<<
>>

Обязанности обладателя патента на селекционное достижение (статьи 1440 - 1442) 26.

У критериев охраноспособности селекционного достижения разная судьба. Два из них - новизна и отличимость - имеют значение на стадии выдачи патента, на момент подачи заявки или на дату приоритета (подп.
2 п. 1 ст. 1441 ГК), два других - однородность и стабильность - должны соблюдаться в течение всего срока правовой охраны селекционного достижения (п. 1 ст. 1442 ГК).

В отличие от объектов интеллектуальных прав любого другого вида селекционное достижение требует постоянных усилий, целенаправленной деятельности по поддержанию охраняемого сорта или породы. Обязанность такого поддержания возложена Кодексом на патентообладателя (п. 1 ст. 1440). Федеральный закон "О семеноводстве", вынужденный оперировать всеми, а не только охраняемыми сортами растений, вводит в этих целях специальную фигуру "оригинатора" сорта (ст. 6), предусматривая в числе прочего и необходимость специальной государственной регистрации такого лица вне зависимости от охраноспособности сорта <1>. Будучи зарегистрирован, оригинатор "поддерживает (сохраняет) сорт" <2>. С момента вступления части четвертой Гражданского кодекса РФ в силу регистрация оригинаторов сортов сельскохозяйственных растений оказывается излишней, поскольку все патентообладатели (и все необходимые сведения о лицензиатах, на которых обязанность поддержания сорта может быть возложена договором) должны вноситься в Государственный реестр охраняемых селекционных достижений, а регистрация неохраняемых сортов и пород, как и допуск их к использованию и соответственно Государственный реестр селекционных достижений, допущенных к использованию, Кодексом, в отличие от Закона о селекционных достижениях, не предусмотрены.

<1> См.: Положение о регистрации оригинатора сорта растения, утвержденное Приказом Минсельхозпрода России от 10 февраля 1999 г. N 50 (в редакции Приказа Минсельхоза России от 29 сентября 2003 г. N 1329).

<2> Соответственно п. 2 Правил составления и подачи заявки на допуск селекционного достижения к использованию, утвержденных Председателем Государственной комиссии РФ по испытанию и охране селекционных достижений 14 октября 1994 г. N 2-01/4, и п. 7 Положения о регистрации оригинатора сорта растения.

Поскольку Гражданский кодекс требует поддержания сорта или породы в течение всего срока правовой охраны, он допускает и возможность периодической проверки того, осуществляется ли такое поддержание ("контрольные испытания" или "инспекция на месте"; п. 2 ст. 1440). И если селекционное достижение более не соответствует критериям однородности и стабильности, действие патента прекращается досрочно (подп. 1 ст. 1442 ГК). В силу ст. 22 Конвенции UPOV удостоверенное патентом право может быть аннулировано, если доказано, что условия, связанные с однородностью и стабильностью, более не выполняются. Таким образом, в данном случае соответствие указанным критериям охраноспособности презюмируется, а факт несоответствия подлежит не просто исследованию, испытанию в техническом смысле, но именно доказыванию (" установлению") в смысле юридическом.

Ситуация, когда компетентный орган совершенно не в состоянии доказать что-либо без содействия оригинатора, а отмеченная выше презумпция тем не менее "работает" в пользу последнего, может повлечь злоупотребление правом.

Поэтому вторым основанием досрочного прекращения действия патента закономерно оказывается отказ патентообладателя от сотрудничества с федеральным органом исполнительной власти по селекционным достижениям, непредставление этому органу возможности провести контрольные мероприятия в течение года с момента получения запроса (подп. 2 ст. 1442 ГК). У федерального органа есть две возможности проверить сохранность сорта или породы: запросить семена или племенной материал для проведения контрольных испытаний или же провести инспекционную проверку на месте. Патентообладатель обязан оказывать ему содействие в обоих случаях (п. 2 ст. 1440 ГК). Казалось бы, федеральный орган исполнительной власти вправе сам выбрать, какой из способов контроля предпочесть, а действие патента может быть прекращено, если патентообладатель не выполнил любую из указанных обязанностей - "или" не представил семена, племенной материал, необходимые документы и информацию, "или" не представил возможность провести инспекцию на месте (п. 2 ст. 1442 ГК). Для охраняемых пород животных такое буквальное толкование представляется вполне допустимым. Однако в отношении сортов растений следует учитывать изменения, внесенные в текст Конвенции UPOV Женевским актом 1991 г. Положение, аналогичное норме Кодекса, о последствиях того, что правообладатель "не представил возможность провести инспекцию селекционного достижения на месте", в современном тексте Конвенции не просто отсутствует, оно из этого текста удалено, сознательно изъято. Последняя редакция Конвенции предполагает, что действие патента может быть прекращено, если по просьбе компетентного органа и в течение предписанного срока патентообладатель не представит компетентному органу информацию, документы или материал, которые считаются необходимыми для проверки "современного состояния" сорта (подп. "b" п. 1 ст. 22 Конвенции). Упоминание же о том, что правообладатель может быть лишен патента, если он не позволяет проверить меры, принятые для сохранения сорта (подп. "a" п. 3 ст. 10 Конвенции в редакции 1978 г.), из текста 1991 г. исключено.

Таким образом, патент на сорт растений не может быть аннулирован, пока федеральным органом не исчерпаны имеющиеся у него возможности для исследования сохранности сорта или породы. Если патентообладатель не желает допускать на свой опытно-производственный участок, в питомник или на ферму какую-либо инспекцию, однако готов выслать любые необходимые материалы и любую информацию, требования Конвенции соблюдены. Верно и обратное: если патентообладатель не может (или не хочет) направлять информацию или материалы, но предлагает в любое время "приехать и убедиться в сохранности сорта", он также ничего не нарушает и ему не может быть отказано в правовой охране селекционного достижения.

Использование селекционных достижений (статья 1444)

27. Помимо описания и анализа того, что сохранил Гражданский кодекс из числа ранее действовавших норм отечественного законодательства о селекции, а также что нового он привнес в эту сферу в сравнении с Законом о селекционных достижениях, немалый интерес - и теоретический, и в огромной степени практический - представляет исследование вопроса о том, что в гражданском законодательстве Российской Федерации сохранено не было, от чего именно Кодекс счел необходимым или возможным отказаться.

До вступления в силу части четвертой Гражданского кодекса практически все полномочия в сфере как правовой охраны селекционных достижений, так и использования неохраняемых результатов селекции были возложены на Государственную комиссию РФ по испытанию и охране селекционных достижений <1>. Компетенция Госкомиссии была установлена как непосредственно Законом о селекционных достижениях (ст. 3, 4, 16, 20, 26, 28, 30, 32, 33), так и Положением о Государственной комиссии РФ по испытанию и охране селекционных достижений, утвержденным Постановлением Правительства РФ от 23 апреля 1994 г. N 390. С учетом того обстоятельства, что осуществление соответствующих функций в отношении всех иных, без каких-либо изъятий, видов объектов интеллектуальных прав поручалось Кодексом федеральным органам исполнительной власти в области патентов и товарных знаков, недопустимость возложения аналогичных функций в отношении селекционных достижений на федеральное государственное учреждение (пусть даже "специально уполномоченное", как предполагала первая редакция законопроекта) представлялась очевидной. Гражданским кодексом издание нормативных правовых актов в целях регулирования отношений, связанных с правовой охраной селекционных достижений, возложено на "уполномоченный федеральный орган исполнительной власти, осуществляющий нормативно-правовое регулирование в сфере сельского хозяйства", т.е. на Министерство сельского хозяйства Российской Федерации (п. 2 и 4 ст. 1246), которое исполняет сегодня функции по нормативно-правовому регулированию "в сфере агропромышленного комплекса" <2>. В то же время совершение юридически значимых действий, связанных с государственной регистрацией и правовой охраной селекционных достижений, отнесено Кодексом к компетенции "федерального органа исполнительной власти по селекционным достижениям". И независимо от того, станет ли таким органом тот же Минсельхоз России (что представляется наиболее вероятным) или Федеральная служба по ветеринарному и фитосанитарному надзору (Россельхознадзор), совершенно очевидно, что сам перечень этих действий изменится, и прежде всего существенно сузится. Об основном отличии главы 73 Гражданского кодекса от Закона о селекционных достижениях уже говорилось: вслед за Основами гражданского законодательства Союза ССР и республик 1991 г. Кодекс регулирует отношения по поводу не "сортов и пород" как таковых, но лишь по поводу вновь созданных и именно в силу этого патентоспособных результатов селекции. От воспроизведения любых правовых норм, регулирующих вопросы, не связанные с сортами растений или породами животных, которые охраняются патентом на селекционное достижение либо претендуют на правовую охрану, Гражданский кодекс принципиально отказался.

<1> Госсорткомиссия была учреждена при Министерстве сельского хозяйства РФ в 1994 г. на базе Всероссийской государственной комиссии по сортоиспытанию сельскохозяйственных культур, ее организаций, учреждений и предприятий и позднее преобразована в федеральное государственное учреждение (см. Постановления Правительства РФ от 23 апреля 1994 г. N 390, от 25 августа 1999 г. N 942).

<2> Пункт 1 Положения о Министерстве сельского хозяйства Российской Федерации, утвержденного Постановлением Правительства РФ от 24 марта 2006 г. N 164.

Первым и главным результатом этого стало переосмысление Кодексом норм, касающихся использования селекционных достижений (ст. 1444). Дело в том, что в статье 32 Закона о селекционных достижениях вопросам использования охраняемых селекционных достижений был посвящен только один абзац из семи. Прочие же нормы упомянутой статьи, посвященные Государственному реестру селекционных достижений, допущенных к использованию, и процедуре государственных испытаний, послужили основанием для распространения на семена любых сортов и племенной материал пород животных как видов объектов гражданских прав правового режима "вещей, ограниченных в обороте". То, что ранее действовавшее законодательство о селекционных достижениях именовало внесением в Государственный реестр или допуском к использованию, по своей гражданско-правовой природе вынужденно было ничем иным как специальным разрешением, необходимым для самой возможности нахождения такого товара в гражданском обороте (п. 2 ст. 129 ГК РФ). Ни Закон РФ о селекционных достижениях, ни Федеральный закон о семеноводстве не содержат правовой нормы, прямо запрещающей оборот семян незарегистрированных сортов <1>. Более того, Гражданский кодекс РФ недвусмысленно требует: "Виды объектов гражданских прав... нахождение которых в обороте допускается по специальному разрешению (объекты, ограниченно оборотоспособные), определяются в порядке, установленном законом" (абз. 2 п. 2 ст. 129). А именно такого "порядка" федеральные законы как раз и не устанавливают. Фактический запрет, введенный Постановлением Правительства о мерах по реализации Закона о селекционных достижениях <2>, из самого текста Закона, вообще говоря, не следовал. Более того, сегодня положения Закона, " мерам по реализации" которых Постановление было посвящено, частью четвертой Гражданского кодекса РФ дезавуированы. Кодекс не предусматривает более ни разрешительного порядка допуска селекционных достижений к использованию в Российской Федерации или в отдельных ее регионах, ни проведения испытаний на хозяйственную полезность как обязательного условия возможности такого допуска.

<1> Обратим также внимание на то обстоятельство, что ни оборот, ни использование (в том числе употребление в пищу) растительного материала сортов, не включенных в

Государственный реестр селекционных достижений, допущенных к использованию, никогда и никак не ограничивались.

<2> "Министерству сельского хозяйства и продовольствия Российской Федерации совместно с другими заинтересованными федеральными органами исполнительной власти принять меры по предотвращению распространения не прошедших государственное испытание и производственную проверку сортов растений и пород животных" (п. 2 Постановления Правительства РФ от 12 августа 1994 г. N 918).

Добавим к сказанному: Кодекс признает за работодателем автора право сохранить результат селекции в тайне (п. 4 ст. 1430). В условиях существования процедуры допуска к использованию это практически невозможно, поскольку и описание селекционного достижения, и, следовательно, его анкета, прилагаемая к заявке на допуск, в обязательном порядке должны содержать "историю и метод выведения, создания, выявления селекционного достижения", а также указание исходных (родительских) форм, что немедленно "рассекречивает" растительные гибриды <1>.

<1> См.: Правила составления и подачи заявки на допуск селекционного достижения к использованию, утвержденные Госсорткомиссией России 14 октября 1994 г. N 2-01/4.

Один из основных аргументов, приводимых в защиту Государственного реестра селекционных достижений, допущенных к использованию, таков: только официальная регистрация всех используемых сортов, в том числе и не претендующих на правовую охрану, может позволить точно устанавливать само понятие соответствующего сорта и фиксировать его сортообразующие признаки, только такие реестры могут дать необходимый исходный материал для оценки селекционных достижений на новизну и отличимость; должен существовать некий банк данных, аккумулирующий описания признаков сортов и гибридов, сравнение с которыми только и может позволить установить, отличается ли какой-либо сорт "одним или несколькими признаками" от других сортов. Как вести эту работу, если не будет Госреестра? Ответ на этот вопрос можно найти в законодательном определении признака отличимости. Гражданский кодекс (п. 4 ст. 1413), как и ранее Закон о селекционных достижениях (подп. "б" п. 2 ст. 4), требует, чтобы конкретный сорт отличался от всех сортов, для которых такое отличие может быть установлено, - как от любых сортов, находящихся в официальных каталогах или в справочном фонде, так и от таких сортов, для которых где-либо опубликовано "точное описание", т.е. не опирается в этом вопросе ни на Государственный реестр селекционных достижений, допущенных к использованию, ни вообще на какие бы то ни было государственные реестры <1>. Искомый банк данных, возможно, и должен существовать, скорее всего, рано или поздно он будет создан - в нормально функционирующей рыночной экономике все, что ей необходимо, создается с неизбежностью, - однако его государственный статус совершенно излишен. Такова официальная позиция, занятая в ходе административной реформы Правительством Российской Федерации; соответствующие функции федеральных органов исполнительной власти неоднократно признавались излишними и подлежащими упразднению <2>. И формулировки Гражданского кодекса основываются в числе прочего и на этой ясно выраженной позиции.

<1> Конвенция UPOV в редакции 1978 г., устанавливая понятие известности сорта, поступала совершенно аналогичным образом: "...известность может быть доказана различными источниками, например ссылками на уже выращиваемую или продаваемую культуру, запись полученных или уже выращиваемых сортов в официальном реестре, наличие их в фонде коллекций или точное описание в публикации" (§ 1 ст. 6). Конвенция в редакции 1991 г. вообще не дает расшифровки понятия "отличимость" (ст. 7).

<2> См.: п. 2 Постановления Правительства РФ от 30 июня 2004 г. N 327, а также п. 2 Постановления Правительства РФ от 24 марта 2006 г. N 164.

28. Потеряли свою законодательную опору и некоторые иные функции государственного управления, предусмотренные другими федеральными законами, однако смысловой своей основой имевшие Закон о селекционных достижениях, в первую очередь функции, связанные с осуществлением сортового и семенного контроля как составной части процесса сертификации в семеноводстве и бонитировки племенной продукции <1> в животноводстве (эти функции были признаны Правительством РФ избыточными), а также с контролем внешнеторговых операций.

<1> Оценка племенных и продуктивных качеств племенной продукции (материала) в целях дальнейшего использования (ст. 2, 25 Федерального закона от 3 августа 1995 г. N 123-ФЗ "О племенном животноводстве"). Для семян растений практически аналогичную функцию выполняет так называемый сортовой и семенной контроль (ст. 1, 26, 27, 35 Федерального закона от 17 декабря 1997 г. N 149-ФЗ "О семеноводстве").

Закон о селекционных достижениях упоминал сертификаты, которыми должны сопровождаться "полученные на законных основаниях" семена или племенной материал, "реализуемые в соответствующем регионе Российской Федерации", в котором они допущены к использованию, призванные удостоверять их сортовую (породную) принадлежность, происхождение и качество (ч. 3 и 5 ст. 32). Использование Законом самого термина "сертификат", слова многозначного, обозначающего в зависимости от контекста документ, удостоверяющий либо фактические характеристики товара, либо соответствие этих характеристик обязательным требованиям или добровольно применяемым стандартам, либо же безопасность товара, следует признать крайне неудачным. Вывод о том, что семена или племенной материал являются товаром, для которого законом предусмотрено обязательное подтверждение соответствия (т.е. обязательная сертификация в том смысле, в каком это понятие используется законодательством о техническом регулировании), из анализа этой правовой нормы не следовал. Тем не менее построение системы сертификации семян началось с декабря 1993 г. <1> "в целях реализации" в числе прочего и Закона о селекционных достижениях. Правовая природа и смысл бонитировки племенной продукции <2> были практически аналогичными.

<1> Приказ Госстандарта России и Минсельхоза России от 21 декабря 1993 г. N 236/308 "О введении системы сертификации семенного и посадочного материала".

<2> Здесь следует принять во внимание, что и полномочие по выдаче сертификатов на племенную продукцию, осуществлявшейся Федеральным агентством по сельскому хозяйству до его упразднения, также было признано избыточным (п. 2 Постановления Правительства РФ от 30 июня 2004 г. N 328).

Гражданский кодекс устанавливает отныне лишь то, что реализуемые в Российской Федерации селекционные достижения должны сопровождаться документом, удостоверяющим сортовую или породную принадлежность и происхождение (п. 1 ст. 1444). Семена и племенной материал в большинстве случаев - еще не растение и не животное; их фенотипические характеристики, как правило, либо вовсе не развиты, либо еще не проявились до степени, позволяющей контрагенту уверенно идентифицировать сорт или породу. Поэтому покупатель нуждается, во-первых, в информации о сортовой или породной принадлежности, во-вторых, в идентификации лица, которое является источником этой информации и должно нести гражданско-правовую ответственность за ее соответствие действительности. При этом Кодекс подчеркнул, что в отношении охраняемых селекционных достижений таким источником информации вправе выступать только лицо, являющееся "источником", легальным производителем реализуемого материала, происхождение которого в этом случае удостоверяется, - сам патентообладатель или обладатель лицензии (п. 2 ст. 1444). Семена ранее охранявшихся сортов, племенной материал пород животных, для которых было зарегистрировано и наименование, в отношении которого продолжают действовать личные права автора, и официальное описание, также должны сопровождаться указанным документом, позволяющим идентифицировать и само селекционное достижение, и лицо, вводящее товар в гражданский оборот и несущее ответственность за его соответствие заявленным сортовым (породным) характеристикам. Неохраняемые же результаты селекции, напомним, не охватываются предметом правового регулирования главы 73 Кодекса.

29. Что же касается контроля внешнеторговых операций, то Закон о селекционных достижениях (п. 1 ст. 13) содержал правовые нормы, регулирующие порядок ввоза на территорию Российской Федерации только семян сортов растений, охраняемых в Российской Федерации патентами на селекционные достижения и включенных соответственно в Государственный реестр охраняемых селекционных достижений. Через год после вступления Закона в силу Правительство РФ приняло Постановление N 918 о мерах по его реализации, в котором, как уже упоминалось, предложило Минсельхозпроду России "принять меры к предотвращению распространения" сортов и пород, не прошедших государственное испытание и производственную проверку, "имея в виду", что ввоз на территорию Российской Федерации семян сортов растений и племенного материала пород животных, не включенных в Государственный реестр селекционных достижений, допущенных к использованию, запрещен. Иметь в виду этот запрет до принятия Постановления Правительства Минсельхозпроду было сложно, поскольку до этого момента его просто не существовало, запрет фактически был введен именно этим Постановлением, а для племенного материала разрешительный порядок экспорта и импорта позднее был прямо предусмотрен Федеральным законом о племенном животноводстве <1>. В отношении же семян формулировка Постановления через некоторое время была дословно воспроизведена Инструкцией о ввозе семян (далее - Инструкция) <2>, разработанной именно "во исполнение п. 2 Постановления"; три года спустя аналогичная правовая норма была санкционирована Федеральным законом о семеноводстве <3>.

<1> Статья 11 Федерального закона о племенном животноводстве.

<2> Инструкция о ввозе на территорию Российской Федерации и вывозе с территории Российской Федерации семян сортов растений и племенного материала пород животных, утвержденная Минсельхозпродом России и ГТК России 8 мая 1997 г. N 1204/5, 01-23/8667.

<3> Абзац второй статьи 33 Федерального закона о семеноводстве.

Федеральный закон не установил, каким образом может быть доказано, что тот или иной сорт включен в Государственный реестр. Казалось бы, для этого достаточно предъявить таможенному органу экземпляр Реестра, официально изданного Госкомиссией <1>. Но Инструкция требует: для представления таможенным органам на каждую партию семян Минсельхозпродом России (за подписью заместителя Министра) должна оформляться "выписка из Государственного реестра селекционных достижений, допущенных к использованию, по ввозимым семенам сортов растений, племенному материалу пород животных" <2>. Правовая природа выписки как способа удостоверения факта, способа, как это теперь очевидно, не вполне законного, оказалась к настоящему времени прочно забыта. Министерство сельского хозяйства РФ трактует выдачу выписки из Государственного реестра селекционных достижений, допущенных к использованию, как "разрешение на ввоз семян", аналогичное разрешению на ввоз племенного материала (для которого в отличие от семян это, напомним, прямо предусмотрено специальным Федеральным законом). Подобная трактовка категорически противоречит действующему законодательству. Для ввоза партий семян в Российскую Федерацию не требуется каких- либо специальных разрешений публично-правового характера. Однако, к сожалению, несмотря на все, что было сказано выше о Госреестре, представление импортером доказательств того факта, что неохраняемый сорт растения, семена которого ввозятся в Российскую Федерацию, включен в Государственный реестр селекционных достижений, допущенных к использованию, и поныне является необходимым условием их ввоза на таможенную территорию страны и будет сохраняться в силе, пока не будет упразднен сам Реестр.

<1> Закон РФ о селекционных достижениях не содержал норм, обязывающих Госкомиссию публиковать официальный текст какого-либо реестра (Комиссия "ведет" реестры, а публикует только "официальные сведения, касающиеся охраны селекционных достижений"; ст. 3); однако издание государственных реестров отнесено к числу основных функций Госкомиссии п. 5 Положения о Государственной комиссии по испытанию и охране селекционных достижений, утвержденного Постановлением Правительства РФ от 23 апреля 1994 г. N 390.

<2> Пункт 2.4 Инструкции. См. также п. 3 и 4 Приказа Минсельхозпрода России от 1 июля 1997 г. N 306. Приказом Минсельхоза России от 23 ноября 2001 г. N 1054 был отменен Приказ N 306, однако ранее утвержденная Инструкция сохраняет свою силу в части, не противоречащей нормативным актам большей юридической силы.

В отношении же охраняемых селекционных достижений в семеноводстве изменения, как представляется, должны начаться уже сегодня. В утвержденную Инструкцией форму выписки из Государственного реестра селекционных достижений, допущенных к использованию (именно в форму выписки, а не в текст самой Инструкции), была включена строчка такого содержания: "по ввозимым сортам растений, породам животных соблюдены требования по охране прав патентообладателей". Позднее не вполне удачная формулировка Федерального закона о семеноводстве <1> привела к тому, что представление доказательств "соблюдения гражданского законодательства" стало обязательным условием получения искомой выписки, публично-правового документа.

<1> "Запрещены ввоз в Российскую Федерацию и вывоз из Российской Федерации партий семян охраняемых государством сортов растений в случае несоблюдения гражданского законодательства" (абз. 4 ст. 33 Федерального закона о семеноводстве).

После вступления в силу части четвертой Гражданского кодекса каждая партия семян, как и племенной материал охраняемого селекционного достижения, будет сопровождаться документом, выданным патентообладателем или лицензиатом. Ввоз и вывоз семян охраняемого селекционного достижения, как и ранее (подп. "д" и "е" ч. 1 ст. 13 Закона о селекционных достижениях), признаются использованием селекционного достижения и требуют согласия патентообладателя (подп. 5 и 6 п. 3 ст. 1421 КГ), однако в новых условиях ему могут быть созданы все необходимые условия для самозащиты своих прав - например, в рамках действующего механизма, основанного на использовании "реестра объектов интеллектуальной собственности", предусмотренного ст. 395 Таможенного кодекса РФ.

<< | >>
Источник: А.Л. Маковский. Комментарий к части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации. Поглавный. Под ред. А.Л. Маковского. Статут. 2008
Помощь с написанием учебных работ

Еще по теме Обязанности обладателя патента на селекционное достижение (статьи 1440 - 1442) 26.:

  1. Условия предоставления селекционному достижению правовой охраны (статьи 1413, 1437, 1438, 1441, 1442) 7.
  2. Понятие селекционного достижения. Селекционное достижение как объект интеллектуальных прав (статьи 1408, 1412)
  3. Объем правовой охраны селекционного достижения (статьи 1421, 1422)
  4. ПРАВО НА СЕЛЕКЦИОННОЕ ДОСТИЖЕНИЕ
  5. Право на наименование селекционного достижения (статья 1419)
  6. § 6. Прекращение и восстановление действия патента (статьи 1398 - 1400)
  7. § 5. Получение патента (статьи 1374 - 1397)
  8. § 3. Получение патента
  9. Диапазон патентов
  10. Зачем нужны патенты
  11. Введение патентов на изобретения.
  12. ГЛАВА 3 Патенты и дефицит информации
  13. Субъекты патентного права. Получение патента
  14. Глава XLIX. Патент о поединках и начинании ссор 1.
  15. § 2. Право на исполнение (статьи 1313 - 1321) Исполнитель и исполнение (статьи 1313, 1314)
  16. 2.2. Достижение гибкости