<<
>>

§ 6. Аудио- и видеозапись как средство доказывания

Ранее гражданское процессуальное законодательство не предусматривало в .качестве средств доказывания аудио- и видеозаписи, а ст. 49 ГПК РСФСР называла исчерпывающий перечень средств доказывания, среди которых подобные записи не значились.

Вместе с тем еще в постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 1 декабря 1983г. № 10 «О применении процессуального законодательства при рассмотрении гражданских дел в суде первой инстанции» указывалось, что судом могут быть приняты в виде письменных доказательств документы, полученные с помощью электронно-вычислительной техники, а с учетом мнения участвующих в деле лиц суд вправе также исследовать представленные звуко-видео записи. Однако это постановление кардинально не разрешило проблему использования аудио и видеозаписей, поскольку шло вразрез с процессуальным законом, хотя соответствующая потребность с точки зрения практики существовала.

Сегодня аудио- и видеозаписям придан официальный статус доказательств, что делает возможности суда по установлению фактического состава дела более полными. К сожалению, законодатель не дает понятие этих средств доказывания, но специально подчеркивает: лицо, представляющее аудио и (или) видеозаписи на электронном носителе либо ходатайствующее об их истребовании, обязано указать, когда, кем ч в каких условиях осуществлялись записи. Это означает, что таковые Должны быть получены законным способом, что соответствует ч. 2 ст. 50 Конституции РФ, хотя гражданский процессуальный закон знает четкого определения понятия «законных» и «незаконных» Способов получения доказательственного материала.

Ближайшую аналогию, если это вообще уместно, можно обнаружить в области уголовного процессуального законодательства, содержащего тезис о том, что в ходе оперативно-розыскных мероприятий используются информационные системы, видео и аудиозапись, кино и фотосъемка, а также другие технические и иные средства, не наносящие ущерба жизни и здоровью людей и не причиняющие вреда окружающей среде. Тем не менее, многие из оперативно-розыскных мероприятий нуждаются в дополнительной санкции со стороны суда, например, аудиозапись телефонных переговоров допускается на основании судебного решения.

Совершенно очевидно, что в сфере гражданского судопроизводства такая ситуация немыслима.

Суд, отправляющий правосудие по конкретному гражданско-правовому спору, не вправе давать санкцию участвующим в деле лицам на аудио- и видеозапись, поэтому вопрос о способе получения этих средств доказывания остается открытым. В то же время происхождение аудио и видеозаписи будет законным, если участники судебного разбирательства, присутствовавшие в открытом судебном заседании, фиксировали происходящее посредством электронных устройств (ч. 7 ст. 10 ГПК).

Порядок исследования судом аудио- и видеозаписей определяете я как непосредственный при помощи специального оборудования с указанием в протоколе признаков воспроизводящих источников и времени воспроизведения. Но ввиду охраны прав и интересов граждан в открытом судебном заседании изучение этих доказательственных материалов разрешается только с согласия заинтересованных лиц при условии наличия в них сведений личного характера. Иначе судебный орган выносит определение о назначении закрытого заседания. В целях выяснения содержащейся в аудио- или видеозаписи информации судом может быть привлечен специалист, при необходимости назначается экспертиза.

Носители аудио- и видеозаписей хранятся в суде, который принимает меры для сохранения их в неизменном состоянии. В исключительных случаях и только после вступления решения суда в законную силу носители аудио- и видеозаписей могут быть возвращены лицу или организации, от которых они получены. По просьбе участвующего в деле лица ему выдаются изготовленные за его счет копии записей (ст. 78 ГПК).

<< | >>
Источник: М. А. Викут. ГРАЖДАНСКИЙ ПРОЦЕСС РОССИИ. 2005

Еще по теме § 6. Аудио- и видеозапись как средство доказывания:

  1. Понятие и содержание истины в уголовном процессе
  2. Заключение специалиста
  3. § 6. Аудио- и видеозапись как средство доказывания
  4. Ф.Д. КРАВЧЕНКО, эксперт Центра «Право и СМИ» Законодательная поддержка пребывания журналиста в «горячей точке»