<<
>>

ДЕНЕЖНЫЕ ЗНАКИ И ДЕНЕЖНЫЕ СИСТЕМЫ

Мы уже неоднократно указывали на то, что «денежное свойство» вещи покоится не на законе, не на непосредственном государственном принуждении, а на привычных действиях участников гражданского оборота. Тем самым мы, однако, не преуменьшаем значения того факта, что в настоящее время эти привычные действия всегда складываются под сильнейшим влиянием государственной власти.
Одним из основных начал публичного права всех стран является суверенитет государства в области денежного обращения. Правительство всегда пользуется исключительным правом на чеканку монеты, изготовление государственных бумажных денежных знаков и на выпуск тех и других в обращение63. Правительство засим определяет относительную платежную силу выпускаемых им денежных знаков путем объединения их в денежную систему и принимает в законодательном и административном порядке ряд мер, направленных к поддержанию ценности денег на определенном уровне. Монеты и бумажные знаки, выпускаемые правительством и получившие на деле значение всеобщего орудия обмена, могут быть названы «государственными деньгами»64. Сюда же относятся денежные знаки, выпущенные эмиссионными банками в силу специальной государственной концессии: т. н. банковые билеты или банкноты. Сюда не относятся иностранная валюта и разного рода ценные бумаги или легитимационные документы (купоны и облигации государства и частных предприятий, чеки, векселя, переводы, разного рода марки, товарные ордера и т. п.), из которых неко торые в той или иной степени фактически в обороте исполняют роль орудий обращения; если циркуляторное употребление иностранной валюты либо тех или иных имущественных документов носит всеобщий характер, то соответственная иностранная валюта или документ становятся настоящим (хотя и не «государственным») денежным знаком. 16. Основным видом государственных денег являются денежные знаки, снабженные по закону платежной силой. Законное платежное средство (Gesetzliches Zahlungsmittel, legal tender, cours legal, corso legale)65 заменяет собой всякий другой предмет долга, предоставление которого стало невозможным без того, чтобы эта невозможность освободила должника; денежный знак, снабженный платежною силою по закону, считается предметом всякого денежного обязательства, если не обусловлен платеж каким-либо специальным видом денег. Свойство законного платежного средства денежный знак получает в силу предписания закона: один лишь факт выпуска в обращение определенных денежных знаков государством не создает законного платежного средства66. Платежную силу денежного знака закон обычно устанавливает по номиналу, т. е. в определенном числе денежных единиц. Государство, однако, может объявить платежную силу денежного знака по курсу на какой-либо другой вид денег. Такой порядок был у нас установлен в отношении ассигнаций в 1812 г.67 До этого ассигнации, выпуск коих начался при Екатерине II, не были обязательны к приему в платежи. Между частными лицами и в казну они принимались, считая 4 рубля ассигнациями за один серебряный рубль.
Мирясь с этим фактом, манифест 9 апреля 1812 г. предписал, чтобы «все счеты и платежи в казну, из казны и между част ными лицами основывались на ассигнациях»; в то же время манифест предоставил всякого рода обязательства и сделки между частными лицами на волю их заключать и писать на ассигнации или серебро по добровольному согласию; но платеж по оным не может быть отринут ассигнациями по промену на серебро в день платежа. - Обязательным сделан «ходячий промен» ассигнаций на серебро: биржевой курс, где есть биржа, а где ее нет - иные способы «промена». Вследствие относительной устойчивости курса совместное обращение серебряной монеты и ассигнации, потерявшей около 68/4 своей нарицательной стоимости, было равносильно тому, как если бы произведена была девальвация ассигнаций на 3/4 их достоинства. Правительство могло бы совершенно безболезненно произвести формальную девальвацию ассигнаций, но оно предпочло политику дефляции путем их скупки, что наряду с другими факторами создало неустойчивость курса. «Денежный счет на ассигнации стал мудреным делом: положение было такое, как если бы пуд или аршин стали неуловимыми величинами, непрерывно меняющимися, в различных местах различные»69. Наконец, манифестом 1 июля 1839 г. «об устройстве денежной системы» была произведена девальвация по курсу 3 р. 50 к. ассигнациями за 1 серебряный рубль. Было объявлено, что «серебряная российского чекана монета отныне впредь устанавливается главною государственною платежною монетою... ассигнации (же) остаются вспомогательным знаком ценности с определением им отныне единожды навсегда постоянного непременяемого на серебро курса, считая серебряный рубль как в крупной, так и в мелкой монете в три рубля пятьдесят копеек ассиг- нациями»70. Но установление законной платежной силы по курсу возможно и помимо прямого предписания правительства. Это имеет место в тех случаях, когда сделки заключаются в другой денежной единице, нежели та, в которой выражены денежные знаки, обладающие легальною платежною силою: государство выпускает два вида денежных знаков, из коих каждый выражен в особой денежной единице; твердого соотношения платежной силы между этими двумя единицами не установлено; гражданский оборот принимает за основу исчисления отсроченных платежей (standard of deferred payments) ту денежную единицу, в которой выражены знаки, обладающие твердой покупательной силою, другие же денежные знаки не обладают твердой покупательной силой, но обязательны к приему во все платежи: по обязательствам, выраженным в твердой валюте, они служат законным платежным средством по курсу дня платежа. Такое положение вещей существовало в Советском Союзе после выпуска банковых билетов (по декрету 11 октября 1922 г.); червонец, т. е. денежная единица, в которой выражены банковые билеты, фактически получил значение всеобщей единицы исчисления платежей, советские же денежные знаки служили законным платежным средством по курсу дня платежа на червонцы. Порядок этот был настолько неудобен, что уже через год (постановлением ЦИК и СНК от 17 октября 1923 г.) введен был единообразный курс по всей территории Союза: было объявлено, что платежи советскими знаками по обязательствам, выраженным в червонцах, должны происходить повсеместно в СССР по курсу Фондового Отдела Московской Товарной Биржи, объявленному в месте на день платежа. Таким образом, если неопределенная легальная платежная сила денежного знака представляется возможною, то она, во всяком случае, должна быть признана нецелесообразной. Закон о платежной силе денежного знака имеет положительное значение лишь в том случае, если он в гражданско-правовые отношения вносит хотя бы формальную определенность: последняя же достигается лишь при установлении платежной силы по номиналу. 17. Правовое значение легальной платежной силы, присвоенной денежному знаку, заключается в том, что кредитор по обязательству, могущему быть погашенным путем денежного платежа, отказавшись принять законное платежное средство, впадает в просрочку (mora creditoris). Этим по современному праву исчерпывается правовое значение законной платежной силы. Непринятие такого рода денег не является уголовным правонарушением и не может служить основанием гражданско-правового требования со стороны должника ввиду отсутствия для последнего интереса в таком исковом требовании: должник всегда может освободиться от своего долга, внеся спорную сумму в депозит суда. Обязательность приема в платежи может быть установлена: а) без ограничения в отношении суммы платежей и лиц (всеобщее законное платежное средство); б) с ограничением в отношении суммы платежа, причем, однако, это ограничение не имеет места для платежей эмитенту - в казну или эмиссионному банку; такие денежные знаки носят название разменных или биллонных денег; в) с ограничением в отношении определенных лиц или определенного вида сделок (специальная законная платежная сила); специальная законная платежная сила установлена большею частью для платежей в казну и в этом случае носит название «налогового обеспечения». До революции всеобщим законным платежным средством у нас были российские золотые монеты и государственные кредитные билеты; разменными и биллонными деньгами были серебряные и медные монеты, а специальным законным платежным средством - по таможенным платежам - служили иностранные золотые монеты и такие же разменные на золото банкноты. Ныне к первой группе относятся государственные казначейские билеты, ко второй группе - серебряные и медные монеты советского образца, к третьей группе - билеты Государственного Банка - «червонцы» и иностранные денежные знаки (по таможенным платежам). Специальную законную платежную силу в отношении казны следует отличать от «кассового курса»; в последнем случае государственные кассы фактически, не будучи к этому обязаны по закону, на основании административного распоряжения, принимают в платежи определенные денежные знаки: кассовый курс в силу особого распоряжения НКФ присвоен акцептированным Государственным Банком чекам. Присвоение законной платежной силы некоторым видам денежных знаков (серебро, медь, бумажные знаки, золото) создает для должника возможность выбора из них любого для исполнения обязательства. Однако такая возможность выбора не означает, что мы имеем в данном случае пассивно-альтернативное обязательство, ибо при исполнении денежных обязательств денежные знаки, снабженные по номиналу законной платежной силой, независимо от различных своих физических качеств с правовой точки зрения ничем не отличаются друг от друга - составляют один и тот же род и вид предметов. 18. Юридическое значение законной платежной силы не следует преувеличивать: денежные знаки, обладающие кассовым курсом и устойчивою покупательною силою, могут по воззрениям гражданского оборота считаться такими же деньгами, как и законное платежное средство; отказ в принятии их со стороны кредитора может при известных условиях породить те же юридические последствия, что и отказ в принятии законного платежного средства. У нас в настоящее время весьма немногие знают о том, что билеты Государственного Банка, именуемые «червонцами», формально не обязательны к приему между частными лицами; все полагают, что «червонец» является «основным» денежным знаком Союза. Это всеобщее убеждение не может не иметь юридического значения: если бы кредитор отказался от принятия банкового билета в червонцах и засим сослался бы на просрочку должника, то такие действия следовало бы признать шиканою, злоупотреблением формальным правом или, по терминологии ст. 1 Гражданского кодекса, «осуществлением гражданского права в противоречии с его социально-хозяйственным назначением». Нельзя, однако, отказать кредитору в праве отвергнуть платеж разменными или биллонными деньгами на сумму, которая превышала бы установленный по закону максимум; и это не только в силу установленного законом формального ограничения платежной силы таких денег, но и в силу того, что такой платеж, связанный с неудобствами для кредитора, не соответствует гражданско-правовым обыкновениям. Далее - кредитор, безусловно, имеет право отказаться принять в платеж негосударственные денежные знаки - например, акцептованные Государственным Банком чеки. Внесение на текущий счет кредитора долговой суммы без его - кредитора - согласия также не является надлежащим способом погашения обязательства, так как здесь кредитор вместо наличных денег получает лишь право требования к банку, на которое распространяется право удержания банка в порядке зачета по его требованиям к «владельцу текущего счета» и которое подвержено риску, связанному с платежеспособностью банка. Но государственные деньги, циркуляторная функция коих основана на твердо сложившихся обыкновениях гражданского оборота и покупательная способность коих является не менее устойчивой, нежели покупательная способность законного платежного средства, не могут быть отклонены кредитором. Изложенное приводит к следующему заключению: банковые билеты, выраженные в червонцах, в настоящее время (1927) являются столько же «обязательными к приему», как и снабженные формальною законною платежною силою государственные казначейские билеты. Эта «обязательность к приему» основана на том, что в настоящее время банковые и государственные казначейские билеты служат всеобщими орудиями обращения на одинаковых основаниях: «червонец» фактически считается равным 10 руб. государственными казначейскими билетами, и все платежи происходят на основе этого соотношения без какого-либо различия банковских и казначейских денег. В силу этого кредитор в настоящее время не имеет интереса отказать в принятии банко вых билетов: ссылка на то, что эти билеты не снабжены платежною силою по закону, должна быть отвергнута судом на основании ст. 1 Г раж- данского кодекса. Положение это изменилось бы лишь в случае общего резкого падения ценности денег или в случае, если бы банковые билеты упали в цене по отношению к казначейским билетам. Здесь обнаружилось бы значение формальной платежной силы, установленной по закону: «обязательными к приему» остались бы в этих случаях лишь государственные казначейские билеты71. 19. Законное платежное средство может и не быть орудием обращения: так например, в России после приостановки размена госкредитных билетов (в августе 1914 г.) на золотую монету последняя исчезла из сферы денежного обращения; однако ст. 11 Устава Монетного (об обязательности к приему во всех случаях полновесной золотой монеты на неограниченную сумму) не была отменена. Золотая монета, таким образом, оставалась до октября 1917 г. законным платежным средством, но перестала быть орудием обмена72. Какое юридическое значение имеет в этом случае законная платежная сила золотой монеты? Как известно, при обращении взыскания на имущество должника обнаруженные в составе этого имущества деньги передаются судебным исполнителем непосредственно кредитору в пога шение его требования по исполнительному листу. Возникает вопрос, вправе ли был бы судебный исполнитель при передаче кредитору золотых монет, найденных им в имуществе дебитора, зачесть в погашение долга не только номинальную их сумму, но и лаж, который приобрели эти монеты в отношении кредитных билетов. Разрешение этого вопроса (имеющего большое значение для выяснения понятия законного платежного средства) зависит от того, признается ли законность этого лажа; другими словами, разрешены ли сделки с золотой монетой. В дореволюционной России вопрос этот так же, как ... в Советском Союзе, решался отрицательно73, и поэтому золотые монеты подлежали бы передаче кредитору по номиналу. Иначе решается этот вопрос в тех случаях, когда при сохранении номинальной платежной силы золотой монеты вместе с тем допускается сделка с этою монетою или, по крайней мере, признается законность существующего на эту монету лажа. В Германии 23 ноября 1914 г. были запрещены сделки «на разницу» с имперскою золотою монетою и тем не менее лаж на эту монету - по крайней мере в судебной практике периода инфляции, т. е. в 1922 - 1923 гг., - считался явлением законным74; в согласии с этою судебною практикой, золотые монеты в приведенном выше случае подлежали бы передаче кредитору не по номиналу, а «по курсу» несмотря на то, что их номинальная платежная сила (по закону 1 июня 1909 г.) продолжала действовать75. 20. Денежные знаки, не снабженные законною платежною силою, часто являются «провизорными» деньгами, т. е. такими, которые по требованию держателя размениваются на денежные знаки, обладающие платежною силою по закону. Впрочем, разменность может быть установлена и для законного платежного средства (например, государственные кредитные билеты до августа 1914 г.). Обязательство размена может иметь различное юридическое значение76. В некоторых случаях размен одних видов денег на другие, установленный в порядке закона или административного акта, имеет характер лишь публично-правовой функции государственных касс: для держателя обмениваемых монет не возникает каких-либо частноправовых притязаний в отношении государственной кассы. Такой обмен по германскому монетному закону 1909 г. был установлен для серебряной, никелевой и медной монет. Иной юридический смысл имеет разменность банкноты. Банкнота (банковый билет) есть выпущенная банком денежная ценная бумага на предъявителя, т. е. документ, по предъявлении коего банк обязуется уплатить держателю определенную сумму определенного вида денег (например, золотые монеты). При известных условиях такой документ может передаваться от лица к лицу без того, чтобы когда-либо было заявлено банку вытекающее из него требование; в этом случае документ этот сам становится денежным знаком и заменяет собою тот предмет, на получение которого он направлен. Возможность такой функциональной замены объясняется экономическим свойством денег; деньги дают не потребительное, а, по выражению Кнаппа, «циркуляторное» удовлетворение, они сами по себе не служат каким-либо потребительским потребностям, а лишь дают возможность получать хозяйственные блага, которые удовлетворяют таким потребностям. Поэтому, если документы на получение денег представляются требованиями благонадежными и бессрочными, если передача их от лица к лицу не связана с какими-либо формальностями, если документы эти выписаны в круглых и не слишком крупных суммах, то они могут сами служить всеобщим орудием обращения, т. е. могут стать денежными знаками. Таким образом, банкнота есть одновременно денежная ценная бумага (Geldpapier) и бумажный денежный знак (Papiergeld). Но свойство ценной бумаги отступает на второй план: основное значение имеет здесь функция орудия обмена. С точки зрения экономической, принятие банкноты не создает кредитного отношения между банком и получателем; последний, принимая банкноты, приобретает налич ные деньги (Bares Geld, ready money), которые дают ему непосредственную возможность расплатиться по своим долгам77. Эта функциональная особенность банкноты отражается на характере вытекающего из нее права требования: притязание на размен, хотя по форме своей является частноправовым денежным требованием к банку, но все же носит своеобразный характер: в частности, оно не может быть предметом зачета в том случае, когда предъявитель банкноты является дебитором банка по другому денежному долгу. Это положение, если оно даже не оговорено в законе о выпуске банкнот, вытекает из существа соответственных правоотношений: притязание на размен банкноты не является однородным с требованием банка к клиенту. Размен банкнот на другой вид денег (обычно на звонкую монету) может быть приостановлен правительством в силу принадлежащего ему права регулирования денежного обращения; эта приостановка размена часто принимает форму бессрочного мораториума и всегда сопровождается присвоением банкноте законной платежной силы. Соединение указанных двух моментов (законной платежной силы и неразменности) носит название принудительного курса бумажных денег (cours force). Возможно, что государство выпускает бумажные деньги с самого начала их выпуска неразменные и не содержащие условия об установлении в будущем размена («керенки» Временного Правительства, «советские денежные знаки», нынешние «государственные казначейские билеты»). Многие экономисты и юристы (в частности, Савиньи) считают, что и такого рода деньги являются беспроцентным долгом государства, что с юридической точки зрения не является, однако, обоснованным78. Выпуск неразменных бумажных денег и присвоение им принудительного курса само по себе может иметь результатом лишь публично-правовую обязанность эмитента принимать такого рода деньги в причитающиеся ему - эмитенту - платежи по номиналу, но отнюдь не обязанность размена их в будущем на какую-либо звонкую монету. 21. Размен или обмен «провизорных денег» следует отличать от обмена денежных знаков, изымаемых из обращения, на новые, выпускаемые государством79. Обмену этому обычно предшествует лишение соот ветствующих знаков платежной силы по закону, если они пользовались таковой. Засим устанавливаются публично-правовая обязанность и право для держателей сдать эти деньги государству в обмен на новые денежные знаки до определенного срока, когда они теряют также и кассовый курс и, с точки зрения права, перестают рассматриваться как деньги (демонетизация). Обмен всегда происходит по номиналу. Государство с точки зрения права вообще не считается ответственным за обесценение своих денег, даже в том случае, когда это падение вызвано чрезмерной эмиссией80. Вопрос о такой ответственности практически может стать лишь в отношении иностранных держателей обесценившихся бумажных денег81. Но и здесь он решается отрицательно. В этом отношении крайне любопытно решение Смешанной Комиссии, учрежденной по Вашингтонскому Договору 8 мая 1871 г. в составе представителей от Соединенных Штатов и Англии для рассмотрения претензий англичан за убытки, связанные с гражданской войной 1861 - 1865 гг. Означенная Комиссия рассматривала, между прочим, претензию к Соединенным Штатам английского гражданина Виллиама Адама, домицилированного в Англии, о возмещении ему убытков, которые он потерпел в качестве держателя облигаций американской железнодорожной компании. Компания на основании американского закона расплатилась обесцененными деньгами по номиналу. Претензия эта была отклонена единогласно не только американскими, но и английскими членами Комиссии82. 22. Изъятию из обращения обесценившихся денежных знаков иногда предшествует девальвация, т. е. узаконение их пониженного курса в отношении другого вида денег, одновременно с ними обращавшегося. На основе этого курса понижается степень законной платежной силы обесценившихся денег и происходит засим принудительный выкуп их в казну. Примером такой операции является денежная реформа при Канкри- не (1839 - 1843 гг.). Степень обесценения ассигнаций в отношении серебряных рублей, как уже было отмечено выше, послужила основанием для определения платежного соотношения между этими денежными знаками. 1 июня 1843 г. правительство объявляет о выпуске кредитных би летов, выраженных в серебряных рублях и разменных на «звонкую монету»: на серебро - рубль за рубль, либо на золотую монету по соотношению 10 р. 30 к. за империал; фактически размен на золото не имел значения. В связи с Крымской кампанией в 1858 г. (16 мая) размен был вовсе прекращен. В девяностых годах снова стал вопрос о возобновлении размена на звонкую монету, но уже не на серебро, а на золото, которое к тому времени было основою денежного обращения в главнейших государствах Западной Европы. Введение размена на золото оказалось возможным ввиду следующих обстоятельств. С половины 70-х годов серебро исчезло из обращения и вместо него наряду с оставшимся счетом на «кредитные рубли» (т. е. на рубли, в которых были выражены кредитные билеты) водворился фактически счет на «золотые рубли». «Золотой рубль» был наименованием 83/10 части золотой монеты - «империала», которую начали чеканить и выпускать в обращение с 1885 г.; этот золотой рубль играл большую роль в заграничных кредитных сделках: почти все облигационные займы России, выпускавшиеся на внешнем рынке, были выражены в этих «золотых рублях». Таким образом, степень обесценения кредитных билетов определялась уже в то время по курсу не на серебро, а на золотую монету. 8 мая 1895 г. правительство разрешило совершать сделки на «золотой рубль» с платежом по ним золотою монетою или кредитными рублями по курсу дня на петербургской бирже. В конце того же года Государственный Банк и казначейства принимали кредитные билеты по курсу 7 р. 50 к. за «полуимпериал». Это соотношение послужило засим основанием для установления размена кредитных билетов на золотую монету (по курсу 15 р. кредитными билетами за «империал»), вновь же выпущенные «империалы» имели обозначение 15 р. и обменивались на «кредитные рубли» по номиналу, рубль за рубль. Таким образом, девальвация, произведенная при С. Витте в период 1895 - 1897 гг., заключалась в узаконении курса кредитных билетов, выписанных в серебряных рублях, в отношении золотой монеты («империала»)1. 23. Регулирующая деятельность государства в сфере денежного обращения находит свое формальное завершение в том, что все выпускаемые правительством или с разрешения правительства денежные знаки объединяются в денежную систему. Понятие денежной системы84 имеет, однако, два аспекта: юридический и экономический. С первой точки зрения денежная система каждой страны определяется как совокупность различных видов денежных знаков, выраженных в одной и той же денежной единице, которая определяет их относительную платежную силу. С этой юридической точки зрения денежная система остается неизменной, поскольку не изменяется лежащая в ее основе денежная единица: выпадение отдельных элементов этой системы (например, исчезновение из обращения металлических монет) и изменение покупательной силы денежных знаков, оставшихся в составе денежной системы, не нарушает тождественности этой последней. С указанной точки зрения следует различать два вида денежного устройства: а) существование в пределах данного государства одной денежной системы, одной денежной единицы, которая определяет платежную силу всех денежных знаков; б) сосуществование в пределах данного государства двух денежных систем, из коих каждая основана на особой денежной единице: платежное отношение этих денежных единиц определяется при этом для каждого данного момента по курсовому соотношению денежных знаков одной системы к денежным знакам другой системы. Такое денежное устройство носит название параллельного денежного обращения. Понятие это выработалось на основе истории английского обращения. В 1663 г., когда обращение было основано на серебре, Британское правительство выпустило золотую монету - гинеи, причем государство принимало их в платеж по курсу дня на серебро. Для истории русского денежного обращения классическим примером является одновременная циркуляция ассигнаций и серебра в период 1812 - 1839 гг., вследствие чего все сделки выражались либо в рублях ассигнациями, либо в рублях серебром85. 24. С точки зрения экономической денежная система понимается как один из определенных, исторически сложившихся типов государственного регулирования ценности денежных знаков. Из различных видов денежных систем мы остановимся на краткой характеристике лишь тех, которые сохранили в настоящее время практическое значение и теоретический интерес. Прежде всего следует отметить систему золотого об - ращения , которая господствовала в большинстве стран Европы до мировой войны. Законная платежная сила без ограничения суммы присвоена здесь лишь золотым монетам определенного веса и пробы, а иногда и разменным на золото бумажным денежным знакам. Для золотых монет установлена свободная чеканка, т. е. право частных лиц в обмен на передаваемое государству золото в слитке получать на соответственную сумму золотых монет. Серебряные и медные монеты имеют ограниченную платежную силу и выпускаются в пределах определенного контингента. Система эта представляет собою совокупность правовых норм, которые объединяются общею целью: связать ценность денег с ценностью золота. Для этого правительство выпускает в обращение золотые монеты, в порядке свободной чеканки принимает меры к тому, чтобы цена золота в монете не обнаруживала отклонений от цены золота в слитке, и устанавливает ограничения для других денежных знаков, чтобы золотые монеты не были «вытеснены из обращения» более «дешевыми» деньгами. Все эти мероприятия основаны на законе. Другим способом законодательного закрепления связи между ценою золота и ценою денежных знаков является английская денежная реформа 1925 г.86 В Англии во время мировой войны продолжался выпуск банкнот Английского Банка, и началась эмиссия казначейских билетов (currency notes); те и другие служили неограниченным законным платежным средством. Неразменность тех и других основывалась не на акте парламента, а на всеобщем убеждении в ее недопустимости, что создало своего рода норму обычного права. The Gold Standard Act 1925 г. формально устанавливает неразменность банкнот и казначейских билетов, отменяет свободную чеканку золота (сохраняя, однако, обязанность Банка Англии покупать золото у частных лиц по твердому курсу); вместе с тем этот акт обязывает Английский Банк продавать золото в слитках за банкноты и казначейские билеты по твердой цене: три фунта семнадцать шиллингов и десять с половиною пенсов за тройную унцию стандартного золота. Эта последняя норма наряду с разрешением свободного вывоза золота восстанавливает в Англии золотую валюту , т. е. юридически закрепленную связь между ценностью фунта стерлинга и ценностью золота, которая была нарушена во время войны; но норма эта сама по себе не восстановила золотого обращения: она не обязывает Банк и казначейство в порядке размена банкнот и казначейских билетов на золото выпускать в обращение золотые монеты; золотая монета, так же, как и во время войны, фактически не служит орудием обмена. 25. Наряду с указанными денежными системами, связывающими ценность денег с золотом путем мероприятий правового характера, следует отметить систему бумажно-денежного обращения, при которой бумажные деньги пользуются принудительным курсом и отсутствуют правовые гарантии указанной «связанности» в отношении ценности денег. В тех случаях, когда эмиссия бумажных знаков используется государством для фискальных целей, степень обесценения таких денег не имеет границ, что доказывается послевоенным опытом денежного обращения в Советском Союзе, Германии, Австрии и Польше. Однако при отсутствии законодательных гарантий устойчивой ценности денег возможны административные мероприятия, которые на деле приведут к той же цели. До войны в Австро-Венгрии неограниченной платежной силой обладали неразменные банкноты, но Австро-Венгерский Банк, обладавший запасом девиз, в период 1900 - 1914 гг. продавал иностранные первоклассные ценности по твердому курсу и разрешал их к свободному вывозу за границу, чем фактически достигалась та же связь ценности денежных знаков с ценностью мировых денег, т. е. с золотом. Эта система, под названием Gold Exchange Standard, Goldkern- wahrung, получила углубленную научную разработку в русской и западно-европейской литературе87 и в настоящее время принята за основу оздоровления денежного обращения в Германии. § 1 германского закона 30 августа 1924 г. объявляет: «В Германии существует золотое обращение». Наряду с этим устанавливается принудительный курс для бумажных денег, выраженных в новой германской денежной единице (рейхсмарке). Приведенный параграф германского закона имеет, однако, значение декларации и служит основанием для соответственной девизной политики Рейхсбанка. Рейхсбанк, не будучи к тому обязан по закону, фактически по твердому курсу отпускает валюту германским импортерам и этим поддерживает твердое соотношение паритета доллара и рейхсмарки88. Изложенное приводит к убеждению, что понятие денежной системы как совокупности мероприятий по регулированию ценности денежных знаков носит чисто экономический характер: для характеристики денежной системы с этой точки зрения представляется столь же существенным совокупность фактических мероприятий правительства, как и система соответственных законодательных норм. 26. Как уже было отмечено выше, наряду с различными видами государственных денег гражданский оборот выдвигает свои собственные средства обмена, о денежной функции которых умалчивает закон. В действующем советском праве, а также в экономических исследованиях эти негосударственные деньги носят название «денежных суррогатов». С юридической точки зрения этот термин представляется неточным, так как если употребление этих «денежных суррогатов» приобрело всеобщее значение и не запрещено законом, то они должны рассматриваться как настоящие деньги в юридическом смысле слова: платеж ими есть настоящее исполнение обязательства (solutio), а не замена исполнения (datio in solutum). Поэтому с правовой точки зрения правильнее было бы говорить о «негосударственных» или «частных» деньгах. К «частным» деньгам многие авторы относят векселя и че - к и , посредством которых в торговом обороте обычно совершаются платежи. При этом особенно подчеркивается циркуляторная функция чека, роль которого иногда выходит далеко за пределы торгового оборота. В Англии до мировой войны значительная часть всего гражданского оборота обслуживалась чеками, непосредственная уплата монетою или банкнотами встречалась реже; благодаря этому платежные средства могли создаваться не только «эмиссионными», но и «депозитными» банками: банки открывали клиентам кредиты в определенных суммах и предоставляли им право выписывать в этих пределах чеки; в результате - банковые ссуды порождали орудия платежа. О денежной функции векселя и чека говорится в ряде решений советских судебных органов. Однако в тех случаях, когда по обстоятельствам дела представляется существенным выяснить, можно ли выдачу чека или передачу векселя рассматривать как денежный платеж, практика, по- видимому, склоняется к отрицательному ответу89. Сюда относится решение АК СТО от 27 июня 1924 г. (№ 463): истец выдал ответчику чек на Отдел Взаимных Расчетов Госбанка, но чек был оплачен банком с некоторой задержкою, вследствие чего ответчик потерпел убыток на обесценении денег. АК СТО признает, что эту разницу обязан покрыть истец, так как ответчик получил меньшую сумму денег, нежели то было условлено по договору. Выдача чека, таким образом, рассматривается как уполномочие банку учинить платеж, а не как самый платеж. Вопрос о денежной функции векселя возник в связи с тем, допустима ли оплата акций векселями. НКВнуторг разъяснил90, что передача векселя в покрытие акций недопустима, так как подписка на акции есть обязательство оплатить акции, выдача же подписчиком соло-векселей взамен денег представляла бы только замену одного обязательства другим. Что же касается векселей, имеющих более одной подписи, то при передаче их в покрытие акций они рассматриваются не как деньги, а как имущество: учредители и правление должны в каждом отдельном случае с особою тщательностью обсуждать вопрос о реальной их ценности в зависимости от сроков платежа, коммерческой солидности учреждений и лиц, коих подписи имеются на векселях, и т. д. С общетеоретической точки зрения, денежная функция векселя и чека также вызывает сомнения. Как мы уже выяснили на примере банкноты, денежный документ при известных условиях может получить значение средства платежа и орудия обращения и, таким образом, исполнять экономическую функцию той суммы денег, на получение которой он направлен. Возникает, однако, вопрос: может ли такая функциональная замена в случае векселя и чека иметь такое же значение, какое она имеет в случае банкноты? На этот вопрос следует ответить отрицательно: вексель исполняет свое назначение и в том случае, если он не выходит из рук первого векселедателя до наступления срока платежа. Срок этот ограничивает период циркуляторного употребления векселя. Далее, передача векселя по индоссаменту и возможность регресса в отношении надписа- теля еще более подчеркивают основное значение векселя как орудия кредита и второстепенный характер его функции как орудия обмена. Что же касается циркуляторного значения чека, то оно ограничено краткостью срока, установленного для предъявления его к оплате (10 дней по правилам Госбанка), а также тем, что принятие в оплату чека (не акцептированного банком) есть всегда акт доверия к чекодателю. Кроме того, чек в России не имеет широкого распространения: он обычно не выходит за пределы торгового оборота. Ввиду всего этого надо полагать, что вексель и чек как по общетеоретическим соображениям, так и с точки зрения действующего права не могут рассматриваться как виды денежных знаков в юридическом смысле слова. Исключение составляет лишь один вид чека: чек, акцептованный Государственным Банком, который должен рассматриваться как единственный случай «негосударственных» денег по действующему советскому праву. Согласно § 10 правил Госбанка допускается акцепт чеков с тем, что сумма акцептованного чека изъемлется из распоряжения владельца счета и отмена акцептованного чека не допускается без предъявления его в банк; акцептованные чеки Госбанка принимаются в платежи кассами НКФ в уплату налогов и пошлин91. 27. «Негосударственные» деньги приобрели у нас особое значение в эпоху мировой и особенно гражданской войны. В период 1918 - 1924 гг. денежное обращение на территории бывшей Российской Империи находилось в состоянии полного хаоса ввиду многочисленных местных эмиссий; сюда относятся эмиссии банковского, муниципального и кооперативного характера, а также выпуски денежных знаков белыми правительствами. «Северная Россия» (с центром в Архангельске) с января 1918 г. по февраль 1920 г. имела свои собственные денежные знаки. То же происходило на Украине - с декабря 1917 г. по май 1919 г.; в Закавказье - с января 1918 г. по апрель 1924 г.; в Туркестане, где самостоятельная эмиссия в период с ноября 1918 г. по декабрь 1920 г. основывалась на декретах советской власти; в Сибири и на Дальнем Востоке, где денежное обращение в эпоху 1918 - 1921 гг. представляется особенно пестрым вследствие сложных политических условий и многочисленности эмиссионных центров (Омск, Иркутск, Владивосток, Хабаровск, Благовещенск, Верхне- удинск, Чита). В этот период в различных местностях бывшей Империи, в особенности же на Дальнем Востоке, большое значение приобрели денежные знаки, выпущенные частными и кооперативными организациями. Приведем несколько примеров. Союз Приамурских кооперативов в течение 1918 - 1919 гг. выпускал в обращение «билеты» достоинством 1, 3 и 5 рублей; хотя на них значилась надпись: «Настоящий билет предназначен для обращения в Союзе и входящих в его состав организаций», но они приобрели массовое обращение среди местного населения. Почти одновременно «Организация казенных сельскохозяйственных складов» выпустила в обращение товарные ордера в 1, 3, 5, 10, 20, 25 и 100 рублей, на которых значилось: «Предъявителю сего казенными сельскохозяйственными складами или товарнопродовольственными лавками переселенческого управления в Приморской, Сахалинской и Амурской областях выдаются товары на ... руб.»; фактически эти ордера в среде сельского населения получили значение орудий обмена. - Широкое распространение имели на Дальнем Востоке выпущенные в 1918 г. боны - обязательства Торгового Дома «Кунст и Альберс» по 50 к. и выше. - Из частных бон особой популярностью пользовались также изготовленные в Японии боны Сахалинской фирмы «П.Н. Симада» в 50 к., 1, 3, 5 и 10 р. с фотографическим изображением на них местного японского старожила - владельца фирмы. - Для Восточной Сибири в период гражданской войны циркуляторное значение имели т. н. «японские денежные знаки для России», выписанные в иенах и снабженные русскими надписями. Они постепенно вытесняли денежные знаки белых правительств (т. н. «сибирские рубли»). В 1922 г. во Владивостоке их было в обращении на сумму до 10 миллионов иен92. 28. Эти «частные эмиссии» вытесняли «государственные деньги», способствовали дальнейшему их обесценению и препятствовали оздоровлению денежного обращения. Поэтому наряду с унификацией денежного обращения на всей территории Советского Союза были приняты меры по борьбе с «денежными суррогатами»: к этим последним действующее право относит такие ценные бумаги, которые по свойству своей обращаемости могут получить значение денежных знаков. Сюда относится прежде всего постановление СНК от 13 октября 1922 г.93 о запрещении выпуска денежных обязательств на предъявителя (облигаций, бон, вкладных билетов, свидетельств о займе и т. п.) без особого на то разрешения СНК. Нарушение этого декрета карается на одинаковых основаниях с подделкою денежных знаков. Однако на местах выпуски денежных суррогатов продолжались главным образом кооперативными организациями, которые, стремясь к обходу закона, вместо денежных обязательств на предъявителя стали выпускать предъявительские товарные ордера. Эти ордера были обыкновенно рассчитаны на то, чтобы заменить собою «дензнаки»94. Постановлением СТО95 от 29 февраля 1924 г. воспрещено без особого на то разрешения НКФ Союза выпускать какие бы то не было «денежные суррогаты», как-то: платежные ордера на предъявителя, предъявительские денежные квитанции на товары и т. п. Это постановление устанавливает общее запрещение выпуска «денежных суррогатов» и дает примерное их перечисление (указан ряд товарных документов). Принцип этого закона можно формулировать так: запрещается без разрешения НКФ СССР выпуск составленных на предъявителя денежных бумаг, предоставляющих предъявителю право на получение товаров по его выбору на определенную сумму. Практика применения приведенных постановлений еще более расширила объем их действия: так например, циркулярами НКФ Союза регулируется порядок выдачи именных товарных ордеров, на которых должна быть надпись: «без права передачи» и которые запрещено выдавать в счет заработной платы. Наряду с законодательством о «денежных суррогатах», валютное законодательство (см. ниже) устанавливает ряд ограничений, исключающих возможность обращения в Союзе иностранной валюты. В силу этих актов и в особенности в силу практики их применения денежное обращение Союза носит строго «государственный характер»: денежную функцию, если не считать платежного значения акцептованного Государственным Банком чека, исполняют в СССР лишь государственные денежные знаки Советского Союза. Советское право вовсе не знает «частных», «негосударственных» денежных знаков.
<< | >>
Источник: Лунц Л. А. Деньги и денежные обязательства в гражданском праве. 2004
Помощь с написанием учебных работ

Еще по теме ДЕНЕЖНЫЕ ЗНАКИ И ДЕНЕЖНЫЕ СИСТЕМЫ:

  1. Тема 22. ДЕНЕЖНАЯ СИСТЕМА И ДЕНЕЖНЫЙ РЫНОК
  2. Тема 22. ДЕНЕЖНАЯ СИСТЕМА И ДЕНЕЖНЫЙ РЫНОК
  3. § 3. Банкнота и бумажный денежный знак как средства платежа по денежным обязательствам
  4. § 12. Определение суммы денежного возмещения убытков (в связи с вопросом о влиянии на денежное обязательство изменений в покупательной силе денег)
  5. ДОВОЕННАЯ ДЕНЕЖНАЯ СИСТЕМА РОССИИ И ЕЕ РАСПАДЕНИЕ В ПЕРИОД 1914 - 1921 гг.
  6. V. ЗАКОНЫ О ДЕНЬГАХ В ПЕРИОД 1921 - 1924 гг. И ДЕЙСТВУЮЩАЯ ДЕНЕЖНАЯ СИСТЕМА
  7. Тема 23. КРЕДИТНО-БАНКОВСКАЯ СИСТЕМА И ДЕНЕЖНО-КРЕДИТНАЯ ПОЛИТИКА
  8. § 2. Сумма денежного обязательства
  9. § 5. Денежные обязательства в иностранной валюте
  10. ГЛАВА I ПОНЯТИЕ ДЕНЕЖНОГО ОБЯЗАТЕЛЬСТВА
  11. ГЛАВА II СОДЕРЖАНИЕ ДЕНЕЖНОГО ОБЯЗАТЕЛЬСТВА
  12. ГЛАВА IV ИСПОЛНЕНИЕ ДЕНЕЖНОГО ОБЯЗАТЕЛЬСТВА