<<
>>

§ 3. Банкнота и бумажный денежный знак как средства платежа по денежным обязательствам

Одним из важнейших платежных средств в капиталистических странах в течение XIX в. и вплоть до первой мировой войны (а в США - до весны 1933 г.) был банковый билет (банкнота); анализ его роли как средства платежа по денежным обязательствам представляет большой интерес для юридической теории.
Банковый билет есть выпущенная банком в порядке его активных операций денежная ценная бумага на предъявителя - документ, по предъявлении которого банк обязуется уплатить держателю определенную сумму звонкой монеты (золотом - при золотом стандарте, серебром - при серебряном стандарте). При известных условиях такой документ может передаваться от лица к лицу без того, чтобы когда-либо было заявлено банку вытекающее из него требование; таким путем документ этот может сам исполнять одну из функций денег - функцию средства обращения и в этом смысле заменять собой монеты, на получение которых он направлен. Возможность такой функциональной замены объясняется тем, что «потребительная стоимость денег как средства обращения есть само их обращение»501. Банкноты - документы массовой эмиссии и стандартного типа на круглые суммы - так что при передаче их не приходится как-либо индивидуально оценивать, а приходится только считать, что является одним из условий исполнения этими документами функции средства обращения. Из этого вытекает, что к ним по всем законодательствам применяются нормы, установленные для денежных знаков. Свойство ценной бумаги отступает на второй план, основное значение приобретает их свойство «денег». Это прежде всего вызвало распространение на банкноту тех норм, которые установлены для защиты прав добросовестного приобретателя денежных знаков502. Затем это отразилось на характере вытекающего из нее права требования: притязание на размен хотя по своей форме и было требованием гражданского права, но все же носило своеобразный характер: ни один суд не допустил бы, например, чтобы против этого требования мог быть заявлен зачет, вытекающий из претензии банка-эмитента к держателю банкноты503. В англо-американском праве, которое знает векселя на предъявителя, банкнота подходит под определение простого векселя504. В отношении банкноты, так же, как и в отношении векселя, требовалось для ее действительности, чтобы она была «выдана» первому приобретателю банком-эмитентом, а не вышла из кладовой банка без такой передачи, и поэтому украденная из кладовой до ее выпуска «банкнота» не является банкнотой505. Но банкнота не только «chose in action», она также материальная вещь. Из многочисленных прецедентов приведу решение Верховного суда штата Виргинии от 6 июня 1945 г. по делу Walton et al. v. Melton506, где признано, что банкноты в противоположность деньгам, числившимся на счетах в банке, подлежат передаче тому наследнику, которому отказана tangible personal property. Отсюда вытекает также, что если принятие кредитором векселя взамен наличных денег не производило даже новации долга, то принятие банкноты погашало этот долг, ибо тот, кто принимает банкноту, приобретает наличные деньги (ready money)507.
Принятие банкноты имеет, таким образом, своим результатом платеж, а не замену платежа (payment, a не accord and satisfaction). Другой вопрос - является ли принятие банкноты обязательным? То обстоятельство, что банкноты могли выпускаться банками лишь с особого разрешения правительства, само по себе не делало ее законным платежным средством: всякое законное платежное средство есть деньги, но не все деньги - законное платежное средство. Поэтому шериф, который при исполнении судебных решений должен рассматривать как деньги лишь то, что является legal tender, должен был найденные им в составе имущества ответчика банкноты представить к размену банку-эмитенту с передачею затем выручки истцу508 - правило, которое было отменено лишь в 1936 г. (после того как банкноты стали неразменным на золото законным платежным средством). В отличие от рассмотренной нами англо-американской доктрины официальная французская концепция гласит, что банковый билет не является денежным знаком, пока ему не присвоен принудительный курс. Эта точка зрения была изложена в «Мотивах» к закону 24 жерминаля XI года Республики и в ряде решений французских судов509 и объяснялась она стремлением подчеркнуть, что банкнотная эмиссия Банка Франции не должна быть использована для целей финансирования бюджета. Некоторые авторы идут еще дальше: Mater510 не считает возможным признавать денежную функцию банкноты даже тогда, когда ей присвоен принудительный курс, - закон не может превратить нематериальную вещь в вещь материальную, каковой является монета. Приравнять банкноту, в которой содержится обещание уплатить деньги (обязательство, хотя бы и приостановленное), к монете нельзя так же, говорит он, как нельзя «сделать доверие предметом торговых сделок». Это замечание, может быть, делает честь чувствам автора (хотя нельзя согласиться с тем, чтобы оно правильно отображало буржуазную действительность), но оно никак не обнаруживает в нем остроты юридического анализа. Вопрос ставится так: распространяются ли на банкноты нормы права, установленные для денег, или только нормы, установленные для ценных бумаг на предъявителя? Надо признать, что французская практика в полном противоречии с приведенной выше официальной доктриной установила для банкноты ряд норм, вытекающих из ее функции средства обращения511. Обязательство размена банкноты на звонкую монету до формальной отмены этого размена не подлежало действию исковой давности в изъятие из ст. 2220 Ф.Г.К., по которой нельзя заранее отказываться от использования давности. Практика не допускает виндикации даже украденной или потерянной банкноты. Практика Кассационного суда (решение 8 июля 1867 г.) не допускает восстановления уничтоженной банкноты, рассматривая ее, следовательно, как chose corporelle. Не подлежит сомнению, что передача кредитору банкноты является уплатою долга, а не заменою платежа. К тому же заключению пришла и германская практика512, но лишь в решениях XX в. после того, как она в течение всего XIX в. относилась отрицательно к применению к банкнотам норм, установленных для денег513. С приостановкой обмена банкнот на золото, присвоением им законной платежной силы и использованием их для финансирования государственного бюджета они вовсе утратили свойство денежных ценных бумаг (monnaie papier) и превратились в чистого типа бумажные деньги (papier monnaie).
<< | >>
Источник: Лунц Л. А. Деньги и денежные обязательства в гражданском праве. 2004
Помощь с написанием учебных работ

Еще по теме § 3. Банкнота и бумажный денежный знак как средства платежа по денежным обязательствам:

  1. § 12. Определение суммы денежного возмещения убытков (в связи с вопросом о влиянии на денежное обязательство изменений в покупательной силе денег)
  2. § 4. Законное платежное средство и объект денежного обязательства
  3. § 6. Действие платежей посредством денежных суррогатов
  4. § 2. Сумма денежного обязательства
  5. Тема 22. ДЕНЕЖНАЯ СИСТЕМА И ДЕНЕЖНЫЙ РЫНОК
  6. § 3. Основания возникновения денежного обязательства
  7. § 5. Денежные обязательства в иностранной валюте
  8. ГЛАВА I ПОНЯТИЕ ДЕНЕЖНОГО ОБЯЗАТЕЛЬСТВА
  9. ГЛАВА II СОДЕРЖАНИЕ ДЕНЕЖНОГО ОБЯЗАТЕЛЬСТВА
  10. ГЛАВА IV ИСПОЛНЕНИЕ ДЕНЕЖНОГО ОБЯЗАТЕЛЬСТВА
  11. § 7. Выводы по вопросу о содержании денежного обязательства
  12. Тема 22. ДЕНЕЖНАЯ СИСТЕМА И ДЕНЕЖНЫЙ РЫНОК
  13. ДЕНЕЖНЫЕ ОБЯЗАТЕЛЬСТВА
  14. ДЕНЬГИ И ДЕНЕЖНЫЕ ОБЯЗАТЕЛЬСТВА Юридическое исследование
  15. § 1. Денежное обязательство и изменения в покупательной силе денег
  16. § 1. Учение о невозможности исполнения и денежное обязательство
  17. Статья 317. Валюта денежных обязательств
  18. § 10. «Старые» обязательства и «новая» денежная единица
  19. § 8. Денежные обязательства в иностранной валюте, их содержание
  20. Лунц Л. А. Деньги и денежные обязательства в гражданском праве, 2004