<<
>>

§ 3. Роль языка в правовом регулировании

Признавая правовое регулирование как идеальное, не следует забывать, что и «самый идеальный процесс не может проходить вне, без участия материи»14. «На духе, — отмечал К. Маркс, — с самого начала лежит проклятие быть «отягощенным» материей, которая выступает здесь в виде движущихся слоев воздуха, звуков — словом, в виде языка»15.
Язык есть средство реализации, своеобразной материализации процесса и результатов познания16. Это положение относится и к правовому регулированию: здесь язык выступает как средство его материализации и реализации. Как мы уже указывали выше, правовое регулирование — это разновидность движения информации, в котором задействованы разного рода и уровня генераторы информации (правотворческие органы, правоприменяющие и другие субъекты, например заключающие договор) и своеобразные рецепторы — адресаты информации. Информационный обмен, движение информации — это формы движения мате- рии17. Без материального носителя нет информации. В правовом регулировании носителем информации является язык как определенная знаковая система.

Идеальные объекты с помощью языка обретают материальную форму, становятся доступными для восприятия лиц, участвующих в правовом регулировании. Язык не только делает идеальные объекты как средства правового регулирования воспринимаемыми, но и придает им объективность и независимость от участников правового регулирования. Такие объекты обретают самостоятельность и в определенной мере независимость даже от генераторов, более того, заставляют этих генераторов учитывать существование данных объектов. Например, законодатель связан действующими нормами, судья — вступившими в законную силу решениями, сторона в договоре — заключенным договором и т. п. Эти идеальные объекты, материализованные в языке, являются объективно реальными и независимыми от субъектов — так называемых рецепторов правовой информации, которая представляет собой единство знаковой формы (языка как носителя информации) и содержания информации (идеальных мысленных объектов).

Таким образом, идеальные объекты как средства правового регулирования выступают в единстве мысли и знака как логико-языковые феномены. При этом их логико-языковая природа весьма различна. Данные различия значимы, ими нельзя пренебрегать ни в процессе научных исследований, ни в процессе правового регулирования.

Из того что идеальные объекты как средства правового регулирования существуют лишь в языковом виде, можно сделать вывод, что без языка нет и не может быть правового регулирования. В качестве языка выступают естественный язык соответствующего народа, если говорить о внутригосударственном регулировании, и естественные языки разных народов в регулировании международных отношений.

Символические, искусственные языки (например, символический язык знаков дорожного движения, символический язык для ввода правовой информации в память кибер- нетических машин) имеют в этом регулировании второстепенное, вспомогательное значение и не могут заменять естественные языки.

Тот факт, что средства правового регулирования, элементы правовой системы обретают реальность только в языковой форме, подтверждает их идеальный характер. Совокупность данных идеальных объектов и составляет особый юридический мир, в котором отражается мир реальных общественных отношений и который особым юридическим способом воздействует на реальный мир, стремясь «творить» его по своему идеальному «образу и подобию».

Именно в этом и состоит основное назначение идеальных объектов юридического характера.

Правовая система («юридический мир») регулирует отношения в реальном мире. Функция отражения подчинена здесь функции воздействия на реальный мир. Правовая система и ее элементы призваны служить не целям познания социальной действительности, но практическим целям регулирования этой действительности путем воздействия на сознание и волю человека, а через них — на его поведение и в конечном счете на социальные отношения.

Право в целом, как и основные элементы правовой системы, не обладает гносеологическими функциями, но выполняет функции прагматического характера. Можно говорить лишь об их определенном познавательном значении как источнике конкретной информации.

Функциональная особенность правовой системы оказывает существенное влияние на отбор логико-языковых феноменов, которые ею используются. При этом основную роль играют те феномены, в которых проявляется прагматическая функция языка.

Заметим, что в современном языкознании прагматические аспекты языка отграничиваются от других аспектов — синтаксического, сигматического и, что особенно важно здесь подчеркнуть, от семантического, который в большей степени тяготеет к познавательной деятельности. Г. Клаус, посвятивший одну из своих работ прагматическим аспектам языка, отмечает, что «всякое пренебрежение различием между семантическим и прагматическим аспектами с необ- ходимостью вызывает ошибки и недоразумения и неминуемо ведет к субъективистским и идеалистическим воззрениям»18. Языковые знаки (слова, предложения и т. д.) что-то обозначают, называют (сигматический аспект), имеют определенный смысл (семантический аспект), находятся в определенных связях с другими знаками (синтаксический аспект) и благодаря этим своим качествам служат средством коммуникации, с их помощью люди обмениваются мыслями. Но это не единственное назначение знаков, они также воздействуют на людей, вызывают у них определенную психическую реакцию, склоняют к какому-либо поведению, оценкам и т. п. Знак может «информировать, вводить в заблуждение, вдохновлять других, давать им приказы, запрещать что-либо, просить о помощи и т. д. Речь идет, стало быть, о том, чтобы каким-то образом управлять с помощью знаков другими системами»19. Г. Клаус отмечает, что согласно теории Ч. Морриса знаки помогают информировать, задавать оценки, вызывать определенные ответные реакции, систематизировать и организовывать20.

С точки зрения теории информации и семиотики правовая система — это, бесспорно, знаковая система. Все указанные Моррисом возможности знаков, их функции присущи в разной мере и элементам правовой системы. Она призвана нести информацию, чтобы на основе этой информации производить оценку человеческим действиям, вызывать определенное поведение людей (как реакцию на информацию) и в конечном счете организовывать общественные отношения.

Правовая система как система прагматическая, имеющая чисто практические цели, использует для воздействия на поведение людей главным образом те логико-языковые феномены, в которых проявляется прагматическая функция языка. К языковым выражениям прагматического назначения относятся одобрение, неодобрение, признание, отказ, оценка, приказ, обещание, просьба, обращение, реше- ние, намерение, заявление, осуждение, оправдание, норма, фикция, презумпция, метафора и т. д.21

Большинство из указанных феноменов так или иначе участвуют в правовом регулировании, входят в состав правовой системы, с их помощью и оказывается регулирующее воздействие на поведение людей.

«С точки зрения семиотики, — отмечает Г. Клаус, — описание, предсказание, объяснение относятся к области теоретико-познавательной семантики, а одобрение, неодобрение, приказ и т. д. — к области прагматики. К этой последней относятся также языки морали, права и т. д.»22.

На фундаментальное значение разграничения функций языка указывают и многие другие авторы. Выдвигая тезис о том, что в правовом регулировании важную роль играют логико-языковые феномены прагматического характера, нельзя, конечно, отрицать значение в правовом регулировании элементов описания, обоснования, предсказания и, следовательно, соответствующих им логических и языковых форм (суждений, описательных предложений и проч.).

В юридической науке и практике используются самые разные логико-языковые феномены семантического и прагматического оттенков. Нередко неправильно трактуются логико-языковая, гносеологическая и прагматическая природа языковых средств, их роль и т. д. Задача настоящего исследования состоит в том, чтобы подвергнуть анализу эти феномены, отграничить их друг от друга, показать их назначение.

Если бросить беглый взгляд на «юридический мир» и соотнести его идеальные объекты со стадиями правового регулирования, то получим следующую картину. На стадии правотворчества в ходе создания и обоснования юридических норм законодатель оперирует различными идеальными объектами: суждениями о реальности и состоянии законодательства, рекомендациями науки, различными (моральными, утилитарно-инструментальными) оценками целей, состояния законодательства и т. п. Ре- зультатами правотворческой деятельности выступают новые идеальные объекты — нормы права.

Наиболее обширный «мир» идеальных объектов в ходе регулирования складывается на следующей стадии — возникновения прав и обязанностей. В качестве идеальных объектов здесь выступают некоторые юридические факты, а именно те, которые создаются как средство индивидуального регулирования. Сюда относятся сделки, договоры, индивидуальные правоприменительные решения.

Возникновение прав и обязанностей часто невозможно (согласно закону) без правоприменительного решения. Однако в ходе вынесения такого решения создаются, обосновываются идеальные объекты, которые, в свою очередь, являются основаниями решения. В качестве идеальных объектов выступают прежде всего доказательственные факты как мысли, которые служат средством обоснования других фактов — мыслей, отражающих реальные юридические факты и оказывающих влияние на вынесение решения. Само решение, как уже отмечено выше, также представляет собой идеальный объект, выступающий в качестве средства индивидуального регулирования.

В ходе применения права мышлением создаются и такие идеальные объекты (суждения), в которых отражаются содержание, сфера действия, оценки норм права и фактов, имеющих юридическое значение.

Наконец, сами'субъективные права и юридические обязанности конкретных субъектов суть идеальные мысленные объекты.

<< | >>
Источник: Черданцев А. Ф.. Логико-языковые феномены в юриспруденции : монография. — М. : Норма : ИНФРА-М. - 320 с.. 2012

Еще по теме § 3. Роль языка в правовом регулировании:

  1. Глава 1 Идеальные объекты юридической науки и правового регулирования. Роль языка в правовом регулировании
  2. Часть III ПРОБЛЕМЫ ЕДИНСТВА ПРЕДМЕТА, МЕТОДА И ПРОЦЕССА ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ РАЗДЕЛЫ И ГЛАВЫ МОНОГРАФИИ «ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ: ПРЕДМЕТ, МЕТОД, ПРОЦЕСС»
  3. § 3. Метолы, способы, типы, правового регулирования. Правовые режимы
  4. § 1. СОЦИАЛЬНО-ПРАВОВАЯ СРЕДА КАК ЕДИНЫЙ ПРЕДМЕТ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ. ПОСТАНОВКА ВОПРОСА
  5. А. А. Смольяков кандидат юридических наук, преподаватель ПРАВОВЫЕ ОТНОШЕНИЯ И МЕХАНИЗМ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ ЭВТАНАЗИИ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
  6. § 1. Понятие гражданских процессуальных принципов и их роль в отраслевом регулировании
  7. § 5. Понятие правового регулирования
  8. 1. Понятие правового регулирования
  9. 2 Предмет правового регулирования
  10. 5. Механизм правового регулирования
  11. Раздел I ПРЕДМЕТ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ
  12. Раздел II МЕТОД ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ
  13. 85. Механизм правового регулирования: понятиеиосновныеэлементы
  14. 4. Сталин правового регулирования
  15. 33.1. Модель экономической свободы, либерального регулирования экономики и роль права
  16. Г л а в а 8 Факты в юридической науке и правовом регулировании