<<
>>

§ 1. Роль судов в развитии современной правовой системы Великобритании

1. Вопросам, касающимся места и роли судов в системе англосаксонского права вообще и в правовой системе Великобритании в частности, в отечественной и зарубежной литературе традиционно уделяется значительное внимание*(946).

Однако, несмотря на свою традиционность, данная тема, равно как и другие, аналогичные ей "классические" темы постоянно сохраняет свою актуальность.

Причем не только в силу своей юридической и социально-политической значимости, но и в силу новизны появляющегося на каждом этапе развития общества и непосредственно касающегося деятельности судебных органов материала, а также благодаря возникновению новых жизненных обстоятельств, при которых функционируют судебные органы.

Актуальность темы обусловливается также в значительной степени рядом особенностей самой исследуемой и значительно изменяющейся со временем материи - судебной системы Великобритании, и прежде всего ее динамизмом, определенной сложностью, емкостью и многогранностью, создающих трудности ее всестороннего охвата и познания.

Вполне естественно, что в процессе исследования судебной системы Великобритании из поля зрения авторов, как показывает анализ специальной литературы, посвященной ее рассмотрению, нередко ускользают те или иные аспекты данной материи.

Не в последнюю очередь это касается правотворческой деятельности современных английских судов, а шире - их разностороннего влияния на действующую правовую систему Великобритании.

Речь при этом идет не только о "прецедентом" влиянии судов на процесс формирования и развития правовой системы Великобритании, рассмотрению которого в юридической литературе уделяется большое внимание и вполне обоснованно придается такое же значение*(947). Имеются в виду и другие пути и формы воздействия судебных органов на английское право.

Кроме того, имеется в виду влияние на правовую систему Великобритании не только "высоких" судебных инстанций страны, таких как Суд палаты лордов - высшей судебной инстанции Великобритании; Апелляционный суд страны, занимающий второе место по своей значимости после Суда палаты лордов в иерархии английских судов; так называемый Высокий суд (High Court of Justice), рассматривающий по первой и по второй инстанциям преимущественно гражданские дела, отличающиеся повышенной сложностью; или Верховный суд (Supreme Court of Judicature), объединяющий в своей структуре несколько судебных инстанций, включая Апелляционный суд, Высокий суд и Суд короны, и символизирующий собой единство всей судебной системы Великобритании*(948).

Имеется в виду влияние на правовую систему страны также всех иных, нижестоящих судебных органов в лице судов магистратов, образующих, по мнению специалистов в данной области, основное звено английской судебной системы, через которое проходит "по существу 95-98% дел, считающихся по английским законам уголовными, и значительное количество гражданских дел (в основном дел, вытекающих из семейных отношений)"; и системы судов, действующих на территории собственно Англии и Уэльса, под общим названием Суды короны, основным назначением которых является рассмотрение уголовных дел по первой инстанции "с соблюдением процедуры, требующей обвинительного акта"*(949).

Учет деятельности, наряду с высшими судебными инстанциями страны, всех нижестоящих судов под углом зрения не только их сугубо правоприменительной активности, но и их влияния на правовую систему Великобритании, является объективно необходимым для получения полной картины и адекватного представления о механизме взаимосвязи и взаимодействия правовой и судебной систем Великобритании, о прямом и обратном их воздействии друг на друга.

Будучи относительно самостоятельным явлением, правовая система этой страны оказывает прямое воздействие на процесс формирования и многовекового функционирования ее судебной системы.

В свою очередь, последняя оказывает обратное влияние на процесс развития и совершенствования воздействующей на нее правовой системы.

При этом следует особо подчеркнуть, что речь идет о влиянии на правовую систему страны не только и даже не столько высших звеньев судебной системы, как зачастую принято считать*(950), сколько о воздействии на нее всей судебной системы, включая, разумеется, нижестоящие звенья. Именно только вся судебная система как носитель судебной власти в обществе и государстве, как относительно самостоятельный по отношению к правовой системе феномен, а не отдельные ее звенья обладает способностью и возможностью воздействия на правовую систему в целом, а вместе с ней на законодательную и исполнительную ветви власти, создающие во взаимосвязи и взаимодействии с судебной властью эту систему.

Неоспоримым фактом является то, что только высшие судебные звенья Великобритании, так же как и любой иной страны общего права, могут непосредственно, путем создания прецедента, оказывать прямое воздействие на правовую систему - на ее формы, сущность, содержание и процесс функционирования.

Однако не подлежит сомнению и то, что такого рода правотворческими полномочиями высшие судебные звенья этой страны, обладают не сами по себе, будучи в изоляции, а тем более - в отрыве от всех иных звеньев судебной системы, а только в неразрывном единении с ними, только выступая в качестве органической составной части одного целого.

Судебная система Великобритании в целом как носитель судебной власти страны является фактическим субъектом правотворческих функций, а ее высшие звенья - лишь формально-юридическими "уполномоченными" на их выражение субъектами.

Обладая формально-юридическими прерогативами, в основе которых лежат фактические способности и возможности судебной системы страны выступать не только в качестве правоприменителя, но и правотворца, высшие судебные инстанции страны создают, соответственно, аналогичные им и самой правовой системе Великобритании формально-юридические акты-прецеденты.

Формально-юридический характер последних, который содержится в основном, по мнению исследователей, в такой их структурной составляющей части, как stare decisis, обязывающей суды "придерживаться прецедентов"*(951), полностью коррелируется и даже совпадает с аналогичным - формальным, характером права.

Правовая система страны, "одной из фундаментальных характеристик которой является ее формальный характер"*(952), наполняется, таким образом, благодаря воздействию на нее со стороны судебной системы через прецедент, а также через сам факт ее существования, новым, аналогичным ее характеру, сугубо формальным, но не фактическим, "материальным" содержанием. Последнее - "материальное" содержание права создается и развивается благодаря воздействию на правовую систему со стороны экономической, социальной, политической и других возникающих на базе английского общества структур и систем.

2. Несмотря на то что в сознании многих юристов-теоретиков и практиков, работающих за пределами общего права, укоренилась идея едва ли не об абсолютной и не подлежащей сомнению роли судов в становлении и развитии данной системы права, среди самих авторов, имеющих дело с системой общего права на профессиональном уровне, по вопросу о реальном значении судов в процессе его становления и многовекового развития, включая нынешний этап, идут нескончаемые споры*(953).

Анализ специальной юридической литературы и отчасти судебной практики со всей очевидностью свидетельствует о том, что традиционно, на протяжении многих веков, в решении этого вопроса зачастую прослеживались две крайности.

Одна из них заключалась в преувеличении роли судов в процессе становления и развития общего права, в переоценке их значимости для данного процесса. Довольно распространенным для подобного подхода к оценке роли судов было и остается утверждение о том, что общее право как было создано в Англии после завоевания ее нормандцами (в 1066 г.), с помощью судов, которые использовались изначально для "легитимизации политической власти", так и продолжало развиваться в последующем в основном благодаря их правотворческой и правоприменительной деятельности*(954).

В этом же плане довольно типичным являются рассуждения о том, что в системе общего права любой юридический акт, включая парламентский статут, только тогда становится правовым - частью системы права, когда он признается и применяется судами.

В правовой системе Англии, пишут по этому поводу исследователи, любой источник прав воспринимается не иначе, как "тот или иной путь, в соответствии с которым право в этой системе становится правом и согласно которому оно будет признано и станет применяться английскими судами"*(955). И далее: "В современном английском праве, наряду с актами Парламента и правом Европейского Союза, весьма важным источником права является судейское право", имея в виду тот факт, что "в каждом случае именно суд определяет, чтo следует воспринимать в тех или иных конкретных условиях, при рассмотрении конкретного дела как право, а что не следует", что именно суд "фактически создает новое право"*(956).

Другая крайность в отношении к роли судов и степени их воздействия на английское право на стадии его становления и последующего развития заключается в недооценке их значимости в данном процессе.

Это выражается, в частности, в рассуждениях о том, что в Англии "общее право скорее выросло само по себе, нежели было создано какими-то органами, в том числе судами", что "трудно определить точно время, когда оно начало формироваться и расти"*(957).

В течение более чем 20 веков, утверждают авторы, явно недооценивающие роль отдельных судов и судебной системы в целом в становлении и развитии английского права, суды и создаваемое ими право воспринимались "скорее как эффективный элемент формирующегося конституционного механизма"*(958) и соответственно - всего общего права.

С появлением теории разделения властей, ближе к современному этапу развития английского общества и государства, недооценка роли судов в развитии общего права стала все чаще ассоциироваться с зависимостью судебной власти и ее носителя - судебной системы от других ветвей власти и соотносящихся с ними систем.

Периодически стали появляться утверждения о том, что в конституционном механизме Великобритании фактически не существует разделения властей в том смысле, как оно декларируется и отчасти реализуется в Соединенных Штатах Америки. Ибо, к примеру, такое весьма значимое в политико-правовой структуре Великобритании должностное лицо, как Лорд-канцлер олицетворяет собой не только судебную власть, будучи "высшим судьей", но, в определенной мере, и другие ветви государственной власти*(959).

Имеется в виду, что, будучи спикером Палаты лордов, Лорд-канцлер одновременно является членом Кабинета министров, руководителем сугубо исполнительного органа - Департамента Лорда-канцлера, осуществляющего в основном функции по организационному обеспечению деятельности судов; нередко возглавляет "некоторые конституционные комитеты, создаваемые по инициативе Кабинета"*(960).

Наряду с утверждениями об отсутствии в Великобритании разделения властей "в американском смысле" некоторыми авторами, недооценивающими роль судов в развитии общего права, стали развиваться идеи относительно слабости влияния судебной власти на правовую систему страны ввиду отсутствия у нее институциональной и функциональной самостоятельности.

В Великобритании, считают исследователи, существует и широко используется "только политическая риторика" по поводу разделения властей и независимости в государственном механизме судебной власти. На самом же деле здесь нет ни того ни другого. Относительной самостоятельностью в стране и "достаточно высоким уровнем независимости обладают лишь отдельно взятые судьи", но не весь судейский корпус и не вся судебная система - носитель судебной власти, - в значительной степени зависимая от других государственных властей*(961).

Из этого следует логический вывод о том, что зависимая, несамостоятельная судебная система юридически и фактически не способна достаточно эффективно воздействовать на правовую систему Великобритании - на ее развитие и совершенствование*(962).

Исследуя реальное положение дел, касающихся влияния судебной системы Великобритании на правовую систему страны, следует заметить, что такого рода вывод, явно недооценивающий роль и значение судов в данной сфере жизни общества, несомненно, страдает односторонностью, точно так же как и вывод, переоценивающий их значимость в этом процессе.

Что же касается истины в данном вопросе, то она, как всегда, находится где-то на "золотой середине". В переводе на язык практики это означает, что суды в системе общего права на протяжении всей истории их существования и функционирования постоянно, хотя и с определенными "колебаниями" играли и продолжают играть весьма важную роль не только в своей традиционной сфере деятельности - правоприменения, но и в области правотворчества, в процессе формирования и развития общего права.

3. В каких формах, какими путями и способами воздействуют суды на развитие современного английского права? Как соотносятся они между собой и насколько они укладываются в русло современных тенденций его эволюции? Эти и другие им подобные вопросы неизбежно и вполне естественно возникают, как только речь начинает идти о характере взаимосвязи и взаимодействия судебной и правовой систем страны, о постоянном и к тому же значительном влиянии первой на вторую.

В западной юридической литературе эти вопросы, так же как и проблемы, касающиеся степени влияния судебной системы Великобритании на правовую систему страны, вызывают постоянные споры.

Дело в том, что одни авторы традиционно ограничивают, а зачастую сводят процесс воздействия судебных органов на правовую систему страны в основном или исключительно только к созданию прецедента, который, "имея в своем содержании нормы права, тем самым оказывает влияние и на содержание права". И это влияние, по их мнению, осуществляется даже тогда, "когда прецедент не устанавливается с одного раза, при рассмотрении только одного конкретного дела", а создается, как и многие из них постепенно, по мере рассмотрения целого ряда однопорядковых и однородных дел, ибо он и в этом случае указывает правоприменителю, по какому пути нужно идти при рассмотрении аналогичных дел, а законодателю - в каком направлении суд намерен формировать и развивать свое, судейское право как составную часть общего права*(963).

Другие авторы идут дальше, не ограничивая процесс воздействия судебной системы Великобритании на ее правовую систему только путем формирования и применения содержащего общеобязательные нормы и в силу этого выступающего в качестве одного из источников права прецедента.

По их мнению, судебная система страны сама по себе и в лице своих высших инстанций, которые "непосредственно могут делать право"*(964), воздействует на ее правовую систему не только путем и с помощью прецедента, но и иными путями.

Среди них выделяются такие пути и средства, как формирование и "внедрение" в право различных судебно-правовых принципов и доктрин; толкование статутов и других нормативных правовых актов, в процессе которых вырабатываются новые принципы и нормы права; выработка разного рода процедурных правил, имеющих нормативный общеобязательный для судебных органов характер, и др.*(965).

Согласно наблюдениям и анализу деятельности английских судов в сфере правотворчества суды, несмотря на то что их зачастую аттестуют как одну из "самых неэффективных частей" британского конституционного механизма в XX столетии, тем не менее весьма преуспели в этот период, особенно в развитии частного и процессуального права*(966).

Доказательством тому могут служить, например, так называемые судейские правила, принятые еще в 1912 г. специальной комиссией, образованной Лордом-канцлером из наиболее авторитетных судей, и до сих пор регламентирующие некоторые аспекты деятельности английских судов; периодически издаваемые высшими судебными инстанциями или высшими должностными лицами английской судебной системы (лордом-канцлером, Лордом - главным судьей и др.) нормативные правовые акты процессуального характера, значение которых "настолько велико, - как утверждают специалисты, - что их несоблюдение может повлечь даже отмену приговоров"*(967); принимаемые высшими должностными лицами судебной системы Англии или по их поручению - наиболее авторитетными судьями так называемые практические указания, имеющие обязательный характер "как для судов (судей), так и других органов, ведущих производство по уголовным делам, а равно для юристов, практикующих в судах"*(968); и др.

Особое значение в английской правовой теории и юридической практике придается в последние десятилетия такой форме или способу влияния судов на право, как толкование судами статутов Парламента и других нормативных правовых актов и судебный контроль, или надзор (Judicial review), за соответствием их конституции.

Хотя традиционно английская правовая мысль отвергала судебный контроль конституционности законов в системе общего права и рассматривала его как нечто "чуждое для правовой системы Великобритании"*(969), тем не менее, как показывает судебная практика, эта форма судебной деятельности в разных ее видах всегда существовала в этой стране и оказывала определенное влияние на право.

Особенно широкое распространение судебный контроль конституционности законов в том виде, в каком он существует поныне, получил в Канаде, где он сложился "под влиянием традиций английского и американского конституционного права" в 1949 г., и других странах общего права после Второй мировой войны*(970).

В Великобритании судебный контроль конституционности законов - статутов Парламента и других нормативных правовых актов, получил новый импульс в своем развитии в 1998 г., в связи с принятием Закона (статута) о правах человека (Human Rights Act)*(971).

Важной составной частью этого Закона стали положения, касающиеся порядка толкования так называемых конвенционных прав, т.е. прав и, соответственно, положений, которые зафиксированы в Европейской конвенции по правам человека и прилагаемых к ней Протоколах.

Основной целью такого толкования, как верно отмечается в литературе, "должно являться официальное постановление соответствия или несоответствия конвенционным правам конкретных предписаний национальных законов и изданных на их основе подзаконных актов, а равно конкретных, вытекающих из решений английских судов норм неписаного, общего права"*(972).

В Статуте особо подчеркивается (ст. 2), что при толковании должны учитываться также все соответствующие акты, исходящие от таких общеевропейских институтов, как Европейская комиссия по правам человека, Комитет министров, Европейский суд по правам человека.

Одно из ключевых требований Закона о правах человека состоит в том, чтобы акты Парламента и акты всех иных британских "публичных институтов" соответствовали положениям Европейской конвенции по правам человека, Протоколам к ней и соответствующим актам, касающимся прав человека, исходящим от вышеназванных общеевропейских институтов.

Причем Закон распространяет это требование ("в рутинном порядке", по выражению аналитиков)*(973) не только на все виды изданных нормативных правовых актов, но и на все стадии их подготовки, а также на процесс их парламентского рассмотрения.

В Законе о правах человека (ст. 19), а позднее в Законе о безопасности и борьбе с терроризмом и преступностью (Antiterrorism, Crime and Security Act), принятом в 2001 г., в связи с этим устанавливалось специальное положение, согласно которому все министры, "ответственные за представление правительственного законопроекта в Палату общин", должны в письменном виде указывать, соответствует ли, с их точки зрения, представляемый проект Европейской конвенции о правах человека, и просить Палату, "под коллективную ответственность Правительства", "при любых обстоятельствах" рассмотреть данный проект*(974).

Закон устанавливает четкие требования о необходимости соответствия Конвенции и Протоколам к ней в отношении не только исполнительной власти - подготавливаемых ею проектов парламентских статутов и принимаемых административных актов, но и актов самого Парламента и парламентского рассмотрения.

Однако вместе с тем Законом допускается возможность принятия Парламентом "под его строгую ответственность", при наличии для этого веских причин, статутов, которые могут в некоторой степени расходиться с положениями Конвенции и Протоколов к ней.

По мнению исследователей, это обусловлено сохранением в стране "парламентского суверенитета", позволяющего Короне и после принятия Закона о правах человека по-прежнему "на законных основаниях и эффективно законодательствовать в Парламенте, даже в манере не совсем совместимой с положениями и требованиями Европейской конвенции о правах человека"*(975).

Вполне понятно и естественно, что при такой манере законодательствования и рассмотрения проектов законов, в которых содержатся "отступления" от Европейской конвенции о правах человека, все эти "несоответствия" становятся одним из основных предметов рассмотрения в данном законодательном процессе*(976).

Какова при этом роль судебной власти Великобритании и выполняемого ею судебного контроля? Каким образом она в данном случае влияет на законодательный процесс и вместе с тем на развитие английского права?

Отвечая на эти и другие им подобные вопросы, авторы, занимающиеся данной проблематикой, акцентируют внимание прежде всего, на том, что если раньше, до принятия Закона о правах человека, сам институт судебного контроля в Великобритании основывался в конечном счете лишь на весьма общем конституционном принципе*(977), то с принятием Закона он получил более четкую и более конкретную правовую основу. Кроме того, если раньше судебный контроль нормативных правовых актов ограничивался в основном сферой административного права, то теперь "значительная часть полномочий судов", касающихся судебного контроля, "весьма быстро и решительно была перенесена из области административного права в конституционное"*(978).

Это означает, что суды могут "на предмет конституционности", а в данном случае и на предмет соответствия Европейской конвенции по правам человека и Протоколам к ней, рассматривать не только акты административных органов, но и акты Парламента.

По итогам рассмотрения парламентского акта, в случае его несоответствия Конвенции и Протоколам к ней Суд в лице своих высших инстанций (Палата лордов, Судебный комитет Тайного Совета, Военный апелляционный суд и действующий в Шотландии Высокий суд юстициария - High Court of Justiciary), согласно п. 2 ст. 4 Закона о правах человека, уполномочен принимать решение под названием декларации о несовместимости (Declaration of Incompatibility)*(979). Причем декларация о несовместимости принимается не только в отношении самого "несовместимого" парламентского акта, но и в отношении других, изданных на его основе подзаконных актов.

В соответствии с Законом (ст. 6, п. 1) декларации о несовместимости, как и все содержащиеся в них судебные заключения, не являются обязательными для Парламента и его членов, кроме членов Палаты лордов, участвовавших при рассмотрении вопроса о "несовместимости" конкретного акта и в принятии решения по этому вопросу*(980).

Однако они имеют императивный характер и, соответственно, обязательны для всех судов и для всех должностных лиц иных государственных органов.

Освобождая Парламент от обязательного следования декларациям о несовместимости издаваемых им актов положениям Конвенции и Протоколов к ней, Закон в то же время предусматривает возможность изменения содержания "несовместимого" акта "с помощью средств делегированного законодательства"*(981).

При этом суд не обладает полномочиями осуществлять контроль за действиями Парламента, решающего вопрос о приведении "несовместимого" парламентского акта в соответствие с положениями Конвенции и Протоколов.

В то же время в отношении других государственных органов суд, принявший декларацию, обладает правом устанавливать в пределах своей компетенции меры и контроль за устранением вреда, причиненного в результате принятия и реализации ими "несовместимого" акта или актов.

4. Высоко оценивая роль судов после принятия Закона о правах человека в осуществлении контроля за "чистотой" принимаемых актов и их влияние таким путем на развитие английского права, исследователи указывают на сходство данной формы судебной деятельности в Великобритании с той, которую осуществляют суды в государствах ("демократиях") с писаной конституцией и с помощью которой они воздействуют на процесс развития права и вместе с тем "обеспечивают права граждан от вмешательства со стороны государственных институтов и должностных лиц"*(982).

С помощью данной формы судебной деятельности, по мнению западных авторов, наряду с развитием и совершенствованием правовой системы страны, одновременно отрабатывается "новая модель демократии", основным кредо и постулатом которой является не установление власти и правления большинства членов общества, как это было в традиционных "моделях" демократии, а максимальное ограничение государственной власти и, в особенности, власти правительства*(983).

Несмотря на позитивную в целом оценку роли судов в развитии и совершенствовании системы общего права вообще и английского права в частности, среди теоретиков права и практиков, однако, периодически высказываются довольно резкие критические замечания в адрес британских судов, их влияния на правовую и политическую системы страны, особенно после вступления в силу Закона о правах человека, значительно расширившего их полномочия в правотворческой сфере. Больше того, иногда озвучиваются опасения в "узурпации" судами не только правоприменительной (судебной), но и, отчасти, правотворческой (законодательной) власти*(984).

Все это, по справедливому замечанию специалистов в данной области, свидетельствует лишь о том, что в Великобритании, как и во многих других странах, "существует напряженность между институтами судебного контроля и традициями верховной власти в стране Парламента"*(985), требующая к себе особого внимания и последующего изучения.

Специального монографического исследования требуют, как представляется, и другие пути и формы воздействия судов на процесс развития и совершенствования права. Это весьма важно для любой правовой системы не только в теоретическом, но и в практическом плане.

<< | >>
Источник: Марченко М.Н.. Судебное правотворчество и судейское право. - "Проспект".. 2011

Еще по теме § 1. Роль судов в развитии современной правовой системы Великобритании:

  1. § 2. Роль судов в развитии современного романо-германского права
  2. § 5. Роль судов общей юрисдикции и арбитражных судов в социально-политической сфере
  3. ЛЕКЦИЯ №2 (28.02.07) Тема№2 Нормы права и нормативно-правовые акты. Основные правовые системы современности. Международное право как особая система права.
  4. РОЛЬ ГЕРМЕНЕВТИКИ В СИСТЕМЕ СОВРЕМЕННОГО ОБРАЗОВАНИЯ Ханевский А.А.
  5. Какая роль у подзаконных нормативных правовых актов в системе источников налогового права?
  6. § 2. Роль римського приватного права у виникненні й розвитку правових систем у країнах Європи
  7. 2.5 Характеристика современной правовой системы Англии
  8. 7. Современные технологии правового обучения в системе работы российских школ
  9. ГЛАВА 17. КРУШЕНИЕ КОЛОНИАЛЬНОЙ СИСТЕМЫ. РАЗВИВАЮЩИЕСЯ СТРАНЫ И ИХ РОЛЬ В МЕЖДУНАРОДНОМ РАЗВИТИИ
  10. Глава 17. Крушение колониальной системы. Развивающиеся страны и их роль в международном развитии
  11. Тема 1 МЕСТО И РОЛЬ ОРГАНИЗАЦИИ ТРУДА В СИСТЕМЕ ФАКТОРОВ РАЗВИТИЯ ПРОИЗВОДСТВА
  12. § 3. Противоречия и закономерности развития правовой системы
  13. § 3. Правовая помощь по гражданским делам Исполнение поручений судов иностранных государств
  14. § 3. Становление и развитие правовой системы в Российской Федерации
  15. 1.4. Развитие современной системы обучения праву
  16. § 4. Значение правовой системы лля формирования и развития гражданского общества
  17. § 3. Влияние системы арбитражных судов России на право
  18. Глава V Специфика национального развития Великобритании