<<
>>

НАГРОМОЖДЕНИЕ ЛЖИ

  На планетах видны каналы темнокрасного цвета, и когда свет падает на них, при определенном ракурсе вы можете увидеть на них слово «ложь».

Oliver Wendell Holmes в «Истине»

Есть множество официальных способов обманывать людей.

Можно просто замалчивать вопрос, или откровенно лгать, или прибегнуть к своего рода демагогическим высказываниям, заменяющим истину. Соединенные Штаты, со своей претензией на наибольшую открытость общества в мире, просто породили десятилетия лжи и ее бюрократического прикрытия. Бомбардировка Камбоджи долгое время скрывалась от общественности, несмотря на настороженные глаза телевизионных и телеграфных агентств. Когда задаются трудные вопросы, государственные представители уклоняются от истины, подобно тому, как они делали с тайной войной в Лаосе. Уотергейтский скандал только казался угасшим быстро, на самом деле понадобилось два полных года, чтобы распутать это дело. Это были два года официальной лжи и «не имеющих никакой законной силы заявлений», в которых использовалась вся мощность власти чиновников, и очень успешно, против целого батальона расследователей. Никсону удалось увильнуть от участия в суде, и его действительная роль в Уотергейте никогда не была раскрыта. Уотергейт случился через десять лет после убийства американского президента Кеннеди и не бросающихся в глаза споров вокруг этого события.

Вновь среди общественности появляется мнение — все это подозрительно, и чиновники темнят. Лучом света в этой истории был показ найденной пули — «смертельная пуля лежала на земле — слишком далеко от окровавленной рубашки Кеннеди, в которую она должна была попасть».

В 1975 году всплыла информация о том, что директор Федерального бюро расследований Эдгар Гувер приказал, чтобы его сотрудники уничтожили угрожающее письмо, на

писанное Освальдом за несколько дней до убийства; единственная информация о будущем преступлении была уничтожена, агенты были предупреждены об опасности, но это было умышленно скрыто.

Ho официальный обман является новым явлением. Недавно мир узнал о «Последнем Секрете», циничной сделке между Черчиллем, Рузвельтом и Сталиным в конце Второй мировой войны, по которой два миллиона русских изгнанников «депортировали» в Советский Союз. Они встретили неизбежную смерть или попали в сталинскую тюрьму, многие из них кончали жизнь самоубийством в заколоченных вагонах, в которых союзники отсылали их домой.

Коммунистическая Россия была пионером в искусстве официальной лжи. Вопиющее переписывание истории и тотальное управление системами массовой информации, вынудили остальной мир скептически относится к сообщениям из Советского Союза и к государственному руководству.

В июле 1918 года были определенные основания для выбора Екатеринбурга для официального объявления о расстреле царя. С этого момента советские утверждения относительно судьбы Романовых были последовательны только в получении из воздуха различных гипотез.

22 сентября 1918 года «Известия» опубликовали новость — рассказ о том, как тело царя было выкопано из могилы в лесу, положено в цинковый гроб, покрытый сибирским кедром*. «Панихида проводилась в соборе в Екатеринбурге с почетным караулом, состоящим из высшего военного руководства». Это было, конечно, басней, хотя бы потому, что тело Николая никогда не было обнаружено. Эта часть дезинформации опровергалась годом позже «судебным сообщением», которое касалось судьбы остальной части семейства.

Газета «Правда»[6] сообщала, что 28 человек попали под суд в Перми по обвинению в убийстве всей семьи Романовых. Среди обвиняемых были три «члена Екатеринбургского Совета», один из которых якобы утверждал, что он организовал преступление с целью дискредитирования советской власти в интересах партии лев. соц.-рев., к которой он принадлежал, политического конкурента Ленина. Четырнадцать обвиняемых были признаны виновными и приговорены к расстрелу.

Этот рассказ, включая имена обвиняемых, также был полным вздором. Фамилии работников ЧК и членов Екатеринбургского Совета известны и не совпадают с фамилиями, приведенными в «Правде».

Ho у статьи двойное назначение.

Это был первый случай, когда общественность получила информацию об убийстве всех Романовых, и в то же время вина за убийство перекладывалась с Московского правительства на партию эсеров, у которых был политический конфликт с большевиками в июле 1918 года. Это вполне совпало с желаниями большевиков нормализовать отношения с внешним миром.

В Великобритании отвращение к распространяемым слухам об убийстве императорского семейства нагнетало атмо- сферу антисоветизма, и Москва знала это. В течение двух месяцев после этой статьи, и после затянувшихся переговоров, Советская Россия успешно заключила важное соглашение с Великобританией — первый равноправный договор. Почти несомненно, рассказ о «Пермском расследовании» повлиял на процесс улучшения отношений с европейскими странами.

Появление книги Быкова, впервые официально рассказавшей о событиях в Екатеринбурге в июле 1918 года, при внимательном рассмотрении, оказывается гораздо сложнее, чем это кажется на первый взгляд.

История берет свое начало в 1921 году, в Германии. В этом году следователь Соколов посетил Берлин, где остановился в доме полковника Фрейберга. Однажды ночью его квартира была ограблена вооруженной бандой русских и немецких коммунистов, налет был хорошо организован — пока один из них стоял перед дверью, изображая полицейского, цругие осуществляли ограбление. Когда налетчики покинули квартиру, они унесли с собой и материалы Соколова. Последующее расследование, проведенное в Германии, пришло к выводу, что бумаги были переданы через Прагу в Москву.

В том же 1921 году Павел Быков, которого Белобородов называл председателем Уральского Совета, вкратце изложил версию убийства в статье, которая вошла в брошюру «Рабочая революция на Урале», почти совпадающую с версией Соколова. Он приводил только скудные детали, ничего не дающие людям, которых интересуют имена, даты и воспоминания непосредственных участников. Интересно, что его рассказ был основан на информации, собранной белогвардейским следствием, настолько, насколько это было удобно для него.

В 1921 году не поднимался вопрос об исчезновении трупов. Ho в последующие пять лет продолжали появляться сомнения в расстреле, поскольку трупы царской семьи так и не были найдены. В 1926 году советские авторитетные специалисты почувствовали, что настало время сделать, наконец, какие-то выводы.

И Быков опубликовал свой рассказ еще раз, в книге, названной «Последние дни последнего царя». Книга подтверждает белогвардейскую версию убийства императорского семейства, и, казалось, объясняет отсутствие человеческих останков в районе шахты.

Быков писал: «... останки тел после того, как их сожгли, вывезли на значительное расстояние от шахты и закопали в болоте, в районе, где добровольцы и следователи не делали никаких раскопок. Там тела остались и теперь полностью сгнили». Автор объяснял, что это было сделано для того, чтобы белогвардейцы, не могли, найдя эти останки, превратить их в святые мощи.

Ни Быков, ни какой-либо другой советский источник, никогда не рассказывали о трупе царя, который нашли в лесу, или о суде над убийцами в Перми. В 1966 году молодежная газета «Комсомольская правда» пересказала версию Быкова. Современный учебник по истории для средней школы умалчивает о судьбе Романовых. Царь исчезает из рассказов, становится «невидимкой», после его отречения в 1917 году. В 1971 году мы запросили советское министерство иностранных дел о судьбе царской семьи.

После длительной переписки через советское посольство в Лондоне, нам были присланы выдержки из Советской исторической энциклопедии: «В июле 1918 года, в Екатеринбурге,

когда Белая армия угрожала городу, областной Совет принял решение расстрелять царя Николая И, его семейство и слуг».

В 1974 году советский журнал «Звезда» поднял Екатеринбургский Совет до уровня героев, говоря, что они «решили проблему удаления Романовых с пути России, чтобы они не мешали ее будущему, проявив смелость и дерзость, находясь в кольце из неприятельских войск, окруживших Екатеринбург». Что касается трупов, они «рассеяли прах по ветру».

Это звучит, как выдержка из фантастического рассказа, который появился на Западе в 1935 году, когда американец, по имени Ричард Хайлибуртон, вернувшийся из России утверждал, что он разговаривал с Петром Ермаковым, который участвовал в операции по уничтожению трупов на поляне Четырех Братьев. Хайлибуртон рассказал, как он доехал до Екатеринбурга и обнаружил там больного Ермакова: «Ермаков лежал на сыром русском матрасе...Он говорил с трудом, из уголка рта текла струйка крови... Налитые кровью безумные глаза смотрели на меня». В трехчасовом разговоре, Ермаков выступил с признаниями, подобным этому: «Я направил свой маузер в царицу, только шесть футов разделяли меня от нее, я не мог промахнуться. Попал ей в рот. Через две секунды она умерла...».

Рассказывая об уничтожении трупов возле шахты, убийца хвастал: «Мы не оставили ни кучки пепла на земле... Я поместил банки с пеплом на грузовик и приказал шоферу отвезти их на гору... Я вытряхнул пепел, что бы развеять его по воздуху... так, что если кто-либо скажет, что он видел Романовых или даже трупы, расскажите ему об этом прахе».

Повторяем снова — это бессмыслица. Были, конечно, кучки золы на поляне, но и тут много вопросов. Этот рассказ, как и подобные ему, превращается в выдумку при более подробном рассмотрении. Ричард Хайлибуртон рассказал о разговоре с Ермаковым московскому корреспонденту «Ежедневных новостей» в Чикаго, Вильяму Стонеману. Мы разыскали Вильяма Стонемана в 1971 году, в Парижском бюро, и поинтересовались его мнением о Хайлибуртоне и его рассказе. «С моей точки зрения, — сообщал репортер, — он был наихудшим типом лгуна». Стонеман объяснил, что Хайлибурто- на в его поездке по России сопровождал официальный рус

ский переводчик, и они должны были снабжать московских руководителей уже обработанными «фактами».

Из собрания легенд об убийстве Романовых мы предлагаем еще один поучительный рассказ. Через двенадцать лет после Екатеринбургских событий появились мемуары Григория Беседовского, включавшие рассказ Петра Войкова о событиях в Доме Ипатьева, После войны Войков стал советским послом в Польше, а Беседовский был чиновником при этом посольстве.

Беседовский, позже перебежавший на Запад, рассказывал в своей книге, как на вечеринке в 1925 году Войков, пьяный, вспомнил о событиях в Доме Ипатьева. Рассказ его повторял версию, ставшую традиционной, за исключением того, что Войков признался в своем присутствии в расстрельной комнате в момент расстрела, о чем никогда не упоминалось ни в одном документе из материалов Соколова и никто не упоминал ранее.

Хотя вряд ли можно было ожидать какую-либо новую информацию или какие-либо новые детали от одного из участников рассматриваемых событий, на рассказ Беседовского часто ссылаются как на авторитетный; те, кто так делает, должны поближе познакомиться с публикациями мистера Беседовского.

После Второй мировой войны у него была репутация закоренелого обманщика, неустанного распространителя лживых историй. Одним из неудачных примеров из его собрания в области эксклюзивных мемуаров было «Мой дядя Иосиф Сталин», где Беседовский рассказал о своем общении с племянником Сталина, Буде Сванидзе. Сталин не имел такого племянника.

Обладая бессовестной способностью создавать фальшивые биографии, Беседовский оправдывался: «Я пишу книги для идиотов. Как вы думаете, читали бы на Западе мои книги, если бы я совмещал в них содержание и форму изложения?» В настоящее время, ученые считают, что его наиболее известные «раскрытия» были мошенничеством, а некоторые считают его агентом органов Советской системы безопасности. Соколов писал, что в реальной жизни комиссар Войков отличался театральными жестами, предназначенных для дамских взглядов.

Когда женщины спросили его о судьбе Романовых в Екатеринбурге, он ответил: «Мир никогда не узнает, что мы с ними сделали». Возможно, но только возможно, что он был прав.

В 1971 году лорд Маунтбэттен, человек, для которого царь был «дядюшка Ники» рассказал, почему семья приняла известия о смерти царской семьи как факт: «Нам сообщили, что это произошло, во всяком случае, мы этого ожидали, у нас не было оснований в этом сомневаться; доказательств могло и не быть, но в то время никто и не нуждался в них. Во что еще мы могли верить, как не в самое худшее, что история и подтвердила? Какая могла быть альтернатива?» Лорд Маунтбэттен, который прочитал французское издание книги Соколова, допускал, что если в ней не все является несомненным, она все-таки убедила его.

Мы показали, что все было гораздо хуже, чем недостаток материалов, позволяющих закончить следствие: эта изобличающая шифрованная телеграмма, свидетельства человека, который «видел трупы», свидетельства в Екатеринбурге и на поляне Четырех Братьев — все это была полная ложь. Дело Романовых слишком похоже на тайную операцию и попытку маскировки происшедшего в действительности.

Ho что же, все-таки, произошло? Основным доказательством того, что царская семья была расстреляна в Екатеринбурге, было то, что никого из них с тех пор не видели живыми. Фактически за прошедшие годы произошел пересмотр альтернатив, существует реальный след, по которому, хоть и с трудом, но, все же можно идти.

<< | >>
Источник: Саммерс А.. Дело Романовых, или Расстрел, которого не было. 2011

Еще по теме НАГРОМОЖДЕНИЕ ЛЖИ:

  1. Некоторые особенности языка гуманитарных наук
  2. НАЦИОНАЛЬНО-КУЛЬТУРОЛОГИЧЕСКАЯ СОСТАВЛЯЮЩАЯ АВТОРСКОГО ДИСКУРСА С.А. Моисеева, Е.А. Огнева Белгородский государственный университет
  3. Как использовать прилагательные и причастия
  4. L Принципы процесса
  5. «НЕСТОР РУССКОЙ ПОРЕФОРМЕННОЙ ЖУРНАЛИСТИКИ
  6. ГЛАВА IV О ВЛИЯНИИ языков
  7. XIV
  8. 29. Слова.
  9. А. К. Можеева К истории развития взглядов К. Маркса на субъект исторического процесса
  10. МНОГООБРАЗИЕ СВОБОДЫ В ПОЭЗИИ ПУШКИНА
  11. 6. Культура и общественные процессы в первые послевоенные годы
  12. 2. Введение третьего определения: «могущее быть как таковое». Переход к понятию абсолютного духа (и «позитивному» изложению)42