционного Суда от 10 мая 1992 г. по делу о проверке конституционности постановления Верховного Совета РСФСР от 18 декабря 1991 г. "О толковании ст. 183 Конституции РСФСР"); ненормативности положений, имеющих оперативно-распорядительный характер и содержащих "ограниченные во времени конкретные предписания, адресованные определенным субъектам и касающиеся развития и деятельности конкретного объекта" (определение Конституционного Суда от 9 июня 1995 г.); недопустимости издания совместных правовых актов органами разных ветвей власти, поскольку это противоречит принципу разделения властей (постановление Конституционного Суда от 2 апреля 1993 г. по делу о проверке конституционности ряда нормативных актов, касающихся вопросов определения и разграничения полномочий представительных и исполнительных органов власти г. Москвы); и др.*(335).

В качестве методов, опосредствующих выработку правовых позиций Конституционного Суда, выступают, как правило, все приемы и средства (способы), которые обычно используются в процессе толкования права*(336): в частности грамматический (филологический) способ, связанный с уяснением смысла той или иной правовой нормы на основе анализа текста соответствующего нормативного акта; логическое толкование, при котором смысл нормы или статьи выясняется в процессе исследования системы правовых предписаний с использованием законов и правил элементарной логики; систематический способ толкования, заключающийся в уяснении смысла и содержания правовой нормы путем установления ее связей с другими правовыми нормами, а также определения ее места и значения в данном нормативном акте, правовом институте и отрасли права в целом; и др.

4. Наиболее важными особенностями правовых позиций Конституционного Суда как относительно новых правовых явлений и соответствующих конституционно-правовых форм являются следующие.

Во-первых, формирование и развитие правовых позиций Конституционного Суда не иначе как в процессе рассмотрения конкретных дел на основе процедуры конституционного судопроизводства "при официальном толковании Конституции Российской Федерации, при абстрактном и конкретном нормоконтроле, при разрешении споров о компетенции, при рассмотрении конституционных жалоб и т.д."*(337).

В силу того, что правовая позиция Конституционного Суда окончательно складывается и официально закрепляется только на пленарном заседании Суда, она неизменно рассматривается как позиция коллегиального органа. В теоретическом и практическом плане правовая позиция выступает в качестве своеобразного конституционно-правового феномена, складывающегося как на основе всестороннего изучения материалов конкретного дела и с учетом правовых позиций Конституционного Суда, судей, так и правовых позиций участвующих в деле сторон*(338).

Правовая позиция с юридической точки зрения и в логическом отношении - это не окончательный вывод, не итоговое решение (постановление) Конституционного Суда, а лишь основание данного решения.

Во-вторых, возможность подразделения правовых позиций Конституционного Суда на самые разнообразные по своему характеру и содержанию разновидности.

Будучи однотипными правовыми феноменами, правовые позиции могут классифицироваться на основе различных критериев на самые разнообразные виды.

Наиболее важным, как представляется, и наиболее устоявшимся в научной литературе является подразделение правовых позиций на такие их основные виды, как: а) правовые позиции Конституционного Суда, которые сложились в процессе толкования конституционных норм и разрешения предусмотренных законом споров о компетенции на основе соответствующих конституционных положений, б) правовые позиции, которые сформировались в процессе выявления конституционного смысла отраслевого законодательства, а также внутригосударственных и международных договоров*(339).

Правовые позиции Конституционного Суда, сложившиеся в результате толкования конституционных норм, в свою очередь подразделяются на позиции, которые относятся: а) к толкованию норм, а фактически - принципов, формулирующих и закрепляющих основы (в гл. 1 Конституции РФ 1993 г.) конституционного строя России; б) к пониманию и толкованию общепризнанных принципов и норм международного права, объявленных в Конституции РФ (ст. 15, п. 4) в качестве составной части правовой системы России; в) ко всем иным нормам и положениям, составляющим содержание Конституции России*(340).

Что же касается правовых позиций Конституционного Суда, сформировавшихся в процессе выявления конституционного смысла отраслевого законодательства и соответствующих договоров, то они классифицируются в основном по отраслевому признаку на правовые позиции, складывающиеся в сфере применения норм конституционного, административного, гражданского и других отраслей права.

Кроме названных критериев, правовые позиции Конституционного Суда могут быть классифицированы также по ряду других оснований, а именно: по характеру и другим особенностям предмета правового регулирования (материально-правовые и процессуально-правовые позиции); по сферам и особенностям регулирования общественных отношений (правовые позиции в сфере местного самоуправления, в области прав и свобод человека и гражданина и др.); по форме и источнику разрешения конституционно-правовых проблем (касаются понятия акта, например закона, принципов организации и деятельности различных институтов и т.д.); и др.*(341).

В-третьих, обладание особой юридической силой и наличие особой юридической природы у правовых позиций Конституционного Суда.

Отмечая данную особенность правовых позиций, весьма важным в методологическом плане представляется исходить из того, что их юридическая сила и юридическая природа обусловлены соответствующими, соотносимыми с ними особенностями, с одной стороны, самого Конституционного Суда, а, с другой - принимаемых им итоговых решений.

Суть важнейших особенностей Конституционного Суда сводится, в конечном счете, к его двойственному характеру и природе, имея в виду, что он, будучи судебным органом, неотъемлемой составной частью системы правосудия, выступает в то же время в качестве высшего органа судебного контроля, выполняющего возложенные на него функции на одном уровне с другими федеральными органами государственной власти*(342).

Что же касается особенностей юридической силы и природы итоговых решений Конституционного Суда, то они заключаются в следующем: а) имеют окончательный характер, поскольку над Конституционным Судом, принимающим эти решения, нет никаких судебных или иных инстанций, которые могли бы оспаривать или корректировать его решения; б) имеют общий и обязательный характер; в) обладают юридической силой, "приравниваемой к юридической силе самой Конституции". Будучи полностью зависимыми и предопределяемыми особенностями Конституционного Суда и его итоговых решений, юридическая сила и природа правовых позиций Конституционного Суда характеризуются тем, как справедливо отмечается в научной юридической литературе, что правовые позиции "приобретают характер конституционно-правовых норм, принципов, понятий (в зависимости от объекта рассмотрения), но ими не становятся", что в судебной или иной правоприменительной практике правовые позиции "приобретают характер прецедента по своей юридической силе, но таковыми по своей природе не являются"*(343).

Юридическая сила правовых позиций Конституционного Суда, хотя и приравнивается к юридической силе самой Конституции, тем не менее она не является по отношению к ней однопорядковой, а тем более адекватной величиной. По отношению к юридической силе конституционных норм она отличается своим производным от них, а следовательно, подчиненным, поднормативным характером. Правовая позиция Конституционного Суда возникает и функционирует не иначе как на основе Конституции и в строгом соответствии с ней. В противном случае она теряет не только юридическую силу и социальную значимость, но и легитимность.

В-четвертых, важной особенностью правовых позиций Конституционного Суда является их общий характер.

Это свойство правовых позиций непосредственно проявляется в том, что, будучи выработанными на основе рассмотрения конкретных дел, они распространяют в то же время свое действие и на другие аналогичные дела.

Несмотря на то что Федеральный конституционный закон "О Конституционном Суде Российской Федерации" об этом прямо не говорит, конституционно-правовая теория и практика деятельности Суда идут именно по этому пути - по пути признания более широкой сферы деятельности правовой позиции, выходящей за рамки рассмотрения конкретных дел и распространяющей свое действие на другие аналогичные дела*(344). Наряду с прямым, непосредственным проявлением общего характера правовых позиций Конституционного Суда существуют также косвенные признаки существования у них данного свойства.

Некоторые их этих признаков находят свое проявление, в частности, в том, что решение Конституционного Суда о несоответствии того или иного акта Конституции, согласно Закону "О Конституционном Суде Российской Федерации", распространяется не только на данный акт, но и на все другие изданные на его основе акты. В связи с этим ст. 87 Закона устанавливает, что "признание нормативного акта или договора либо отдельных их положений не соответствующими Конституции Российской Федерации является основанием отмены в установленном порядке положений других нормативных актов, основанных на нормативном акте или договоре, признанном неконституционным, либо воспроизводящих его или содержащих такие же положения, какие были предметом обращения. Положения этих нормативных актов и договоров не могут применяться судами, другими органами и должностными лицами"*(345).

В-пятых, в качестве одной из важнейших особенностей правовых позиций Конституционного Суда наряду с их общим характером является их обязательный характер.

В силу того что правовая позиция неизменно выступает как неотъемлемая составная часть решений Конституционного Суда, которые согласно ст. 6 Закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" имеют обязательный характер на всей территории Российской Федерации и для всех законодательных, исполнительных и судебных органов, а также органов местного самоуправления, учреждений, организаций, граждан, их объединений и должностных лиц, - в силу этого правовая позиция также имеет обязательный характер.

Следует заметить, что правовая позиция Конституционного Суда, равно как и его решения, имеет обязательный характер не только в отношении названных органов и организаций, а также граждан и должностных лиц, но и в отношении самого Конституционного Суда. Хотя, как подчеркивается в научной литературе, "степень связанности Конституционного Суда РФ ранее выраженными им правовыми позициями имеет специфику". При этом имеется в виду, что Конституционный Суд "связан системой аргументации, интерпретаций конституционных норм и принципов, выраженных в предыдущих постановлениях Суда"*(346).

Важность и значение ранее сформулированных в решениях Конституционного Суда правовых позиций для него самого и для его последующих решений определяется следующими двумя положениями Закона: а) тем, что Суд не вправе принимать к рассмотрению вопрос, по которому им уже было вынесено сохраняющее свою юридическую силу решение. Следовательно, оно обязательно также и для Суда*(347); б) тем, что при определенных условиях, включая условия процедурного характера (требуется рассмотрение вопроса на пленарном заседании Конституционного Суда), допускается полное изменение или же частичная корректировка Судом своих прежних правовых позиций, однако без изменения соответствующих решений Конституционного Суда, вынесенных им по тому или иному ранее рассмотренному конкретному делу.

При этом единственным поводом может служить только новое обращение в Конституционный Суд, обязывающее его оценить правовое положение, которое уже было предметом рассмотрения, "в системе изменившегося правового регулирования, с учетом новых правовых актов и правоприменительной практики, исходя из новых или вновь открывшихся обстоятельств, характеризующих правовую ситуацию"*(348).

5. Правовая позиция Конституционного Суда, будучи сравнительно новым для отечественной юриспруденции явлением, имеет большое значение для развития как правовой теории, так и судебной практики. В научной литературе по этому справедливо отмечалось, что даже сам термин "правовая позиция" является весьма продуктивным, "имеющим достаточную объяснительную силу для характеристики тех организационно-вспомогательных правил, которые используются судом в процессе разрешения конкретного дела"*(349).

В теоретическом плане правовая позиция открывает новые грани и возможности для более глубокого и разностороннего исследования доктрины отечественного правосудия и судебной практики как источника права.

В практическом плане она, будучи обязательной как неотъемлемая составная часть решений Конституционного Суда для всех судебных и иных государственных органов и организаций, должностных лиц, граждан и их объединений, способствует созданию всех необходимых условий для дальнейшего развития и совершенствования деятельности судебной системы, а также для укрепления в стране законности и правопорядка, поскольку, как пишет В.Ю. Соловьев, "правовые позиции Конституционного Суда по толкованию конституционных положений, обязательные для всех судов Российской Федерации, цементируют судебную систему"*(350).

<< | >>
Источник: Марченко М.Н.. Судебное правотворчество и судейское право. - "Проспект".. 2011

Еще по теме § 4. Правовые позиции конституционного суда как форма судейского правотворчества (на примере Конституционного Суда РФ):

  1. § 3. Юридическая сила решений Конституционного Суда
  2. 3.2.1.2. Правовой статус суда и судьи
  3. ЛЕКЦИЯ №5 (18.04.07) Тема №5 Правовое государство. Конституционный строй РФ.
  4. 2. Библейские философско- правовые корни независимости суда и доктрины разделения властей
  5. В. В. Боер аспирант НЕКОТОРЫЕ ВОПРОСЫ ТЕОРИИ И ПРАКТИКИ ИССЛЕДОВАНИЯ КОНСТИТУЦИОННО-ПРАВОВОГО СТАТУСА СУБЪЕКТА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
  6. Организационно-правовые основы обеспечения национальной безопасности РФtype="1"> Совет Безопасности Российской Федерации как основной конституционный орган обеспечения национальной безопасности страны
  7. Марченко М.Н.. Судебное правотворчество и судейское право. - "Проспект"., 2011
  8. Вопрос 2. Права человека в области библиотечного дела (как развитие конституционного права на пользование учреждениями культуры)
  9. 3. Реформирование суда
  10. § 4. Полномочия суда кассационной инстанции
  11. 3.1. Возникновение государственного суда.
  12. Глава 22 ПОСТАНОВЛЕНИЯ СУДА ПЕРВОЙ ИНСТАНЦИИ
  13. § 4. Полномочия суда апелляционной инстанции
  14. 9.5. Исполнение решений арбитражного суда
  15. § 6. Определение суда кассационной инстанции
  16. Морские пути и суда
  17. 19.4. Частное определение (постановление) суда
  18. § 7. Определение суда первой инстанции
  19. § 4. Передача дела из одного суда в другой
  20. Глава 1. Правотворческая деятельность европейского суда справедливости