<<
>>

§ 1. Призывы

Призывы (воззвания, лозунги) исходят обычно от различных политических партий, общественных организаций, государства и др. Они могут сдержаться в решениях съездов, пленумов и т.

д. или формулироваться специально по случаю каких-либо событий.

Призывы обращены к сердцу, разуму, доброй воле. В самом понятии «призыв» содержатся отрицание, неиспользование каких-либо атрибутов верховенства, власти, стремление сформировать добровольную позицию адресатов к определенному поведению1. Призывы, даже исходящие от государственных органов, юридически необязательны. Следует отметить, что многочисленность и частое использование призывов ведут к их девальвации, при этом они перестают быть средством воздействия на чувства, разум и волю людей.

§ 2. Рекомендации

Рекомендации ближе к нормам, чем призывы. Они содержат указание на то, какое поведение, какой образ действия более предпочтительны с точки зрения субъекта, дающего совет, рекомендацию, высказывающего какое-либо пожелание. Сила воздействия этого рода языковых феноменов зависит от их обоснованности. Совет, рекомендация, пожелание, лишенные основания, не подкрепленные доводами в пользу целесообразности их реализации, имеют при прочих равных условиях меньше шансов быть реализованными.

Действенность советов, рекомендаций, пожеланий зависит также от авторитета субъектов, их дающих. Полагаясь на авторитет такого субъекта, адресат рекомендаций может следовать им, не задумываясь над их обоснованностью. Авторитет может базироваться на самых разных отношениях между субъектом, дающим рекомендации, и их адресатом (авторитет ученого, родителей, организации, членом которой является адресат, вышестоящего начальника, государства и др.).

Если авторитет основан на властеотношениях, советы и рекомендации бывает трудно отличить от норм. По крайней мере, адресат может не проводить такого различия и следовать им как нормам.

Между тем рекомендации, даже исходящие от государственных инстанций, остаются рекомендациями, советами. Они рассчитаны на случай, когда адресаты управомочены и обязаны действовать самостоятельно и под свою ответственность. Рекомендации не имеют правовой силы и не лишают их адресатов свободы выбора своих действий. Рекомендации, отмечает В. Закревский, допускают возможность иного действия, если следование им нарушало бы интересы или ценности, охраняемые законом, если их реализация в конкретной ситуации неадекватна достижению поставленных задач. Рекомендации оставляют поле для инициативы и самостоятельности, понуждают к ответственности, в конечном счете, создают условия для эффективной деятельности тех, кто руководит1. Они не должны ослаблять правовой самостоятельности адресатов. Отсюда напрашивается вывод, что в условиях перехода от административно-приказного метода управления общественными делами к методам, основанным на большей самостоятельности и инициативности управляемых, на большей их свободе в выборе вариантов поведения, роль рекомендаций как метода управления может возрастать. Рекомендации должны все более заменять собою обязательные управленческие предписания, сковывающие инициативу и снижающие ответственность управляемых.

Административно-командный метод управления в годы «застоя» привел к тому, что рекомендации и их адресатами, и авторами нередко рассматривались не как советы, а как нечто обязательное. Юридическая наука «изобрела» «рекомендательные нормы». В самом данном словосочетании заключено противоречие. Если это рекомендация, она не может быть нормой, и наоборот. Норма и рекомендация — разные логико-языковые и социальные феномены. Конечно, близость норм и рекомендаций бесспорна. Те и другие являются средством воздействия на поведение их адресатов. Однако близость, определенное сходство не должны затенять их различия. Обычно отмечается, что нормативно-правовое значение рекомендательных норм состоит в том, что они: а) уполномочивают соответствующие организации принимать определенные решения; б) обязывают обсуждать рекомендации; в) предварительно санкционируют решение организации по конкретному вопросу.

Некоторые авторы пишут, что рекомендательные нормы могут иметь управомочивающее и обязывающее содержание и, как любые другие рекомендательные нормы, поддерживают возможность государственного принуждения349.

Но если такие нормы уполномочивают (дают право), то это правоуполномочивающие (правоустанавливающие) нормы, если обязывают — то обязывающие. В таком случае использование термина «рекомендация» не должно вводить в заблуждение. Это не рекомендательные, а компетенцион- ные нормы, наделяющие компетенцией (правом) принять какие-то другие нормы, содержание которых предопределено тем или иным путем. Нормы же, которые рекомендуются к принятию, еще не действующие, а рекомендуемые нормы, которые могут быть приняты. Таким образом, говорить о рекомендательных нормах можно лишь с определенной оговоркой, имея в виду правоуполномочивающие нормы с компетенционным содержанием. А если это чистые рекомендации, юридически не управомочивающие и не обязывающие, то они не являются нормами права, хотя их воздействие на поведение соответствующих адресатов может быть решающим в силу авторитета субъектов, от которых они исходят.

По мнению В. JI. Кулапова, рекомендательные нормы формулируются по типу: «Если будут налицо такие-то условия, то желательно поступать так-то»350. Но тогда как быть с обязательностью данных норм? То, что обязательно, то очевидно и желательно с точки зрения авторитета нормы, но не наоборот. Желательное не может интерпретироваться как обязательное. Для норм как специфических феноменов утверждаются такие нормативные термины, как «обязательно», «запрещено», «разрешено». Модальный термин «желательно» совсем из другой сферы — сферы логики предпочтений, оценок — и к числу нормативных не относится. С его помощью нормы не формулируются.

Во-первых, рассматривая проблему «рекомендательных» норм, надо анализировать рекомендации в системе соответствующего нормативного или директивного акта. Во-вторых, при этом следует помнить, что нормы права не всегда находят адекватное выражение в языковых предложениях.

В одних случаях им соответствует прямая нормативная форма с использованием нормативных терминов, в других — норма, сформулированная в виде компонентов изъявительного, информативного предложения. И в-тре- тьих, норма права внешне может быть сформулирована в виде рекомендации; в этом случае она есть не что иное, как управомочивающая норма, и с юридической точки зрения ничем иным быть не может. То, что рекомендует государственный орган, то он разрешает, дозволяет, но отнюдь не обязывает.

Подчеркнем, что рекомендации можно рассматривать в качестве управомочивающих норм в том случае, если соответствующее действие ранее было прямо запрещено. Если таких запретов не было, рекомендация остается рекомендацией, советом в чистом виде. Конечно, в тех случаях, когда в соответствующем акте содержится прямое предписание следовать сформулированным в нем рекомендациям, и тем более если предусмотрена мера ответственности за нарушение рекомендаций, термин «рекомендация» не должен вводить в заблуждение. Это не рекомендация, а обязывающая норма, ширма за которой скрывается бюрократический метод управления.

<< | >>
Источник: Черданцев А. Ф.. Логико-языковые феномены в юриспруденции : монография. — М. : Норма : ИНФРА-М. - 320 с.. 2012

Еще по теме § 1. Призывы:

  1. § 1. Призывы
  2. Социально-политические взгляды.
  3. ГЛАВА IX БУРЖУАЗНО-ПРОГРЕССИВНОЕ ТЕЧЕНИЕ (ЖУРНАЛ «АЙКАП», К. ТОГУСОВ И «УШ-ЖУЗ»)
  4. Великие и малые волны истории
  5.    Русские рекруты призыва 1810 года
  6. Статья 1116. Лица, которые могут призываться к наследованию
  7. 1. Своеобразие устного вещания.
  8. 2. Психологическое воздействие печатными и изобразительными средствами.
  9. 1. Специфика применения убеждения.
  10. 1. Своеобразие устного вещания.